Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Продуктовая политика    Не утонет ли европа в море бразильского сахара?

Не утонет ли европа в море бразильского сахара?

Не утонет ли европа в море бразильского сахара?

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №3 год - 2006

Порунов А.Н.

доцент
Сызранского технического университета

В преддверии 2006 года в Гонконге состоялась встреча министров экономики из 148 государств — членов ВТО, на которой обсуждался широкий круг вопросов, связанных с ключевыми проблемами современного развития мировой торговли. Большую часть встречи, участники министерского саммита посвятили проблемам развития и модернизации мирового рынка сельскохозяйственной продукции и, в частности, одной из наиболее острых в этой области проблем — либерализации мирового рынка сахара.

Начиная с «дохинского раунда» ВТО (2001 г.), «камнем преткновения» и в этот раз были ввозные пошлины и практика сельскохозяйственных субсидий, осуществляемая рядом развитых стран. Сельхозпроизводители из бедных стран всегда видели в этом основное препятствие на пути их продукции на западные рынки. Главные обвинения чаще всего звучали в адрес Европейского союза, чья сельскохозяйственная политика вызывала наибольшие упреки в нелиберальности.

Рынок сахара всегда был привлекателен благодаря своей капиталоемкости и динамичности в отношении ценовой конъюнктуры. Сахар — стратегический продовольственный товар и в то же время — сырье для многих предприятий пищевой промышленности. Сегодня около двух третей мирового объема сахара приходится на тростниковый. Именно на его основе формируются мировые цены. Кроме того, в мире активно проводится торговля его полуфабрикатом — сырцом, который после несложной технологической процедуры превращается в белый сахар.

Структура мирового рынка сахара очень отличается от структуры рынков других продовольственных товаров. Так, например, если на рынке кукурузы 94% экспорта осуществляют всего две страны (США и Аргентина), то на рынке сахара до 2005 года 87% экспорта приходилось на долю 22 стран [1] (табл. 1).

Таблица 1

Крупнейшие производители и прогноз производства сахара (в пересчете на сырец) по странам мира (млн тонн) [11]

Страна

Маркетинговый год<1>

Страна

Маркетинговый год<1>

 

2004/05

2005/06<*>

 

2004/05

2005/06<*>

Бразилия

26,8

27,6

Индия

13,7

11,8

Китай

10,6

10,9

США

8,1

7,7

Мексика

5,4

5,5

Таиланд

5,2

4,6

Австралия

5,1

5,1

Пакистан

4,1

4,6

Колумбия

2,6

2,8

ЮАР

2,5

2,7

Филиппины

2,2

2,4

Франция

4,1

4,1

Германия

4,4

4,2

Польша

2,1

2

Куба

2,2

1,7

Гватемала

1,9

2,1

Россия

2,5

2,4

Аргентина

1,9

1,9

Турция

1,3

1,4

Индонезия

1,7

1,8

Украина

2

2,1

Египет

1,4

1,3

Другие

29,9

37,6

Весь мир

141,7

148,3

 

<*> — прогноз

<1> Маркетинговый год — профессиональный термин, имеющий довольно широкое хождение на рынке главным образом сельскохозяйственной продукции (сахар, зерновые, бобовые и т.п.).

На сегодняшний день основными производителями тростникового сахара в мире являются Бразилия, Индия, Китай, Таиланд, Куба и Мексика, в то время как ЕЭС, страны Восточной Европы, Украина и Россия производят основную часть свекловичного сахара. При этом три крупных поставщика «белого золота» являются странами развивающимися.

За последнее пятилетие более трети мирового рынка занял бразильский сахар, который в силу ряда внутренних проблем этого государства продавался по бросовым ценам. Как следствие средний уровень цен резко упал значительно ниже себестоимости продукта. В итоге ЕС и другие страны, как Россия, Украина, Казахстан, Индия, Индонезия, Филиппины, Египет, Кения, Вьетнам и другие, вынуждены были поднять таможенные пошлины на этот товар.

По оценкам Международной организации сахара (МОС), таможенные пошлины в мире на белый сахар в 2005 году составляли в среднем почти 90%, на желтый сахар (сырец) — более 70% [2].

Эксперты Международного банка реконструкции и развития утверждают, что если бы все противоречия между участниками мирового рынка сахара были сняты и удовлетворены все взаимные претензии сторон, то они получили бы в течение ближайших 10 лет прибыль не менее 250 млрд евро. [3].

Конечно, претензии развивающихся стран были не беспочвенны. В странах Европейского союза до недавнего времени более половины всего бюджета поглощалось субсидиями фермерам, что в абсолютных цифрах в 2005 году составило 114 млрд евро [4]. В США дотации фермерам также достигают колоссальных размеров. Если так называемые в США «farm bills», счета за оплату сельскохозяйственного производства, десять лет назад составляли примерно 60 млрд. долл., то в настоящее время они выросли почти в 2,5 раза, поскольку в начале мая 2002 года американский конгресс принял, а президент Буш подписал новый закон, по которому начиная с 2002 года субсидии сельскохозяйственным производителям США возросли на 60%, т.е. на 180 млрд долл. [5]. Кроме того, американским фермерам гарантируются твердые закупочные цены на уровне мировых, а внутренний рынок защищен от иностранных конкурентов высокими тарифами.

В предшествующие годы борьба за выживание на сахарном рынке среди производителей этого продукта шла в неравных условиях. Немецкие фабрики продавали сахар по 63 цента за килограмм, бразильские — по 28 центов. При этом Бразилия почти 40 лет не имела никаких шансов выйти со своим сахаром на рынок ЕС «благодаря» действующей в то время координационно-управленческой системе европейского рынка сахара.

Основу этой системы составляли три элемента: ввозные пошлины, гарантированные закупочные цены, квоты производства.

В целом, идея управления сводилась к стабилизации и неуклонному соблюдению этих положений всеми участниками рынка.

Покровительственные ввозные пошлины были своего рода неприступной крепостной стеной, защищавшей европейского производителя от «сахарной интервенции». Они «заботились» о том, чтобы ценовые преимущества бразильского или любого другого «чужого» сахара заканчивались у границ ЕС. Благодаря им в пределах европейского сообщества тростниковый сахар был дороже, чем местный свекловичный. Нетрудно догадаться, какой выбор в этой ситуации делали французский производитель конфитюра, германский кондитер или итальянский изготовитель прохладительных напитков.

Закрытость сахарного рынка ЕС для классических стран сахарного тростника, таких как Бразилия, Индия, Таиланд, Австралия, а также для множества развивающихся стран, бывших колоний в Африке, Карибском море, в Тихом океане всегда лежала на совести Европы. Сегодня только страны Африки, бассейна Карибского моря и Тихого океана (АСР) могут поставить на европейский рынок около 1,6 млн тонн тростникового сахара. Однако сегодня в Европе и без того предложение свекловичного сахара как минимум на 25% превышает спрос [6].

Второй элемент — гарантированная закупочная цена на внутреннем рынке, в ЕС она устанавливалась административным, а отнюдь не рыночным способом. На протяжении последних лет она составляла 631,9 евро за тонну, что было почти в три раза выше цены сахара на мировом рынке.

В-третьих, для того чтобы европейские фермеры не были отягощены излишней конкуренцией со стороны не европейских производителей, как, впрочем, и европейских тоже, существовал механизм квотирования производства. Внутри ЕС всем государствам, производившим свекловичный сахар, предоставлялись квоты, которые уже на национальном уровне распределялись между непосредственными производителями. Поскольку годовая потребность сахара в ЕС не превышает 15 млн тонн, на этот объем и распространялись гарантированные закупочные цены. На сахар же, произведенный сверх установленной квоты гарантированная закупочная цена не распространялась. Избыток сахара, а это почти 6 млн тонн в год, реализовывался за пределами ЕС, что создавало большие проблемы на мировом рынке, поскольку половина вывозимого европейского сахара была обеспечена экспортными субвенциями, это в свою очередь позволяло продавать его по очень низким, почти демпинговым ценам.

ЕС за новый сахарный режим

Сегодняшняя «сахарная война» весьма масштабна. В «конфликте» участвуют больше 70 государств, поскольку на карту поставлены миллиардные суммы, существование не только национальных отраслей, но и национальных экономик. История «сахарной войны» является типичным и выразительным примером развития отношений между странами, вовлеченными в процесс глобализации экономик. Изучая ее, можно предсказать, что ждет мировую торговлю в ближайшем будущем.

За полтора года до Гонконгского саммита ВТО, предвидя возможную потерю своих позиций на мировом рынке сахара и пытаясь ослабить давление со стороны «тростниковых стран», в июле 2004 года Европейская комиссия (ЕК) провела «отвлекающий маневр» — опубликовала свои предложения по реформированию системы регулирования европейского рынка сахара. Тогда в подготовленном ЕК документе («White Paper») предлагались радикальные изменения в политике ЕС, направленные прежде всего на сокращение выплат фермерам в форме субсидий. В частности, предусматривался отказ от сахарных интервенций и их замена системой контрольных цен. Определялись минимальные цены, уплачиваемые производителям сахарной свеклы, пороговый уровень поддержки для частного хранения, гарантированные цены для преференциального импорта из стран Африки, бассейнов Карибского моря и Тихого океана (АСР) и базис для исчисления импортных пошлин. Реализация проекта предусматривала сокращение среднегодового производства сахара в ЕС с 20,5 млн тонн до 17,5 млн. тонн [7].

Еврокомиссия предлагала сократить гарантированную цену на 39% и компенсировать уменьшение доходов европейских фермеров. Эта реформа должна была стимулировать концентрацию в этом секторе сельского хозяйства и пищевой промышленности.

Европейский Союз обещал даже временно открыть внутренний рынок для сахара из Бразилии и других стран — поставщиков этого товара, — правда, при условии, что если Брюссель убедится в том, что крупнейшие сахарные компании Европы используют сложившуюся ситуацию в целях повышения цен. Таким образом, ЕС впервые за 40 лет делал большой шаг в сторону реформирования собственного «сахарного режима».

Во всем этом реформаторском многообразии присутствовало одно маленькое «но» — реформу предполагалось провести только после того, как бедные и развивающиеся страны откроют свои рынки для товаров и услуг, поставляемых из Европы. Однако такие условия явно не устраивали первых и особенно новых агрогигантов — Бразилию и Индию.

Авангардом в тайной, а затем и открытой сахарной войне против ЕС всегда выступал «тройственный союз» Бразилии, Австралии и Таиланда. Именно они, основные участники мирового сахарного рынка, подвергли программу резкой критике за «мягкотелость» и половинчатость предлагаемых мер. В Гонконге, на министерском саммите, под сильнейшем давлением этих стран Европейский союз вынужден был взять на себя обязательства по пересмотру программы. ВТО требовала большей и безусловной открытости европейского сахарного рынка.

Открытый европейский рынок прежде всего выгоден Бразилии, по праву считающейся сегодня сельскохозяйственной сверхдержавой. Но многим небольшим развивающимся странам новая политика существенно осложнит ситуацию: они долгое время пользовались режимом преференций в торговых отношениях с Европой, теперь им придется действовать в менее благоприятных условиях.

Новая программа ЕС, составленная по итогам Гонконгской встречи, рассчитана на несколько лет, и в течение всего этого периода фермеры будут получать по 64,2% от упущенного дохода. В странах, где объем сахарной промышленности упадет более чем вдвое, на пятилетний срок будет введена 100%-я компенсация. В странах, где заводы встанут, предполагается помочь фермерам.

С начала 2006 года ЕС установил для производителей сахара налог, за счет которого предполагается компенсировать фермерам прибыль, недополученную после снижения цен. Часть налога идет на выплату компенсаций производителям, вынужденным уходить с рынка или диверсифицировать бизнес, осваивая новые направления вроде изготовления биоэтанолового топлива из сахарной свеклы.

Непосредственные производители корнеплодов внутри ЕС распрощались с высокими гарантированными ценами на свою продукцию. Если раньше с каждого гектара свекловичного поля европейский крестьянин получал в среднем 1700 евро, то с 2006 года эта величина не превышает 1480 евро. Такое решение Брюсселя вызвало массовые протесты фермеров в Центральной и Восточной Европе. Для них это решение было бы понятным, если бы существовала альтернатива, если бы выращивание пшеницы или ячменя было прибыльным. Однако в действительности до сих пор дело обстояло так, что гектар, занятый под сахарную свеклу, давал европейскому фермеру прибыль в три раза большую, чем гектар под зерновыми культурами. Подобная ситуация была возможной вследствие политики ЕС по стимулированию импортозамещения и формированию собственного производства сахара. Это позволяло до недавних пор сельскохозяйственным производителям Франции, Германии, Бельгии возделывать пшеницу, фенхель, ячмень. Теперь же такой возможности у них нет.

Звезда на сахарном небосклоне

Мир в состоянии «сахарной войны». Ее истоки — на тростниковых полях Бразилии.

Хотя содержание сахара в тростнике и свекле почти одинаково (20% и 19% соответственно), однако сахарный тростник в условиях теплого тропического и влажного климата растет неимоверно быстро и может давать по два урожая в год.

Типичное европейское свекловодческое хозяйство до недавнего времени имело 25 га посевной площади сахарной свеклы, годовой сбор составлял примерно 1500 тонн корнеплодов. Типичная тростниковая плантация в Бразилии имеет площадь примерно в 20 000 га, для сравнения — это больше трети посевной площади сахарной свеклы в такой стране, как Германия — одной из основных сахаропроизводящих стран ЕС.

Урожай, который удается собрать европейскому фермеру за год, используя современные машины и технологии, бразильский получает за полгода, используя лишь мачете. К тому же обилие дешевой рабочей силы на рынке труда в Бразилии (так, например, в самую «жаркую» пору сбора урожая сборщик тростника получает в среднем 11 долл. в день или 300 долл. в месяц, в то время как в Европе наемный работник получает соответственно 40 и 1500 евро) позволяет значительно снизить затраты на его выращивание. В итоге себестоимость тростникового сырца в 3—4 раза ниже себестоимости европейского полуфабриката.

Устойчивое увеличение посевной площади под сахарным тростником, улучшение технологий его выращивания и переработки позволили Бразилии за последние 10 лет увеличить производство сахара более чем в 2,5 раза — до рекорда 25,5 млн тонн в 2004/05 маркетинговом году [8].

Мощности сахароперерабатывающей промышленности Бразилии позволяют переработать более 370 млн тонн тростника и произвести 30 млн тонн сахара и 18 млрд. литров спирта [8].

Бразилия традиционно экспортирует 45—55% производимого сахара — данный показатель колеблется в зависимости от объема внутреннего производства и ситуации на мировом рынке. Не одно десятилетие страна является мировым лидером по экспорту сахара.

Основные и традиционные рынки сбыта бразильского сахара-сырца — Россия, Египет, Иран, ОАЭ (табл. 2). Рафинированный же сахар Бразилия экспортирует, главным образом в Египет, Нигерию, Индию, Шри-Ланку и Йемен.

Таблица 2

Основные импортеры сахара-сырца из Бразилии в 2005 г.<*> [12]

Страна

Объем (тыс. тонн)

Страна

Объем (тыс. тонн)

Россия

4190,4

Нигерия

308,4

Канада

813,7

Саудовская Аравия

316,2

Алжир

454,8

Болгария

182,2

Румыния

373,7

ОАЭ

176,4

Марокко

339,5

Другие

6107,1

Египет

258,6

Всего

13521

 

<*> включая сахар-сырец высокой поляризации (VHP raw sugar).

Бразильский сахар чрезвычайно высоко конкурентоспособен на мировом рынке. Помимо высокого качества и низкой стоимости производства в последние годы экспортному продвижению продукта способствовала также девальвация местного реала к американскому доллару. Высокий спрос на бразильский сахар в немалой степени поддерживается и падением производства данного продукта в Индии и Таиланде.

По оценкам департамента сельского хозяйства США мировое производство сахара в 2005/2006 маркетинговом году составит и 144,2 млн тонн, товарооборот мирового рынка сахара — в размере 76 млрд долл. [11]. Не секрет, что лидировать на этом рынке, только с еще большим отрывом от своих ближайших конкурентов будет Бразилия. Уже в этом 2005/2006 маркетинговом году она обещает произвести около 40 млн тонн сахара [12]. Попытки представителей ЕС и США «уличить» Бразилию в скрытом субсидировании сахарной отрасли также потерпели неудачу.

Сахарный режим ЕС жил по договору, подписанному рядом европейских стран еще в прошлом столетии. Речь идет о «Временном соглашении, об организации торговли и производстве сахара стран — членов ЕЭС» — от 18 декабря 1967 года [13]. Был обеспечен максимально полный и сбалансированный учет интересов основных сахаропроизводителей — Германии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Испании при построении нового европейского рынка сахара. В конце концов компромисс был найден: твердые квоты производства и высокие закупочные цены были установлены для всех. Таким образом, внутри рыночной империи возник остров почти социалистического планового хозяйства, где прибыль уже не являлась критерием целесообразности и рациональности производства, это был шедевр административного искусства.

В середине 2001 года Бразилия как лидер «тройственного союза» обратилась в секретариат ВТО с весьма длинным исковым заявлением. Смысл этого заявления сводился к следующему: если ЕС хочет субсидировать производство собственного сахара в рамках сообщества, — пожалуйста, мы не против. Но в таком случае европейцы не должны продавать этот сахар по демпинговым ценам на мировом рынке, поскольку это противоречит Уругвайскому соглашению стран — участниц ВТО.

Четыре года спустя, 28 апреля 2005 года, был объявлен приговор последней, высшей судебной инстанции ВТО в пользу правительств Бразилии, Таиланда, Австралии. Апелляционный орган Всемирной торговой организации (ВТО) признал незаконной государственную поддержку, которую оказывают страны Европейского союза своим производителям сахара. ВТО подтвердила, что государственные субсидии Евросоюза своим производителям и экспортерам сахара нарушают международные торговые нормы и мешают свободной конкуренции на этом рынке.

Конечно, ВТО является весьма авторитетным органом, однако эта организация не наделена исполнительной властью. Бразильская сторона знала, что практическая реализации этого решения невозможна не только без нажима на Брюссель, но и без его (Брюсселя) заинтересованности в подобном решении. Поиском альтернативной выгоды для ЕС и «подготовкой» соответствующего общественного мнения бразильская сторона все эти годы занималась довольно активно и не без успеха. Бразильские эмиссары ненавязчиво предлагали к обсуждению одну и ту же тему: если ЕС откроет доступ на свой рынок бразильскому (таиландскому, австралийскому) сахару, то Бразилия (Таиланд, Австралия и др. страны сахарного тростника) на льготных условиях автоматически откроют свои рынки для промышленных товаров из ЕС. В противном случае будут введены штрафные пошлины.

Конечно, у сахарного лобби есть в ЕС «естественные», столь же могущественные противники в лице представителей фармацевтической, кондитерской промышленностей, производителей безалкогольных напитков, — крупных концернов, мечтающих приобретать сахар по ценам мирового рынка. Ведь в этих отраслях только в одной Германии занято 250 тыс. человек, что значительно больше, чем в индустрии сахара.

К особенностям функционирования Европейского рынка сахара можно отнести следующее. В первую очередь имеется в виду действовавшая система экспортных субсидий — один из самых странных инструментов дотационной политики ЕС. Брюссель выплачивал немалые деньги своим экспортерам, покрывая разницу между ценой продукции на мировом рынке и ценой в ЕС.

В то же время процедура получения экспортных субсидий являлась инструментом административного давления на бизнес. Так, например, экспортер конфет должен был не менее чем за год известить региональную экспортную комиссию о предполагаемых объемах поставки продукции, скажем, в Китай, Индию, Бразилию или Россию, заявить о размерах рамбурсирования, предъявить вигерпротоколы, подтверждающие экспортные расписки, «желтые» формуляры, и другие бумаги общим количеством не менее дюжины. Только расходы администрации ЕС для организации и обслуживания экспортной процедуры составляло в среднем от 250 до 300 млн евро в год [14].

Формально сегодня в Брюсселе озабочены возможными последствиями новой сельскохозяйственной политики. Однако общество больше, чем чиновники, хочет знать, что будет с фермерами — хотя они составляют только 0,5 % населения, но они «владеют» почти половиной площади ЕС. 47,5 % его территории — это сельскохозяйственные угодья. Если пустить « по миру» 400 тыс. фермеров, что станет с 47,5 % не самых худших земель Европы? Не будут ли они принесены в жертву более дешевым заморским продуктам?

Но пока в аграрной комиссии ЕС звучат лишь предложения о переквалификации фермеров в попечителей ландшафтов, во что-то среднее между сторожем и ландшафтным дизайнером, и предлагается компенсация за потерянный бизнес в среднем по 400 евро в месяц.

Для того чтобы европейский фермер смог привыкнуть к новой системе, установлен своего рода переходный период в 4 года. Однако в 2008 году будет проведен пересмотр системы, чтобы принять к сведению ситуацию на мировом рынке и прочие факторы неопределенности. В течение двух приемов за 3 года интервенционные цены в ЕС для производителей сахара сократятся с 632 евро за тонну до 421 евро. Минимальная цена, которая будет гарантирована производителям сахарной свеклы в ЕС, снизится с 43,6 евро за тонну до 27,4 евро за тонну. Это также будет осуществлено за два приема в течение 3 лет. Общая квота на сахар в ЕС упадет в течение 4 лет на 2,8 млн тонн и составит 14,6 млн тонн [15]. Однако отдельные страны ЕС смогут торговать своими квотами с другими.

В Брюсселе убеждены, что реформа отрасли имеет важное значение не только с точки зрения улаживания противоречий с развивающимися странами, но и с точки зрения интересов сахарной отрасли ЕС. За последние 10 лет количество рабочих мест в отрасли сократилось на 17 тыс. Если 1990 году в ЕС было 240 предприятий по производству сахара, то в 2004 году их осталось только 115 [16]. Без реформы отрасль «просто рухнет». Неконкурентоспособным сахарным заводам ЕС будет оказана помощь, чтобы они могли перепрофилировать производство.

И хотя потери фермерских хозяйств будут компенсированы, но все же существенных издержек не избежать даже при сохранении дотаций в ближайшие четыре года. В каждой конкретной стране это отразится по-разному. Больше всего пострадают крупнейшие страны — производители сахара в Европе: Франция, которая ежегодно вырабатывает почти четверть всего европейского сахара — 4,5 млн тонн, Германия (4,3 млн) и Польша (2 млн) [16]. Предполагается также произвести закрытие убыточных производств и упразднить около 7 тыс. рабочих мест, прежде всего в «новых восточноевропейских странах» ЕС, а также в Ирландии, Италии, Греции, Португалии и Финляндии. Остальных жесткие меры затронут в меньшей мере. Так, Венгрия, производящая совсем недавно около 400 тыс. тонн сахара, должна будет сократить размер пашни под сахарную свеклу всего на 10 тыс. гектаров [16]. Закупочные цены из-за разницы в системе сельхоздотаций между старыми и новыми членами Евросоюза тоже снизятся не на 36, а всего лишь на 20%.

Страны Африки, Карибского бассейна, Тихоокеанского региона (бывшие колонии европейских стран), пользующиеся гарантированными экспортными квотами и системой ценовых преференций со стороны ЕС с 1975 года, выступили против реформы и призывали ЕС отложить ее хотя бы до 2010 года.

Сахарная реформа в отдельно взятой «новой стране» ЕС

И тем не менее в самой Еврокомиссии к проводимой реформе относятся с большим оптимизмом.

Согласно новой программе схема реструктуризации производства сахара в ЕС предполагает высокое дифференцированное финансирование, призванное стимулировать закрытие фабрик и отказ от европейских квот, а также компенсировать социальные последствия этого закрытия. Для восточных стран сумма финансирования — 730 евро за тонну в первый год (во второй — 625 евро, в третий — 520, в четвертый — 420) [17].

Например, для Латвии, «новой страны» ЕС, где под выращивание сахарной свеклы до 2006 года было отведено около 14 тыс. га, или около 0,2% территории страны, и имелось всего две сахарных фабрики, производственная квота составляет 50,2 тыс. тонн в год. Почти половина из этого объема — 24,8 тыс. тонн сахара в год — квота для Лиепайской сахарной фабрики. Если она закроется, то Брюссель в первый год заплатит 18,1 млн евро (во второй — 15,5 млн евро, в третий — 13,0, в четвертый — 10,4). То есть за 4 года ничегонеделания фабрика получит 57 млн евро [18]. Вроде неплохо... А на что сахарозаводчик будет жить лет через пять?

В самой Латвии представители отрасли настроены менее оптимистично, чем в Брюсселе. Латвийские сахарные фабрики как раз попадают в разряд мелких, которые ЕК думает прикрыть за сомнительную компенсацию. Между тем сырье фабрикам поставляет около 600 фермерских хозяйств, которые останутся без работы, ведь экспортировать свеклу запрещено [18]. А сахар можно производить лишь из местного сырья. По прогнозам специалистов латвийские фермеры только в 2006 году столкнутся с убытками в 2,5—3 млн евро [19]. Правда, ЕК обещает продолжить выплату субвенций, если свеклу будут выращивать для производства биотоплива. Однако компенсация в 45 евро за гектар слишком ничтожна для перепрофилирования бывших колхозников в топливозаправщиков.

Рост цен на энергоносители, потеря своих позиций на мировом рынке европейскими производителями и устойчивое лидерство Бразилии в производстве и экспорте тростникового сахара привели к сегодняшнему стремительному росту цен. Поскольку мировой сахарный рынок в силу своей специфики обладает значительной инерционностью, то тенденции и характер его развития будут сохраняться как минимум и в следующем году. Однако нет худа без добра, повышение цены на сахар дает шанс российским свекловодам и сахарозаводчикам поднять «с колен» отечественную сахарную отрасль, сделать ее более рентабельной и тем самым обезопасить национальный рынок от нестабильности мировой конъюнктуры.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Schatzung der Weltzuckererzeugung. FO Licht, Europ. Zuckerjournal; №21/14, 16.02.2005. — 235 ss.
2. ISO. 2005. Sugar Year Book. — London, UK, 2006. — 296 pp.
3. Shah, Mahendra; Strong, Maurice: Food in the 21st century. From science to sustainable agriculture / World Bank (IBRD). — Washington D.C.: IBRD 2005. 72 ss.
4. Wolpold-Bosien, Martin: Die andere Eroberung. US-amerikanische und europaische Agrarexportpolitik und ihre Folgen.... Hintergrunde und Argumente fur die Diskussion um die Agrarverhandlungen in der WTO / Food First Informations- und Aktions-Netzwerk (FIAN). Sektion der Bundesrepublik Deutschland. Rheda-Wiedenbruck: ABL Bauernblatt Verl. 2005. 132 S., Tab., graph.Darst., Bibliogr. 215 ss.
5. USDA, «Agricultural Income and Finance Outlook» — Washington, 2005. — 229 pp.
6. Weltzuckererzeugung aus zuckerruben. FO Licht, «Europaisches Zuckerjournal» Nr. 6 vom 16.02.2005. SS.11-19.
7. «White Paper». EU-Zuckermarktreform. — Berlin; Brussel, 2004. SS.324
8. Brazilian Impodts per main Partners. In: Brazilian Impodts. Secretariat of External Commerce (SECEX), Ministry of Development, Industry & External Commerce, Brazil. 2005. — 266 pp.
9. F.O.Licht Europaisches Zuckerjournal, Band nnb, Heft 13, 2004. SS. 216.
10. Zuckermarkt: Weltproduktion. «Agrarwoche» // Zeitschrift. April. 2005. S.23
11. USDA, Agricultural Outlook, November — December 2005. — Washington, 2006. 225 pp.
12. Brazilian exports of sugar products. The forecast 2004/05. NCM 1705.102.00 SECEX. Brazil. — 2005. Р. 244.
13. Die Verordnung Nr. 1009/ 67/ EWG des Rates vom 18. Dezember 1967. Uber die gemeinsame Marktorganisation fur Zucker (ABl. 1967, Nr. 308, s. 125). — Bonn. 1968.
14. Ineffizienzen zu Lasten der Verbraucher? Prof. Dr. Erich Schmidt, Universitet Hannover, in: Zucker: Markt oder Ordnung.Die Reform der EU-Zuckermarktordnung.Loccumer Landwirtschaftstagung 2005 vom 4. bis 6. Februar 2005. — Berlin, 2005. — SS. 256.
15. EU-Zuckermarktreform. Programm 2006-11.EU-Konferenz. 14-16 Januar, 2006. Berlin; Brussel, 2006. — SS. 412.
16. Roosen, J. Verbraucher und die Reform — Wurde Zucker wirklich billiger? Ware billiger Zucker wirklich gut? In Loccumer Protokolle — Zucker: Markt oder Ordnung, Joachim Lange (Hsg.). — Rehburg; Loccum, 2005. — S. 167—174.
17. Agrarkommissarin Mariann Fischer Boel fur Handelsblatt. 12.01.06: http://www.handelsblatt.com
18. Латвия против механизма реформы сахарного рынка ЕС: http://www.foodnavigator.ru
19. Реформа рынка сахара ЕС грозит уничтожить его производство в Латвии: http://www.regnum.ru/news/latvia/513912.html

Также по этой теме: