Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Рынки: состояние и развитие    Прошлое и настоящее, а также перспективы развития мясного продовольственного комплекса и рынка мясных продуктов

Прошлое и настоящее, а также перспективы развития мясного продовольственного комплекса и рынка мясных продуктов

Прошлое и настоящее, а также перспективы развития мясного продовольственного комплекса и рынка мясных продуктов

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №1 год - 1999

Самойлов А.Ю.

Положение в мясном продовольственном комплексе (январь 1992 - август 1998)

Рынок мясных продуктов является одним из крупнейших рынков продовольственных товаров. Он имеет весьма устойчивые традиции, его состояние оказывает существенное влияние на другие рынки продуктов питания. За долгие годы сформировалась определенная система производства и распределения подобных продуктов. Мясная промышленность всегда относилась к одной из важнейших, показатели ее развития составляли предмет пристального интереса со стороны государства. Мясные продукты в виде тех или иных товарных групп являлись частью государственного стратегического запаса. Несмотря на дефицит мясных продуктов в течение ряда лет, их значение для обычного потребительского рациона весьма велико. Если жители европейских стран, не испытывающие недостатка в подобных продуктах, и по месту в рационе многие мясные продукты отодвинулись на второй план, то в России мясо, а еще чаще колбаса, уступают по важности в семейном рационе только хлебу и картофелю. Хотелось бы также отметить, что всегда мясная промышленность теснейшим образом была связана с положением в сельском хозяйстве. Чтобы понять многие сегодняшние процессы на рынке мяса, прежде всего необходимо рассмотреть развитие животноводческой отрасли в качестве основного производителя сырья для мясной промышленности за последние годы, проблемы переработки мясных продуктов, а также уровень и структуру импорта.

С середины шестидесятых годов наблюдался рост производства и потребления продовольствия. Так, например, среднедушевое потребление мяса возросло в 1990 году по сравнению с 1960 в 1,6 раза (с 41,8 до 68,3 кг) [1]. По многим показателям потребление продовольствия приблизилось даже к американскому уровню. Вместе с тем увеличилось отставание по уровню производительности труда, а также возросли затраты на производство центнера сельскохозяйственной продукции, в частности затраты на производство мяса на тонну зерновых ресурсов, что говорит о крайне неэффективной системе использования как сырья, так и прочих ресурсов. Сравнительно высокий уровень производства мяса поддерживался огромными объемами импорта фуражного зерна. С середины же семидесятых продовольственная проблема стала обостряться. В дальнейшем данные тенденции нарастали, спад составил в 1992 году (по сельскохозяйственному производству в целом) 8% по сравнению с прошлым годом [1]. Это было обусловлено многими факторами и прежде всего ослаблением сложившихся связей, расстройством системы материально-технического снабжения, многократным ростом цен на технику, горючее, комбикорма, зерно и так далее. Не стоит забывать, что и сами хозяйственные субъекты в аграрном секторе внесли в негативное развитие ситуации свой вклад. На протяжении многих лет продолжали существовать многие организационные факторы, которые также усугубили кризис в дальнейшем. Многомиллионные кредиты не возвращались государству, в животноводстве применялись отсталые технологии, отсутствие необходимых типов машин и механизмов, жесткая регламентировалась деятельность колхозов и совхозов. К 1992 году в животноводстве вообще сложилась тяжелая ситуация. Как уже говорилось выше, резко повысились закупочные цены на зерно и комбикорма. В связи с этим резко повысились себестоимость животноводческая продукция. Население, ввиду падения своих покупательских возможностей, уже не могло покупать в нужных объемах мясные продукты. Даже при высоком уровне государственных дотаций, животноводство становилось убыточным. Из-за недостатка кормов и низкой рентабельности животноводства колхозы и совхозы пошли на существенное уменьшение поголовья скота. Поголовье свиней сократилось на 3,9 млн. голов, овец и коз – на 3,9 млн. голов, крупного рогатого скота – на 2,5 млн. голов [1]. Увеличился падеж скота, уменьшились суточные привесы. В особо тяжелом положении находились животноводческие комплексы, которые всегда производили значительные объемы мяса. Они были четко ориентированы сложившимися экономическими схемами на получение кормов из государственных ресурсов. Поставок же практически не производилось. В целом экономическая реформа продвигалась крайне медленно. Это относится и к процессу приватизации, и к реорганизации колхозов, и к образованию фермерских хозяйств. В сельском хозяйстве произошли определенные структурные изменения – увеличилась доля крупного рогатого скота, находящегося в собственности у граждан на 2% (к январю 1993 года), удельный вес производства мяса в личном секторе повысился до 36% в 1992 году. Влияние данных обстоятельств на изменение потребления мяса можно будет проследить в дальнейшем при рассмотрении динамики производства, потребления и импорта мясных продуктов в целом за девяностые годы. Интересно сравнить уровень производства, потребления и импорта мясных продуктов за год. В 1992 году доля импорта мясопродуктов составила около 30% от производства. Потребление составило около 6090 тысяч тонн. Следует сказать, что некоторые различия в подобных цифрах в различных источниках возникают из-за наличия (или отсутствия) тех или иных товарных групп. Так, например, данные по мясу и мясопродуктам могут включать также объемы субпродуктов I категории и колбасные изделия.

К 1993 году правительство проводило мощную поддержку агропромышленного комплекса в числе других приоритетных отраслей экономики. Эти меры способствовали некоторому замедлению спада производства. Но тем не менее снова сократилось производство мяса. Сократилось также поступление приплода всех видов скота. Это было чрезвычайно серьезным обстоятельством, так как увеличивало возможность прогрессирующего уменьшения поголовья в последующие годы. Доля импорта составила в 1993 году уже около 35% от производства мясопродуктов в стране, то есть на 5% больше, чем в предыдущем году. Причем потребление сократилось более чем на 11% [1] (на данное обстоятельство повлиял, вероятно, рост производства мясопродуктов в личных хозяйствах граждан).

Вопреки ожиданиям, в 1994 году число фермерских хозяйств увеличилось незначительно. На это оказало влияние ухудшение финансового положения, удорожание кредитов, рост цен на материально-технические ресурсы. Причем фермеры в основном выращивали зерновые культуры, а не производили мясо. Крупные животноводческие комплексы, работая в новых условиях, вынуждены были закупать корма, цены на которые неуклонно повышались. Уменьшалась эффективность производства. Несмотря на повышение запасов кормов у сельскохозяйственных предприятий, увеличивающиеся затраты вынуждали сокращать уровень поголовья скота. Данные предприятия старались любыми путями миновать систему государственных заготовительных организаций и значительно увеличили реализацию продукции на рынках, по бартерным операциям, через собственные магазины и так далее. Необходимо отметить, что увеличилась доля хозяйств населения в производстве мяса. Предпринята была попытка реорганизации сбытовой системы в виде устойчивых каналов реализации. Но низкие темпы реорганизации не позволили изменить стихийный характер сбыта продукции животноводства. Негативное влияние оказывал монополизм перерабатывающих предприятий.

В последующие годы доля импорта составляла уже 68% в 1994 г. и 81% в 1995 г. Причем цифра импорта в 1994 году почти вдвое превысила этот показатель за прошлый, 1993 год [2]. Это говорит о том, что переломный момент для нормальной деятельности отечественного производства мясопродуктов, а следовательно и животноводческого комплекса, наступил именно в это время. Возможно, тогда как раз нарушилась работа прежней системы производства, а новая еще не успела как следует развернуться. Но скорее всего отечественное производство (именно производство, а не перерабатывающая отрасль, которая легко перешла, как видно из дальнейшего, на импортное сырье), переступило ту грань, вернуться из-за которой будет чрезвычайно сложно. Несмотря на все усилия государства соблюдать некоторый баланс в закупках и производстве столь важного вида продовольствия, впоследствии импорт превысил собственное производство. Произошло это в 1996 году. Причем превышение составило сразу 65%. Именно такими темпами шло разрушение некогда мощной системы отечественного мясного производства. В прошлом году импорт превышал производство более чем в 2,3 раза, то есть на 132% [3]. Следует добавить, что дотации государства на производство продуктов питания составляли в начале девяностых годов около 80%. После резкого их сокращения упал платежеспособный спрос на мясопродукты. Все это совершалось на фоне падения потребления мясных продуктов, низкой насыщенности рынка, ограничений по сбыту у внутреннего производителя. Исчез тот самый главный организатор сбыта, каким являлось государство. Оптовые продовольственные базы так и не смогли взять на себя роль такого распределителя, по крайней мере, в те годы. Поспешное же введение продовольственных бирж, которые должны были сыграть именно такую роль, то есть способствовать правильному распределению в первую очередь основных продуктов питания и мясопродуктов в том числе, не дало положительного эффекта в этой сфере. Биржи прекратили свое существование. Созданные позднее оптовые сельскохозяйственные рынки также не смогли сыграть отведенную им роль. Сама законодательная база стала тормозом на пути новых отношений в торговле. Пока отечественные торговцы только делали первые шаги, пустующую нишу стали заполнять иностранные фирмы-производители, а также поставщики импорта. Руководство отечественных перерабатывающих предприятий пыталось обращаться к российским производителям мясопродуктов. Но по ряду причин, многие из которых указывались выше, животноводы серьезно подводили с графиками поставки мяса и мясо продуктов. Причем тогда уже существовали проработанные проекты создания собственных хозяйств при перерабатывающих предприятиях. Об этом будет подробно сказано несколько далее.

Хотелось бы также отметить, что за отмеченный выше период менялся не только объем, но и сама структура импорта. В начале 90-х годов, по данным Госкомстата, импорт именно сельскохозяйственных товаров составил (долларовом исчислении) сумму более чем в 16 миллиардов, в 1994 эта величина снизилась до 8,6 миллиардов долларов, а к 1997 стала еще меньше – 5,4 миллиарда [4]. То есть снижалась, в том числе, не только доля потребленных населением мяса и мясопродуктов, но и количество переработанного промышленностью импортного сырья в виде различных видов мяса. Разумеется, таковы некоторые итоги деятельности большого количества различных по возможностям фирм. Но итог убеждает в одном, – не было условий, в том числе и создаваемых государством, как для расширения перерабатываемого количества мясопродуктов, так и для расширения собственного производства таких продуктов, пусть и с помощью западного оборудования, хотя о закупках таких видов оборудования широко писали многие средства массовой информации. Такое изменение структуры импорта подчеркивает и еще одно важное обстоятельство, – готовая продукция стала завозиться во все увеличивающихся объемах. Положение на многих других продовольственных рынках свидетельствует о том, что пришедшие на российский рынок крупные иностранные компании стремятся сохранять существующее положение и занимаемую долю рынка. Но и здесь не все так однозначно, как можно было бы решить после беглого анализа некоторых рыночных показателей. Как показывает практика, призывы защитить внутренний рынок от западного продовольственного демпинга, часто связаны с интересами крупных импортеров. Причем принятые необдуманные решения направлены на совершенно определенную товарную группу. Иногда несколько более мелких фирм поставками таких продуктов мешают более крупной продуктовой фирме, так как имеют чрезвычайно выгодный режим поставок. И повышение таможенных тарифов на такую группу мясопродуктов есть проявление возможностей лоббирования крупной фирмы государственных структур. Чаще всего данные конфликты имеют локальную направленность и ограничиваются регионами центра страны. Ведь концентрация фирм, ввозящих продовольствие, наиболее высока именно в Москве и Санкт-Петербурге. Зависимость обеих столиц от импорта оценивается в 60–70%. В целом же этот показатель не превышает по России 50% [5].

Кроме того, если рассмотреть более внимательно таможенное законодательство в его последнем варианте, со всеми внесенными изменениями и дополнениями, то можно заметить следующее важное обстоятельство. Российский рынок до такой степени защищен от импорта продовольственных товаров, что неоправданное повышение таможенных тарифов уже мешает поставлять в Россию многие составляющие для производства многих продуктов, в том числе мясных полуфабрикатов. Наибольшие трудности вызвало введение так называемого импортного комбинированного тарифа. Его величина равна 30% от стоимости товара, но не менее 0,5 ЭКЮ за килограмм. Это вызывает подъем среднеконтрактной цены уже на 50% [5]. Сложная обстановка наблюдается также с ввозом импортного оборудования для мясной промышленности и запчастей для него. Разумеется, недавний тяжелейший общеэкономический кризис внесет свои коррективы в данную проблему. Но многие основные тенденции сохраняться, хотя динамика их развития будет существенно снижена.

Перейдем теперь к рассмотрению детальной структуры внешнеэкономической деятельности на мясном рынке. В течение ряда лет в Россию завозились крупные объемы говядины. Закупалась в основном замороженная говядина (93% в 1997 году от общего объема в натуральном выражении) и некоторое количество охлажденной. Среди иностранных поставщиков необходимо выделить несколько стран. В ближнем зарубежье к ним относятся Украина (в основном – замороженное мясо в полутушах и бескостная говядина) и Казахстан. Из стран дальнего зарубежья – Германия (говядина охлажденная и замороженная, необваленная и обваленная (антрекоты, вырезка, пащина) и Ирландия (бескостная замороженная говядина). Причем по официальным данным, доля Казахстана достигала в своей основной группе поставок доли в 40%, что составляет в натуральном выражении около одной тысячи тонн, Германии же – более 50 тысяч тонн, Украине – более 145 тысяч тонн, а Ирландии – более 83 тысяч тонн. Причем другие поставщики существенно отстают в объемах поставок от указанных лидеров в их основных группах. Доля Украины в поставках замороженных и необваленных туш и полутуш более чем на 50% превышает суммарную долю поставок Казахстана, Молдовы и Литвы. Германия в группе свежемороженой или охлажденной говядины, поставляемой в виде частей и четвертин, имеет отставание от суммарной доли поставок других лидеров в данной товарной группе – Дании, Финляндии и Франции. Их суммарная доля превышает 43%. Ирландия в группе замороженной, обваленной и бескостной говядины также имеет отставание в 3% от других крупных поставщиков – Нидерландов, Германии и Китая [5]. Если принять во внимание осенний кризис, то России следует наиболее детально проработать отношения именно с Украиной в части поставок мяса. Отношения же с Ирландией и Германией могут быть налажены только после санации банковской структуры и установления нормального курса рубля по отношению к доллару. Разумеется, что последнее требует гораздо более значительного времени. С Украиной же возможен некоторый взаимовыгодный обмен не только в части кормов и сельскохозяйственного оборудования, но и энергоносителей. Кроме того, среди крупнейших зарубежных экспортеров мясопродуктов присутствует значительное количество именно украинских фирм и предприятий. Так, например, – Шепетовский, Каменец-Подольский мясокомбинаты. Впечатляет количество фирм, которые ввозили в прошлом году мясо и мясопродукты – более 1380. Основными регионами поставок были Москва, Санкт-Петербург, Московская и Ленинградская области. Суммарный объем поставок в названные местности превысил 70% от общего их числа. Существует и незначительный объем экспорта мяса, лидером среди которого была Латвия.

Что касается импорта другой крупной товарной группы, колбас, то только сравнение валовых показателей говорит о том, что импорт колбас увеличился в 1997 году в 1,38 раза по отношению к 1996 году. В стоимостном же виде данный показатель снизился более чем на 50%. Причиной может служить ввоз более дешевых изделий. Свою роль сыграло снижение платежеспособного спроса населения в конце 1997 года, не столь заметное на фоне обогащения некоторых социальных слоев. Поставки импортных колбас уменьшались далее от месяца к месяцу (в сентябре – ноябре 1998 года) примерно на 30 – 35%.

Таким образом, объем импорта колбас составил в конце ноября около 10–12% уровня августа. Причем такие колебания вызвали сначала резкое повышение цен на данную продукцию, а затем спрос уменьшился настолько, что поставки осуществлялись только в рамках действия долговременных проплаченных контрактов. (Что же касается среднеконтрактных цен, то они постепенно снижались, от уровня в 1,8 доллара за килограмм в марте 1996 до одного доллара весной 1998 года) [5]. Данные подтверждают уменьшение ввоза качественных, а следовательно, и дорогостоящих колбасных изделий. Пестрый состав импортеров имеет своих безусловных лидеров. Ими являются Польша, Соединенные Штаты и Бельгия. Германия переместилась по занимаемой доли поставок с пятого на седьмое место, Франция с третьего на пятое, если сравнивать данные по импорту 1996/1997 годов.

Ситуация в регионах и крупнейших московских мясоперерабатывающих предприятиях

В свете недавнего финансового кризиса особенно актуальным является взгляд на сегодняшнее состояние отечественной мясной отрасли. Рассмотрим далее некоторые ее показатели, место в общеотраслевой структуре, влияние, которое оказывают на данную отрасль различные социальные и общеэкономические факторы. Необходимо выделить также ее потенциальные возможности. Надо отметить, что многие аналитические обзоры, которые в изобилии появляются сегодня в средствах массовой информации, имеют негативную тенденцию к уменьшению количества объективных статистических данных.

Если рассматривать мясной продовольственный комплекс в целом, то отдельные его элементы неравноправны. Так, например, все сказанное ранее говорит о серьезных нарушениях связи отечественных производителей мяса и мясопродуктов с перерабатывающими и сбытовыми предприятиями и фирмами. Особенно ярко это проявилось после начала августовского кризиса. Государство участвует сегодня определенным образом в проблемах животноводческого сектора АПК, но лишь настолько, чтобы некоторое количество хозяйств (средних и крупных) могло работать в режиме простого воспроизводства. На этом фоне позитивно выглядят инвестиционные проекты некоторых оптовых фирм, – они касаются животноводческих и птицеводческих хозяйств. Иностранные же фирмы, хотя и проявляют некоторый интерес к такого рода инвестициям и даже вкладывают в них деньги, но события августа-сентября заставили их резко сократить свою активность.

Сегодняшний рынок определяется не только соотношениями цен на сырье и оборудование, но и формой производства и вытекающими из этой формы перспективы. Чтобы понять это, необходимо рассмотреть далее схемы, по которым вынуждены были работать предприятия мясного комплекса в сентябре-ноябре. Те из них, которые не успели сделать запасы (а сделать запасы этим летом, по ряду объективных причин, указанных ниже, было не так-то просто), снизили объемы производства в несколько раз и только в конце декабря вновь заработали в обычном режиме, готовясь обслуживать поставки мяса и мясопродуктов от мирового сообщества в счет «гуманитарной помощи» (характер которой сильно отличается от произведенных в кризисный период начала девяностых). Предприятия, создавшие такие запасы, либо смогли работать какое-то время на этих запасах, либо создали гибкие схемы, которые основывались на участии иностранных производителей, которые длительное время работали с крупнейшими российскими оптовыми фирмами. В последнем случае риск был уменьшен ввиду того, что зарубежные поставщики имели в качестве гарантий крупные пакеты акций предприятий. Заметна была и роль центральных и региональных органов власти – от льготного режима оплаты продовольственных поставок наличными до снижения транспортных тарифов и таможенных платежей. Но, так или и иначе, все это были форс-мажорные, чрезвычайные режимы работы. Сегодня же становится ясно, что отечественные производители имеют некоторые перспективы, но они самым тесным образом связаны с теми или иными формами совестной работы с иностранными партнерами – от закупки зарубежного оборудования до создания крупных хозяйств, работающих по западным технологиям. Чтобы заметить основные направления, по которым данная схема может стать реальностью, необходимо обратится к анализу работы пищевой отрасли в недавнем прошлом. Но самым, пожалуй, обнадеживающим выводом является замеченная тенденция к объединению капиталов и разрозненных пищевых производств, происходящая с переоборудованием последних новыми видами оборудования, расширенным ростом производства и другими позитивными сдвигами. Возникают, правда, вполне понятные вопросы о национальной принадлежности таких производств. Ведь прибыли, полученные в результате их работы, в случае иностранных владельцев большей частью уходят за рубеж. Поэтому особого внимания заслуживают именно проекты межгосударственные, но в рамках стран СНГ, которые восстанавливают утраченные в результате не всегда продуманных действий государства связи.

Данные обследования деловой активности за последнее время показывают, что значение индекса предпринимательской уверенности (этот показатель рассчитывается как среднее арифметическое «балансов» по ожидаемому выпуску, фактически сложившемуся спросу и текущим запасам готовой продукции) показывает, что среднее его значение по отраслям промышленности имел в конце прошлого года некоторую тенденцию к понижению после некоторого подъема в конце лета – осенью. На ноябрь 1997 года он составил около –7 % (отрицательное значение он имеет из-за того, что текущие запасы готовой продукции в отдельной отрасли вычитаются из суммы ожидаемого выпуска и фактически сложившегося спроса). На указанный период наибольшие показатели имели электроэнергетика, лесная и топливная промышленность. Для пищевой промышленности он составил –11% [4]. Если рассмотреть теперь соотношение между темпами роста цен предприятий-производителей и цен приобретения исходных продуктов (сырья), то в пищевой промышленности в конце прошлого года темпы роста цен производителей только в ноябре совпадали с ростом цен приобретения исходных продуктов, а в декабре отставание составило 0,3%. Сравнение этого показателя с уровнем декабря 1995 года показывает отставание роста цен производителей более чем в 15% [3,4]. Таким образом сказывался рост цен на продукцию животноводства, а также рост цен на закупку импортного сырья для пищевой промышленности.

Если рассматривать показатели производства мяса и мясопродуктов более подробно, то следует отметить, что такие показатели традиционно входят в стандартный их набор, по которому определяется ситуация в данной области либо в другом территориальном образовании в целом. Рассматривая производство мяса по различным областям (краям, республикам и так далее), можно будет сделать определенные прогнозы на развитие ситуации хотя бы в ближайшее время. Официальная статистика рассматривает показатели производства таких продуктов в укрупненном виде, то есть мясо и субпродукты I категории.

В прошлом году средний уровень производства мяса по различным экономическим районам России составил около 16 тысяч тонн в год. Превысили указанный показатель такие экономические районы как Волго-Вятский (18,3 тыс. т/ год), Центрально-Черноземный (21,9 тыс. т/ год), Поволжский (19,5 тыс. т/год), Северо-Кавказский (27,5 тыс. т/год), Уральский (35,8 тыс. т/год), Западно-Сибирский (24,9 тыс. т/год). Существенно отстают Дальневосточный (около 3 тыс. т/год), Северный (6,9 тыс.т/год) районы. Интересно, что средние годовые показатели Центрального района (13 тыс. т/ год) близки к показателям Восточно-Сибирского района (13,8 тыс. т/год) [4]. Даже поверхностный анализ говорит о том, что во многих областях и краях России сохраняется высокий потенциал, опираясь на который можно будет существенно сгладить негативные последствия недавнего кризиса. По недавним сообщениям в средствах массовой информации именно таким областях, как Ростовская (Северо-Кавказский район) и Самарская (Поволжский район), не грозит серьезный продовольственный дефицит.

Бесспорно влияние московского мясного рынка на рыночные показатели центральной части страны. Среди крупнейших производителей мясопродуктов нельзя не отметить Черкизовский мясоперерабатывающий комбинат (МПК). Данное предприятие сдано было в эксплуатацию в феврале 1974 года, в восьмидесятые годы ежесуточный выпуск продукции составлял около 50 тонн продукции, последние годы данный показатель увеличился до 250 тонн. На его базе в октябре прошлого года сформирована интересная во многих отношениях структура – Черкизовский агропромышленный комплекс (АПК), куда вошли кроме наиболее крупного МПК, который и дал название комплексу в целом, московские Бирюлевский (создан в 1988 году, в 1995, после серьезных проблем с производством и образованием крупной задолженности, его управление передано Черкизовскому МПК) и Останкинский МПК и новгородский комбинат «Мясной двор». Последний является крупным предприятием, которое снабжает мясными продуктами российский Северо-Запад. Также в его составе находится не менее десяти других предприятий, среди которых птицефермы, свинофермы, фермы крупного рогатого скота, в настоящее время ведутся переговоры о вступлении в комплекс Останкинского МПК. По некоторым оценкам, данный комплекс занимает долю на московском рынке мяса и мясопродуктов никак не меньше 25%. Вместе с производством и переработкой комплекс старается расширить собственную сбытовую сеть. Причем крупные инвестиции АПК получает не без помощи московского правительства, которому принадлежит около 12 % его акций. Руководство АПК имеет объемный портфель проектов по собственному расширению, но объем инвестиций, которые необходимы для осуществления таких планов, слишком велик. Так, например, в развитие одного только свиноводческого предприятия было инвестировано около трех миллионов долларов [5].

Насколько же сильны позиции Черкизовского АПК, покажет его противостояние осеннему кризису. Главным показателем успешной его работы будет также динамика перехода части предприятий, входящих в состав АПК, из убыточных в стабильно работающие. Как следует из заявлений его руководства, в дальнейшем контуры комплекса захватят многие другие мясоперерабатывающие предприятия. Для рядового потребителя создание столь крупного монополиста не так позитивно, как для отечественной мясоперерабатывающей промышленности. Ведь ввиду ухудшения рыночной ситуации, особенно в последнее время, увеличатся цены на мясные изделия. И диктовать цены будут именно такие крупные объединения. Уменьшение конкуренции не оставит надежды на их снижение даже в демпинговых целях. Кроме того, при имеющихся у руководства комплекса связях в государственных структурах трудно ждать строгости от антимонопольного комитета.

Среди других крупных предприятий московского региона можно отметить Клинский завод. По оценкам специалистов, качество производимых там колбас несколько выше из-за более слабых в техническом отношении технологий выпуска. Из-за этой причины содержание мяса в его продукции выше. Кроме того, сказывается трудовой фактор. Стоимость рабочей силы в провинции гораздо ниже по сравнению со столичной. Хотелось бы отметить и еще одну тенденцию, которая ярко проявилась в последнее время. Не случайно потребление колбас местного производства выше, чем доставленных из других городов. Как считается, именно виду фактора качества. Особенно это относится к колбасам среднеценовой категории. Характерной также являлась слабая конкуренция между крупными комбинатами мегаполисов и небольших провинциальных городов. Главная причина именно в тех инвестициях, которые не в состоянии получать последние. Ведь для оборудования и запуска цеха по производству сырокопченой колбасы требовалось в докризисные времена около трех миллионов долларов (в среднем). Но тем не менее, в последние несколько лет в России стали активно действовать небольшие цеха по производству мясопродуктов. В одной только Москве в 1997 году их было около 300 и каждый из таких цехов выпускал 1,5 – 2 тонны продукции ежедневно. То есть суммарный выпуск (450 тонн) приближался к выпуску крупнейшего мясокомбината [5].

Важным является уменьшение доли на рынке такого мощного предприятия как «МИКОМС». Основные трудности начались на комбинате в прошлом году, основное производство упало более чем на 60 % и в начале года комбинат попал в список убыточных, обнародованных мэрией. Новое руководство приняло решение прежде всего изменить существующий имидж предприятия. Кроме мероприятий рекламного характера начато переоборудование части основных производств, привлекаются дополнительные инвестиции, чему чрезвычайно помешал осенний финансовый кризис.

От рассмотрения общих показателей развития продовольственного мясного комплекса перейдем теперь к вопросам оптовой торговли мясопродуктами. Причем далее будет рассмотрена рыночная ситуация за определенный, достаточно большой период и некоторые закономерности, которые успели сложиться на рынке мясопродуктов. Но следует учитывать то обстоятельство, что августовский финансовый кризис оказал на данный рынок крайне негативное деформирующее влияние. Поэтому многие благоприятные тенденции рынка вполне могут быть серьезно нарушены.

В течение многих лет торговля мясом и мясопродуктами не нуждалась в каких-либо особенных мероприятиях по продвижению таких продуктов на рынки. Колбасу и другие мясные изделия ввиду острого дефицита раскупали мгновенно. Интересно, что в те годы весь громадный столичный мегаполис снабжал один только цех по производству сырокопченых колбас. Постперестречная эра ввела свои коррективы. Наличие широкого ассортимента импортных изделий, а также достаточно низкая цена на них, сразу же переориентировала основные покупательские массы на такие товары. Причем те же колбасы отечественного производства проигрывали не только из-за своей упаковки. Традиционная технология не позволяла длительно хранить колбасы и мясные деликатесы, из продуктов испарялась влага, они теряли в весе. Крупные предприятия стали уделять особое внимание расширению ассортимента. Многие мясокомбинаты выпускали более двухсот видов своей продукции (упомянутый выше Черкизовский МПК выпускает около 300 наименований продуктов) и все время наращивали свой ассортимент. Еще недавно, до осеннего кризиса, ассортимент АО «Царицыно» обновлялся ежегодно более чем на 20%. Для противостояния западным колбасам стали выпускать редкие сорта с фисташками, шампиньонами и овощами. По заявлениям представителей торговли, количество продаваемых в крупных московских магазинах колбасных изделий стало догонять по доле количество импортных. Комбинаты стали закупать современное упаковочное оборудование, в том числе установки для цветной печати. У продуктов появился фирменный имидж. Обновлялись технологические линии. Прилагались значительные усилия по созданию собственных сбытовых сетей. Закупались мини-грузовики для выездной фирменной торговли свежими мясопродуктами. По некоторым данным, ежедневный оборот такой импровизированной мясной лавки достигал 10 тысяч «новых» рублей. Все указанные выше усилия не могут пропасть даром. Остается надеяться, что отечественная мясоперерабатывающая промышленность переживет тяжелые времена кризиса и сохранит потенциал для расширенного развития в будущем.

Оптовый рынок торговли мясными продуктами

Как показывает практика нескольких лет, рынок мясопродуктов испытывает определенный подъем к лету. Это связано с циклом работы многих производителей как за рубежом, так и у нас в стране. Летом количество мясопродуктов увеличивается и цены уменьшаются. Поставщики с помощью различных мер традиционно стараются продлить спрос и на осенний период, что вызывает определенные колебания цен. В конце декабря возникает незначительный всплеск спроса, который фирмы, особенно небольшие отечественные перерабатывающие предприятия, стараются использовать, но это удается им не в полной мере. На данном рынке высока доля поставщиков различных товарных групп мясопродуктов из-за рубежа. К концу января снижается насыщенность рынка и цены на подавляющее большинство товарных групп возрастают. Далее, к февралю-марту снижается активность импортеров. Переработчики и оптовые торговцы постепенно адаптируются к новому уровню цен, заключаются контракты на следующий сезон. Объемы продаж на рынке снижаются более чем на 10%.

Рассмотрим далее некоторые товарные группы, которые занимают устойчивое положение на рынке. Одной из таких товарных групп являются субпродукты – печень, сердце, желудок. Число фирм, которые торгуют такими товарами, уменьшается. Причем с одной стороны это имеет положительное влияние на рынок в целом, так как уменьшается в первую очередь число фирм, которые работают с подобными товарными группами непродолжительное время и легко переключаются на другую продовольственную продукцию, нарушая нормальную работу сбытовых сетей. Высокая популярность субпродуктов у широких кругов отечественных потребителей будет, как видно, возрастать и далее, особенно учитывая финансовый кризис, который нарушил и без того незавидное положение широких масс. Причем именно неблагоприятная ценовая и общая экономическая ситуация в стране сформировала из данных продуктов полновесную товарную группу. Ранее эти продукты существовали в виде дополнения к широкому ассортименту мясных продуктов. В обороте специализированных фирм эта товарная группа составляет 15–20%. Заметен также переход от американских субпродуктов к их европейским аналогам. В прошлом году небольшой объем предложения субпродуктов (около 20%) определил повышение цен на них. Традиционно цена на субпродукты, как и на другие товарные группы рынка, возрастает к январю и уменьшается к лету, колебания цен составляют в среднем 8–10% [5].

Неоднократно отмечалась большая емкость рынка импортных колбасных изделий. Покупателей не останавливали даже достаточно высокие цены. Но в будущем надо ожидать снижения популярности таких изделий, в первую очередь ввиду серьезного их подорожания. Интересно отметить, что в прошлом году импортные производители объединились и выпускают теперь колбасу привычных отечественному покупателю марок – «Докторская», «Русская» и так далее, причем по отечественным же рецептурам. Сырье для ее производства имеет гораздо более высокое качество, а следовательно и пищевкусовые качества таких изделий, и сроки хранения выше.

Растущим рынком долгое время оставался рынок копченостей. Закрепиться на нем, и устойчиво работать ввиду жесткой конкуренции, было достаточно сложной проблемой для многих фирм. Непросто было также вывести на него новые виды копченостей. Различные товарные группы этого рынка имели неодинаковую ликвидность. Высокие показатели ликвидности имели такие товарные группы как окорок, грудинка и ветчина. Высокодоходный рынок привлекал множество фирм (только по Москве этот показатель составил более 60 фирм).

Рынок собственно мяса охватывает различные его виды и сорта. Государство неоднократно вмешивалось в оптовые продажи данного вида мясных продуктов. Так, например, говяжьи туши, поставляемые с Украины, неожиданно подорожали. Было принято решение об отмене налога на добавленную стоимость по взаимным поставкам. Но из-за непродолжительного периода повышенного спроса было серьезно уменьшено поголовье, которое, если вспомнить описанное выше положение российского животноводческого комплекса, чрезвычайно трудно будет восстановить. Именно к этому периоду следует отнести также некоторое падение цен на свиное мясо. По некоторым оценкам, свинина занимает в различные периоды до 2/3 всего рынка мороженого мяса. Таможенные ставки постоянно меняются в сторону повышения. Промышленным предприятиям по его переработке сложно становится работать с зарубежным сырьем. Более спокойное положение складывалось у украинских поставщиков. Они, как указывалось выше, имеют некоторые таможенные и налоговые льготы, что отражает правильную линию государства в целом. Такая политика имеет неплохие результаты уже сейчас.

По итогам прошлого года оптовые цены на мясо в среднем повысились на 8,5%, на мясные консервы – на 10%, на мясные изделия – более чем на 17%, на копчености – на 5,7%. Наиболее высокие показатели ликвидности имели мясо, мясные консервы и копчености. От данных товарных групп существенно отставали колбасные изделия и субпродукты [4].

Если сравнить московский оптовый рынок мясопродуктов середины июля и первой недели сентября, то среди общего повышения цен на нем, можно заметить изменение предложения отдельных товарных групп, а также различную динамику повышения цен на такие товарные группы. Для анализа взяты некоторые, наиболее популярные продукты из нескольких товарных групп. Разумеется, данное распределение ценовых позиций страдает некоторой субъективностью, ввиду присутствия на рынке запасов ранее поставленных товаров, особого контроля Торгинспекции, различных сиюминутных демпинговых ожиданий, а также резких изменений в положении каждой отдельно взятой фирмы, характерного для кризисных периодов и небольшого количества позиций, взятых для анализа.

Но, тем не менее, в товарной группе колбас среднее увеличение цены составило 12%. В товарной группе сосисок средний показатель колеблется у величины в 17%. Меньшую величину имело подорожание сосисок «Сокольничьих» (14%), большую – сосисок «Молочных» (30%). В товарных группах сосисок, ветчины, копченостей и субпродуктов средний показатель колеблется у величины в 17%. В товарной группе свежемороженого мяса общие показатели достаточно низкие – от 5 до 8% по группам говядина I категории, говядина бескостная, вырезка [6, стр. 26 – 36], [7, стр. 27 – 36]. Кроме того, следует отметить уменьшение ассортиментных позиций даже у самых крупных фирм этого рынка. Уменьшается и объем предложения, по некоторым оценкам больше чем вдвое только за август. Подобные ценовые скачки вполне способны подвести оптовую торговлю некоторыми товарными группами, например торговлю готовыми мясными продуктами, к опасному пределу, из-за которого вернуться будет не так-то просто. Причем в первую очередь влияют на это чрезвычайно низкие покупательские возможности.

Рынок мясных полуфабрикатов и мясного сырья находится в менее опасном положении. Предпринимателям в этой сфере приходиться гораздо серьезнее относиться к предмету торговли, так как поменять профиль деятельности владельцу цеха по производству фарша гораздо труднее, чем тому же торговцу копченостями. В первую очередь причиной этого считают повышение цен на сырье для производства полуфабрикатов – говяжье и свиное мясо низких категорий. Но, тем не менее, покупатели испытывают сегодня вполне понятный интерес именно к товарным группам средней и низкой ценовой категории. Поэтому многие предприятия, особенно региональные, также налаживают контакты с поставщиками сырья для производства фарша. Интерес усиливает еще и то обстоятельство, что в последнее время многие поставщики предлагают новые технологии и различные рецептуры производства новых видов мясных полуфабрикатов. Из-за того, что ожидается приток в Россию мяса для промышленной переработки весьма сомнительного качества, многие крупные российские производители ввели собственные программы усиления контроля качества мясного сырья, специальные технологии обвалки мяса для промышленной переработки. В этой товарной группе также возникают сложности из-за задержек или остановок платежей по вине банковской системы. Но позитивно то, что динамика поставок все же держится на достаточно высоком уровне. Это особенно важно для региональных предприятий по переработке мясной продукции, а они являются сегодня, в условиях общего снижения поставок на рынок мясных продуктов многими коммерческими фирмами, важнейшими производителями многих мясных продуктов.

В дальнейшем подорожание выразилось сильнее, но даже в самые напряженные моменты середины августа не наблюдалось резкого увеличения цены на украинскую говядину. Данное обстоятельство позволяет видеть именно в ориентации на украинские мясные продукты некоторый потенциал, о котором более подробно будет сказано в дальнейшем.

Банковский кризис в августе привел к невозможности перевода импортерами за рубеж значительных денежных средств и получения средств от своих российских партнеров. Причиной этого явилась остановка поставок в Россию продовольствия, в том числе мяса и мясо продуктов. Для нормальной работы крупных поставщиков необходим валютный рынок со значительным ее объемом (по различным оценкам около 50 миллионов долларов), кроме того исправная работа банков. Сегодня этого нет. В результате проблематичной становится даже распродажа ранее завезенного продовольствия, так как любые действия, в том числе по конвертации средств, полученных в качестве платы за товар, чреваты крупными убытками. Так как уже в середине августа прекратились поставки мяса, крупные перерабатывающие предприятия ощущают острую нехватку сырья. Кроме того, на данный негативный процесс оказало не лучшее влияние катастрофические природные явления в Китае, а также лишение части производителей в Европе государственных дотаций. То есть в летний период практически не было возможностей для масштабных закупок и создания запасов. В регионах положение усугубляется тем, что там велико влияние импортных мясных товаров, особенно по низким ценам. Местные производители и перерабатывающие предприятия не могут полностью обеспечить регионы собственным мясом. Остается надежда на крупные мясоперерабатывающие предприятия. Хотя между ними и отдельными мелкими предприятиями установилось противостояние, но в настоящий период первые легко преодолеют сопротивление, и их продукция будет поставляться в большее число регионов. Такие планы существовали у крупных предприятий всегда и не потребуют значительной корректировки. Важно, чтобы мясо и мясопродукты поступали в нужном количестве. Это, разумеется, обострит противоречия между регионами, которые привыкли жить на собственных продуктах, и центром. Но и самим крупным предприятиям необходимо сначала найти надежную сырьевую базу. Все зависит от продолжительности кризиса. Скорое преодоление его в определенной мере важно для производителей и поставщиков мяса и мясопродуктов Западной Европы и Соединенных Штатов, так как коммерческая деятельность в течение последних лет была тесно связана с организацией поставок мясопродуктов в Россию. Именно это обстоятельство оказало определенное влияние на падение индексов на мировых фондовых биржах, где происходит снижение цен на зерно, комбикорма, мясное сырье и на другие продукты. Ведь любая интенсификация производства требует не только вложения крупных денежных средств, но и постоянного увеличения поставок. Только такой режим может окупить эти вложения быстрым оборотом капиталов. Теперь же поставки, очевидно, будут приостановлены и уже не возобновятся в прежних количествах. Стоит вспомнить также о ряде скандалов, связанных именно с поставками на наш рынок недоброкачественной мясной продукции. Начиная с той продукции, срок годности которой скоро истекает и до откровенно опасной, зараженной вирусами – возбудителями неизлечимого заболевания. То есть кроме солидных фирм, огромные средства потерял теневой и «черный» рынок. Речь идет даже о запросах в правительства некоторых стран о выделении субсидий местным фермерским хозяйствам.

Обобщая все вышесказанное, можно предположить, что в настоящий момент наиболее выгодным для мясной промышленности стало бы сближение с производителями из ближнего зарубежья, в первую очередь с Украиной, а также Казахстаном. Причем здесь возможен не только обычный порядок поставок, но и паритетный обмен продовольствия (в том числе его транспортировка и частичная переработка украинскими предприятиями), а также другие формы разделения функций. Данные формы партнерской работы двух или более государств серьезно облегчаются наличием сохранившейся с прежних времен структуры оптовых продовольственных баз, хорошо оборудованных складов, мясоперерабатывающих комбинатов, холодильных предприятий и так далее. Нынешний кризис заставит возвратиться к работе всей этой структуры в полном объеме, объединяя экономической необходимостью то, что было обособлено политическими мерами. Другим, не менее важным путем может быть подъем собственного мясного хозяйства России, но не перерабатывающей части, а всего комплекса, производящего для нее сырье, в том числе животноводства, растениеводства (корма и добавки к ним) и ветеринарной службы. Как указывалось выше, упущения в этой сфере нельзя разрешить только выделением целевых дотаций. Потенциал российского мясного комплекса вполне позволяет надеяться на позитивные сдвиги.

После беспокойного для рынка мяса ноября наступил более спокойный декабрь. В конце ноября прогнозы на конец этого года и начало следующего имелись самые разнообразные. От голода в регионах до некоторой стабильности благодаря импортным поставкам. Реальность же, как всегда, нашла золотую середину. Многие регионы страдают от отсутствия мясных продуктов прежде всего потому, что «на страже населения» встала местная администрация, она ввела суровый запрет на вывоз мяса и мясопродуктов за пределы вверенной им территории. Но эти запреты мешают не только недобросовестным торговцам, которые стремятся нажиться на ажиотажном спросе, но и нормальному обмену продуктами различных товарных групп.

Кризис серьезно повредил торговле мясом в регионах. Но величина этой деформации, как кажется автору, преувеличена. Крупные московские оптовые фирмы слишком заняты собственными проблемами, чтобы обращать внимание на характерные процессы региональной торговли. Но ведь и до кризиса связь между центром и большинством регионов была слабее, чем каких-нибудь три-четыре года назад. И в этом как раз заметно преимущество нового способа организации продовольственного комплекса. Рассмотрим подробнее эти процессы, которые могут оказать в дальнейшем серьезное воздействие на значительную часть продовольственного комплекса России. Для анализа выбраны были цены на оптовых рынках нескольких регионов – Петербурга (Центр), Кургана (Урал) и Ростова-на-Дону (Юг). Два последних города ранее относили к Уральскому и Северо-Кавказскому экономическим районам. Данные взяты из коммерческого еженедельного справочника «Товары со склада» за октябрь, ноябрь и декабрь этого года [11, стр. 166–167], [12, стр. 170–171], [13, стр. 172–173], [14, стр. 172–173]. Выбирались цены на наиболее распространенные позиции мясного рынка – печень говяжью, говядину и свинину (кроме бескостной), куры потрошеные, куриные окорочка, сосиски и вареную колбасу. Среднее повышение цен на данные продукты (сравнивались периоды – 10–25 сентября с 10–25 октября) составило в Петербурге 120%, более всего подорожали куриные окорочка (255%), менее всего – сосиски (78%). Это вполне согласуется с реальным положением дел, импорт резко сократился, спрос поднялся. А цена на отечественные сосиски (пусть и произведенные из завезенного ранее импортного сырья) увеличивалась гораздо медленнее. В это время в регионах происходило следующее. Цены в указанный период повысились гораздо меньше. Так как в оптовом рынке Кургана цены на некоторые позиции повысились менее чем на 1%, среднее повышение цен по всем семи выбранным продуктом составило 14%. Причем более всего подорожали куриные окорочка (более чем на 60%). Разумеется, существует некоторый промежуток времени, пока региональная динамика роста цен догонит столичную, и цены в регионах только повышались, но общая обстановка на региональных рынках была куда спокойнее столичной. В центре в этот период происходил передел рынка, перераспределение крупных объемов мясных продуктов, не всегда связанное напрямую с общим финансовым кризисом, а включающее стремление крупнейших рыночных оптовиков сохранить свою долю рынка. Мелкие же компании стремились нажиться на кризисе, играя на повышение.

Сравнивая данные за период с 20 ноября по 10 декабря, можно заметить, что в Петербурге они не росли, а в целом снижались, выравнивались. Диапазон снижения цен, разумеется, гораздо меньше их недавнего роста. Среднее снижение составило по указанной товарной группе 7,5%, наибольшая величина снижения цен опять же у куриных окорочков – 19%. Таким образом, получается, что изменение цен на данный импортный товар говорит об интересах крупных зарубежных производителей (и отечественных оптовых фирм, которые с ними связаны), а не о качестве экономической ситуации, которая не слишком улучшилась в указанный период. Но обратим внимание на данные по регионам. В Ростове-на-Дону среднее повышение цен на указанные продукты составило 2,3%, более всего подорожала печень (2,3%), менее всего – колбаса вареная (около 1%). В Кургане – среднее повышение цен 1,8%, более всего подорожала говядина (4,2%). Опять же, сравнивая декабрьские цены на говядину в Петербурге и в Ростове, можно заметить, что в северной столице цена на этот продукт дороже в 2,26 раза. Перераспределение импорта оказывает, таким образом, гораздо меньшее воздействие на регионы, чем это принято считать. Ведь ценовая ситуация гораздо спокойнее не только на юге России, традиционно богатом продовольствием, но и на Урале, где природные условия гораздо тяжелее. Роль центра (в отношении оптовой торговли) состоит сегодня скорее в сохранении стабильной дороговизны импортных товаров и продвижение подобной политики в регионы, где цены растут вовсе не так стремительно, а местные ресурсы помогают сохранять ситуацию в гораздо более приемлемых рамках и гораздо более длительное время, чем это принято считать в центре.

Сравнение роста цен в ноябре-декабре в Петербурге, Кургане и Ростове-на-Дону показывает, что в среднем указанная товарная группа дороже в Петербурге, чем в Ростове на 45% (говядина – на 95%), чем в Кургане – в среднем на 19% (печень – на 36%. Причем интересно, что отмеченная выше позиция «окорочка куриные», продукт импортный, дороже в Петербурге, чем в Кургане всего на 3%. Это подтверждает высказанное выше положение о роли центра в оптовой торговли страны.

Рассмотрим далее ситуацию с западной помощью, так как данные поставки способны изменить положение на оптовом рынке не совсем однозначным образом. Запад, хотя и утвердился в своем решении о массовых поставках различных видов мяса, но тем не менее схемы, которые должны воплотить это решение в жизнь, сильно отличаются от представлений широких слоев населения. Все дело в том, что нынешние поставки хотя и будут являться гуманитарной помощью, но только небольшая их часть может пойти на бесплатной основе отдельным категориям нуждающихся. Данная часть поставок распределена как по конкретным категориям граждан, так и по региональному признаку. Основная же часть поставок мяса и мясопродуктов, несмотря на излишки мяса в Европе и Америке (в Соединенных Штатах было произведено более 9 млн. тонн свинины, что составило для этой страны своеобразный рекорд), будет поставляться по сниженным ценам, но уж никак не бесплатно. И сегодня, когда перемещение некоторых групп продуктов началось, сформированы списки специальных поставщиков, которые получат определенные таможенные, а также транспортные льготы от государства. Тем не менее ассортимент мясных продуктов уменьшается буквально на глазах, особенно это заметно в регионах. Дело в том, что крупные фирмы обеспокоены резким снижением спроса на многие высококачественные мясные продукты и опасаются завозить их в Россию, ведь никто не может дать гарантию быстрой реализации. А августовский кризис сделал их чрезвычайно осторожными, поэтому грузопоток таких мясных продуктов существенно уменьшился.

Как же обстоит дело на декабрьском мясном рынке ? Каковы его перспективы по ценам и ассортименту? Как заявляют менеджеры крупных оптовых фирм, сегодня подходят к концу запасы мяса, сделанные еще до кризиса. Продажа этого мяса по все возрастающим ценам, нисколько не оказывала влияния на ликвидность этого важного пищевого продукта. Население разбирало мясо, колбасы, копчености, полуфабрикаты и субпродукты, стремясь сделать запасы и хоть в какой-то мере обезопасить себя от инфляции. Но цены, сначала розничные, а за ними и оптовые, достигли своего максимума и на какое-то время даже остановились. Характерным явилось то обстоятельство, что уменьшился и разброс цен от рынка к рынку. Подобный разброс часто указывает на возможное скорое падение либо повышение цен, об этом можно судить по тому, как изменяется процентное соотношение максимальных и минимальных цен. Следует отметить и еще одно важное обстоятельство, которое влияло на ценовую картину на рынке мясопродуктов. Речь идет о фермерских хозяйствах, где также чутко отреагировали на общую экономическую ситуацию. В преддверии суровой зимы многие хозяева ускорили забой скота, ведь на рынке за него стали давать неплохие деньги, ввиду того, что сократились поставки импортных мясопродуктов. Само собой, данное явление следует рассматривать скорее в негативном плане, так как произошло снижение поголовья прежде всего молочного скота. То есть если мы выиграли сейчас на производстве отечественного фарша (так как мясо фермерских коров идет, ввиду своего невысокого качества, на промышленную переработку в различные виды полуфабрикатов), то, соответственно, проиграли в производства широкого спектра молочных продуктов прежде всего на региональных рынках, – в центре гораздо выше доля производства молочных продуктов из импортного сырья. Но от фермеров не приходится ожидать сколько-нибудь продолжительных поставок и такое положение продлится не далее середины декабря.

Основные же поставки, которые гораздо меньше зависят от валютных колебаний, а также куда дешевле по доле транспортных расходов, будут осуществляться, как ожидается, из ближайшего зарубежья, – прежде всего с Украины. Но пока серьезно мешают банковские неурядицы. Причем украинские торговцы часто предлагают даже рассрочку платежей, лишь бы получить хотя бы часть денег сегодня. Необходимо отметить, что поставщики мясных продуктов из дальнего зарубежья легко могут позволить себе переключиться на другие рынки, пусть это и нанесет им некоторый ущерб. Что же касается украинских, белорусских и казахских поставщиков, то их привязанность к российскому рынку является гораздо более тесной. Поэтому многие крупные фирмы разрабатывают сегодня варианты работы с производителями мяса и мясопродуктов из указанных стран.

Основные же поставщики элитных мясопродуктов из дальнего зарубежья пока выжидают, ведь на государственном уровне не так давно было провозглашено будущее снижение таможенных пошлин на целый ряд мясных продуктов (это уже коснулось говядины, свинины и баранины, диапазон снижения – до 5–7%). Причем речь идет о еще большем количестве льгот в будущем году. Как показывает анализ подобных государственных инициатив, надежды на собственные мясные ресурсы не слишком велики.

Но кроме импортеров из Центральной Европы имеются и куда более близкие. Речь идет о чрезвычайной в последнее время активности ряда фирм из Венгрии и Польши. Правильно оценив ситуацию, они стремятся заполнить рынок в паузе между поставками из других стран собственной продукцией, как правило, это мясные консервы невысокого качества. К такого рода поставщикам примыкает и Китай. Нельзя сбрасывать со счетов объемы производимой там мясной продукции. Многие покупатели помнят повышенный спрос на китайскую тушенку в период кризиса начала девяностых.

Если обратиться теперь к ценам московского мясного рынка конца ноября, то картина получится следующая. Несколько снизилось число фирм, которые торгуют мясом птицы. Оптовые цены на некоторые продукты этого сектора рынка возросли – в том числе бедра куриные подорожали с конца ноября на 4–5%; американские куриные окорочка – на 5–6%. Интересно, что мелкооптовые цены на такие продукты как индейка, куры для жарки, куриные грудки несколько снизились – от 5 до 12%. В наиболее широких пределах меняется цена на грудки куриные – от 29,6 до 62,3 рубля, при том, что средняя оптовая цена находится на уровне 48 рублей [9, стр. 20]. Крупные оптовые фирмы значительно уменьшили свой ассортимент товаров из мяса птицы, так как спрос на нее понизился. Снизились или прекращены поставки подобных продуктов по ранее заключенным контрактам. Оптовики считают, что убытки на стадии нахождения товара в стране-производителе гораздо меньше по сравнению с той ситуацией, как если бы товар прибыл в Россию, тем более был распределен по региональной сбытовой сети и не нашел своего покупателя в начале января, когда на многие позиции рынка птичьего мяса ожидается подорожание.

Сравнение московских оптовых цен на отечественную и украинскую говядину показывает, что повышение цен с октября по декабрь составляет [8, стр. 21, 9 стр. 22] 5–6%, американская же бескостная говядина даже подешевела – на 8,5%. То же сравнение по сосискам дает следующую картину – повышение на отечественную продукцию на 20%, деликатесные же куриные сосиски из Франции подешевели на 24%. Данное сравнение говорит о том, что западные импортеры стремятся остаться на российском рынке, снижают цены, но столичный спрос не повышается, и покупатели обращаются к привычной отечественной продукции. Хотелось бы отметить, что для выявления общей направленности цен на ту или иную группу товаров требуется анализ гораздо большего числа данных за период в несколько лет, но это выходит за рамки данной публикации.

Оптовые цены на некоторые виды копченостей уменьшились. Это касается прежде всего бекона. Спрос на эти продукты серьезно уменьшился, и вряд ли новогодние праздники оживят торговлю этой группой товаров.

Следует отметить, что данные изменения происходят на уровне средних и мелких оптовых фирм. Розничная же торговля обладает существенной ценовой инерцией (рыночная торговая сеть – в меньшей степени, а сеть магазинов и тем более крупных универсамов, расположенных в «спальных районах» крупных городов – в большей степени). Ведь магазинам приходится брать товар с отсрочкой платежа на длительные сроки. Тем более надо учитывать падение покупательского спроса, многие группы покупателей переходят на макароны, крупы и дешевые виды овощей. Поэтому магазинные цены имеют тенденцию к повышению. Исключение составляют те торговые точки, которые участвуют в различных проектах местной администрации по прямым поставкам с места производства. Но ассортимент мясных продуктов, которые могут быть реализованы таким образом, невелик. К тому же не все магазины имеют нужные по условиям хранения складские помещения, а также базой для предпродажной подготовки.

Основываясь на указанных выше фактах, можно предположить, что в январе ассортимент импортных мясных товаров сократиться еще больше, спрос на отечественные товары увеличится, соответственно вырастут и цены на них (в центре – больше, в регионах значительно меньше). И западные производители будут поставлять в Россию товары по линии гуманитарной помощи, адресно, в отдельные регионы (так, например, Финляндия выделила более 1 млн. долларов Мурманску и Карелии, 1,2 млн. долларов на продукты и медикаменты Петербургу, Выборгу; Норвегия выделила около 300 тысяч долларов населению Северо-Западного региона России). В дальнейшем зарубежные импортеры вернутся на рынок мясопродуктов, с менее качественными товарами, которые по своим ценовым характеристикам гораздо более будут подходить к ситуации на рынке.

Литература

1. А.А. Френкель Экономика России. – М.: «Финстатинформ», 1996.

2. Российский статистический ежегодник. 1994 – М.: Госкомстат России, 1994.

3. Российский статистический ежегодник. 1996 – М.: Госкомстат России, 1996.

4. Россия в цифрах. 1997 (статистический сборник) – М.: Финансы и статистика, 1997.

3. http: // www. akm.ru (Сайт информационного агентства AK&M).

4. Оптовый вестник (справочник) – № 27 – 1998.

5. Оптовый вестник (справочник) – № 33 – 1998.

6. Оптовый вестник (справочник) – № 41 – 1998.

7. Оптовый вестник (справочник) – № 46 – 1998.

8. Оптовый вестник (справочник) – № 48 – 1998.

9. Товары со склада (справочник) – № 38 – 1998.

10. Товары со склада (справочник) – № 43 – 1998.

11. Товары со склада (справочник) – № 44 – 1998.

12. Товары со склада (справочник) – № 48 – 1998.

 

Также по этой теме: