Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Маркетинговые коммуникации    Руководители агентств по связям с общественностью о современном состоянии рынка PR в России

Руководители агентств по связям с общественностью о современном состоянии рынка PR в России

Руководители агентств по связям с общественностью о современном состоянии рынка PR в России

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №3 год - 2001

Лайдинен Н.В.

к.социол.н., менеджер по связям с общественностью РОМИР

О специфике работы и профессионализме

Руководители агентств много и охотно говорили о специфике своего агентства и агентств коллег, утверждая, что фактически каждое агентство имеет свой особенный стиль работы. «Специфика заключается в тех изюминках, в тех технологических моментах, которые используют агентства». Говоря о специфических формах работы различных агентств, респонденты достаточно часто ссылались на прошлое руководителей компаний, ища в этом объяснение фирменного стиля работы агентства. Например, один из респондентов так охарактеризовал специфику работы «Никколо М»: «Если рассматривать весь набор их технологий, то там есть технологии, связанные с психологией, с психологией человека, с психологией группы, с психологией толпы, с психологией общества и так далее. Есть информационные технологии, есть технологии, так сказать, социальные, есть политические технологии ну и так далее. Они больше придерживались традиционных психологических подходов в описании политики. В описании всего вообще, в реализации задач, так скажем».

А вот об «Имидж-Контакте»: «Они тоже такие психологичные очень, но больше ориентируются не на академичную психологию, а на всякую Кастанеду и все прочее. Такой модный подход. Ну, начиная с экстрасенсов и двадцать пятого кадра, третьего глаза и всякой другой энергетической субстанции, с которой современная наука пока не работает».

Сошлись на том, что «вот понтов у этих агентств одинаково».

Некоторые в качестве специфики того или иного агентства обращали внимание на то, работает ли агентство в разных направлениях, или специализируется на чем-то одном. Так, в структурах, специализирующихся преимущественно на размещении материалов в СМИ, зачастую «пропаганды собственной не ведется, ни каких перспектив расширения рынка не предусматривается. Есть постоянные клиенты, есть репутация в определенных кругах, есть материальный ресурс, то есть все, что нужно для выживания конкретной фирмы, для обеспечения собственной жизни до конца дней. И собственно это — то, что нужно руководителям этого немногочисленного штата».

Очень позитивно в этой связи многие респонденты упоминали «PR Passat» как пример специализированного агентства, которое добилось высокого профессионализма и успеха, работая в области спорта.

А другие компании, наоборот, «мотивированы на лидерство на рынке, расширение сфер влияния».

Большинство опрошенных обращали большое внимание на показатель технологичности работы агентства. Высказывались, например, такие суждения: «Важный очень критерий — это создание и использование новых технологий. То есть этот потенциал тоже важен как критерий оценки. Потому что если компания работает традиционно, то это означает, что на конкурентном рынке она чем дальше, тем больше будет неконкурентоспособна».

Практически все респонденты обратили внимание на такой важный фактор успешной работы агентства, как наличие нужных связей на различных уровнях: «Если есть хорошие отлаженные рабочие связи, то я их могу использовать как «за», так и «против». Если они у меня хорошие, значит, я трачу меньше ресурсов, больше эффективности, быстрее, качественнее, ну и так далее. Если у меня их нет, я их должен создать…». Причем поражает объем связей, которые наши специалисты считают необходимыми для успешной работы. Не больше-не меньше — «от уборщицы до президента. То есть ни от одного контакта не надо отказываться, потому что все это может пригодиться для понимания того или иного процесса. Потому что надо с уборщицей разговаривать, как уборщица, а не как человек из Москвы. С рабочим, как рабочий, а не как человек из Москвы. А с президентом, как президент».

Среди специфических стилей работы была упомянута «агрессивность» некоторых агентств, под которой респондент понимал следующее: «Агрессивно работающие агентства — это агентства, которые достаточно активны на рынке, которые находятся в активном поиске клиента, которые участвуют во многих тендерах, которые участвуют в каких-то мероприятиях. Это когда агентство или какая-то фирма достаточно целенаправленно какой-то кусок рынка себе захватывает, пытается удержать и больше получить».

В этой связи прозвучали такие сравнения из уст другого респондента: «Никколо М» — это тяжелый бомбардировщик, а «Имидж-Контакт» — истребитель».

При сопоставлении методов работы агентств было употреблено и такое образное сравнение: «Скажем так: я могу изнасиловать, а могу жениться. Что может быть грубее, чем такой пример? Кто-то — насильник по жизни. Он может прийти куда-нибудь в газету и сказать: «Вот деньги, вот это напечатайте, а если не напечатаете, вам же хуже будет, я вам финансы потом перекрою». А другой не будет так действовать. Добиваясь той же цели, он будет действовать обходными маневрами, создавая потенцию того или иного действия, того или иного движения куда-то». И в этом тоже стиль работы известного агентства.

Один из респондентов так охарактеризовал основные различия в специфике работы: «Я, наверное, скажу грубо, но есть агентства, которые понимают, что они продают, а есть те, которые не понимают. Новый бизнес — в нем интересно вариться, но ощущения продукта внутри агентства нет. Мне кажется, в этом основной водораздел лежит».

Интересно, что оценка специфики тех или иных агентств вызывала у руководителей компаний некоторые затруднения. Многие жаловались на политику закрытости своих коллег по цеху, непрозрачность работы. Это вызывает вопросы и о соотношении декларируемых крупными агентствами и реальных их достижений: «Они ведь так тщательно скрывают, что даже не знаю, что у них там реального. У меня была пара-тройка контактов, и я натолкнулся на совершеннейшее нежелание участвовать в дележе рынка, то, что я им предлагал отдавать клиентов, с которыми мы просто были не готовы сотрудничать по времени физически, и т.д. Ну, я почувствовал, что они не готовы к открытому бизнесу, они закрытые, они боятся, им страшно, они устали и хотят уже все бросить и уехать на Гавайские острова (так условно говоря)».

Или, комментируя какие-то высказывания коллег, эксперты замечали: «Это все на совести тех, кто эту информацию «сливает». Здесь можно ошибаться. В закрытом агентстве можно только гадать, можно по косвенным данным что-то вычислять».

Большое внимание при разговоре о специфике агентств уделялось профессионализму их работы. Это шло лейтмотивом через все темы, которые затрагивали респонденты.

«То есть насколько широк был масштаб вот этой деятельности, насколько разнообразен, и насколько эффективно это все реализовывалось. Было ли это просто осваивание клиентского бюджета, или это действительно приносило эффективность компании в целом, и клиенту какую-то пользу».

Далее, совершенно особым критерием оценки должна быть выставлена работа со СМИ. «Здесь мы должны включать как размещение, совершенно такое целенаправленное, материалов в печатных и электронных СМИ, так и, естественно, отклик СМИ на те или иные события. Вот. И кроме этого, мы должны, наверное, каким-то образом учитывать удовлетворение от работы с клиентом. То есть если есть возможность оценить эффективность кампании спустя какое-то время после ее проведения».

Один из экспертов расшифровал профессионализм как «творчество» и «реализация».

Другим было добавлено, что для профессиональной работы агентству необходимо и «существование аналитического центра, и собственных баз данных по региональным вопросам, четко обученного персонала по определенным критериям оценки». Профессионализм агентства может определить и как «результат работы, который получен». О профессиональном уровне говорят также «умение и знание регионов, в которых ты собираешься работать».

О клиентах

Данная тема, по нашему мнению, являлась одной из наиболее бурно обсуждавшихся респондентами и достаточно противоречивой. Среди существенных различий между компаниями наиболее часто назывались различные подходы при работе с клиентами, различный профиль последних и их финансовые возможности. «Никколо М» часто работает на представителей государственной власти. Проще говоря, администрация Президента, действующие главы субъектов Федерации. А «Имидж-Контакт» работает... У них меньше подобной статистики. Это люди, которые готовы платить деньги. Хотя против государственной власти они ничего не имеют, они и с ними работают. В этом разница».

Говорили респонденты (кто-то с гордостью, кто-то с удовлетворением, а кто-то с обидой) и о том, что к разным PR-агентствам и заказы приходят по-разному: «Кто-то через личные контакты выходит на заказ. Он сначала заводит личные отношения, а потом это переливается в заказы. А в других компаниях — более маркетинговый подход. Когда они нужны, к ним обращается заказчик. «Ага, кто у нас самый крупный на рынке?» — и обращается к ним».

Иногда, по мнению респондентов, ориентация на конкретных клиентов несколько ограничивает свободу действий компаний на рынке: «Олигархическая некоторая близость и однонаправленность есть у PR-центра, под Березовским они работают. PR-центр не всегда может выбирать себе партнеров настолько самостоятельно, как другие». С другой стороны, кто-то видит и в этом определенный плюс: «Заказ идет постоянный, заказ идет совершенно предсказуемый, и работа осуществляется уже непосредственно вот с этими клиентами».

А сама технология получения заказа выглядит в некоторых случаях примерно так: «Говорят, вот к Васе Иванову обращайся, а к Пете Петрову нет. Потому что Петя Петров не мой. А то, что у Пети Петрова опыт больше и результаты лучше? Ну, тогда Вася говорит, у меня тоже хорошие результаты, в принципе. Какой бизнес, такой и PR»

Некоторые респонденты обратили внимание на то, что клиент в последнее время сильно меняется. Есть, например, уже и «требовательные клиенты», «которые знают, что такое PR. Он знает, чего он хочет, чего он требует, или даже, я не знаю, чего он хочет, но он требует». А есть еще «клиент растущий», «ну, они хотят чего-то, хотят о себе заявить, но они и сами толком не знают».

Очень четко дифференцируют эксперты подход российских и западных клиентов. Западный потребитель PR-услуг, по мнению опрошенных, «грамотный», адекватно формулирует задачи и ждет результатов в соответствии с международными стандартами. А вот российский клиент скорее относится к «растущим».

Особенно много «необразованных» и «нестабильных» клиентов, по мнению некоторых респондентов, в сфере политического консультирования. Так описал ситуацию с обращением клиентов из этой сферы в его агентство один из опрошенных: «Меняют агентство, возвращаются в самый последний момент. Вот такие вещи. К нам обращаются люди тогда, когда им плохо. Когда хорошо — ради бога, все «сами с усами», понимаете? Когда человек участвовал в выборах два раза и он мотивирован на власть, он хочет, то есть его стремление, его кредо, которое он ставил, много лет вынашивал, оно реализовалось. Вы понимаете? Вот цель жизненная. И кто тогда мы для него? Как «Титаника», его спасти». Многие из опрошенных ссылались на то, что в ближайшем будущем им хотелось бы придать работе с клиентами большую «плановость».

Финансовые различия между клиентами также были отмечены отдельными респондентами: «одно дело, когда ко мне обращается Ивановская ткацко-прядильная фабрика, которая выделяет на PR 2000 долларов в месяц. Другое дело, когда ко мне обращается финансовая группа ЛОГОВАЗ, которая выделяет 100 000 долларов. Несоизмеримые позиции. Там мелочь, а здесь серьезный клиент». Другие респонденты, обсуждая эту тему, сетовали: «Они богатые, у них есть деньги на то, чтобы копаться в клиентах. Ситникова очень хорошо характеризует выражение, которое я услышал в беседе с одним клиентом: «Не вы нас выбираете, а мы выбираем вас. Мы имеем возможность копаться в клиентах. Мы не хватаемся за все. Нам интересно то, что нам интересно, а не вам. Поэтому мы еще посмотрим, будем мы с вами работать или нет».

Однако такой подход к оценке клиентов присущ, к счастью, не всем руководителям агентств по связям с общественностью. Наоборот, среди руководителей агентств очень часто звучала тема бережного, внимательного отношения к клиенту, поскольку, в конечном итоге, если миссия фирмы состоит не только в набивании карманов, главной целью работы PR-агентств является именно качественное обслуживание клиентов. «Чем больше у агентства клиентов, которых оно ведет в течение времени более чем год — тем более это агентство, я считаю, профессиональное, то есть чем дольше агентство занимается одним и тем же клиентом. Пусть даже это будет один клиент».

Кто может оценивать PR-аагентства?

В своих высказываниях относительно того, кто может оценивать агентства по связям с общественностью, наши респонденты были на редкость единодушны. Большинство из них говорили о том, что экспертов, способных адекватно оценить состояние рынка связей с общественностью, на сегодняшний момент в России очень мало: «Ну, на сегодняшний день очень мало кто может оценить. И это связано с тем, что рынок, в общем-то, такой, достаточно еще молодой».

Среди тех, кто реально в состоянии судить о положении дел на рынке, назывались клиенты PR-агентств, а также коллеги, представители СМИ: «В первую очередь клиент. Во вторую очередь коллеги. В третью очередь представители средств массовой информации, профессионально занимающиеся этой темой». Или: «Адекватно оценивать эти услуги могут только те, кто с ними конкретно соприкасается. И круг этих людей пока недостаточно широк. Сюда могут быть отнесены клиенты, которые пользуются услугами. Это непосредственно люди, которые вовлечены в PR-процесс. То есть это PR-менеджеры различных фирм, банков, общественных организаций. Кроме того, этими экспертами могут выступать преподаватели вузов, которые преподают PR-дисциплины».

Однако обращалось внимание на то, что оценка агентств коллегами будет «субъективной», а «вот, допустим, у журналистов она еще более субъективна». Среди СМИ наиболее часто назывались: «Советник», «Сообщение», «Новости СМИ», «Вестник Медиа», «Рекламный мир», «Известия Медиа», «Компания».

Звучали и такие мнения: «Если бы у нас в стране была ассоциация заказчиков PR-услуг (давно пора ее создать), наверное, этот рейтинг должны были бы составлять именно они». Тем не менее, в случае оценки агентств клиентами, руководители PR-компаний указывали на то, что «здесь возникает целый ряд проблемных вопросов, которые связаны со следующими позициями: во-первых, в общем, со слабым развитием PR — то, что клиент будет очень хорошо разбираться в рынке связей с общественностью и представлять себе, что и как происходит, какие сегодня действуют течения, — представить сегодня достаточно сложно. Есть такие клиенты, которые очень хорошо во всем разбираются и сами знают теперь даже больше, чем некоторые PR-агентства, но их, с моей точки зрения, не так много». Проблемы в оценке агентств клиентами возникают, по мнению некоторых опрошенных, и в том, что «клиент о своем агентстве выскажется более объективно, чем о конкурентах».

В оценке агентств клиентами были выделены и очевидные преимущества: «Клиенты лучше всего могут оценить, с точки зрения плюсов и минусов, потому что в работе сразу все видно» и при этом соблюдается анонимность и нево-влеченность в профессиональную тусовку, что обеспечивает клиенту возможность обо всех свободно высказываться. Кроме того, было предложено привлекать к оценке рынка исследователей и аналитиков, но «в этой группе посеяна, наверное, самая большая сложность, потому что нужно учитывать недоразвитость нашего рынка. Таких людей пока не так много».

Таким образом, большинство респондентов отметили малое количество экспертов, способных адекватно оценивать существующий в стране рынок связей с общественностью.

Конечно, среди наших респондентов неизбежно встал вопрос о присутствии в оценках финансовых показателей. Признавая важность этого, большинство экспертов сказали, что на сегодняшний день российский рынок не готов к такому подходу. Один из экспертов предложил, правда, чтобы все агентства сами себя проранжировали по такому принципу: «Условно говоря, какими-то крупными мазками. То есть разделил бы ответ на вопрос так: доход компании до 500 тыс. долл., от 500 тыс. до 1 млн. долл., от 1 млн. до 2 млн. долл., от 2 млн. до 3 млн. долл., и более 3 млн. долл. В таких интервалах. В таких крупных. Чтобы они сами поставили галочки».

Тем не менее полезность имиджевого рейтинга агентств (то, что фактически и было реализовано РОМИР по инициативе «Советника») признали большинство из тех, с кем мы побеседовали: «Этот рейтинг, наверное, более субъективный и в то же время более интересный, потому что далеко не все могут сказать размер агентства и объем его бизнеса. Очень часто есть замечательные, интереснейшие, талантливые агентства, с хорошим опытом работы, но по той или иной причине не могут или не хотят присутствовать в первой «десятке» или в первой «двадцатке» по своему обороту, который, тем не менее, отличается в лучшую сторону от крупных транснациональных PR-агентств, которые возглавляют все эти списки. Соответственно, для них есть очень хороший шанс возникнуть в том рейтинге, где нет финансовых показателей, и занять, например, первое место по креативности. Я считаю, что это достаточно хороший элемент, достаточно правильный».

О тенденциях развития рынка связей с общественностью

Очень важной частью глубинных интервью с руководителями российских PR-агентств стало обсуждение тенденций развития рынка связей с общественностью в России. Вот различные мнения «из первых рук» по этому поводу.

«Все зависит от того, как будет развиваться страна. Если наша страна, я предпочитаю быть оптимистом, будет развиваться неплохо, то есть, вернее, как и будет развиваться. Да? То, соответственно, будет развиваться и PR-деятельность. Она будет набирать обороты — раз. Она будет иметь больше серьезных заказчиков — два. Как международных, транснациональных, так и собственно внутрироссийских. И она будет расширять свою клиентскую базу».

 

«Я думаю, придет специализация. Сейчас такая ситуация: как все смыслят в футболе, так и имиджмейкеры у нас все. А, например, рынок финансового PR почти даже не на стадии зарождения. Это огромный кусок на Западе. Есть агентства, которые занимаются на рынке только, например, нефтяными компаниями. Это работает по промышленности. Деревообрабатывающей какой-нибудь. Это по автомобильной промышленности». «Рынок становится более цивилизованным. То есть заказчик перестает доверять просто человеку с улицы, который приходит и говорит: «Я имиджмейкер». Он требует если не сертификат качества, если это вообще возможно, то хотя бы рекомендации от прошлых клиентов».

Очень важной тенденцией современного развития рынка PR в России является ориентированность на мировое сообщество по связям с общественностью: «вступление, взаимодействие с международными организациями, зарубежными сетями и зарубежными организациями, которые занимаются аналогичной деятельностью».

Среди главных тенденций было названо также осмысление миссии PR-сообщества в России. «Где страна, где партнеры, где мы. Вечная дилемма, что первее: курица или яйцо. PR-сообщество или деньги, средства. Оправдывают ли цели средства. Или средства цель. То есть осмысление миссии PR-сообщества». В этой же связи некоторыми экспертами развивалась тема необходимости популяризации профессии, формирования у представителей элиты понимания необходимости связей с общественностью.

Соответственно, некоторые эксперты предсказывают более широкое распространение связей с общественностью в жизни: «PR, то есть само понятие, деятельность, будет становиться в нашем обществе шире и шире. И будет сходить все на более и более низкий уровень работы. То есть нормальная организация клуба при ЖЭКе — это деятельность PR. Организация общества защиты цветов или животных в каком-то маленьком городе — это тоже PR. И с этой точки зрения перспективы PR очень большие, то есть он будет постоянно востребован. Это будет просто необходимо в нормальной общественной деятельности».

В качестве новой тенденции, которая в ближайшее время получит, по мнению одного из экспертов, широкое развитие, было упомянуто «появление того, что пережил Запад в 50—60-х годах. Появление фабрик мысли. То есть появление организаций, которые обслуживают не только конкретного клиента, но и интересы общества и страны в целом». Также предсказывают эксперты «радужное будущее» «репутационному PR» в широком смысле этого слова. А пока в России «доминирует политический PR».

Указывалось и на то, что в последние годы усиливается «работа PR-агентств с крупными промышленно-финансовыми группами. То есть руководитель того или иного PR-агентства входит в состав, допустим, департамента по связям с общественностью крупной финансовой группы».

В целом, считают эксперты, рынок будет становиться более профессиональным. «То есть так называемых «лохов» — «профессионалов» в кавычках, которые вышли просто денег заработать, будет меньше. Им будет все труднее и труднее. Большие куски будут отбирать профессионалы».

Многие руководители агентств по связям с общественностью отметили, что в ближайшее время будет происходить активный рост регионального рынка PR-агентств, «московские PR-агентства, центральные, будут тесниться региональными».

Были, тем не менее, и прямо противоположные суждения. Говорили о том, что «киты рынка» в основном уже сформировались, и дальше будет усиливаться «тенденция к монополизму». Примером такого варианта развития событий является создание «Треугольника»: «Ситуация конкуренции практически сводится к нулю. Поскольку получается, что во всех основных областях деятельности уже есть лидеры, которые практически никого не пускают к себе». Это представляется неправильным, поскольку «небольшие агентства должны иметь возможность конкуренции с монстрами».

В принципе, многими была отмечена тенденция к «укрупнению» на данном рынке, вхождению в холдинги. Так, «существовали Видео-Интернешенл и PR-центр, в результате которого была создана новая структура, совместная — ВИPR, на которую сбрасываются все бюджеты. То есть как бы структура становится мощней».

Почти каждый из руководителей PR-агентств в ходе интервью обязательно останавливался на проблематике «грязных технологий». Причем в большинстве случаев звучал пафос осуждения данного явления, хотя все участники рынка признавали его наличие и потенциал для дальнейшего развития данного явления. «Что такое «грязные» PR технологии? Это результат любой ценой. Я не думаю, что они переходят границы Уголовного кодекса, но все что находится в границах — делают».

Причем сами специалисты по «грязным технологиям» были описаны так: «Это черти. Они как бы такие рогатые люди, которые придут, все сделают. Руины там останутся — им это «до фени», но результат дадут». То есть в краткосрочном промежутке эффективность использования «грязных технологий» признается.

Тем не менее было высказано суждение, что для компаний, которые всерьез и надолго на рынке, с этой точки зрения необходимо быть «белыми и пушистыми», или по крайней мере казаться таковыми, поскольку клиент и общественное мнение обращают на это пристальное внимание. Руководители агентств говорили, что в России необходимо развивать «чистые технологии». В качестве примера работы на рынке «чистыми» методами многие называли Гая Ханова, «борца с грязными технологиями».

Однако это деление на «чистые» и «грязные» в современном российском обществе достаточно условно. Например, можно ли назвать «чистой» технологию влияния на подсознание с помощью суггестивных методик? Элементы гипнотического воздействия? Такие вопросы задавали сами себе респонденты.

То есть борьба с «грязными технологиями», по крайней мере на нормативном уровне, тоже является одной из тенденций развития российского рынка.

Один из респондентов описал сегодняшнее состояние рынка связей с общественностью в России следующим образом: «Мы еще все дети, и, условно говоря, в детсадовской группе можно выбрать самого умного, но это не значит, что этот детсадовский пацан, когда вырастет, будет действительно самым умным, окончив Кембридж или Оксфорд, и станет ученым. И не значит, что тот, который наменял игрушек, будет хорошим бизнесменом. Вся эта «лажуха», которая есть, — все это, по большому случаю, детский крик на лужайке, по хорошему говоря».

«Сейчас сам этот бизнес маленький и сырой, еще нужно лет 5—10 для того, чтобы бизнес окреп. Сегодня говорить об этом бизнесе — это все равно что говорить о российском Интернете. Когда будет полтора миллиона = 1% населения. Таких компаний должны быть сотни, тысячи, чтобы была конкуренция. Мы учимся, ходим, говорим и в процессе учебы зарабатываем какие-то деньги, что самое смешное, ну, это так, в шутку». Следовательно, важнейшей тенденцией, исходя из данной оценки, является структурное развитие, «взросление» рынка по всем направлениям.

О профессии пиарщика

Профессия пиарщика — «классная», «безумно интересная сфера», которая «приносит большое удовлетворение»! «Работа подвижная», «связана с большим количеством общения с людьми». Об этом так или иначе рассказали почти все представители тусовки.

Для кого-то в профессии самое главное — «творчество, креативность», для кого-то — «абсолютно безграничная свобода», от которой, правда, «иногда болит сердце». Также это профессия, которая дает «в значительной степени возможность самореализации и роста. Если у тебя есть для этого потенция. Вот. Особенно для людей сложных, склонных к межличностной коммуникации, ко всему, что с этим связано». А вот если «ты по натуре интроверт и вообще, лучше там что-то под микроскопом, то тогда это не для тебя».

В целом респонденты согласились, что «PR, извините за банальность, не столько профессия, сколько образ жизни, образ менталитета». И только один эксперт с грустью сказал, что «ничего хорошего он в профессии давно не видит».

Часто указывалось на особый «интеллектуальный» характер занятости PR-профессионала: «Это интересный бизнес сам по себе. Он не просто купи-продай. Он вызывает у постоянных клиентов все время разное, соответственно, постоянно меняются задачи. То есть это постоянная работа мыслительных центров головы».

«Допустим, дешевые самые сорта «Балтики» охватывают плебс. С другой стороны, этот же плебс не способен будет купить мобильный телефон. Значит, уже другой срез населения. Значит, надо подлаживаться под него».

Кроме того, это требует постоянного совершенствования, нельзя останавливаться на достигнутом. «Российский PR требует постоянного, независимого от предыдущего опыта, освоения новых знаний. Причем и новые научные дисциплины, и новые технологии, на стыке какие-то знания, совершенно другого плана». Это представляет, по мнению эксперта, определенную сложность.

В качестве некоторых неудобств была названа также «высокая психологическая ответственность», а также «страдание семей» (что истинная правда, «когда приходишь в шесть утра»!), «разбитый график».

Многие сказали, что главным минусом работы являются «производные стресса. На самом деле, дело в том, что очень много проблем, которые контролируешь и которые впоследствии могут влиять. Когда ненормированный рабочий день и очень много нечеткостей, неясностей, то это, наверное, самый большой стресс в работе. Западные специалисты признают, что по стрессам и неврозам такие агентства, как PR, стоят в первой «пятерке», вместе с пожарными и медиками».

Не слишком вдохновляет и частое «копание в грязном белье». Более того, занятие связями с общественностью вообще может иметь «печальные последствия. Знаете, «кризис переобщения». Это болезнь. Врачи констатируют, что это болезнь. Отравление общением, переобщение, перенасыщение общением».

Один из респондентов посетовал, что «отрицательное в PR по сравнению с другими видами бизнеса — мелковато. То есть там нет, как в нефтяном бизнесе или металлургическом сотен миллионов долларов. Здесь, в лучшем случае, миллионы. Вот это, наверное, основное». Другой сказал, что PR сделал его «полным циником». А третий сказал, что ему «надоело быть реанимацией», устал он от «нестабильности».

Один из руководителей PR-агентств так красочно живописал преимущества пиаровской работы по сравнению с другим времяпрепровождением: «Одно дело, ты утром встал, в носу поковырял, банан съел и спать лег. А другое дело… встаешь и знаешь об огромном количестве людей, которые от тебя зависят, которым ты должен что-то такое сделать».

И только один респондент сказал, что главным позитивом в профессии он видит «гармонизацию общественных отношений».

Вместо заключения

Основной вывод, который мы сделали, проанализировав каждое из 15 интервью, с огромным уважением к респондентам, — это необходимость дальнейшего движения российского рынка связей с общественностью к цивилизованным формам существования, адаптация западного и переосмысление существующего российского опыта.

Актуальными проблемами деятельности PR-агентств на сегодняшний день являются работа с клиентами — то, для чего и существуют агентства! — наличие полной и достоверной информации о структуре и работе агентств, вообще слабая информированность даже операторов рынка о процессах, которые на нем протекают.

Отдельной темой дальнейшей работы является определение миссии сообщества в целом и каждой компании, а также популяризация профессии, развитие общественных связей в различных сегментах экономической, социальной и политической жизни.

Мы сделали большую работу и надеемся, что в дальнейшем она будет продолжена.

Также по этой теме: