Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Недобросовестная конкуренция    Проблема фальсификации товарной продукции в России и за рубежом

Проблема фальсификации товарной продукции в России и за рубежом

Проблема фальсификации товарной продукции в России и за рубежом

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №6 год - 2000

Ларионов В.Г.

д.э.н., профессор, зав. кафедрой экономики и менеджмента
Московского государственного университета
прикладной биотехнологии (МГУПБ)
 
Скрыпникова М.Н.,
преподаватель кафедры экономики и менеджмента
Московского государственного университета
прикладной биотехнологии (МГУПБ)

Ушли в прошлое те времена, когда мы, приходя в магазин, безоговорочно верили той информации, которая была напечатана на ярлыках и этикетках различных продовольственных и промышленных товаров. Теперь даже в дорогом магазине нас порой мучает вопрос: «А не подделка ли это?»

Этот вопрос мучает не только россиян. Явление фальсификации товарной продукции приобрело в последние десятилетия особо крупные масштабы. Наибольшую тревогу стало вызывать быстрое распространение в мире так называемого «пиратского производства», когда под торговым знаком хорошо известных своим качеством фирм на рынок стала выбрасываться низкосортная продукция «теневых» производителей. С юридической точки зрения «пиратство» — это присвоение официально зарегистрированной торговой марки и незаконное коммерческое ее использование, причем часто во вред репутации фирмы-оригинала. Поскольку торговая марка — это не только фирменный логотип, но и гарантия качества, «доброе имя» производителя, то от пиратства страдает не только покупатель (по нечаянности или безденежью получивший некачественный товар) но и та фирма, торговая марка которой на нем стоит. Масштабы же этого явления достигли за считанные годы таких размеров, что стали предметом активной борьбы как со стороны этих фирм, так и со стороны правоохранительных органов.

В середине 80-х годов «пиратство» охватило практически всю экономику Южной Азии, причем лидирующая роль в этом наступлении принадлежала Китаю, Южной Корее, Гонконгу, Индии. Западные фирмы-производители испытали шок, когда рынок некоторых регионов оказался буквально захвачен дешевыми подделками: одежда, электротехника, продукты, косметика.… «Пиратам» объявили самую настоящую войну с показательными судами, широкой антирекламой и, конечно, уничтожением конфискованных подделок. Однако поток фальсифицированной продукции продолжал увеличиваться на 10–15% в год и к середине 90-х годов его стоимость оценивалась уже в 200 млрд. долл. в год. При этом особенно быстро он захлестывал отрасли, производящие высокотехнологичные и дорогие товары, отрасли массового производства товаров широкого потребления, фармацевтическое и продовольственное производство.

Последствия, связанные с распространением «пиратского производства», все чаще носят сугубо криминальный характер. Известен шумный судебный процесс, когда мошенники продавали поддельный химический фунгицид (содержащий в своем составе в основном лишь мел) под известным торговым знаком «CHEVRON», результатом чего стала гибель двух третей урожая кофе в Кении и Заире. В другом случае, который произошел в США, ремонтная фирма индустриальных огнезащитных клапанов просто вынимала из них ответственные детали (что делало изделие пожароопасыми) и продавала отдельно. И все это поставлялось под торговым знаком фирмы—поставщика клапанов.

Поддельные товары подвергают опасности также и самого владельца торгового знака, несущего ответственность за выявленные производственные дефекты изделий. В этом случае добросовестная фирма не только не имеет возможности предупредить потребителя о возможной аварии, но и предпринять разумные шаги по очистке рынка от опасных поддельных изделий. Владельцы торгового знака вынуждены разрабатывать все более сложные программы по борьбе с подделкой их продукции, чтобы воспрепятствовать появлению фальсифицированной продукции на рынке. К этому следует добавить еще и то, что современные телекоммуникационные технологии фактически открывают новую страницу в вопросах воровства интеллектуальной собственности. То, что раньше было локальной, теперь стало глобальной международной проблемой, подпитываемой развитием компью-терных технологий. Острота этого вопроса подчеркивается на международных встречах в двусторонних и многосторонних договорах стран, становится предметом специальных исследований и публикаций.

Ныне фальсификация продукции существует в любой отрасли промышленности, прежде всего среди компаний с широкой сетью филиалов. Подделка особенно распространена там, где образование цены происходит многоступенчато, т.е. существуют многократные торговые посредники, что создает возможности неправомерного рыночного вмешательства. Фактически в мире не существует ни одной отрасли, которая была бы полностью защищена от мошенников. Правоохранительные органы постоянно раскрывают многочисленные преступные группы, производящие поддельные изделия.

При оценке уровня фальсификации называются различные цифры, но только малая их часть основана на реальном анализе. Основной причиной отсутствия точной статистики в этой области является, с одной стороны, безусловно, трудность сбора информации, а с другой — недооценка важности этой информации. Поэтому многие выводы приходится делать на основе экспертных оценок отдельных ассоциаций производителей соответствующих товаров, ученых, использовать косвенные статистические показатели. Обобщения этих оценок, сообщений периодической печати и появляющихся аналитических обзоров дает возможность отметить следующие показатели распределения «пиратской» продукции в мире (табл. 1).

Таблица 1

Удельный вес «пиратской» продукции в товарообороте отдельных отраслей, %

Удельный вес «пиратской» продукции в товарообороте отдельных отраслей, %

… — данных нет

Невозможно охарактеризовать (или хотя бы перечислить) все области засилия «пиратского производства». Однако наиболее часто в прессе анализируется состояние дел в некоторых из них.

Музыкальные записи. На мировом рынке музыкальных записей ежегодно продается 23 млрд. шт. изделий, что почти в 3,5 раза больше, чем 5 лет назад. При этом рост объема подлинной продукции неизменно ведет к росту объема поддельной продукции. Это одна из наиболее серьезных проблем отрасли звукозаписи. Мировой рынок «пиратских» звукозаписей достиг в 1999 г. 1,9 млрд. шт1.

Эксперты музыкальной индустрии констатируют, что современная технология содействует достижению беспрецедентного уровня фальсифицированного производства при одновременном уменьшении затрат производителей «пиратской» продукции и улучшении качества нелицензированных копий. В итоге некоторые развивающиеся страны буквально завалены «пиратскими» копиями музыкальных записей, поскольку имеют существенные таможенные барьеры по импорту подлинных. Кроме того, по свидетельствам экспертов музыкальных организаций, производство и распределение пиратских компакт-дисков приобрело статус организованной преступной деятельности особо крупного масштаба.

Таблица 2

Расчетный уровень продаж пиратских музыкальных записей в различных странах мира (на 1999 г.)

Расчетный уровень продаж пиратских музыкальных записей в различных странах мира (на 1999 г.)

В России стоимость продаж «пиратских» компакт-дисков составляет 200 млн. долл. в год, а их доля в обороте достигает 75%. Еще около двух лет назад главным центром производства «пиратских» компакт-дисков в Европе считалась Болгария, теперь это Украина, чьи производственные мощности позволяют выпускать до 70 млн. аудио- и видеодисков. По оценке IFPI, такое количество вдвое превышает спрос всего рынка Центральной и Восточной Европы. Эта незаконная индустрия ежегодно наносит фирмам звукозаписи ущерб на сумму более 120 млн. долл. Новый поток «пиратской» продукции устремился в Финляндию из Эстонии, в результате чего доля незаконных продаж в этой стране превысила 10%. В Латинской Америке наибольшее беспокойство доставляет Парагвай, который получает незаконный товар от преступных группировок юго-восточной Азии и распространяет его в странах Центральной и Южной Америки. В Китае 90% всех проданных музыкальных записей «пиратские», высока также доля продаж в Индии, Пакистане и Малайзии. В Гонконге было принято новое «антипиратское» законодательство, а также предприняты суровые меры к продавцам незаконной продукции, что позволило снизить объем продаж «пиратской» продукции с 70% в 1998 г. до 50% в 1999 г. В целом по доле рынка, занятой «пиратскими» лазерными дисками, страны мира можно распределить следующим образом (табл. 3).

Таблица 3

Распространение пиратских звукозаписей в мире (на 1999 г.)

Распространение пиратских звукозаписей в мире (на 1999 г.)

Рынок видеозаписи охватывает поставщиков услуг видеозаписи и поставщиков перезаписанных видеокассет. Рынок поставщиков услуг видеозаписи, в свою очередь, включает запись кинофильмов, телевизионных передач и спутниковых/кабельных передач. Эта деятельность регулируется обязательным лицензированием и контролируется правительством и различными международными организациями, контролирующими лицензионные платежи. Однако общим методом, применяемым для изготовления «пиратской» продукции, является несанкционированный перехват сигнала. В основном такой деятельностью занимаются отдельные лица, а также коммерческие структуры в гостиницах, барах и ресторанах.

Статистических данных по этому виду деятельности в большинстве стран нет, и лишь по отдельным данным можно судить о приблизительном уровне и регионах распространения «пиратских» видеозаписей. Так, эксперты Международной Киноассоциации (Motion Picture Association (MPA)) оценивают уровень телевизионного «пиратства» в Греции, России и Украине в 50%, на территории бывшей Югославии — в 80%. Воровство кабельных и спутниковых передач доминирует в России, Болгарии и на территории бывшей Югославии — более 80%. Интересен и тот факт, что по оценкам MPA уровни «пиратства» кабельных и спутниковых передач достаточно высоки и в таких развитых странах Западной Европы, как Финляндия (40%), Германия (50%), Норвегия (20%), Испания (20%) и Швейцария (10%). Уровень «пиратства» в области кинопродукции в Венгрии, Португалии и ЮАР оценивается в 50%, на Кипре, во Франции и Норвегии этот показатель превышает 20%1.

Рынок поставщиков перезаписанных видеокассет контролировать труднее, так как здесь существует большое количество мелких мошенников. К тому же перезаписать видеокассету, а затем ее продать не представляет большой сложности. Обычно мошенники с помощью бытовой видеотехники перезаписывают телевизионные программы, фильмы, переснятые с экрана кинотеатра, и распространяют их через мелких торговцев. Продажа «пиратской» видеопродукции достигает 100% во многих странах Африки и Латинской Америки. Для стран Западной Европы этот показатель достигает 30% в Италии, 27% в Ирландии, 25% в Греции и на Кипре, 22% в Германии и Нидерландах, 15% в Швейцарии, 12% во Франции и в Великобритании и т.д. По оценкам экспертов продажа «пиратских» видеокассет в России достигает 85%, в Турции — 95%. Считается также, что большинство ввозимых в Европу «пиратских» копий поступает из Турции.

Интересно развивается ситуация с активно продвигаемыми на рынок так называемыми DVD-дисками. Принцип записи на эти диски аналогичен принципу записи на обычные лазерные диски, однако запись производится в цифровой форме, и на такой диск помещается в 30 раз больше информации, чем на обычный. Этого достаточно для записи фильма. Производители DVD-дисков, учитывая, что скопировать обычный лазерный диск не представляет особой сложности, разработали систему защиты от «пиратства». Однако заранее нельзя сказать, кто победит в этом сражении — производители или «пираты».

США лидируют в мире по производству фильмов, а поэтому и несут самые большие потери от «пиратства». Убытки американской киноиндустрии оценивались в 1997 г. в 2,3 млрд. долл.2

Компакт-диски и программное обеспечение ведущих компаний занимают, возможно, ведущее место по масштабам и стоимости объема их подделок.

Экономический урон США от мошенничества новоявленных «пиратов» особенно велик. По оценкам американских экспертов ежегодные потери экономики США от продажи «пиратских» компьютерных программ оценивались в конце 90-х гг. в 14 млрд. долл.

Показательно, что в 1998 г. в США было продано около 615 млн. новых компьютерных программ, что составило около 43% потребления всего мирового рынка программного обеспечения, при этом 231 млн. этих программ (38%) были «пиратскими» (на 2,5 млн. программ больше, чем в 1997 г.).

Объем продаж компьютерной отрасли увеличивался в 90-х гг. в среднем на 15,4% в год, что в 3 раза превышало темпы прироста продаж товаров широкого потребления.

Неудивительно, что столь стремительное увлечение объема производства, количества занятых, доходов и повышение значения отрасли программного обеспечения привлекло сюда целую армию фальсификаторов и «пиратов», которые стали использовать торговые марки известных фирм для обмана потребителей, продавая им свое низкосортное программное обеспечение. В итоге темпы развития компьютерного «пиратства» превысили темпы распространения оригинальных программ. Это откровенное воровство интеллектуальной собственности влечет за собой не только потери от продаж лидирующих компьютерных фирм, но и потерю потенциальных рабочих мест, уменьшение налоговых поступлений в федеральный бюджет, а главное — ухудшение качества услуг, предоставляемых покупателю (хотя иногда и по заметно более низким ценам).

Компьютерное «пиратство», начавшееся в США, приняло глобальные масштабы. Согласно исследованиям, проведенным компанией «Международное планирование и исследования» (International Planning and Research), 25% программ, устанавливаемых ныне в США, являются поддельными, а в большинстве других регионов мира этот показатель находится на уровне 50—76% (табл. 4). Такие же данные были получены экспертами Союза производителей деловых программ (Business Software Alliance) и Ассоциации программной и информационной промышленности (Software & Information Industry Association)1: Это значит, что более 1/3 всего компьютерного программного обеспечения в мире распространяется ныне с нарушением прав интеллектуальной собственности и с помощью обмана потребителя.

Таблица 4

Средний уровень распространения «пиратского» программного обеспечения в различных регионах мира (% таких программ, устанавливаемых ежегодно)

Средний уровень распространения «пиратского» программного обеспечения в различных регионах мира (% таких программ, устанавливаемых ежегодно)

Некоторое снижение этого показателя во II половине 90-х гг. явилось результатом усиления государственного контроля за деятельностью «пиратских» компаний, ужесточения охраны интеллектуальной собственности и расширения легальных поставок компьютерных программ. Кроме того, укрепление мировой экономики, повлекшее за собой снижение цен на программное обеспечение, сделали его более доступным. Однако и с учетом этих обстоятельств обстановка остается ненормальной, так как подделка оригинальных компьютерных программ и обман потребителей с помощью многочисленных махинаций по-прежнему один из главных источников обогащения современных «пиратов».

По оценкам американских экспертов наиболее распространенными и наносящим наибольший экономический ущерб являются следующие операции «пиратов»:

— подделка низкосортного программного обеспечения под торговую марку известной фирмы. Это происходит также, когда фабрикуются копии компьютерных программ с нарушениями условий лицензионного соглашения;

— установка оригинальной лицензионной версии программы на несколько компьютеров, хотя она заведомо не рассчитана на обслуживание многих пользователей. В этом случае экономия средств становится причиной ухудшения качества услуг;

— копирование лазерных дисков с инсталляционными версиями компьютерных программ. Как правило, такие копии во многом уступают оригинальным программам. Подделке подвергаются также упаковка, инструкции и голо-граммы. Большинство такого «пиратского» программного обеспечения распространяется именно на компакт-дисках;

— распространение фальшивых программ, некачественных копий и откровенных подделок через сеть Интернет стало в последние годы новейшей формой «пиратства» программного обеспечения. Тысячи нелегальных программных продуктов распространяются за мизерную цену через «всемирную паутину», создавая у потребителей иллюзию дешевого решения их проблем. На деле же это становится массовым средством наживы всякого рода жуликов. Для борьбы с этой формой пиратства Конгресс США издал специальный закон (No Electronic Theft Act).

Ситуация в США с распространением и использованием «пиратского» программного обеспечения уже давно признана «критической», требующей более активного вмешательства законодательной и исполнительной власти, всей общественности. Однако в ряде других регионов фактическое состояние дел оказывается еще более сложным. Некоторым ориентиром могут служить следующие сопоставления:

Восточная Европа с Россией во главе является лидером закупки «пиратских» программ. Удельный вес использования поддельного программного обеспечения в этом регионе в 1998 г. достиг 92% (в 1997 г. — 89%), а в странах Восточной Европы (без России) — 76%. При этом потери России от этого «пиратства» оценивались в 273 млн. долл., Польши — в 142 млн. долл., а остальных стран Восточной Европы — в 125 млн. долл.

На Ближнем Востоке и в Африке удельный вес использования «пиратской» продукции в 1998 г. составил 69%. Лидерами здесь являются Ливан, Оман, Бахрейн, Катар и Пакистан. Однако более половины потерь в регионе из-за засилья «пиратского» программного обеспечения несут ЮАР, Израиль и Турция (213 млн. долл.).

В странах Латинской Америки удельный вес «пиратской» продукции оценивается в 62%. Лидерами ее потребления здесь являются Сальвадор, Гватемала и Парагвай. В Бразилии удельный вес «пиратской» продукции составляет 61%. При этом фактические потери Бразилии оценивались в 1998 г. в 367 млн. долл., Мексики — в 147 млн. долл., Аргентины — в 124 млн. долл. Вместе эти три страны несли 60% потерь региона и этим же странам принадлежало 65% регионального рынка программного обеспечения.

В странах Западной Европы средний процент использования пиратского программного обеспечения был в конце 90-х гг. одним из самых низких — 36%. Наибольшие потери от использования этой продукции несли Германия — 479 млн. долл., Англия — 465 млн. долл. и Франция — 425 млн. долл.

Фирменная одежда. Великобритания и Италия известны особенно широким производством поддельных изделий модной одежды. Это вскрылось, когда работники английской таможни выявили в 1997 г. товар на сумму 4,25 млн. ф. ст. с наклеенными фальшивыми ярлыками таких известных компаний, как Ralph Lauren, Calvin Klein и Timberland. Ярлыки были нашиты на дешевый товар: рубашки, джинсы, футболки, изготовленные в Великобритании.

Обычной является также практика, когда товар и ярлыки поставляются раздельно, иногда в разное время, а затем, непосредственно перед продажей, ярлыки нашиваются на одежду. В этом случае обнаружить подделку крайне сложно.

Эксперты констатируют, что отличить поддельную одежду, особенно из Италии, становится все труднее. В прошлом поддельная вещь теряла свой цвет после первой же стирки. В последние годы качество таких изделий заметно улучшилось. При этом очень часто поддельные изделия изготавливаются тем же производителем, что и подлинные, и фальшивки просто иногда неотличимы от подлинников. Однако делаются они из некондиционного сырья и продаются всего за полцены. Это — так называемая «левая» продукция, приостановить которую достаточно сложно для владельца торгового знака. Обстановка на рынке осложняется еще и тем, что у производителей модной одежды не существует международной организации, защищающей их права. Поэтому большинство из них содержат своих собственных экспертов или состоят в международных ассоциациях, занимающихся проблемой подделки продукции независимо от ее отраслевой принадлежности, таких как Comite Colbert and the Union des Fabricants1.

Джинсы известных всей планете компаний, т.е. один из самых массовых предметов торговли в мире, являются объектом особого внимания фальсификаторов всех мастей. Часто такая фальшивка имеет очень мало общего с оригиналом по материалу, дизайну, качеству пошива, но знак фирмы открывает ей путь к потребителю.

Спортивная одежда составляет примерно 10% всех конфискуемых американской таможней товаров. Это связано с тем, что подделка такой одежды достаточно проста по нескольким причинам.

Во-первых, международная торговля поддельной одеждой предусматривает импорт подлинных изделий и наклейку на них логотипов уже непосредственно перед продажей.

Другой общедоступный метод распространения подделок — это использование каналов «черного рынка».

Во-вторых, продажа поддельной спортивной одежды зачастую тесно связана с проведением крупных мероприятий: соревнований, чемпионатов, олимпиад и т.д. Организованные производители поддельных изделий разворачивают активную деятельность вблизи места проведения этих мероприятий. Поскольку продавцы мобильны, торгуют малыми партиями, то полиция зачастую бессильна. Полицейские исследования показали, что в Европе существуют преступные группировки, специализирующиеся на продаже подделок вблизи проведения крупных спортивных мероприятий.

В-третьих, главными покупателями поддельной спортивной одежды являются молодые люди. Последний общественный опрос в Великобритании по проблемам поддельной продукции показал, что 40% потребителей знают, что приобретают поддельные товары, а более 50% из них составляют молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет1. Но эту группу покупателей интересует, прежде всего, не качество изделия, а наклейка «фирмы». Поэтому производители поддельной спортивной одежды и специализируются исключительно на лидирующих торговых знаках, таких как Adidas и Nike.

По оценке Международной торговой ассоциации (INTA) в 1995 г. потери легкой промышленности от подделки товаров при объеме продаж в 9,4 млрд. долл. составили 2,1 млрд. долл., т.е. 22%. Потери стран за период 1992—1995 гг. оцениваются от 13,5% от объема продаж во Франции до 30,4% в Пакистане (табл. 5)2.

Таблица 5

Масштабы потерь доходов отдельных стран
от распространения «пиратской» продукции (в % от объема продаж)

5.jpg (38066 bytes)

Часы известных швейцарских фирм традиционно пользуются большим спросом. По оценкам экспертов под их именем ныне ежегодно на рынок поступает около 10 млн. подделок.

Изделия парфюмерии практически всех известных в мире фирм — Chanel, Aramis, Givenchy и т.п. — подделываются особенно бессовестно и встречаются ныне на полках магазинов всех стран мира.

Рынок этих товаров характеризуется ограниченным кругом крупных компаний с развитой сетью распространителей и сравнительно стабильными ценами. Существует также огромное количество мелких производителей дешевой продукции. Цена на продукцию у крупных производителей всегда выше, так как включает в себя маркетинг и защиту торгового знака. Эта часть производителей представлена преимущественно французскими домами моды, где парфюмерия является не только основной статьей дохода, но также средством продвижения своих менее известных товаров и укрепления за этот счет позиций на рынке.

Продукция американских компаний также подвергается подделке, особенно фирмы Calvin Klein.

Права торговли парфюмерной продукцией почти всегда принадлежат эксклюзивным дистрибьюторам, за счет чего сохраняется стабильность цен. В то же время до 90% поддельных товаров продается на «черном рынке», через уличных торговцев и маленькие магазинчики по низким ценам. Большинство покупателей этих товаров знают, что они поддельные и качество их низко. Некоторые полагают, что изделия украдены, но качество их высокое.

Согласно проведенному в 1995 г. исследованию Французским институтом промышленной статистики (Service des Statistiques Industrielles, SESSI), более чем у 80% французских парфюмерных компаний возникают проблемы, связанные с подделкой их продукции. При этом различают три типа фальшивой парфюмерии: одни товары сразу же выдает некачественная упаковка; другие — похожи на подлинный продукт, но видны и различия, например, потребители покупают поддельный шампунь Head & Shoulders, цвет которого голубой, как и у настоящего, но запах отличается. (Скорее всего такой шампунь — смесь нескольких); третьи выдает фальшивая маркировка. Производители оценили свои потери из-за распространения фальшивой продукции более чем в 5% годового дохода1.

Запасные части к самолетам фальсифицируются почти в тех же масштабах, что и программное обеспечение компьютеров. Правда последствия мошенничества в этой области оцениваются не только в финансовом выражении, но и в человеческих жизнях из-за неизбежных катастроф.

При сборке самолетов осуществляется жесткий контроль за качеством составных элементов. Тем не менее доказано, что ряд авиакатастроф был связан именно с использованием поддельных частей. Мелкие авиационные компоненты, такие как шайбы, болты, гайки и винты, производятся многочисленными мелкими компаниями и теоретически вся цепочка этих поставщиков должна контролироваться Службой безопасности и негосударственными торговыми ассоциациями. Но бывают случаи, когда поддельная продукция поставляется в обход контроля. Это вызвано огромным количеством составных частей, используемых при сборке самолетов. Практика показала, что проникновение даже одной поддельной части в самолет может вести к катастрофе. При этом в большинстве случаев причиной таких катастроф являются поддельные элементы, произведенные в США.

Промышленные эксперты полагают, что около 10% запасных частей, находящихся в обороте на рынке США, не является подлинными. Эти запасные части могут быть произведены нелегально, украдены и (в большинстве случаев) не иметь требуемой документации. В Департаменте транспорта США полагают, что таких запасных частей уже находится на складах авиакомпаний на сумму не менее 1 млрд. долл. Этот вид бизнеса привлекает преступников из-за высоких прибылей и малого риска, так как «черный» рынок авиационных запчастей в США практически не контролируется и насчитывает более 5000 брокеров.

В 1990 г. Департамент транспорта США провел исследование на предмет выявления поддельных авиационных запчастей. Агенты проверяли авиалинии, поставщиков, производителей, брокеров, ремонтные мастерские. Было выявлено 9 потенциально опасных подделок, в 1991 г. их число возросло до 52, в 1992 г. — до 362, в 1994 г. — до 411. В 1995 г. эта цифра снизилась до 317, а в 1996 г. — до 2201.

ФБР выявило 4 основные схемы поставки поддельных авиационных запчастей.

— прикрепление ярлыка, говорящего о том, что запчасти были восстановлены или отремонтированы;

— производство запчастей согласно спецификации производителя, но из другого материала. Последующая сборка изделия не позволит подвергнуть эти запчасти более тщательной проверке;

— покупка и перепродажа неучтенных (иногда — отбракованных) изделий. Такие части неприемлемы для авиации и могут иметь производственные дефекты;

— запчасти могут быть старыми, поврежденными или неисправными и их продажа должна сопровождаться соответствующим ярлыком, где должно быть указано, что эти части восстановлены.

В 1989 г. норвежский самолет потерпел аварию из-за нестандартных фальшивых болтов, произведенных в США. Погибло 55 человек.

Автомобильные запчасти и аксессуары стали также объектом крупного бизнеса фальсификаторов многих стран. При этом автомобильные компании лишь недавно начали обсуждать проблемы роста количества подделок в связи с производством «обезличенных» запасных частей. Подделываются автомобильные краски, колпаки на диски колес, лампочки, брызговики и электрооборудавание и др. Целью подделки является производство частей с коротким сроком службы, стандартных, недорогих, подходящих для различных моделей автомобилей и продающихся в мелкой розничной сети. Обычно «обезличенные» запчасти включают:

— неучтенные запчасти легальных производителей, включая продающиеся производителем непосредственно дилеру без разрешения владельца фирменного знака;

— поддельные запчасти и аксессуары, произведенные с нарушением авторских прав;

— «черный рынок» импорных товаров, включая подлинные изделия, перемещаемые без разрешения владельца фирменного знака.

По оценкам экспертов автомобильной промышленности отрасль теряет 12 млрд. долл. из-за продаж нефирменных запчастей, включая подделки, в том числе потери автомобильной промышленности США — 3 млрд. долл., Европы – 9 млрд. долл.2  (с 1993 г. эти цифры практически не меняются). По оценкам компании «Дженерал Моторс» маркировка ее потери по этой причине составляют 1,2 млрд. долл. в год. Во Франции потери компании «Пежо» оцениваются в 400 млн. франков, компании «Рено» — в 600—900 млн. франков.

Основными производителями поддельной продукции признаются Италия, Испания, Португалия, а также Турция, Тайвань, Сингапур и Иран.

Автомобильная промышленность не имеет специальных структур, призванных бороться с подделками продукции. Однако крупнейшие компании, такие как «Форд» в Германии и Великобритании, «Дженерал Моторс» в США, «Пежо» и «Рено» во Франции принимают собственные программы борьбы.

Продолжение следует.

____________________

 1 International Federation of the Phonographic Industry, IFPI World Sales 2000, USA, June 2000.

____________________

1 Motion Picture Association, MPA piracy Estimates (1995—97), US 1998.

2 Motion Picture Association and Motion Picture Association of America, Joint newsletter on Motion Picture Piracy Estimates 1995—97, US 1998.

____________________

1 1998 Global Software Piracy Report, May 1999.

____________________

1 Comite Colbert Paper on the effects on counterfeit goods on the French Industry, France, 1997.

____________________

1 Anti-counterfeiting Group, The Costs and Dangers of Buying Fake Products. MORI Survey on Public Attitudes to Counterfeiting, United Kingdom, 1997

2 INTA Electronic Communications Committee, December 23, 1998.

____________________

1 Comite Colbert Paper on the effects on counterfeit goods on the French Industry, France, 1997.

____________________

1 Automotive News, US Tries to Fix Fastener Rules, 1997.

2 Automotive Marketing, Paris Counterfeiting: The Problem that Won’t Go Away, Homepage on WWW, 1998.

 

Также по этой теме:





Ранее просмотренные страницы