Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Каналы сбыта    Анализ каналов распределения сельскохозяйственной продукции в Белгородской области

Анализ каналов распределения сельскохозяйственной продукции в Белгородской области

Анализ каналов распределения сельскохозяйственной продукции в Белгородской области

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №6 год - 2002

Захаров А.Н.

к.э.н., директор Ассоциации продовольственных
рынков Белгородской области

Каждый товарный рынок имеет свои особенности товародвижения, определяющие характер деятельности по планированию, организации и контролю за физическим перемещением товаров от мест их производства к местам пользования.

В границах продовольственного комплекса взаимодействуют следующие группы субъектов:

1) субъекты сельского хозяйства, формирующие ресурсы продуктов питания, производимых крупными сельхозпредприятиями, межхозяйственными агрофирмами, кооперативными и фермерскими хозяйствами на основе сложившегося многоукладного производства;

2) субъекты перерабатывающей промышленности, формирующие предложение продовольственных товаров;

3) субъекты производственной инфраструктуры, выполняющие задачи по трансформации потенциальной потребительной стоимости в реальную путем развития транспортировки, заготовок, хранения продовольствия, тарного хозяйства, а также розничной реализации продукции конечному потребителю.

Развитие продовольственного рынка связано с совершенствованием организационно-экономических взаимоотношений между участниками рынка, разработкой рациональных схем товародвижения, совершенствованием технологии переработки продовольственного сырья, комплексным использованием всех составных частей поставляемого продукта, выбором экономичных видов перевозок для каждого вида продукции, минимизацией затрат на транспортировку и хранение и т.п.

Основными особенностями продовольственного рынка за годы преобразований стали:

  • стремительный уход федерального государства их сферы распределения сельскохозяйственной и продовольственной продукции, а также из сферы регулирования продовольственного рынка в целом (сокращение госзакупок, сокращение бюджетного финансирования; крайне низкий уровень государственного регулирования);
  • ослабление экономической роли основного звена агропроизводства — крупных и средних сельхозпроизводителей при одновременном расширении в общем объеме сельхозпроизводства доли хозяйств населения в форме личных подсобных хозяйств (ЛПХ);
  • резкое снижение технического уровня сельхозпроизводства — как вследствие подрыва материально-технической базы сельского хозяйства, так и в результате неблагоприятных структурных сдвигов (доминирования по производству ряда сельхозпродуктов хозяйств населения, использующих кустарную технику и архаичные методы ведения агропроизводства);
  • возникновение диверсифицированной структуры каналов распределения;
  • появления большого числа лишних посреднических звеньев как в каналах реализации сельхозпродукции, так и при реализации продовольственных товаров, приводящих к удорожании продукции;
  • широкое распространение неформальных теневых отношений во взаимоотношениях участников рынка, приводящих к замене контрактно-договорных отношений бартерными сделками, наличными расчетами, натуральными выплатами, препятствующими нормальному хозяйственному обороту;
  • затрудненность установления равновесных цен на рынке агропродукции из-за административных барьеров, а также теневых посреднических структур (перекупщиков), устанавливающих цены (прежде всего закупочные), препятствующих межрегиональному перемещению сельхозсырья и продуктов питания;
  • слабая информированность участников рынка об экономической конъюнктуре последнего: возможных контрагентах, разбросе цен, целесообразных каналах сбыта, формах кооперации и поставок и, как следствие, нерациональность хозяйственных связей (высокие трансакционные издержки, издержки обращения);
  • усиление конкуренции со стороны импортных поставок сельхозпродукции;
  • ухудшение параметров продовольственной безопасности по причинам:
    • обострившихся проблем перепроизводства и поиска новых рынков сбыта в ведущих западных странах — экспортерах агропродукции;
    • слабых позиций России на переговорах по защите внутреннего рынка из-за финансовой зависимости страны от государств Запада;
    • скоординированной товарной интервенции западных производителей, опирающихся на поддержку своих правительств и использующих демпинговые цены, с целью завоевания внутреннего российского рынка, подрыва позиций и полного вытеснения с него отечественных сельхозпроизводителей.

Выявление общих закономерностей развития продовольственного рынка страны позволяет перейти к исследованию региональных особенностей его формирования.

Автором было проведено исследование состояния аграрного рынка Белгородской области, включая: 1) изучение структуры каналов товародвижения по всей продовольственной цепочке: сельхозпроизводитель — предприятие по переработке — оптовое звено — розничное звено; 2) выявление направленности изменения форм и методов товародвижения с развитием рыночных отношений; 3) анализ механизма ценообразования и структуры розничной цены по важнейшим видам продовольственных товаров; 4) анализ маркетинговых стратегий субъектов продовольственного комплекса, а также маркетинговой информации, доступной участникам продовольственного рынка; 5) оценка влияния теневой экономики (неформальных рыночных институтов) на экономическую мотивацию предприятий продовольственного комплекса.

Наиболее существенные перемены на аграрном рынке обусловлены изменением характера торгово-посреднической деятельности. В связи с уходом государства из сферы распределения агропродукции доля закупок в государственные фонды с 1992 г. резко сокращается по всеми видам продуктов. Таким образом, государство фактически устранилось от распределения сельскохозяйственной продукции на первом уровне продовольственной цепочки. На других уровнях его влияние еще слабее.

Во-первых, это связано с приватизацией хозяйствующих субъектов в сфере переработки и реализации продовольствия — практически вся она сегодня является частной.

Во-вторых, ценовое регулирование осуществляется преимущественно на региональном уровне и во многом ограничено возможностями региональных бюджетов.

Основными покупателями на рынке сельхозпродукции выступают крупные и мелкие частные оптовые торговцы. В основном они используют собственные оборотные средства, применяя свой транспорт либо арендуя его на стороне.

Мелкие посредники на мясомолочном рынке приобретают продукцию у населения и поставляют ее на городские рынки.

Оборот зерна сосредоточен в крупном посредническом секторе. Так, в среднем 100% поставок зерна и до 90% муки на мукомольные и хлебопекарные предприятия обеспечивают крупные посреднические организации (см. табл. 1).

Таблица 1

Каналы реализации с/х продукции сельхозпредприятиями Белгородской области в 2000 г.
(в % к общему объему реализации в натуральном выражении)

Kаналы реализации

Зерно

Мясо

Молоко

Всего реализовано

100

100

100

     в том числе:

Перерабатывающие предприятия

7,7

13

22

Оптовые посредники

   20,7

5

   —

Прямые продажи бюджетным организациям

    0,5

2

  —

Реализовано по бартеру

   29,8

12

4

Прямые продажи населению

    21,0

15

2

Городской рынок

    0,5

9

6

Розничные магазины и общепит

3

1

Заготовительные предприятия, в том числе закупки местной администрации

10,8

20

60

Оплата труда работников в натуральной форме

9,0

15

4

Продажа другим сельхозпредприятиям

Прочие каналы

2

1

Наблюдается постоянное сокращение объемов закупок заготовительными организациями и не адаптировавшейся к рынку потребительской кооперацией при одновременном формировании новой многоканальной рыночной системы реализации сельхозпродукции. Среди каналов распределения заметно выросла не только роль посредников (по зерну — с 7% в 1996 г. до 20,7% в 2000 г.), но и величина бартерных операций (соответственно с 16 до 29,8%), что объясняется острой нехваткой оборотных средств в сельском хозяйстве, заблокированием счетов большей части сельхозпредприятий из-за их неплатежеспособности. Доля бартера в общем объеме реализации продолжала расти и к 2002 г. составляла по зерновым хозяйствам области от 30 до 55%. Роль самого «бартерного» товара играет зерно как наиболее универсальный товар, являющийся эквивалентом денег в современном сельском хозяйстве. Не случайно, по оценкам, до 25% объема реализации зерна приходится на обменные операции, т.е. оплату материально-технических ресурсов, услуг, взаимозачеты и т.п. Сохраняется повсеместная практика предоставления хозяйствами вместо заработной платы своим работникам натуральных выплат.

Высокая доля зерна в расчетах с населением стала результатом сокращения доли денежных платежей при расчетах в аграрном секторе и расширения животноводства в ЛПХ. При этом, учитывая, что среди используемых в ЛПХ кормов лишь 10% составляют комбикорма, целесообразно организовывать переработку зерна, получаемого в счет оплаты труда, в сбалансированные комбикорма, что обеспечит повышение объемов производства продукции животноводства в крестьянских подворьях.

Предусматривается рост поставок продукции (преимущественно пшеницы), региональным продовольственным корпорациям призванным аккумулировать сельхозпродукцию в региональных фондах администрации области. Несмотря на невыгодность реализации для сельхозпроизводителей своей продукции в эти фонды по ценам ниже рыночных, наличие таких фондов позволяет сгладить возможные колебания конъюнктуры зернового рынка, хотя деятельность подобных корпораций нуждается в дополнительной регламентации.

Анализ каналов реализации продукции индивидуальными производителями позволяет сделать вывод о доминировании здесь частных торговых посредников (см. табл. 2).

Таблица 2

Каналы реализации продукции индивидуальными сельхозпроизводителями
Белгородской области в 2000 г.
 (в % к общему объему реализации в натуральном выражении)*

Kаналы реализации

Продовольственная пшеница

Молоко

Говядина

По всем каналам

100

100

100

    в том числе:

Перерабатывающие предприятия

20,1

1,4

Частные посредники

30,1

80,1

Прямые поставки организациям

4,0

Продажа населению

12,0

61,5 

Бартер, обмен

14,9

13,7

Городской рынок, торговля с машин

4,7

18,5

Региональные продкорпорации

34,5

Прочие каналы

4,5

* По расчетам автора.

Большинство посредников являются индивидуальными предпринимателями, специализирующимися на производстве одного-двух продуктов. Как правило, они приобретают продукцию у населения и поставляют ее на городские рынки своим транспортом. Естественно, расчеты при этом ведутся в наличной форме. Тенденция к увеличению роли частных торговых посредников проявляется и на рынке готового продовольствия (см. табл. 3).

Пищевая перерабатывающая промышленность области также переживает период кризиса. В пореформенные годы ситуация в отраслях перерабатывающего комплекса характеризуется спадом производства всех основных продуктов питания, сокращением ассортимента вырабатываемой продукции, тяжелым финансовым состоянием большинства предприятий, старением производственных фондов на фоне сокращающихся инвестиций.

Таблица 3

Каналы реализации продовольствия перерабатывающими предприятиями
Белгородской области в 2000 г.
(в % к общему объему закупок)*

Kаналы реализации

Хлебобулочные изделия

Молоко

Говядина

Колбасные изделия

Масло

Собственная розничная сеть

25 (8)

50 (11)

52 (12)

35 (11)

28

Частные посредники

59 (17)

11(—)

7 (—)

25 (—)

8

Оптовые базы

3 (—)

1 (2)

2

Ярмарки, оптовые рынки, биржи

4 (1)

7 (—)

Розничная торговля

10 (50)

25 (75)

29 (47)

35 (73)

14

Предприятия общепита

2 (7)

5 (5)

1 (19)

3 (1)

5

Прямые поставки организациям

— (17)

4 (—)

— (2)

2 (10)

3

Бартер, обмен

— (3)

5

Оплата труда работников

3 (5)

— (3)

25

* В скобках приведены  данные за 1998 г. (по расчетам автора).

Основными причинами неудовлетворительной работы отрасли стали необеспеченность предприятий качественным сырьем и его высокая стоимость, постоянный рост цен на энергоносители и железнодорожные перевозки, неурегулированность вопросов платежей и взаимозадолженности между поставщиками сырья, переработчиками и торговыми организациями, завышенная плата за пользование кредитами. На фоне падения объемов производства сельходпродукции усилилась тенденция к разрыву и дезинтеграции хозяйственных связей в сложившейся системе взаимоотношений: сельхозпроизводитель — переработчик — сфера реализации; острой остается проблема монополизма в сфере перерабатывающей промышленности. В таблице 4 отражена структура закупочных каналов предприятий переработки.

Таблица 4

Каналы закупки сырья перерабатывающими предприятиями Белгородской области в 2000 г.
(в % к общему объему закупок в натуральном выражении)*

Kаналы реализации

Зерно

Мука

Мясо

Молоко

Агропромышленные предприятия

 39

 17 (78)

  49 (97)

Заготовительные организации, в том числе частные

6

91

Хозяйства населения

 21 (17)

 14 (2)

Фермерские хозяйства

 1

 1 (0,2)

Другие  перерабатывающие предприятия

 8

 9

 61

 36

Бартер

 41

Прочие каналы

 5

* В скобках приведены данные за 1998 г. (по расчетам автора).

Как видно их таблицы 4, резко сократились поставки сырья непосредственно сельхозпроизводителями, в частности крупными хозяйствами. В условиях нарастающего дефицита сырья, особенно животноводческого, перерабатывающие предприятия вынуждены приобретать скот и молоко у населения, фермеров и частных посредников, покупающих их, в свою очередь, у населения. В результате растут трансакционные и транспортные издержки перерабатывающих предприятий, вынужденных скупать сельхозпродукцию у множества разбросанных по области мелких хозяйств. Так, один мясокомбинат области в среднем вынужден покупать скот у 100 сельхозпредприятий и примерно у 600 подсобных хозяйств, при том что общий объем закупок составляет не более 1500—2000 т мяса в живом весе.

Стихийной реакцией участников рынка на разрыв сложившихся хозяйственных связей и дезинтеграцию рынка в виде распада ранее единого АПК на самостоятельные сектора производства, переработки и торгово-посреднической деятельности (наработанные связи между которыми оказались во многом разрушенными) явилось стремление самих предприятий к поиску новых форм интеграции. Обозначилось намерение участников рынка непосредственно через инициативу снизу сформировать различные кооперативные формы сотрудничества и партнерства, заново выстроить вертикальные цепочки движения агропродукции от сельхозпроизводителя к розничной торговле. Важной тенденцией на рынке сельхоз- и продовольственной продукции стало усиление вертикального интегрирования. Такая ситуация особенно характерна для мясомолочной отрасли. В условиях нехватки сырья и при необходимости собирать его по всей территории области крупные переработчики, расположенные в больших городах, стремятся скооперироваться с более мелкими районными предприятиями по созданию единой сети заготовок сырья (создание совместных пунктов первичной переработки сырья — охлаждения молока, забоя скота и др.). Такая интеграция основывается на долгосрочных договорах или на неформальных контактах, либо предполагает долевое объединение собственности. При этом имеет место как регрессивная интеграция, проявляющаяся в попытках заводов-переработчиков поставить под контроль своих поставщиков либо объединиться с ними с целью обеспечения надежных каналов товародвижения и гарантий от рисков, так и прогрессивная интеграция в виде стремления перерабатывающих предприятий охватить контролем сферу розничной торговли путем создания (приобретения) собственной розничной сети.

В настоящее время свыше 30—50% мяса, хлебобулочных изделий, мясных изделий, молока, масла, сыра перерабатывающие предприятия реализовывают через собственную розничную сеть. В 1999 г. практически все перерабатывающие предприятия Белгородской области имели собственную розничную сеть; более того, объем поставок через собственные магазины за последние годы неуклонно возрастал при одновременном сокращении поставок в независимую розничную сеть.

Главными поставщиками продтоваров в розничные магазины (кроме картофеля, который закупается непосредственно у сельхозпроизводителей) являются перерабатывающие предприятия (см. табл. 5).

(Следует отметить, что в 1992 г. разница между ценами реализации товара на продовольственном рынке по различным каналам сбыта с учетом многообразия схем реализации была весьма существенной. Почти по каждому продукту имелись 3—4 возможных способа реализации.)

В процессе проведения маркетингового исследования цен на продукты питания использовались многомерные методы анализа для определения многочисленных взаимозависимостей переменных (экономических показателей), а также регрессионные и корреляционные методы, позволяющие устанавливать взаимосвязи между группами показателей, описывающих маркетинговую деятельность.

Система анализа маркетинговой информации, опирающаяся на использование перечисленных экономико-математических методов, помимо общей оценки динамики и механизма ценообразования на товары продовольственного рынка по различным каналам, дала возможность определить:

  • влияние основных факторов на сбыт продукции (объем продаж) и значимость каждого из них;
  • возможность сбыта при росте цен или расходов на рекламу в соответствующем размере;
  • параметры продукции предприятия, обеспечивающие ее конкурентоспособность;
  • оценку деятельности предприятий различных типов собственности на рынке.

Таблица 5

Каналы закупок продтоваров розничной торговлей в Белгородской области в 2000 г.
 (в % к общему объему закупок)

Kаналы закупок

Мука

Хлеб

Молоко

Говядина

Kолбасы

Масло

Перерабатывающие предприятия

 37

 75

 100

 16

 75

 68

Частные посредники

 35

 21

 20

 15

 27

Сельхозпредприятия

 —

 —

Хозяйства населения

 —

 64

Оптовая база

 25

 —

 10

 5

Потребсоюз

 3

 4

 —

 —

В ходе исследования дополнительно изучались мотивация и поведение потребителей; с этой целью применялись методы статистической теории принятия решений для стохастического описания реакции потребителей на изменение рыночной ситуации.

Анализ механизма ценообразования и структуры розничной цены по важнейшим видам продовольственных товаров показал, что в последние годы происходило определенное сокращение числа используемых каналов реализации продукции, что может свидетельствовать об устоявшихся связях продовольственной цепочки: налаживалась стихийная интеграция участников рынка, «выбраковывались» недобросовестные контрагенты, устанавливались долгосрочные деловые взаимоотношения, основанные на доверительных проверенных контактах, выборе частных посредников, постоянно присутствующих на рынке. Это отразилось в уравнивании условий реализации продовольственной продукции по различным схемам распределения в направлении равновыгодности сбыта для различной продукции по разным каналам (см. рис. 1).

Вариация цен на сельхозпродукцию по каналам реализации

Рис. 1. Вариация цен на сельхозпродукцию по каналам реализации

Разнообразие посредников на продовольственном рынке, частая перекупка сельхозпродукции, отсутствие формальной регламентации порядка сделок обусловливают и крайнюю искаженность форм расчетов на аграрном рынке. Как показывают данные 2000 г., через банковские счета предприятий проходит только от 15 до 20% сделок. Остальные сделки оплачиваются наличными, реализуются в виде бартера, взаимозачетов (последние широко используются в ходе встречных потоков обязательств между бюджетами федерального и регионального уровней и сельским хозяйством); бюджетные субсидии сельскому хозяйству также практически не выплачиваются «живыми деньгами» (см. табл. 6). При этом розничная торговля оплачивала поставки продуктов наличными на 30—50%, а при расчетах с частными посредниками и сельскохозяйственными производителями — на 100%.

Таблица 6

Формы расчетов сельхозпредприятий Белгородской области с покупателями в 2000 г.
 (в % от общего числа расчетов)

Продукция

Банковский счет

Наличные

Бартер

Векселя

Взаимозачеты

Давальчество

Продовольственная пшеница

 14

 30

26

7

16

7

Мясо крупного рогатого скота

17

31

28

18

6

Молоко

20

50

12

18

Для анализа вклада каждого участника продовольственной цепочки целесообразно определить структуру розничной цены конечного продукта, при этом важно выделить ту ее составляющую, которая добавляет стоимость к продукту в процессе его заготовки, транспортировки, хранения, переработки, распределения, то есть на всем пути движения от поля до прилавка. Разница между конечной ценой и ценой сельхозпродукции самого производителя определяет величину рыночной маржи, отражающей уровень развития третьей сферы АПК через величину добавленной стоимости в цепочке переработки и доведения продукта до потребителя. Как правило, с развитием экономики рыночная маржа в сельском хозяйстве увеличивается вследствие опережающего развития отраслей сферы обращения, повышения стоимости комплекса услуг в сфере АПК.

Структура розничной цены некоторых видов продтоваров в Белгородской области

Рис. 2. Структура розничной цены некоторых видов продтоваров в Белгородской области (в %)

Для анализа рыночной маржи цены по отдельным каналам реализации усреднялись. Рассматривалось несколько уровней структуры розничной цены: сельхозпроизводства, переработки и розничной торговли. Применительно к хлебу рассмотрено две стадии переработки — мукомольное предприятие (мелькомбинат) и хлебопекарное предприятие. Результаты анализа представлены на рисунке 2.

В условиях советской экономики все операции, связанные с доставкой, хранением, переработкой выращенного урожая, были хронически «узким местом» агропромышленного комплекса. Переход к рынку вызвал значительное увеличение удельного веса третьей сферы АПК. Обследование показало, что доля сельхозпроизводителей в конечной цене некоторых продуктов питания по Белгородской области имеет тенденцию к снижению. В то же время рост рыночной маржи в российском АПК с началом рыночных реформ объясняется прежде всего экстенсивным ростом доли сферы услуг в связи с недооценкой добавленной стоимости в отраслях переработки и доставки аграрной продукции в советский период, и поэтому он никак не отражает мировую тенденцию увеличения глубины переработки сельскохозяйственного сырья, повышения удельного веса технологических услуг в конечном продукте или улучшения качества агросервиса. Качество услуг, уровень взаимодействия различных звеньев продовольственной цепочки, как и степень государственного регулирования данной сферы (от которого во-многом зависят эффективность сельхозпроизводства и рациональность каналов товародвижения), остаются весьма низкими, отражая черты, свойственные периоду стихийного развития рыночных отношений. На снижение доли сельхозпроизводителя в розничной цене влияет прежде всего такой негативный фактор, как неадекватно заниженные переработчиками и розничной торговлей закупочные цены и опережающий рост розничных цен на конечную продукцию в АПК. Так, при 16-кратном росте розничных цен на молоко (в 1998 г. по сравнению с 1994 г.) цена его реализации сельскохозяйственными производителями увеличилась в 6 раз. В целом по распределению затрат в системе АПК 77% приходится на сельхозпроизводителей, 15% — на переработку и лишь 8% затрат несет торговля. Однако в процессе ценообразования и распределения выручки 41% составляет торговая наценка, 27% — выручка переработчиков, а сельхозпроизводители в данной структуре имеют 32% [2, с. 158]. Для сравнения: в США в 1989 г. на долю фермеров в цене молочных продуктов приходился 31%, хлебобулочных изделий — 7%, мяса — 27% [4, с. 62].

Уход государства их сферы формирования цивилизованных институтов аграрного рынка, отказ от регулирования взаимоотношений его участником в условиях правовой нестабильности и институционального вакуума привели к возникновении огромной теневой экономики в агропромышленном комплексе. Как отмечает Л. Тимофеев, «современное сельское хозяйство России опирается не только, а часто и не столько на легальные рынки труда, капитала и орудий труда, сколько на широко развитые теневые рынки. Здесь возникает своя теневая юстиция, складывается свое собственное контрактное право, заявляют о себе новые агенты рыночных отношений вроде теневых купцов, теневых банкиров, поставщиков теневых производственных услуг (частные микро-МТС) и т.д. В эту институциональную систему оказываются вовлеченными и чиновники — агенты «административного рынка», продающие свои административные решения» [3, с. 139].

По оценкам специалистов ВНИЭСХ, теневая составляющая оборота продукции на продовольственном рынке достигла в 1999 г. 60% [1, с. 110]. По оценкам других экспертов, данный показатель в аграрной сфере еще выше; сельское хозяйство занимает первое место по величине теневого сектора среди других отраслей.

Для сравнения приведем объем теневого рынка по отраслям-»лидерам»: пассажирский транспорт — 15—20%, общая коммерческая деятельность по обеспечению и функционированию рынка — 30—40%, торговля и общественное питание — 50—60%, сельское хозяйство — 70—80%. Данные отраслевые показатели переводят РФ в первую десятку стран стран «с неблагоприятным инвестиционным и предпринимательским климатом» по методике ведущих рейтинговых агентств. По официальной оценке МВД РФ, в целом теневая экономика, включая криминальный сектор, составляет 45—50% ВВП России, что сопоставимо с параметрами латиноамериканских государств, располагающих теневым сектором более чем в 60% ВВП. Близость к данной группе стран не случайна: такой значительный объем «затененной» экономики лишь отчасти объясним переходным характером экономики, а во многом свидетельствует о становлении модели развития, характерной для развивающихся стран (в частности, латиноамериканской модели) с моносырьевым экспортом, архаичным сельским хозяйством, недостатком инвестиций в реальный сектор, застойным развитием, значительным социальным расслоением, высокой долговой зависимостью, коррумпированным и полностью зависящим от Запада правительством.

Таблица 7 демонстрирует степень участия различных групп сельского населения в теневых рыночных операциях (по данным социологических опросов сельских жителей Белгородской области в 1999—2000 гг.).

Таблица 7

Интенсивность теневой деятельности различных групп сельских производителей
(по упоминаниям в интервью)

Производители

Виды теневой деятельности

Операции с землей

Нелегаль-ные фермы

Частное теневое кредито-вание

Неучтен-ный труд

Теневое техни-ческое обеспе-чение

Утаивание продукции

Операции с перекуп-щиками

Создание фальшивых ЛПХ

Kоллективные хозяйства

ХХ

ХХ

ХХ

Х

Х

Х

ХХ

ХХ

Фермеры

Х

ХХ

ХХХ

ХХ

ХХХ

ХХХ

ЛПХ

Х

Х

Х

ХХ

Условные обозначения:

Х — низкая интенсивность;
ХХ — средняя интенсивность;
ХХХ — высокая интенсивность.

Респонденты свидетельствуют, в частности, о следующих явлениях:

  • «перекачивание» на теневые рынки ресурсов сельхозпредприятий, техники, ГСМ (теневой рынок средств производства) — 70% от числа опрошенных;

  • использование земель государственных и коллективных хозяйств для аренды сторонними землепользователями или создания нелегальных ферм (теневой рынок земли) — 68%;

  • использование неофициального кредита частных лиц и организаций (теневой рынок кредитов) — 64%;

  • утаивание выручки от продажи произведенной продукции, отсутствие официальной регламентации отношений по трудовым договорам, включая порядок денежных расчетов (теневой рынок сельхозпроизводства и трудовых отношений) — 87%;

  • установление закупочных цен на сельхозпродукцию исходя не из свободного колебания рыночных цен и сезонных факторов, а путем установления «потолка цен» перекупщиками (теневой рынок сбыта) — 65%.

Столь широкий размах теневых экономических отношений является вынужденной (искаженной) реакцией рынка в ответ на дерегулирование экономики (отказ от перехода к рыночному регулированию при сохранении механизмов административного торга). Их развитие является по сути другим выражением и мерилом кризиса государственной экономической политики. При изменении институциональной среды значительная часть теневой деятельности вполне может легализоваться.

Несмотря на то что наличие нелегальной экономики поддерживает определенные адаптивные механизмы приспособления производства и населения к рынку в условиях отсутствия цивилизованных рыночных институтов, ее существование в столь больших размерах закрепляет неэффективную модель хозяйствования. Занимающая не отдельные ниши, как на Западе (до 15% ВВП), а поглотившая целые сектора и отрасли хозяйства, сопоставимая по масштабам с объемом легальной национальной экономики, ставшая по сути «второй» экономикой в стране (а по влиянию на распределение ресурсов — претендующая быть первой), теневая экономика представляет собой реальную угрозу экономической безопасности страны.

Применительно к аграрному производству теневая экономика наряду с рядом очевидных отрицательных эффектов (недобор налогов, несовершенство теневой юстиции) имеет и более отдаленные глубокие негативные последствия:

  • теневые каналы не могут обеспечить той гарантированной отдачи от капитальных вложений, которая необходима для привлечения инвестиций в аграрное производство и придания нового импульса его развитию;
  • институциональные образования, возникающие в теневой сфере, не только не способствуют развитию экономико-правовой основы для продуктивного легального рыночного хозяйствования, но и тормозят такое развитие, вполне удовлетворяя частные и корпоративные интересы различных субъектов теневых рынков — чиновников или теневых коммерческих посредников — в силу самодостаточности теневой экономики, отсутствия импульсов для долговременного роста.

Таким образом, формирование цивилизованного рынка сельхозпродукции предполагает налаживание продуктивных взаимоотношений всех хозяйствующих субъектов в процессе выстраивания рациональных каналов распределения. Создание эффективной товаропроводящей инфраструктуры рынка во многом зависит как от творческой инициативы самих участников рынка, так и от деятельности государственных органов управления, научно обоснованной экономической политики по развитию продовольственного комплекса.

Необходим переход от либеральной модели формирования и развития рынка, предполагающей минимизацию экономических функций государства (дерегулирование системы товарных и финансовых рынков), к научно обоснованной и апробированной зарубежным опытом модели государственного регулирования экономики, на имеющей ничего общего с административно-командной системой. Воспроизведение неэффективной концепции «laisser faire», уже апробированной в 90-х гг. в России, не способно преодолеть сложившийся системный кризис в национальной экономике в целом и в АПК в особенности (отток капитала, отсутствие серьезных инвестиций в реальный сектор, растущая сырьевая направленность хозяйства, ухудшение параметров продовольственной безопасности, криминализации экономических отношений). Агропромышленный комплекс, как никакой другой, нуждается в программе мер государственной поддержки отечественного производителя и защите прав потребителя, разумной протекционистской защите аграрных рынков, формировании современной инфраструктуры рынка с активным участием государства.

Литература

  1. Добросоцкий В.И. Государственное регулирование продовольственного рынка. — М.: ГНУ, Информагротех, 2000.
  2. Инфраструктура рынка. Проблемы и перспективы // Ученые записки. — Ростов н/Д: РГЭУ, 2000. — Вып. 5.
  3. Тимофеев Л. Теневая экономика и налоговые потери в сельском хозяйстве. // ВЭ. — 2000. — №2. — С. 125—141.
  4. Серова Е., Храмова И. Структура и функции агропродовольственных рынков в России. // ВЭ. — 2000. — №2. — С. 45—66.

Также по этой теме: