Куда уходят чувства ч.2

25.12.2013

Куда уходят чувства ч.2

Кравченко П.П

Фрагмент из книги: "Куда уходят чувства"
Часть 2-я

Президенту Российской Федерации
В. В. Путину

 

Уважаемый Владимир Владимирович!

Обращаюсь к Вам по вопросу, связанному с экономической безопасностью России. Речь идет о внешнем долге (ВД) России, который, по данным ЦБ РФ, на 01 января 2013 года достиг 624 млрд долл. В том числе не менее 250 млрд долл. — государственный долг в расширенном диапазоне (45 млрд долл. — федеральный долг и 205 млрд долл. — задолженность компаний, в чьем уставном капитале доля государства составляет не менее 50 %).

Объем и динамика внешнего долга страны имеет первостепенное значение не только для создания условий долгосрочного экономического роста, но и для сохранения политической и экономической независимости любого государства.

Большинство специалистов, анализируя ВД России, делают основной акцент на федеральной его части. Сравнивают ее с некоторыми макроэкономическими показателями (ВВП) и делают ошибочные выводы, которые в составе официальных документов поступают в том числе и Вам. Соответственно, все рассуждения по данному вопросу опираются на цифру федерального ВД (который, напомню, на 01.01.2013 составляет 45 млрд долл.).

В то время как в качестве исходной в рассуждениях относительно внешнего долга должна фигурировать цифра 250 млрд долл. (ВД государственного сектора в расширенном диапазоне).

Далее я постараюсь кратко изложить свою точку зрения на значение внешнего долга для экономики, особенно такой как российская.

Прежде чем продолжить рассуждения относительно ВД, необходимо отметить важную деталь, которую, как правило, экономисты, не говоря уже о политиках, не берут в расчет. Речь идет о принципиальном различии между ВД в национальной валюте и ВД, выраженном в СКВ.

Внешний долг в национальной валюте (даже если долг перед нерезидентами). Его глобальное отличие заключается в том, что заемщик не несет валютных рисков. Эти риски полностью остаются на кредиторах. Пример США. По оценкам, общий долг не менее 30 трлн долл., в том числе не менее 16 трлн долл. — государственный. Оценочная задолженность перед нерезидентами 10 трлн долл. Весь этот долг (обе его части) номинирован в долл. США, т. е. в собственной национальной валюте. Механизм возникновения долга таков. Прежде чем образовалась задолженность США перед нерезидентами, последние купили (получили за товары и услуги и т. д.) доллары США, которые впоследствии дали взаймы (инвестировали) Соединенным Штатам (правительству, корпорациям, муниципальным образованиям и т. д.). Таким образом, США брали взаймы именно свою национальную валюту (доллары США), которую при определенных условиях ФРС может эмитировать в неограниченном количестве. Предположим, значительная часть нерезидентов решила отозвать свои инвестиции (досрочно). Рассмотрим в качестве примера рыночный «котируемый» долг (облигации, векселя).

Первое, что должны кредиторы, — продать ранее купленные долговые ценные бумаги. Вначале они столкнутся с проблемой — реализовать крупную партию долговых обязательств. Предположим, что кредиторы успешно реализовали имевшиеся у них ценные бумаги. Вследствие этого на счету у них появилась сумма, к примеру, 1 трлн долл. Чтобы получить другую валюту, например евро, они должны продать имеющиеся у них на счету доллары за евро. По какому курсу будут конвертированы доллары — проблема бывшего инвестора. Очевидно, что курсовые потери при существенном объеме обмениваемой валюты могут быть значительными. Это в определенном смысле будет существенным сдерживающим фактором вывода валютных средств из экономики США, особенно в период, когда для экономики предпочтительнее сдерживать отток капитала. Одним словом, валютные риски в случае займов в национальной валюте полностью несет кредитор.

Существенное преимущество для страны, в которую нерезидентами инвестируются средства, номинированные в ее валюте, заключается в возможностях со стороны эмитента (ФРС в случае США). Предположим, что в определенный период экономике невыгодны не только отток капитала, но и досрочное погашение долговых обязательств. В качестве «последнего» покупателя может выступить ФРС, предоставив неограниченные денежные средства. Из этого следует, что проблема дефолта полностью устранена.

Долг в СКВ. В качестве примера — Россия. Внешний долг на 01.01.2013 г. — 624 млрд долл. Не менее 75 % от указанной суммы долга номинировано в СКВ. Механизм образования долга. Инвестор дал взаймы России (правительству, государственным корпорациям, компаниям, банкам и т. д.) именно СКВ (для упрощения далее — доллары США). По условиям кредита долг должен быть возвращен также в долларах США. Организация, взявшая взаймы доллары, в дальнейшем конвертирует полученные средства в национальную валюту (рубли). Исходя из динамики накопления ЗВР и роста ВД получается, мягко говоря, странная ситуация (требующая вмешательства контролирующих органов и проведения аудита относительно целесообразности использования внешних инвестиций для пополнения оборотных средств компаний, включая госкорпорации), когда для увеличения оборотных средств компаний привлекаются внешние инвестиции. Данная схема пополнения оборотных средств противоречит здравому смыслу и экономической безопасности

России. Для любого экономиста очевидно, что разумнее денежную массу увеличивать не путем покупки СКВ (в том числе и через поступление внешнего «спекулятивного капитала», который при активном счете платежного баланса должен «блокироваться»), а используя субординированные кредиты. Макроэкономические показатели российской экономики позволяют сделать вывод о целесообразности и разумности такого шага (отношение денежной массы к ВВП не превышает 50 %, что является крайне низким показателем не только для стран с развитой экономикой, но и для государств с экономикой, аналогичной российской).

Предположим (небеспочвенно если вспомнить ситуацию 1991, 1998, 2008 гг.), наступило время возврата займа. Заемщик для возврата вышеуказанного долга должен конвертировать рубли в доллары. Соответственно, доллары кто-то должен продать (они должны у кого-то быть). Именно в такой ситуации и заключается тонкость процесса (возникновение валютных рисков). Предположим, по различным причинам необходимого («свободного») предложения долларов на валютном рынке нет.

Например, если стоимость сырья на мировых биржах снижается. Так как российская экономика имеет явную сырьевую зависимость (доля сырья в экспортных поступлениях не менее 75 %), то это вполне вероятный вариант развития событий. Образуется дефицит поступления валютных средств в страну. Единственным крупным обладателем СКВ становится Центральный банк РФ (ЦБ РФ). Для удержания курса национальной валюты от девальвации (а это неизбежный долгосрочный процесс в российской экономике при существующей экономической политике) ЦБ РФ вынужден будет продавать золотовалютные резервы.

Возможен еще один вариант — привлечение внешнего капитала. Как показывает многолетняя практика, в пору дефицита валютных средств все факторы, способствующие притоку валюты в страну, не «работают»: усиливается отток капитала; валютная выручка не возвращается; держатели СКВ (экспортеры) ее не продают (рассчитывая на девальвацию национальной валюты); банки открывают «короткие позиции» против рубля; население более активно переводит сбережения в СКВ и т. д.

Рассуждаем дальше. Если ЦБ РФ не будет продавать валюту, произойдет резкая девальвация рубля. Что произойдет в том случае, если ЦБ РФ хотел бы продавать СКВ по текущему спросу, но количество валюты резко ограничено? Случится глобальная девальвация национальной валюты (как в 1998 г.) со всеми отрицательными последствиями. Что будет с заемщиком валюты? Заемщик получил ссуду в 1 доллар по курсу 25 руб./долл., а в момент отдачи вынужден покупать валюту по курсу, который может составлять от 20 до 100 руб./долл. (в зависимости от конъюнктуры на мировых биржах и наличия двух базовых составляющих: накопленного ВД и ЗВР). Таким образом, к процентным выплатам (заранее известным) добавляются валютные риски (заранее не известные, но с тенденцией увеличения общей суммы долга). Получается, что брали взаймы 25 рублей, а через некоторое время придется отдавать 50 или 100 рублей.

Если вернуться к примеру США, то заемщик, взяв 1 доллар, вне зависимости от курса национальной валюты должен вернуть именно эту сумму (без учета процентных платежей).

Возникает ключевой вопрос ВД. Сможет ли ЦБ РФ в случае необходимости предоставить неограниченный объем СКВ (как это может сделать ФРС)? Разумеется, нет. Это значит, существует потенциальная угроза дефолта по ВД и возможного банкротства со всеми отрицательными последствиями. Негативные результаты девальвации и банкротства предприятий разве не окажут влияния на общую экономическую ситуацию в стране (падение производства, рост безработицы, снижение уровня жизни, резкое уменьшение налоговых выплат и т. д.)? Разве решение вышеуказанных проблем не будет основной задачей Президента России? Подобная ситуация в отечественной экономике возникала уже не один раз. Так можно ли после приведенного сравнения ограничиваться только заботой о внешнем долге федерального правительства, считая, что остальная часть ВД — это проблемы частного сектора, который обязан сам думать, где, в какой валюте и сколько занимать?

Подводя итог наших рассуждений относительно отличий ВД в национальной валюте и СКВ, отметим, что в стране, где национальная валюта не является резервной (с точки зрения привлечения внешнего капитала — в достаточном объеме — для покрытия отрицательного сальдо по торговле товарами и услугами), экспортные поступления имеют ярко выраженную сырьевую направленность и не являются устойчивыми в среднесрочном плане, должны быть созданы условия для резкого ограничения любых внешних инвестиций (за исключением прямых) не только в СКВ, но и в национальной валюте.

Накопленный внешний долг в размере 624 млрд долл. негативным образом влияет не только на экономическую безопасность России, но и, в конечном счете, на политическую. Постараюсь доказать, что моя озабоченность не является вымыслом и поверхностным взглядом специалиста, изучающего вопросы макроэкономики и финансового рынка в течение 20 лет.

Как говорилось выше, ошибочно сравнивать общую сумму ВД с ВВП (последний показатель практически не несет важной информации, позволяющей корректно оценить достижения экономики в определенный период). Целесообразнее всего при качественной оценке величины ВД использовать (учитывать) следующие макроэкономические показатели: общее поступление валютной выручки; прогнозное сальдо платежного баланса не только по товарам и услугам, но и общего счета текущих операций; динамику «инвестиционных доходов из страны»; накопленные ЗВР и т. д.

Проведенный анализ не только вышеперечисленных показателей, но и других экономических параметров отчетливо показал, что вышеуказанная сумма ВД является для отечественной экономики критической. Некоторые показатели, связанные с внешнеэкономической деятельностью России, представлены в таблице 1. Из приведенных в ней данных отчетливо видно, что макроэкономическая ситуация в стране настолько неустойчива, что непринятие ряда мер по существенному ограничению внешней задолженности России может привести к негативным последствиям (табл. 2).

Общий вывод заключается в том, что накопленный ВД России является сверхкритическим, и в зависимости от ситуации на мировых рынках сырья может стать существенным катализатором резкого ухудшения не только экономической, но и политической ситуации в стране.

В связи с вышеизложенным предлагаю рассмотреть некоторые упреждающие шаги в области обращения СКВ. Предложенные для проработки решения будут способствовать повышению устойчивости всей российской экономики, сокращению спроса на СКВ как на источник денег в качестве средства обращения (что является в настоящий момент парадоксальным и нелогичным инструментом финансирования текущих потребностей экономических субъектов). В то же время существенно возрастет роль национальной валюты. ЦБ России сможет более

полно использовать весь спектр инструментов денежно-кредитной политики. Возможно, через несколько лет сложится ситуация, при которой отечественные предприятия не потеряют свою «финансовую и экономическую» устойчивость в момент вынужденной девальвации национальной валюты.

Первоочередные решения в области обращения СКВ на территории Российской Федерации

1. Изменить существующий механизм привлечения внешних инвестиций (в основном кредитования российских предприятий) в российскую экономику. Основная угроза: валютные риски по кредиту со всеми отрицательными последствиями полностью перенесены на заемщика. Что это значит? Главным образом — невозможность проведения ЦБ самостоятельной (независимой от внешних кредиторов) денежно-кредитной политики. Подробности изложены в ранее направленном Вам письме (от 18 января 2013 г. № А 26-20-12367371)

2. Существенно ограничить все внешние инвестиции в российскую экономику за исключением «прямых инвестиций»:
— полностью запретить («экономическими методами») инвестиции, выраженные в СКВ, за исключением прямых инвестиций в отрасли, где внешний инвестор является ключевым фактором развития отрасли (холдинга, предприятия);
— существенно ограничить «портфельные» и «прочие» инвестиции в национальной валюте до момента, когда счет текущих операций имеет положительное сальдо.

3. Запретить кредитование домохозяйств (физических лиц) в СКВ. Все ранее взятые в СКВ кредиты (на 01.01.2013 — не менее 10 млрд долл.) перевести в национальную валюту. Целесообразно поступить следующим образом. С определенного дня ввести запрет на кредитование в СКВ физических лиц (в форме федерального закона). Предложить валютным заемщикам добровольно перейти на национальную валюту (сроки, ставки и т. д. — технические подробности). Если кто-то откажется переходить добровольно, оставить как есть, не принуждать. Если будут предложены приемлемые условия (улучшающие условия кредита), то вероятность перехода на рублевые займы составляет не менее 85 %. Таким образом, за населением останется право на покупку, реализацию и хранение СКВ. Соответственно, в дальнейшем все кредитование домохозяйств будет происходить в национальной валюте. Основное преимущество заключается в полном снятии валютного риска с заемщика, что даст дополнительную уверенность ЦБ России в проведении необходимой денежно-кредитной политики, особенно в области управления курсом национальной валюты. Кроме этого, данное решение (наряду с другими) будет важнейшим шагом на пути максимальной дедолларизации российской экономики и создаст предпосылки (в случае устойчивости национальной валюты) к частичному отказу от покупки населением СКВ с целью сохранения накоплений от инфляционного воздействия.

4. Ввести запрет на привлечение внешних займов в СКВ. Сделать это исключительной прерогативой государства.

5. Проработать вопрос об ограничении кредитования коммерческих структур в СКВ через отечественную банковскую систему. Решить вопрос о перекредитовании внешних займов, номинированных в СКВ. Целесообразнее всего коммерческие структуры разделить на три группы:
— госкорпорации и компании, где государству принадлежит контрольный пакет акций;
— стратегические предприятия;
— все остальные.

На первом этапе необходимо решать проблему с переводом долга СКВ в заем, номинированный в рублях, именно для предприятий первой группы. Возможные инструменты и механизмы: сверхдоходы от экспорта сырья, часть ЗВР, привлечение долгосрочных займов (срок погашения 20 лет) под более низкий процент.

Основные преимущества реализации вышеперечисленных мероприятий таковы:
— резкое улучшение общей структуры внешнего долга России как по срокам погашения, так и по статусу заемщика;
— уменьшение общих издержек по внешним займам. Экономия на процентных выплатах составит не менее 3 % или 8'15 млрд долл. в год;
— использование благоприятной рыночной ситуации с точки зрения текущих процентных ставок (аномально низких) и достаточной ликвидности;
— усиление роли государства в политике стратегических компаний, участвующих в перекредитовании внешних займов;
— частичное устранение системного риска по притоку/оттоку внешнего «спекулятивного» капитала;
— создание реальных предпосылок для становления рубля в качестве резервной валюты. При запретительной норме резервирования внешние займы будут выдаваться в рублях (СКВ будет продана на бирже (основной покупатель — ЦБ РФ)). Таким образом будет исключен для заемщика валютный риск, который в настоящее время является сверхнегативным явлением, имеющим непредсказуемые отрицательные последствия для всей отечественной экономики;
— резкое уменьшение долларизации экономики;
— более эффективная денежная политика, направленная в большей степени на долгосрочное развитие отечественной экономики с минимально возможной внешней зависимостью (как прямой, так и косвенной);
— создание базовых условий и предпосылок для устойчивого долгосрочного развития российской экономики как одной из наиболее благоприятных экономик мира.

К негативным последствиям принятых мер можно отнести критику со стороны «либеральных» экономистов. Вероятнее всего, будет высказана озабоченность лидерами стран с развитой экономикой, основной мыслью которых будет опасение возврата российской экономики к советскому прошлому (директивной экономике). При этом никто не вспомнит, что, например, в США физические лица не могут размещать на депозитах иностранную валюту, в том числе брать кредиты не в долларах США и т. д. В списке недовольных, возможно, окажутся некоторые физические лица, которые потеряют столь высокую доходность от размещения валютных средств на территории России (по итогам 2012 года более 95 млрд долл. — инвестиционные доходы из России; по итогам последних 13 лет — 645 млрд долл.).

Привлечение внешних инвестиций является ключевым и фундаментальным (для стабильного и устойчивого развития страны в долгосрочном плане), поэтому, на мой взгляд, требуется существенная корректировка в их использовании с точки зрения разумности и необходимости. Считаю целесообразным рассмотреть вопрос о проведении всестороннего анализа не только профильными ведомствами, но и контролирующими органами власти, ответственными за безопасность государства,
включая ФСБ, Счетную палату, Прокуратуру и Следственный комитет РФ, обоснованности привлечения внешних инвестиций в отечественную экономику («портфельных» и «прочих»). При проведении проверки необходимо обратить особое внимание на создание в отечественной экономике механизма денежной эмиссии, который в течение длительного времени был максимально связан с валютными поступлениями в страну. Было бы не лишним уточнить целесообразность создания условий, при которых пополнение оборотного капитала отечественных компаний происходило (и происходит в настоящее время) в определенной степени за счет привлечения внешних инвестиций.

Убежден, что без принятия неординарных решений со стороны государства невозможно справиться с одной из системных проблем отечественной экономики — зависимостью от внешнего капитала, на приток которого в свою очередь оказывают доминирующее влияние цены на основные позиции российского экспорта товаров (нефть, нефтепродукты и газ), складывающиеся на мировых биржах. Можно констатировать, что в последние десятилетия именно непрогнозируемый рост цен на  вышеперечисленные позиции способствовал созданию негативных изменений в экономике, приведших к распаду СССР, финансовому кризису 1998 года и существенным экономическим проблемам конца 2008 года. Между тем наиболее непредсказуемые последствия для всей финансовой системы страны придутся на период 2014–2016 годов, так как накопленный внешний долг (624 млрд долл. на 01.01.2013) и существенный объем импорта (не менее 330 млрд долл. по итогам 2012 года) соседствуют с отсутствием прогнозируемых валютных доходов экономики. Можно заключить, что если в ближайшее время не будут приняты экстренные меры в области сбалансирования притока и оттока валютных средств, это приведет к глубокому кризису на валютном рынке и, как следствие, к резкому ухудшению общей ситуации в стране, в том числе снижению уровня жизни российских граждан, глубина и последствия которого будут несопоставимы с финансовыми потерями, с которыми столкнулась наша страна в 1998 году.

На мой взгляд, экономиста и ученого, специализирующегося на финансовых рынках, существующая «модель» финансирования оборотного капитала отечественными предприятиями не отвечает интересам российского государства, угрожает экономической безопасности страны и в большей степени отвечает интересам иностранных инвесторов. Так как установление стоимости сырья на мировых биржах является искусственным процессом, направленным в основном на развитие мировой торговли (соответственно мировой экономики), складывается парадоксальная ситуация. Экономическое благополучие российских граждан в значительной мере зависит от стоимости сырья на мировых биржах (создана именно такая экономическая модель), а решения о целесообразной среднегодовой стоимости сырья на мировых биржах принимаются явно не руководителями России. Отсюда вывод: благополучие российских граждан, состояние экономики России и т. д. существенным образом зависит не от экономических властей и политической воли Президента, а от  неустановленных лиц, которые более всего озабочены развитием мировой экономики. Считаю, что для такой страны, как Российская Федерация, абсолютно неприемлема эта линия развития.

P.S. Для политика высокого уровня весьма значительным является то, каким он предстанет в истории не только через десять-двадцать, но и через пятьдесят, и через двести лет. Сложнопредставить, что будет написано в учебниках истории о текущих событиях. Как будут расставлены акценты. Но чего нельзя будет изменить, так это цифры. Интерпретировать их можно по-разному, но изменить сложно, так как это была бы уже фальсификация статистического материала. Вас, Владимир Владимирович, неизбежно всегда будут сравнивать с двумя предшествующими политическими деятелями (М.С. Горбачевым и Б.Н. Ельциным), и естественным образом — со всеми последующими (а точнее, их — с Вами). Статистических данных будет много: от естественного прироста (или убыли) населения до объема выработанной энергии и числа построенных заводов и фабрик по выпуску не только импортозамещающей продукции, но и по производству товаров с высокой добавленной стоимостью. Мне бы хотелось обратить Ваше внимание на некоторые макроэкономические показатели, связанные с внешней торговлей, накопленными ЗВР, внешним долгом и другими данными (таблица 3). Мне сложно представить, как эти цифры будут интерпретированы через 20 лет, но уже сегодня можно сказать с большой уверенностью, что возможности для реализации «новой» и разумной экономической политики в эти годы были оптимальными. Впервые за двести лет отечественная экономика с избытком получила сверхвысокую валютную выручку, способную «приобрести» недостающий фактор производства, который был в вечном дефиците — технологии. Три других фактора (количество и качество природных ресурсов, количество и качество трудовых ресурсов, объем основного капитала) практически всегда были в наличии. Что касается относительно пятого фактора производства — предпринимательских способностей, их явный дефицит, при разумной экономической политике государства, на первом этапе мог бы быть преодолен за счет существенной валютной выручки.

Также по этой теме:





Ранее просмотренные страницы