Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Маркетинговый инструментарий    Кластерная матрица как инструмент структурирования локального рынка: на примере текстильного рынка республики Чувашия

Кластерная матрица как инструмент структурирования локального рынка: на примере текстильного рынка республики Чувашия

12.05.2014

Кластерная матрица как инструмент структурирования локального рынка: на примере текстильного рынка республики Чувашия

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №6 год - 2010

Сомова Е.Ю.,
аспирант Института мировой экономики
и международных отношений РАН

Статья посвящена проблемам структурирования рынков, которые с появлением кластерной теории уже не достаточно рассматривать через рыночные ниши или отраслевое деление, а необходимо выстраивать через кластеры. Автором предлагается кластерная матрица, которая наглядно распределяет все многообразие состава участников рыночного сегмента, организованного по кластерному типу, определяется роль каждого из участников в результирующих показателях деятельности кластера и осуществляется структурирование рынков в динамике. В качестве примера для исследования выступает текстильный рынок Чувашии.

Введение
С момента развития маркетинга, ориентированного сначала на производителя, а затем и на потребителя, стало очевидным, что отраслевое деление не подходит для структурирования рынков, поэтому были разработаны самостоятельные рыночные категории классификации, такие как рыночные сегменты и ниши, а производственно-хозяйственная деятельность компаний в связи с этим оперировала понятием независимых структурных бизнес-единиц. Однако с появлением в середине 1980-х гг. концепции цепочки создания ценности, а затем, в 1990-х гг., кластерной теории, которые были разработаны профессором М. Портером как инструмент для достижения  конкурентоспособности предприятий, с одной стороны, и регионов с другой, видение в вопросе структурирования рынка изменилось.

Кластерный подход позволяет еще более эффективно проводить деление рыночного пространства, нежели на обычные рыночные сегменты и ниши, объединяя последние по цепочке создания ценности в систему, тем самым компенсируя недостатки фрагментарного развития компании, которые ее отличали в прошлом.

Одновременно с этим новая теория объединяет участников рынка в кластер, показывая, как компании могут использовать синергизм от совместной деятельности в качестве конкурентного преимущества. Наравне с концепцией рыночных сегментов группировка деятельности компаний по-прежнему происходит вокруг ключевого продукта, выпускаемого на рынок, но не заканчивается им. Ключевые производящие и торгующие компании (в данном случае – рыночный сегмент) становятся ядром кластера, объединяя вокруг себя сначала по технологическим цепочкам все связывающие и поддерживающие в этом виде деятельности отрасли, а затем и по товарно-сбытовой, кредитно-финансовой, инвестиционной, научно-исследовательской и другим цепочкам все остальные сегменты рынка. Таким образом, с созданием кластерной теории вопрос структурирования рынка получил новое развитие, но имеет ряд особенностей и проблем.

Проблемы структурирования рынка по кластерному типу
До сегодняшнего дня существовало определение кластера, данное профессором М. Портером. Термин обозначал сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков услуг, фирмы в связанных отраслях, а также поддерживающие основную деятельность организации (например, университеты, агентства по стандартизации, торговые объединения) в тех или иных сферах деятельности, вместе с тем конкурирующие, но ведущие совместную работу. Такое определение было достаточным на этапе разработки кластерной теории, но уже выглядит расплывчатым на сегодняшний день, когда основные положения сформулированы и апробированы в ряде стран мира и идет развитие отдельных частей теории и ее доработка. Например, на территории Европы под эгидой Европейской кластерной обсерватории [5] прошел проект по выявлению кластеров и разработки элементов кластерной политики (The Europe INNOVA Cluster Mapping Project) в 28 странах. В США была составлена наравне с отраслевой кластерная классификация видов деятельности, выявлена структура большого количества кластеров (например, биотехнологического кластера в Бостоне и в Сан-Диего, винного кластера в Калифорнии, кластера киноиндустрии в Лос-Анджелесе и пр.). С 2006 по 2008 г. в HBS прошел проект по составлению структуры и описанию с помощью методик М. Портера деятельности самых ярких кластеров мира, в результате чего было составлено 54 отчета.

Говоря о структуре кластера, в своей теории М. Портер просто указывает на термин «связывающие и поддерживающие отрасли», предполагая, что в каждом кластере они будут иметь свой состав. И действительно, в приводимых в отчетах HBS структурные схемы кластеров содержат в зависимости от степени развития кластера больший или меньший набор участников, сгруппированных по признаку взаимодействия. На примере отчетов HBS автором формализована структура текстильного рынка Чувашии (рис. 1).

В рекомендациях М. Портера по выявлению структуры кластера указывается следующее: «Определение составных частей кластера лучше начать с рассмотрения крупной фирмы или концентрации сходных фирм, а затем выявить цепочку связанных с ними по вертикали ниже – и вышестоящих фирм и организаций. Далее надо найти по горизонтали отрасли, проходящие через общие каналы или производящие побочные продукты и услуги. Дополнительные горизонтальные цепочки отраслей устанавливаются на базе использования похожих специализированных факторов производства и технологий или же связаны между собой через поставки.

Следующий шаг после установления входящих в кластер отраслей и фирм состоит в выделении организаций, обеспечивающих его специалистами, технологией, информацией, капиталом или инфраструктурой, и иных групповых образований (организаций по сотрудничеству и т. п.), в которые входят участники кластера. Завершающий шаг – выявить правительственные или другие регулирующие структуры, оказывающие влияние на членов кластера» [1]. В границы кластера должны входить все фирмы, отрасли и организации, между которыми существуют сильные связи – как горизонтальные, так и вертикальные или структурные.

А все фирмы, отрасли и организации, связи с которыми слабые или их нет вовсе, можно оставить за пределами наносимой границы. Как видно на рис. 1, кластер текстильного рынка российского региона не отличаются ни глубиной, ни разнообразием связей, количество участников недостаточное, а их функции ограниченны.

Использованная на примере текстильного рынка Чувашии классическая процедура формализации кластера дает набор участников рынка, однако не выявляет (не показывает) механизм их взаимодействия, не определяет функционал, которым, по сути, наделен каждый из участников и за счет которого влияет на конечный результат деятельности всего сообщества. Допустим, автор перегруппирует выявленный состав участников по методике, которую предлагает шведский ученый,
последователь кластерной теории О. Солвелл [2]. К сожалению, это не устранит проблем в структурировании.

Выявленная О. Солвеллом типичная структура локального рынка, сгруппированного по кластерному типу, включает следующих участников: 1) промышленность (покупатели, поставщики, смежные производства, малый бизнес, сервисные компании); 2) связывающие организации (формальные и неформальные сети, торговые и кластерные организации); 3) наука и образование (университеты, колледжи, компании, занимающиеся коммерциализацией новых технологий, исследовательские
лаборатории, технопарки); 4) финансовые институты (банки, венчурные фонды, бизнес-ангелы(1)); 5) общественные представители (региональные власти, агентства); 6) медиаслужбы. О. Солвелл условно проводит между всеми ключевыми участниками кластера взаимосвязи, показывая графически их взаимодействие, тем не менее остается ряд вопросов. Например, он не указывает место, которое должен занимать каждый участник в структуре кластера, должны ли быть они равноценными или взаимоподчиненными. К тому же М. Портер до этого уже выделил ядро кластера, показав, что другие сегменты остаются вторичными, но О. Солвелл не учитывает данный факт в своем исследовании. Также не указываются последовательности взаимодействия участников кластера, траектория движения товарно-материальных, финансовых, информационных и других потоков, источники их возникновения и характер перераспределения в процессе деятельности участников кластера. Не уделяется внимание функционалу, которым должен быть наделен каждый представитель кластера, его роль в результирующих показателях деятельности всего кластерного сообщества. И, наконец, схема кластера по О. Солвеллу не дает понимания того, каким образом и за счет чего эта локализованная группа лиц достигает конкурентоспособности в том ключевом рыночном сегменте, на котором  работает. Хотя М. Портером ранее были определены два ключевых результирующих показателя деятельности кластера – это производительность и инновационность. Однако структура участников кластера О. Солвелла не учитывает этих или каких либо других результирующих показателей деятельности.

Таким образом, проблемы структурирования рынка остаются по-прежнему не решенными, однако в силу перспективности кластерной теории на сегодняшний день автор отдает преимущество в решении проблем структурирования рынка именно за счет этой теории, прежде всего за счет ее развития. Далее на основе ряда проведенных исследований автор предлагает механизм структурирования локального рынка посредством кластерной матрицы.

Кластерная матрица
В свое время М. Портер выделил кластеры в экономике именно благодаря тому, что они (эти виды сгруппированных определенным образом рыночных сегментов) имели явное отличие от остальной среды.

Также было замечено, что производительность компаний именно на этом сегменте рынка, устроенном по кластерному типу, значительно выше, чем производительность таких же компаний на остальных рынках. Как правило, такие уникальные сегменты образуются за счет удачно выпущенной в свое время инновационной технологии, которая благодаря разработанной компанией стратегии и политики маркетинга распространяется сначала на местном, а затем на национальном и международном рынках, формируя свой собственный круг постоянных потребителей, требовательный и специфический спрос которых стимулирует всех участников кластера со временем дорабатывать ключевой продукт и сопутствующие услуги.


(1) Бизнес-ангелы – это физические и юридические лица, инвестирующие часть собственных средств в инновационные компании самых ранних стадий развития: «посевной» (seed) и «начальной» (start-up). За ними, по мере того как бизнес развивается, следуют венчурные, а затем прямые (стратегические) инвесторы. Объем бизнес-ангельских инвестиций в одну компанию составляет от нескольких десятков тысяч до миллиона евро в среднем на 3–7 лет без залогов и гарантий за долю (пакет акций) в компании с последующей продажей. От бизнес-ангелов начали свой путь Intel, Yahoo, Amazon, Google, Fairchild Semiconductors и многие другие ведущие технологические бренды [4].


Таким образом, подключается второй результирующий показатель деятельности компаний кластера – это инновационность, которая тесно связана с патентованием. Именно по данным двум критериям – производительность (горизонтальная ось) и инновационность (вертикальная ось) – автор предлагает строить кластерную матрицу рынка, которая может быть более укрупненной  включая только основных участников сегмента, или более детальной  включая также промежуточные позиции (рис. 2).

Матрица строится на сочетании классического жизненного цикла товара (сегмента рынка, занимаемого этим товаром) и технологического цикла, в результате которого на рынок выпускается новый/инновационный по своей сути товар (создается новая рыночная ниша).

Центральная позиция принадлежит группе компаний и институтов, которые определяют стратегическое видение компаний кластера, давая возможность определить, стоит ли развивать существующий рынок или переходить на другие. Это стратегический консалтинг, налоговое законодательство, административные барьеры, отраслевое регулирование, стратегия развития региона, в котором ведется бизнес, а также потребители «раннее большинство» (34% потребителей) продукции компании и пр. В случае если компании кластера принимают решение начать разрабатывать новые рыночные ниши за счет инновационных продуктов, они постепенно смещаются с траектории классического жизненного цикла продаваемого ими товара (не достигая этапа зрелости или недолго оставаясь на этом этапе) и начинают двигаться по траектории технологического цикла, взаимодействуя с другими участниками кластера в следующем порядке. На этапе «торговец», то есть на этапе зрелости своего жизненного цикла, основной товар компании продолжает распространяться через дистрибьюторские сети, принося основной доход компании за счет достигнутой к этому  времени наиболее высокой производительности и инновационности по выпускаемому продукту, отлаженному процессу производства и реализации.

На следующем этапе «исследователь» часть дохода компании начинает перераспределяться на маркетинговые проекты по изучению новых, незанятых рыночных ниш, на научно-исследовательские проекты по разработке качественно новых товаров и промышленное тестирование новых образцов. Компании кластера продолжают реализовывать свой основной продукт и по-прежнему обладают по нему наибольшей производительностью, однако к этому времени товар слишком долго оставался на рынке, хорошо ему знаком и поэтому теряет статус инновационного.

К сожалению, основной товар фирмы еще нельзя заменить новым/разработанным (в случае успешности разработок), поскольку по большому счету он имеет пока только форму идеи, не прошел проверку рынком и не готов к массовому производству. Если компания решает в дальнейшем включить данную новинку в свой ассортимент и заменить ею часть своей реализуемой продукции, то она переходит на следующий этап технологического цикла «производитель» и постепенно готовит
новинку к выпуску на рынок. Это самый трудный этап в инновационной деятельности кластера, поскольку корневые компании еще не могут получать доход от новых разработок (производительность минимальна), а товар не известен рынку (инновационность минимальна). Последний переломный момент в деятельности корневых компаний состоит в том, чтобы добиться принятия рынком новинки, в которую решилась инвестировать компания. На этом этапе за счет выведения нового товара на рынок компании получают статус новатора («венчурный бизнес»), но у них пока не было достаточно времени для того, чтобы добиться окупаемости по данному продукту, поэтому их производительность снижена. Все многообразие участников кластера,  взаимодействующих в процессе разработки и выпуска на рынок инновационных продуктов, выглядит следующим образом.

Позиция «Торговец» (правый верхний квадрант) включает потребителей «позднее большинство» (34% потребителей)(1), фондовые биржи, профессиональных посредников на рынке ценных бумаг,  финансовый консалтинг, экспортные организации и прочие поддерживающие виды деятельности, которые связаны с обеспечением выхода компаний кластера на международный рынок или расширением объемов реализации в рамках существующей рыночной ниши данного региона, например, через франчайзинг или выстраивание собственной региональной сбытовой сети.

Сочетание высокой производительности и инновационности в этом квадранте говорит о том, что компании добились максимального дохода от продукта, когда-то выведенного ими на рынок (этап зрелости жизненного цикла товара).

К позиции «Исследователь» относятся лаборатории, конструкторские бюро, технопарки, организаторы научных конференций и семинаров, агентства по стандартизации, лицензированию и сертификации, то есть организации, которые связаны с необходимостью проведения компаниями кластера научно-исследовательской деятельности и прямым образом влияющие на количество будущих патентов и разработанных в кластере ноу-хау. Промежуточная позиция между «торговцами» и «изобретателями» принадлежит компаниям, занимающимся маркетинговыми исследованиями, которые необходимы торгово-производственному звену кластера для изучения потребностей рыночного спроса и поиска незаполненных рыночных ниш.

Сочетание высокой производительности и низкой инновационности говорит о том, что компании по-прежнему получают доход от налаженной реализации основной своей продукции, но она уже не воспринимается рынком как инновационная, а новые разработки еще не обладают инновационностью с точки зрения рынка, так как пока не известны ему и существуют только в виде идеи. Поэтому в целом инновационность компании снижена.


(1) Далее, если компания будет оставаться на этом рынке, спрос на ее продукцию перейдет к потребителям-«консерваторам» (16% потребителей).


Статусом «Производитель» обладают компании, выпускающие ключевой ассортимент продукции кластера и имеющие в наличии оборудованные производственные площадки и соответствующий менеджмент, также к этой группе участников кластера относятся службы экологического надзора и контроля, службы стандартизации качества, ассоциации производителей, профсоюзы и пр.

Поставщики основного и вспомогательного оборудования, сырья и материалов, а также кредитные организации, готовые рассматривать бизнес-планы компаний под выпуск новых технологий, или компании, занимающиеся коммерциализацией новых технологий, а также венчурные фонды, кадровые агентства, вузы и техникумы, готовящие специалистов нужного профиля, и прочие компании составляют отдельную группу участников рынка, занимающих промежуточную позицию между «изобретателями» и «производителями» новинок кластера. Сочетание низкой производительности и низкой инновационности присуще такому этапу деятельности, ориентированной на инновации компании, когда производство и реализация прежнего продукта замещаются производством и реализацией нового, но еще не известного рынку.

Позиция «Венчурный бизнес» объединяет компании кластера, выпустившие в недавнем времени новинку на рынок или, что еще лучше, сделавшие это не единожды, а также потребителей-«новаторов» (2,5% потребителей), службы по защите прав потребителей, выставки-ярмарки, на которых можно представить новую продукцию фирмы, и конкурентов-«субституторов», то есть компании, выпускающие товары-заменители по отношению к товарам фирмы. Промежуточную позицию между «венчурным бизнесом» и «производителями» занимают оптово-розничные компании, логистические операторы, рекламные (наружная, теле-, радиореклама) и PR-агентства, готовые заняться продвижением на рынок нового товара фирмы.

Далее можно выделить еще одну группу участников кластера, которая следует за «венчурным бизнесом». Это конкуренты-«копирайторы'BB, которые появляются на созданном сегменте рынка фирмы после того, как ее новый товар получает известность. Это также потребители – последователи новаторов (13,5% потребителей), которые являются последователями потребителей-«новаторов» и составляют 10% рынка; регулирующие уровень рыночной конкуренции антимонопольные агентства,
а также торговые палаты и пр. Сочетание высокой инновационности и низкой производительности говорит о том, что продукт, разработанный и выпущенный корневыми компаниями кластера, был принят рынком, поэтому носит название инновационного, но занимает еще пока недостаточно большую долю на рынке, поэтому общая производительность компаний снижена. Пройдя технологический цикл разработки и выхода на рынок, инновационный продукт компании следует
по классической траектории жизненного цикла товара, достигая своей окупаемости на рынке и зрелости той рыночной ниши, которую он сформировал.

Таким образом, кластерная матрица, компенсируя недостатки предыдущих моделей, раскрывает характер деятельности и функционал участников рынка, место каждого участника в кластере, последовательность их взаимодействия и соподчиненность, что в целом регулируется двумя результирующими показателями деятельности кластера (производительность и инновационность), и, таким образом, полностью моделирует процесс функционирования всего кластера. Матрица работает только в рыночном сегменте, выстроенном по кластерному типу и не в каком любом другом сегменте, так как именно в кластере есть взаимодействие между всеми его представителями, локализованными на обозримой территории, что превращает их в целостную систему долгосрочного существования; и конкуренция, провоцирующая микроэволюцию. Для того чтобы корневые компании кластера могли оставаться технологически активными, все участники должны обладать полным набором компетенций, взаимодействовать с высокой проводимостью контакта, откликаясь на предпочтения и изменения в этих предпочтениях выше и ниже стоящих по технологической цепочке компаний, но не достигать чрезмерной консолидации. Производительность компаний обеспечивает критическую массу кластера (максимальный объем выпуска) и основу для дальнейших инноваций, что  поддерживается остающейся постоянно связанной цепочкой создания ценности.

Кластерная матрица текстильного рынка Чувашии
Структура локального рыночного сегмента, организованного по кластерному типу, представлена на примере текстильного рынка Чувашии (рис. 3).

Позиция «Торговец»
Самое крупное корневое предприятие кластера имеет дистрибьюторскую сеть по России. ОАО «Корпорация «ЧХБК» реализует свою продукцию за пределы региона в 3,5 тыс. розничных точках 43 городов страны через Торговый дом «ВТК» и фирменные магазины «ТД «Ивушка». Среди постоянных клиентов ЗАО «Фирма «Пилеш» – организации из городов Москва, Санкт-Петербург, Ульяновск. Все предприятия кластера зарегистрированы в системе межрегиональных маркетинговых центров ММЦ «Чебоксары»(1), чтобы оставаться информационно доступными к потенциальным поставщикам и оптовым покупателям страны.


(1) Сеть ММЦ, созданная по инициативе московского правительства, заинтересована в налаживании горизонтальных хозяйственных связей как между регионами внутри страны, так и за ее пределами.


Индикаторами, которые позволяют компаниям ориентироваться на существующий спрос, являются тендеры, в которых они участвуют. Например, тендер на разработку дизайна интерьеров 9 фирменных поездов ОАО «РЖД» и поставку спецодежды для 5 фирменных поездов Горьковской железной дороги. Маркетинговые отделы производственных компаний кластера постоянно проводят исследования рынка, в том числе статистические опросы через сайты компаний, на предмет  предпочтений потребителей по дизайну, качеству и цене выпускаемой продукции.

В регионе работают маркетинговые агентства «Тандем», ООО «Праксис», Центр социологических исследований «Социс», исследовательские компании «Максима» и «Школа технологий бизнеса».

Позиция «Исследователь»
В силу отсутствия самостоятельной научно-исследовательской базы в кластере исследования по новым технологиям и видам продукции на сегодняшний день сконцентрированы в рамках дизайнерских отделов фабрик, домов мод и ателье.

Все разработки тестируются в местном Центре гигиены и эпидемиологии и Чувашском центре стандартизации, метрологии и сертификации. В целях пропаганды творчества молодых модельеров с 2006 г. в республике проводятся соответствующие конкурсы при поддержке правительства и ассоциаций.

Промежуточная позиция между «исследователем» и «производителем»
Выделение данной позиции обусловлено спецификой деятельности компаний на исследуемом рынке, обладающих в наименьшей степени, например, разнообразием в исследовательской деятельности и численностью участников по другим позициям, но имеющих наиболее широкий функционал деятельности по данной промежуточной позиции, что удалось выявить именно благодаря структурированию компаний через кластерную матрицу (см. рис. 3), а не по классической схеме (см. рис. 1).

Текстильный рыночный сегмент Чувашии представлен сильным сбытовым звеном. Главным  поставщиком производственного оборудования является ОАО «Текстильмаш», единственный в России производитель широкой гаммы модификаций высокопроизводительных, экономически эффективных ткацких станков, поставляющий продукцию в 35 стран мира. Интеграция производства ОАО «Текстильмаш» с всемирно известными фирмами Siemens, Staubli, Bonas и IRO AB позволяет повысить технический уровень ткацких станков до значения мировых аналогов. Вторым значимым поставщиком текстильного кластера является компания ЗАО «ПРОиКО», образованная в 1995 г. и имеющая небольшое производство запасных частей к ткацким станкам, а также проводящая реставрацию и модернизацию станков и осуществляющая продажу тканей. Часть продукции  экспортируется в страны ближнего и дальнего зарубежья, налажена дилерская сеть. Оборудование для влажно-тепловой обработки на швейные предприятия кластера поставляет ОАО «Инкост».

Давним поставщиком хлопчатобумажных фабрик кластера является ОАО «Лента», производящая текстильные ленты различного назначения и на сегодняшний день имеющая более 500 постоянных покупателей на территории России, ближнего зарубежья и стран Прибалтики. В 2005 г. на предприятии было установлено новое отделочное и лентоткацкое оборудование.

В начале 2000-х гг. доля текстильных товаров с использованием химволокон в мире составляла 60% общего объема потребления; по прогнозам, к 2011 г. она увеличится до 80%. Однако кластер до сих пор не имеет собственного производства синтетических волокон и полиэфирных нитей. Местное химическое предприятие, широко известное в России и за ее пределами, – ЗАО «Химпром» поставляет компаниям кластера экологически чистые отбеливатели и красители. Тем не менее вопрос отделки/окраски продукции до конца не решен (отсутствие этапа отделки и крашения на ОАО «Новочебоксарская фабрика «Пике», применение предприятиями некачественных красителей).

Остается потребность в швейном оборудовании и машинах для трикотажного, прядильного производства, которую, например, ОАО «Корпорация «ЧХБК» покрывает за счет зарубежных поставок Stork, Wakajama, IS Printing, Ferraro.

Основное растительное сырье хлопок-сырец экспортируется производственными компаниями кластера, равно как и всеми остальными производителями текстиля в России, из Узбекистана, Туркмении, Азербайджана и Таджикистана.

Сеть кредитных и финансовых учреждений региона представлена 48 банками, 8 инвестиционными компаниями, включая Волжскую инвестиционную компанию и брокерскую компанию «КИТ Финанс», Лизинговой компанией малого бизнеса, 4 кредитными кооперативами, факторинговой компанией «Еврокоммерц» и 35 аудиторскими/оценочными компаниями.

В республике 15 специализированных образовательных учреждений профессионального образования (с количеством учащихся от 250 до 770 человек), готовящих для производственных компаний кластера основной состав рабочих: портных, закройщиков, операторов вязально-швейного оборудования, швей, вязальщиц трикотажных изделий, прядильщиков, ткачей. В 12 учреждениях действуют ускоренные  курсы подготовки специалистов текстильной отрасли. В 2005 г. в ГОУ «Чебоксарский педагогический университет им. И.Я. Яковлева» появилась специальность  «Технология пошива швейных изделий», а в ОАО «Корпорация ЧХБК» – Учебный центр по подготовке швей.

Позиция «Производитель»
Большая часть (70–80%) общего объема производства продукции в кластере сосредоточена на ОАО «Корпорация «ЧХБК», ЗАО «Чебоксарский трикотаж» и ОАО «Лента», тем самым в регионе практически отсутствуют сегменты рынка, в которых работают два конкурента-«субститута» и более. На сегодняшний день такая ситуация вызвана необходимостью нарастить критическую массу кластера, но в дальнейшем будет сдерживать его развитие. Конкурентные сегменты рынка сведены в табл. 1.


Позиция «Венчурный бизнес»
Несколько корневых компаний кластера имеют статус «венчура» местного значения, сумев вывести на рынок новые коллекции товара. Наиболее крупным достижением стал раскрученный с 2002 г. новый бренд постельного белья «Хлопковый Рай», который занимает на сегодняшний день 7% российского рынка и является самым узнаваемым согласно опросам населения. Ежегодно обновляется ассортиментная линейка марки. Однако число созданных и выпущенных на местный рынок качественно новых видов продукции несравнимо мало.

Цикличность рынка
Изучение колебания рынка, основой которого служат изменения в технологиях (инновационная концепция длинноволновых колебаний), принадлежит Шумпетеру, Меншу и Фриману. Они отвели основную роль в образовании длинных волн экономическим кластерам, создающим лидирующие сектора экономики. Технологические прорывы, происходящие в кластерах, становятся импульсом для восходящей волны цикла Кондратьева (рис. 4). Первый временный спад (1) связан с тем, что новые технологии еще слишком дорогие и не готовы к активному коммерческому использованию; на второй волне (2) идет развитие и удешевление новых технологий, расширение рынка; на третьей волне (3) новые технологии «дозревают» до активного коммерческого использования. Затем наступает насыщение рынков (4), далее – инвестиционный бум (5) через раздувание «мыльного пузыря» на фондовом рынке и «выпадение» в условиях финансового кризиса тех рыночных сегментов (6),  которые не достигли устойчивости на предыдущих этапах развития [3].

В целом с помощью теории инновационных длинных волн можно выделить временные периоды подъемов (после технологических прорывов) и спадов (при освоении и диффузии инноваций), но невозможно структурировать эти процессы, то есть структурировать цикличность рынка. Теория длинных волн не выявляет состав участников рыночных сегментов, в результате деятельности которых происходят колебания на рынке, не моделирует их поведение, изменения в функционале, таким образом, не предлагая механизма последовательного управления этими технологическими изменениями, которые она отслеживает. Осуществляется только прогноз возможных будущих тенденций на основе постконстатации имевших место колебаний. Тем не менее понимание того, что экономика в целом функционирует именно так, а не иначе, имеет существенное значение и важно в использовании кластерной матрицы для структурирования процесса цикличности рынка.

Заключение
В статье автор, во-первых, обосновывает актуальность структурирования участников рынка по принципу объединения их в кластер, а не через рыночные сегменты или по отраслевому делению, как это имело место ранее. Во-вторых, проводится анализ используемого на сегодняшний день понятия кластера и делается вывод, что оно расплывчато и не раскрывает его структуры, а принятая процедура формализации кластера не показывает механизм взаимодействия участников кластера, не определяет их функционал, которым на самом деле наделен каждый из участников и за счет которого происходит влияние на конечный результат деятельности кластера. В-третьих, все постулаты демонстрируются на примере текстильного рынка Чувашии, формализованного по классической процедуре и методике кластерной матрицы, предлагаемой автором.

Таким образом, за счет выстраивания всего многообразия участников рынка с помощью кластерной матрицы достигается наглядность той роли, которую выполняет каждый из участников, и становится возможным оценить вклад каждого в конечный результат деятельности кластера, что положительным образом сказывается на понимании функционирования самого кластера.

Литература
1. Портер М. Конкуренция : пер. с англ. – М. : Вильямс, 2005.
2. Солвелл О. Кластеры: балансирующее развитие и конструктивные силы. – Odeshog, 2009.
3. Тремасов К.В. Теория экономических колебаний [Электронная версия]. – Режим доступа: http://www.finam.ru/files/news690.pdf.
4. Национальное содружество бизнес-ангелов [Электронная версия]. – Режим доступа: http://www.russba.ru.
5. http://www.clusterobservatory.eu.

Также по этой теме: