Куда уходят чувства ч.3

25.12.2013

Куда уходят чувства ч.3

Кравченко П.П

Фрагмент из книги: "Куда уходят чувства"
Часть 3-я

Предисловие

В качестве предисловия необходимо остановиться на основных действующих лицах и краткой хронологии событий.

Кравченко Павел Павлович (я, автор данного творческого произведения). Родился в Крыму, в п. г. т.1 Ленино, четырнадцатого мая тысяча девятьсот семьдесят первого года. До одиннадцати лет жил в курортном городке (опять же п. г. т.) Черноморское (на западном побережье Крыма). Когда мне было одиннадцать лет, папу перевели на работу в Симферополь (в центральной части Крымского полуострова). После восьмого класса (1986 г.) я поехал поступать в мореходное училище в Ростов-на-Дону. Двойка за диктант. В 1987'м (после окончания девятого класса) решил поступать во  Владивостокское мореходное училище (за десять тысяч километров от Крыма). Дубль номер два. Был зачислен на специальность «радиотехник».

Николавцева (Кравченко) Светлана Гедальевна. Родилась в Москве десятого сентября тысяча девятьсот семьдесят третьего года. Жила с мамой. Отец умер, когда Светлане было восемь лет. Первая встреча между молодыми людьми состоялась в июле восемьдесят восьмого в Черноморском. Светлана с мамой приехали на отдых (это было не первое их пребывание в тех краях) и остановились у общего (как потом выяснилось) знакомого (снимали комнату).

После окончания первого курса мореходного училища я приехал в отпуск в поселок своего детства, где постоянно проживала моя старшая сестра. Отпуск длился три месяца. Свободное от работы время («шабашки» — строительство дач, ремонтные работы, и т. д.) проводил время с товарищами. Иногда помогал сестре по хозяйству.

Знакомство со Светланой произошло вечером, перед очередным походом на дискотеку. Мне не так давно исполнилось семнадцать лет. Светлане еще не было пятнадцати.

Первый период романтических отношений продолжался не больше десяти дней. Потом Светлана с мамой уехала в Москву.

Вторая встреча произошла через месяц-полтора в Москве (сентябрь восемьдесят восьмого). Возвращаясь на учебу во Владивосток, я на три дня остановился у товарища, который тогда учился в Москве.

В следующий раз мы смогли встретиться только спустя девять месяцев (когда я окончил второй курс). В июне тысяча девятьсот восемьдесят девятого года. Вместе в Москве провели не больше пяти дней.

Летом того же года Светлана с мамой вновь приехала в Черноморское, где я проводил очередной четырехмесячный летний отпуск.

Зимой (в январе тысяча девятьсот девяностого года) мы были обручены. В следующем месяце была сыграна свадьба. В то время я учился на третьем курсе мореходного училища, и мне было восемнадцать лет. Светлана заканчивала десятый класс средней школы (ей было шестнадцать).

После окончания учебы в тысяча девятьсот девяностом году я приехал на постоянное место жительства в Москву.

В девяносто восьмом году родилась первая дочь, Мария.

В две тысячи шестом — вторая дочь, которую назвали Елизаветой.

15 августа 1988 г. Крым.

Здравствуй, Маленькая.

Сегодня приехал к сестре. Можно так сказать, что вернулся на «большую землю». Хотел проверить, есть ли от тебя письма. Когда сказали, что есть, то я очень обрадовался. Письмо шло долго.

Весь день пытался тебе позвонить, но тебя не было дома. Возможно, не туда попадал? Очень по тебе скучаю и жалею, что тебя нет рядом. Каждый день думаю о тебе, Маленькая. Если все получится, то к тебе приеду немного раньше. Очень хочу этого. Важно, чтобы в наличии были билеты.

У меня дела так себе. Заколебались с Гришей в тоске и грусти сидеть. Хорошо, что есть радости в жизни — твое письмо, которое меня очень обрадовало.

Как у тебя дела? Развлекаемся? Гуляем? Смотри не загуливайся, а то буду очень сильно ругаться. Ты у меня Хорошенькая, и я тебя сильно обожаю. Ладно, очень спешу, так как на скалах ждет Григорий. Не хочу застать его со слезами на глазах (от тоски и печали и, возможно, грусти). Нужно ехать, а то будет темно. Помни, что очень, очень, очень — умноженное на 10 в 32 степени — ты мне нужна. Я убежден, что это взаимно.

До свидания, моя Маленькая. Жду, когда увижу тебя.

Август 1988 г. Крым.

Здравствуй, моя Маленькая.

Не дождался твоего ответа и решил тебе написать. Сегодня первый день как мы с одним пацаном работали у одного «козла».

Нет, не в том смысле, что нас наняло на работу животное. Иногда люди себя ведут так, что их сравнивают с некоторыми дикими горными тварями. Это просто сравнение. Еще два дня пахать, а мужик скупой, как скотина паршивая, — злость берет.

Страшно за тобой соскучился. В общем, заколебался без тебя.

Когда последний раз звонил к тебе, мне показалось, что ты чем-то была очень сильно расстроена и так говорила, как будто я не вовремя позвонил к тебе. Теперь позвоню только числа 9–10 сентября, так как буду очень занят. Наверное, 25 августа поеду в Симферополь и буду все время там, пока не уеду к тебе. Маленькая, пиши, пожалуйста, теперь туда. Адрес на конверте. Если будет желание и время, можешь звонить т. 5-92-27.

У нас тут был небольшой детектив. В двух словах. В Черноморске повадился ходить-бродить ночью по домам один мужик.

Ты ведь знаешь, что летом в Крыму жарко, и, как правило, двери на ночь никто не закрывает. Так вот, один мужик (шибанутый), ходит по ночам и смотрит на спящих людей. Уже весь поселок «гудит». И тут три богатыря земли Крымской (я конечно не богатырь, но если внимательно присмотреться, то некоторое сходство найти можно): Вася, Толик и я, так сказать, защитники всех угнетенных и запуганных однопоселочников, решили этого «товарища» выследить. Мной был разработан и предложен план действий.

Это я в отца пошел. Меня хлебом не корми, а дай бандита или жулика поймать. Помнишь, я тебе рассказывал, как в начале лета ловили тех, кто машины ночью вскрывал? Правда, опыта маньяков ловить у меня пока еще нет. Вот и потренируюсь. Так вот. По моему плану необходимо просидеть в засаде всю ночь. Выбрали центральное место, где маньяк должен проходить в обязательном порядке. Наиболее подходящее место было выбрано в кустах, где стоит памятник воинам-освободителям (ты помнишь, где это). Оттуда все более-менее просматривается. Эти разведчики решили взять с собой лекарство. Я вначале не понял, что они имеют в виду. Оказалось, банальное вино. Три бутылки. Они думали, что я тоже буду пить. Но я ведь не пью (еще нет 18 лет). В конечном итоге в засаде до двух ночи просидели. Я пошел в туалет и когда возвращался, то метров за сто услышал разговоры и  некоторый шум в кустах. Я думал, что-то случилось и возможно, они этого мужика уже вяжут. Подошел ближе, оказалось, что они так шепотом разговаривают. Мне стало все понятно. Я предложил отказаться от засады. Моя идея была воспринята как трусость и нежелание выследить гада, но, несколько поразмыслив (не знаю, как им это удалось), сославшись на некоторую усталость после работы (их усталость), было принято решение перенести засаду на следующую ночь. На этом вроде бы все и закончилось. Но, как ты смогла убедиться, я парень настырный. Осознав, что с этими гавриками маньяка не поймать (слишком много и шумно разговаривают в укрытии), принял решение самолично заняться этой проблемой. Тем более, зачем славу успешного поимщика маньяка делить с этими трудоголиками. Поразмыслив, я решил заманить гада в ловушку на живца. Живец — старшая сестра. Я ей, конечно, не сказал, что она наживка (зачем женщину напрасно беспокоить и отвлекать от прекрасных сновидений). Открыв настежь входную дверь так, чтобы было видно с улицы, что она открыта, сам сел перед дверью на стульчике в кустах сирени. Надел куртку с капюшоном и стал ждать. Я по наивности решил, что меня не очень-то и видно. Думаю, что после трех ночи, глаза мои стали периодически закрываться. Но я как мог со сном боролся. Я же будущий морской офицер. Правда, в запасе. Но это мелкие детали. И вот, в очередной раз, когда я открыл глаза, я увидел, что стоит мужик в белой сорочке и втупую смотрит на меня. Ты не представляешь. Меня одолел страх. До сих пор я не знал, что это такое. Но это был ужас, который заключался в том, что я не мог пошевелиться. Стук моего сердца был настолько сильным, что мне казалось, что его метров на сто слышно. Я точно не знаю, сколько это продолжалось, но дядька плавно удалился. Еще минуты три (точно сложно сказать) я просидел в таком безумном состоянии. В конечном итоге меня отпустило. Я резко вскочил и вышел за калитку. Пробежал метров 50 в одну сторону, в другую, но никого не обнаружил. В конечном итоге походы данного субъекта по поселку закончились.

Вот такие, Маленькая, дела. Практически герой. Возможно, медаль за отвагу дадут. Или  подзатыльник. Хотя страху при этом натерпелся, дай Бог. Только сейчас начинаешь понимать, почему во время войны люди убегали от немецких танков. Вероятнее всего, это был банальный страх, с которым сложно быстро справиться. Так что не всегда такое поведение солдат можно расценивать как трусость. Это просто шок. Важно его перебороть.

Ладно, Маленькая, я, наверное, тебя утомил своими ужасными рассказами о вурдалаках и маньяках. Теперь история, как я вурдалака ловил. Да это шутка. Вурдалаков мы уничтожаем на месте преступления. Мороз по коже пошел? Ха-ха. Это я про комаров. Искусали меня.

Ты только представь, я очень хочу к тебе. Тянет, как никогда и ни к кому. Сам от себя такого не ожидал. Ты просто молодец. Маленькая, помни все, что я тебе говорил и писал.

Как там у тебя дела? Как догуливаешь последние дни каникул? Как настроение? Хватает ли времени? А помнишь? Ну ладно, пока. Очень жду.

Твой….! Жду. Моя Маленькая.

Август 1988 г. Крым.

Привет, Маленькая.

Получил от тебя письмо, очень обрадовался. Спасибо. У меня все нормально, только заколебался без тебя. Жалею, что аферу с отпуском провернул (продлил на лишний месяц). Делать почти нечего. Пацанов практически не осталось, так как многие уехали поступать в разные богадельни. Встретил чудака, три года не виделись. Были вместе в пионерском лагере, кипишовали сообща. Даже в городе негде по роже получить. Просто так гуляем. Очень хочется к себе, в бурсу. Как приеду, необходимо сразу ехать в колхоз, собирать картошку. По возможности буду отмазываться.

Маленькая, как ты там в глуши? Слушай, ты пишешь, что нет никакой логики, а разве ты сама по логике живешь? Скучно, неинтересно. Маленькая, то, что вы отделались от нехороших мальчиков — это очень даже здорово. Только сомневаюсь, что вежливо получилось. Есть такие уродцы на грешной земле, что по-другому просто невозможно.

Если придет письмо от меня без адреса (внеочередное), ты, пожалуйста, его не читай. Хорошо? В крайнем случае постарайся. Это тебе на день рождения. Его нужно читать ровно в шесть вечера 10 сентября 1988 года.

Вот и все. Наглейший из наглейших. Один из самых нескромных. Твой Паха. Возможно, где-то нахал. (Шучу). Хороший парень. Никому не отдам — ясно, моя Маленькая? Очень, очень, очень целую. Если ты не против. Все равно целую тебя. Пока, М.

В середине сентября, как и обещал, я приехал в Москву. Это были чудесные три дня, которые мы провели вместе. Когда мы расставались, то следующую нашу встречу планировали не позже чем через три месяца (зимние каникулы). Но разлука затянулась и продлилась девять месяцев.

22 ноября 1988 г.

Сегодня за последние два месяца, наверно, самый хороший день. Получил от тебя, Миленькая письмо. Чуть не забыл: Здравствуй, Маленькая.

Честно говоря, у меня были сомнения, что ты еще раз напишешь мне. Всегда получал от тебя письмо в день моего заступления в наряд, который впоследствии проходил относительно нормально. А когда последний наряд стоял, было плохое предчувствие, т. к. не получил от тебя вестей. Результат — отстоял два наряда подряд. Второй с субботы на воскресенье. Три раза чуть не сняли (это было в первом наряде). Помогло то, что утром смотался в настольный теннис за училище играть, а то точно бы сняли. Так что ты имей в виду. Все зависит от тебя. Когда рассержен, я умею разными подколами и ерническим поведением выводить из себя офицеров. Порой сам этого не желаю, но как-то так получается. Но это не так важно. Это можно было не читать, Маленькая.

Кстати, у меня к тебе некоторые претензии. Приготовься слушать. Неужели я такой глупый и не понимаю, где шутка, а где серьезно сказано? И сегодня я тебе уже говорил насчет того, что, прежде чем что-то важное сказать, долго подумаю своими скудными мозгами. Между прочим, насчет любви я так же думаю, как и ты (почти). Трепать я его больше не буду, пока ты не захочешь. Только, Миленькая, не обижайся, пожалуйста, хорошо? Целую.

Чтобы ты не обольщалась относительно умственного развития курсантов, поведаю тебе анекдот. Практически документальный рассказ.

Идет делегация по выставке мозгов (они находятся в колбе со специальной жидкостью (наверное, чтобы не испортились)).

И под каждыми мозгами находится надпись: чьи и во сколько ценятся. Подходят к колбе с приличными по размеру мозгами. Написано: «Мозги курсанта ТОВМУ (высшее мореходное училище (военное))». Цена 1000 руб. Идут дальше. Опять колба с мозгами. Вес еще больше. Надпись: «Мозги курсанта ДВИМУ (это высшее мореходное училище (гражданское))». Цена 1500 руб. Вроде соответствует действительности. Подходят к колбе, где находятся мозги существенно меньшего размера. Надпись: «Мозги курсанта ВМУ (наше училище)». Цена 5000 руб. Небольшой гул среди обывателей. Один из них обращается к экскурсоводу. «Объясните, как такое может быть. До этого было все логично. Чем больше мозги, тем выше цена. А здесь почему такое не соответствие?» Экскурсовод посмотрел. Вздохнул и ответил: «Так пойдите и их там найдите».

Смешно, Маленькая. Понимаю, что сухопутным не очень смешно. Но для нас нет смешнее анекдота. Это у вас на большой земле, в столице нашей родины, называется — самоирония. Это высший пилотаж юмора. Над другими многие горазды посмеяться. А вот над собой могут только истинные интеллигенты и сверхобразованные люди. Если сказать скромно, то генофонд человечества. Будущие отцы русской демократии. Столпы советской философии. Если по-простому, то банальные мудрецы и пророки нации. Именно из этого анекдота народ вывел поговорку «мал золотник да дорог». А ты, почему, думаешь, алмазы так ценятся? Их еще найти нужно. Хорошо, не буду восхвалять курсантский люд. Есть, конечно, недостатки. Но у кого их нет. Возможно, и у меня один есть. Правда, очень большой. Хорошо, скажу. Мой громадный недостаток заключается в отсутствии недостатков. Вот такие, Маленькая, дела.

Конечно, это правда, что я тебя очень мало знаю, но даже этого мне хватает, чтобы с тобой разговаривать, как с родным человеком. Да и вообще, у меня такое чувство, как будто минимум лет пять вас, мадам, знаю. С каждым твоим письмом я все больше и больше узнаю тебя.

Очень сильно скучаю по вам, девушка миленькая. Мне очень было приятно слышать, когда ты сказала, что гордишься мной, и, кстати, правильно решила, что все остальные слова захвалят меня, и я буду тебе писать: Паша — хорошенький, умненький, смеленький, добренький, наглый, хам, не скромняга и т. п. (Ладно, не обижайся, пожалуйста. Я шучу. Уж и пошутить маленько нельзя). Да, Маленькая, я действительно пошел сюда сам. Маман даже не пускала. Целая делегация из знакомых отговаривала меня от такой жизни. Чем только не пугали: и что жена сбежит от тебя, и жизнь такая будет, и утопиться можно, акулы скушают и т. д. Иди ты лучше в институт какой-нибудь умный. Даже помощь была предложена. Я такую скучную жизнь даже представить не могу. Как хрон, буду на работу в 8:00 уходить и в 19:00 приходить. И так каждый день из года в год. В воскресение с женой в кино сходим и т. п. А мне все это не нравится. Гулять так гулять. Если работать так работать. Что такое отпуск 24 дня, когда после каждого трехмесячного рейса минимум 1 месяц отпуска.

И я думаю своими скудными мозгами так. Кому буду очень нужен, тот все-таки подождет. Не вечность я все же буду в море работать, если, конечно, акулы не схрумкают. Ты, наверное, устала эту чепуху слушать?

Все-таки, Светланка, позволь мне тебя называть Маленькой, и не думай о всякой ерунде. Если будут сомнения, обращайтесь ко мне. Я разъясню, отвечу. Если меня не будет, то к маме своей. Ты ее слушаешься? Не хулигань, смотри, а то я буду ругаться. Проснись, Маленькая. Но впрочем, до свидания, родная.

(Никак не решался, даже не мог написать этого слова. Решил, если ты ответишь, то попробую. Думаю, ты не очень сильно будешь ругаться на хулигана Пашу — а?) До свидания. Обнимаю, целую вас. Спасибо. Твой Паша П. Не грусти. Будь умницей. Нужна очень.

27 ноября 1988 г.

Маленькая, здравствуй.

Очень обрадовался, когда получил твое письмо. Был опять в наряде. Совпадение. Маленькая, когда читал некоторые места, то сильно смеялся. Конечно, я тебя понимаю, ты не привыкла к такому, что творится у нас. Ты, наверное, привыкла видеть у себя (извини, вылетело из головы название города, в котором ты живешь) культурных ребят, с примерным поведением, которые не дай бог что-то не так сделают, и о них еще будут думать, мол, не очень нормальные подростки. Маленькая, у нас вообще все по-другому. Сам не знаю почему. Может, у вас в провинции все сильно умные, постоянно о чем-то великом думают. Все ходят серьезные, и не дай бог кто-то где-то крикнет. У нас не составляет труда просто покричать, побегать, с ума посходить. Только ты не подумай, что мы здесь все больные на голову. Естественно, мы не всегда такие «грустные», хотя есть один настоящий дурак, который всегда ходит веселый, да еще и головой мотает, но бывает и наоборот. Иногда все надоест, в особенности личики офицеров. Но по большому счету у нас ничего, жить можно. Когда приеду, если тебе будет интересно, то расскажу. Хорошенькая, смотри проще на некоторые вещи. Только не на все, а то получится, что будешь читать письмо и все переводить в шутку. Маленькая, насчет братьев. Младший — всего один. Я средний. Есть еще старший. Кстати, если все будет нормально, ты сможешь когда-нибудь его увидеть. Живем мы не в палатке, а в кубриках. Не так давно у нас была проверка, и наш кубрик отнесли к самому лучшему не только в нашем училище, но и в высшем (рядом стоит контора). Есть даже экзотика. На стенке весит череп собаки, который мы заделали под светильник. Получилось вполне прилично. На самом деле я не могу четко утверждать, что череп собаки.

Возможно, и другого насекомого (но очень большого). Прибыл он из Крыма. Ты не подумай, из Крыма прибыл уже череп, а не животное, которое впоследствии стало черепом (часть тела, естественно). У него история, с одной стороны, душераздирающая, а с другой, настолько банальная, что может и рассказывать не нужно. Но раз начал повесть о блуждающем по советским просторам черепе, то изволь послушать. Слабонервных просьба удалиться. Можно не удаляться, но  валерьяночки испить не мешало бы. Как я тебе уже рассказывал, я несколько помешан на  электричестве. Постоянно в школе что-то изобретал. Не вдаваясь в подробности, я из черепа (нашел его, когда где-то гулял (ты не подумай, что я люблю гулять по кладбищам и собирать разные диковинные черепа; это была степь)) сделал светомузыку. Вставил в глазницы лампочки, и когда играла музыка, они довольно интересно мигали. Через некоторое время я у кого-то из ребят выменял упаковку от диска западной группы «Юрайян Хип». Это несколько странноватая группа, о чем поет, не знаю, но важна картинка на упаковке диска. С одной стороны страшнейшее бледное лицо человека, который давненько не живет на этом свете, а с другой стороны руки, сложенные крест-накрест. И все это хозяйство в паутине. Ужас один. Я все это дело повесил на стенку и сверху прикрепил этот череп. Выключатель вмонтировал в дверной косяк и подсоединил к магнитофону. В результате, когда дверь в мою комнату открывается, начинает играть сумасшедшая музыка, наводящая полный страх, и мало того, на вас смотрит череп и мигает. Забыл. Дополнительно вставил красные лампочки в глаза этого давно не живущего на земле дядьки. Леденящая сердце картина. Но самое интересное другое. Как-то раз приехала к нам в гости бабушка. То ли меня не было дома, то ли я привык, что ко мне редко кто без дела заходил, то ли что еще. Бабушка пошла сама, без провожатых, смотреть комнату внука. Инфаркт она не получила только потому, что плохо видела и неважно слышала. Но от музыки испугалась по полной программе. В конечном итоге, когда я был в отпуске, привез данный череп в училище, и мы сделали светильник (покрыли лаком, типа народное творчество (командир вначале никак не соглашался, пришлось ему рассказать душераздирающую историю, что это череп моем любимой собаки, которая была умнейшей в Крыму и случайно погибла под колесами алкоголика и т. д.)). После рассказа кэпу пацаны спрашивают, Паша? ты сам-то понял, что за фигню ты тут наплел про любимую собаку? Я говорю, что вполне складная история. Они давай настаивать, что есть расхождения в показаниях. Получается, что, когда твоя любимая собака погибла, ты либо отрезал ей голову и снял кожу, удалив все что было лишнее в голове. Либо после несчастного случая похоронил ее, а потом через несколько лет откопал и забрал ее голову. Мало того, ты сделал из этой головы светильник. Вывод: либо ты маньяк, полный урод и извращенец, либо трындун, которого еще свет не видывал. Я сказал, что действительно немного переборщил. Но сейчас что уже говорить об этом. В следующий раз буду лучше готовиться. Что пришло в голову, то и сказал. Представляешь, через несколько часов подходит ко мне один парень и просит рассказать историю, как я в детстве ходил ночью по кладбищу и раскапывал человеческие могилы. В качестве доказательства своего мародерства притащил в училище череп собаки, так как в самолете мне не разрешили провозить два человеческих черепа.

Представляешь, это чтобы меня подколоть, пацаны такую фигню этому чудаку рассказали. Ну ладно, я им еще устрою хождение по могилам предков. Они у меня… Пока не знаю, какое им наказание придумать.

Ладно, я несколько отвлекся. Ты только, пожалуйста, не вздумай ходить и все черепа московские собирать, чтобы я мог реализовать свои творческие амбиции. Это был одноразовый порыв души. Действительно, нужно было мне до такого додуматься.

Маленькая, мы обязательно посмотрим мою рожу в форме вместе, когда я приеду. Больше писать, что я тебе «надоел», не буду. Можно просто писать «надоел»? Так вроде бы лучше? Маленькая, когда все обыденно, это, конечно, даже очень хорошо, но, согласись, не всегда интересно. А может, так и лучше? Не знаю. Пока мы это не проходили. Четкой позиции по данному вопросу я еще не выработал. Наверное, с годами.

Особых приключений у меня пока никаких нет. Вот только мои обрезанные ботинки. Командир увидел и сказал, чтобы я их выбросил. А мне они очень нравятся. Моя весенняя обувь. Но против силы и власти не попрешь. Расстались мы с ними по-доброму.

Как, Маленькая, у тебя дела? Настроение?

Маленькая, очень огорчился, когда узнал, что тебе всякую ерунду колют и тебя мучают. Отчего у тебя переутомление? Поменьше всяких комсомольских поручений и забот. Я так хочу быть сейчас с тобой, чтобы тебе стало хоть немного лучше. Думаю, что сумею это сделать. В крайнем случае, сильно постараюсь. Не огорчайся и не думай о том, что ты еще маленькая и жалуешься мне. Самое главное, что не каждому. Когда в следующий раз будут делать уколы, думай о том, что есть кое-кто, кто тебя очень, очень любит, ждет и всегда поможет (я о совсем другой жалости, не той, какую ты не любишь). Милая, ты мне очень нужна. Я постараюсь тебе многое отдать, что у меня там есть. Не знаю точно сколько, но думаю, кое-что есть.

Будь умницей. Слушайся маму. Не грусти. Думаю, что твой.

Целую. Обожаю тебя и люблю — Паха Пахалович.

31 октября 1989 г.

Малышечка Миленькая, здравствуй.

Вчера получил от тебя письмо. Как раз о нем думал. Ответить в тот же день не получилось, так как наигрался в подводные шахматы. Пришел в роту и сразу отрубился. Сейчас у нас обществоведение — богохульский урок. Я променял свой драгоценный сон на написание тебе письма.

Малышечка, очень скучаю без тебя. Осталось еще не так много времени. Всего 50 дней после получения моего (данного) письма. Маленькая, это ничего, что по телефону у тебя не получается сказать все, что ты думаешь. Самое главное, чтобы ты чувствовала все это, а сказать скажешь, когда я буду рядом с тобой. Ты знаешь, чувства не всегда можно передать словами. Как правило, это видно по отношению друг к другу. Мне кажется, люди часто говорят одно, а отношение совершенно другое. Важны не слова. Важны действия.

Хорошенькая, когда я получил твои три письма, то был счастлив, так как ждал, что они будут именно такими. Спасибо тебе, прелесть.

Сейчас у нас сильный ветер, но мне немного везет, в том, что я немного кабанистый и таскаю тяжелый ремень, так что меня практически не сдувает с намеченного курса. Точнее, направления движения. Нет серьезно, очень сильный ветер, и в некоторых проходах практически сдувает. Очень трудно устоять. Если бы не мелочь в карманах (ношу 15 с собой), то было бы как в сказке про волшебника из Изумрудного города. Конечно, было бы забавно, как курсанты бродят по загадочным странам и пытаются вернуться в училище. Конечно, нонсенс (курсанты хотят вернуться в училище). А что бы они там делали (в далеких странах), про это лучше умолчать, так как сказки в основном для детей. Кстати, у нас ходят разные истории про различные периоды жизни училища, так вот одна, связанная с ветром, гласит, что когда на голову офицера упала гиря весом 16 кг, то комиссия,  проводившая расследование, согласилась с тем, что этот ужас произошел в результате сильного ветра. О том, почему гиря находилась на подоконнике, история умалчивает. Сотри слезу с глаз. Все оказались живы, но офицера комиссовали (списали по болезни (может, с ума сошел, не знаю)).

Любименькая, я тебе посылаю одну статейку. Она, конечно, не очень интересная, но если будет время, то прочти, пожалуйста. Может, что-то для себя найдешь новое.

Хорошенькая, чем ты там занимаешься? Кузьму мучаешь? Хочешь, как и я, светильник сделать? Это я пошутил, конечно. Миленькая, скоро будет холодно. Обязательно надевай шапку. Приеду — спрошу у мамы о том, как ты выполняла мои отеческие наказы. А то не дай бог будешь соображать как я. Какая в этом случае будет семья? А дети? Ну а внуки? Ну а правнуки совсем будут уродцами. Хотя пополнится коллекция Петра Первого. Давно не было интересных экспонатов. Ладно, не пугайся, пожалуйста, это я пошутил, ну и конечно немного запугать хотел, чтобы шапку носила. У нас тут офицер есть один, командир восьмой роты. Мужик вроде ничего, но постоянно всем рассказывает про необходимость носить шапку в мороз, приводя пример из собственной практики. Мол, было нас два брата.

Ходили мы зимой без шапки. Заболели оба менингитом. А это курсанты вам не… Он так и говорил, ей'богу. Это страшная болезнь. Либо человек умирает, либо становится полным идиотом. Так вот, мой несчастный брат умер. После этих слов мы даже не знали, что и сказать. Кого больше в этом случае жалеть. Я как-то раз выдвинул версию, что он прикалывается над нами, и что в действительности брата у него не было. Вряд ли стал бы рассказывать, что он идиот. Пацаны сказали, вот, Паша, ты такой умный — ты и спроси у него. Я долго думал и решил, что если еще раз будет рассказывать нам эту историю, скажу, что брата у него не было. И что ты думаешь, в очередной раз при рассказе про умершего братца я высказал ему свою версию, которая заключалась в том, что его брат — призрак. Фантом некий. Вымышленный персонаж, для того чтобы курсанты без шапки зимой не ходили. При этом предположив, что на него сильно подействовал рассказ Шекспира про Гамлета и его отца-призрака. Была долгая пауза и пронзительный взгляд в мою сторону. Я думал, что мне хана. Наряда три за кощунство над умершими получу точно. И пару нарядов сверху, за то что это кощунство было произведено над его братом. Но я был уверен, что он просто загоняет, чтобы на нас жуть нагнать (в воспитательных целях). Но моряки ведь рискованный народ. Думал, что если будет совсем туго, скажу, что это сказали ребята, которые выпустились в прошлом году. Даже фамилии приготовил. Пускай идет и спрашивает у них. Они за тридевять земель находятся. За доверчивость может и накажет, но ведь не за кощунство над мертвыми родственниками. Так вот, после некоторой паузы он обращается ко мне: «Кравченко, ты что, хочешь сказать, что я просто идиот». Я, конечно, такого расклада никак не ждал и ничего заранее не придумал. Даже не предполагал, что он так загнет. Я ему ответил: «Нет, вы просто капитан третьего ранга». Я не знаю, может, он посчитал, что капитан третьего ранга это гораздо хуже идиота, но гнев его усилился. И я растерялся окончательно. Перевести все в шутку — подумал я? Не лучший вариант. А может, действительно был брат и действительно умер, да еще и мучился перед смертью. Так получится, что я вообще изувер какой-то.

Так что же делать, подумал я? А я тебе рассказывал, что если не знаешь, что нужно делать в подобных случаях, необходимо отмазаться, сказав, что после наряда, всю ночь не спал, хотел сказать совершенно другое и т. д., и в конечном итоге жутко болит голова, и вообще, я еле стою на ногах. Если бы не ответственность перед службой, давно бы лег в больницу. Как правило, эта «отмазка» работает всегда. Я так и сделал. Потом сам был не рад, что затеял разговор. Но вроде бы все обошлось. Но я решил свою версию довести до конца. Пошел к другим офицерам и так издалека начал узнавать о его брате. Представляешь, действительно есть брат, но он живой и невредимый. Вероятнее всего, эта жуткая история для того, чтобы бестолковые курсанты без шапки зимой не ходили. Вот, блин, воспитатели. Страшно представить, если действительно был бы брат и умер такой мучительной смертью.

Миленькая, ну пока все, сейчас будет урок заканчивать. Поменьше всякой комсомольской работой занимайся. Будь умницей, помни, что я тебе говорил. Помогай маме. Передавай ей привет.

Хорошенькая, скоро к тебе приеду. Пиши чаше, любимая.

До свидания. Целую тебя и крепко обнимаю.

Обожаю очень. Твой П. У тебя сейчас 7:30 утра. Как спала, прелесть? Хорошенькая, пока. Целую.

22 ноября 1989 г.

Хорошенькая, здравствуй.

Малышечка, ты знаешь, сегодня пришел с тренировки, начал делать уроки, а сам все о тебе думаю. Вроде бы разбираю, как работает схема, смотрю на нее, а перед глазами ты. Так хочется с тобой поговорить, аж страшно. За десять минут сделал два предмета и начал готовить английский (нужно кучу всего выучить), но чувствую, что пока не напишу тебе письмо, ничего запоминаться не будет. Англичанка и так на меня ругается и вечно говорит мне: «Кравченко, что мне в тебе нравится, это то, как ты говоришь (по-английски). Хотя окончания неправильные, грамматику не используешь, но все равно говоришь. Я лично тебя понимаю, но народ (в смысле курсанты) не очень. Учи, Кравченко, грамматику». И так почти каждый раз. Заколебала она меня уже. Я как человек со скромной натурой не могу слушать лестные слова в мой адрес, тем более я как-то не очень ее уважаю.

Недавно Диму на английском подколол. Представь, сидим на первой парте. Проходили тему про судно (всякая всячина на английском). И я Диме говорю, что на судне есть секретная комната, в которой хранится вся документация на случай ядерной войны.

Название комнаты зашифровано и обозначено на двери в виде секретных знаков. Как правило, на всех дверях есть названия, а на этой нет. В том числе там инструкции на тот случай, если произойдет захват судна пиратами. Дима спрашивает, ну и что там засекречено? Я ему говорю, что это секретно, и под роспись дают читать на выпускном экзамене, когда звание офицера присваивают.

Вслух запрещено произносить. Дают конверт. Ты его вскрываешь.

Читаешь и расписываешься, что с секретными сведениями ознакомлен. Обязуюсь не разглашать. Дима повелся. Говорит, что я гоню. Я ему говорю, что ты наверняка слышал, может, даже в кино видел эту надпись (знак), поэтому я ничего не придумываю. А ты откуда знаешь. Я ему рассказал, что у меня есть дальний родственник моряк, который один раз лишнего выпил и все мне рассказал. Наутро все допытывался у меня, не сказал ли что-нибудь он лишнего. Дима говорит, ну, что за знаки на двери. Я ему говорю, что «00». Он вспомнил, что где-то это видел. Давай меня колоть, что за фигня там секретная. Но все равно как-то с недоверием. Дима, говорю я, вот наша англичанка неоднократно ходила в рейсы за границу и наверняка, так как она владеет иностранным языком, допущена до определенных секретов, и вот если ты сейчас у нее спросишь, то она тебе не скажет, несмотря на то, что ей терять нечего (ей уже 55 лет и детей нет), да и присягу она давала. Вот спроси. Дима парень не дурной, решил подойти издалека. Обращается к ней: Марья Петровна, скажите, пожалуйста, на всех судах есть двери, где присутствует знак «00». Она говорит с ходу: Синельников, хватит задавать дурацкие вопросы. Я ему говорю, вот видишь, она мажется. Так она тебе и сказала. Дима начал заводиться. Так есть или нет. В конечном итоге она сказала, что есть. Я ему, ну, вот видишь. Но вряд ли она тебе скажет, что там за дверью. Он опять к ней с вопросом: «а что там за дверью». Она ему Синельников хватит отвлекаться от темы, когда дойдет дело, все сам узнаешь и т. д.

Он давай настаивать на том, чтобы она ему сказала. Тут ребята начали немного подсмеиваться. Она ему в категоричной форме сказала, что ничего тебе не скажу. Я ему говорю, что поимей совесть, человек подписку давал о неразглашении, а ты тут начинаешь давить. В конечном итоге она разозлилась на него и обратилась ко мне, чтобы я ему все сказал. Я сказал, что не могу, так как по идее я сам не знаю, так как у нас только третий курс. А присягу будем давать только на четвертом курсе. Она, конечно, не поняла, причем тут присяга. Но Дима возбудился еще больше. В конечном итоге какой-то уродец в курсантской форме не выдержал и открыл Диме великую тайну, что за этой дверью туалет. Ты представляешь, сколько смеху было. Почему-то все на меня обиделись, и учитель, и Дима. Со словами Паша ты… и я тебе еще вспомню. Миленькая, я правда не знал, что такое может быть, что кто-то не знает, как обозначается на судне туалет.

Позавчера замполит позвал меня играть в шахматы. Я, конечно, проиграл, но договорились, что еще встретимся на поле битвы. Я ведь тебе рассказывал, что у меня папа четко играет.

Он может в слепую играть без фигуры (это когда отворачивается один игрок, а ты ему ходы говоришь по буквам и цифрам.).

Мы все в семье играем в шахматы. Представляешь, я во втором классе умудрился разряд выполнить. Третий женский облегченный. Пошутил, конечно. Вроде бы пятый разряд.

Малышка, получил от мамы письмо и не совсем понял, что она написала насчет вашего приезда.

Любименькая, все не дождусь, когда я тебя увижу. Все-таки не очень как-то верится. Время почему-то медленно идет. Вроде бы уехал давно, а прошло только 1,5 месяца.

Дорогая Малышечка, я очень постараюсь сделать тебя самой счастливой. Лишь бы все было нормально. Ты сейчас самая любименькая, а потом будешь самой любименькой женой.

Очень хочу, чтобы именно женой и как можно скорей. Хочется быть твоим и только твоим. Обожаю тебя.

Маленькая, как ты там? В школу ходишь? Смотри, без шапки не ходи. Одевайся потеплее, чтобы не заболеть. Миленькая, еще немного осталось, не больше месяца. Прелестненькая, скорее бы. Люблю тебя очень!

Хорошенькая, буду заканчивать и начинать учить этот ужасный английский. Чтобы он русским стал.

Передавай маме привет. Скажи, что пока я еще живу.

Высылаю тебе вырезку из газеты. Она немного потрепалась, но это ничего. Будет время почитай.

Маленькая, слушайся маму, помогай ей и не ругайся. Старайся все делать за нее, если конечно есть такая возможность.

Будь умницей и хорошенькой. Пока воспитывай Кузьму. Когда надоест, то можно придумать что-то более серьезнее. Важно хорошенько подумать. Ты думаешь про мелкопузуго? Молодец,  любименькая, правильно думаешь. Ну ладно. До свидания. Я целую тебя, обнимаю и хочу к тебе. Твой П.

Февраль 1991 г.

Здравствуй, моя Маленькая.

Появилось немного времени, и я решил тебе написать письмо. У меня пока все более-менее нормально. Поговорил с Сашей(9), он обещал помочь с военными сборами. Если все прокатит, то нужно быть только на присяге. Соответственно, может получиться дополнительный месячный отпуск. Надежда только на Сашу. Офицеры с кафедры как-то на меня не совсем по-доброму смотрят. Может, знают лишнего? Я им всегда говорил, много знаете, плохо спите. Лишняя информация человеку только вредит. В лишних знаниях большая печаль. Они почему-то на мои столь мудрые мысли обижались. Ну а кто их жизни научит? Так и помрут, не разобравшись в сложностях мироздания.


(9) Бывший офицер училища, с которым мы дружили.


Представляешь, сижу я на военно-морской подготовке (на задней парте) и тихо, никого не трогая, пишу тебе письмо. Майор нам рассказывает о торпедах (допотопных), мы ему несколько раз говорили, что служить никто не пойдет. Помнишь, я тебе рассказывал, что после окончания училища можно либо на гражданский флот (торговый или рыбаком), а можно идти служить.

Но таких курсантов за всю историю училища было два человека.

Мы ему объясняем, что кто хотел служить, шли учиться в военное училище. Мы гражданские. У нас тип мышления совершенно другой. Ваших торпед нам не нужно. Мы ему не раз говорили, что кто много знает, тот быстро старится. А он ни в какую. Мы ему даже растолковывали, что в целях сохранения государственной тайны нам лучше этого не знать. Вдруг за границей нас похитят, будут пытать психотропными средствами и выведают все военные секреты. А нам что, Родину хочется подставлять?

Мы что, ее не любим? Странный мужик. У него одно. Вы просто бездельники и тунеядцы. Вы бы у меня в армии по-другому говорили. А мы ему, у нас армии уже не может быть. В худшем (страшном) сне — это военно-морской флот. Так что увы. У нас практически все морские офицеры, а он сухопутная крыса. Он в принципе нормальный мужик, и мы его понимаем, но слишком уж мы его не любим. Ну так вот. Сижу я тихо, пишу письмо, и, естественно, слушаю, о чем идет речь. Я ведь радист, и нас научили принимать информацию с учетом различных помех. В нашем случае помехой было написание тебе письма. Я тебе рассказывал, есть такой ящик — ручеек называется. У него есть функция — помехи различного уровня. Ты принимаешь сигнал, и одновременно идут шумы. Их можно делать различного свойства.

Задача радиста — отделить сигнал от помех. Сложно, но в принципе привыкаешь. И что я слышу. Он отвлекся от темы и начал вести разговоры про жизнь. Непонятно, с чего это он. Может, под старость лет задумался о душе? Обычно кроме устройства торпед и мин ни о чем больше не говорил. Он начал с того, что жизнь тяжелая штука. Ну тяжелая, и что с этого (я рассуждаю).

Потом еще что-то говорил. В конечном итоге перешел к тому, что есть люди, которым все пофиг. У них есть некое свое мнение на многие вопросы, они знают, как нужно жить и т. д. Представляете, даже среди курсантов попадаются такие индивидуумы. Я сижу и думаю про себя, что не повезло курсанту. Гасить на экзаменах будут. Потом он начал, что это хорошо, и он бы рад так жить, но не у всех получается. С этим нужно родиться и т. д. Потом говорит сокровенную фразу. Что данный курсант находится в вашей роте. Я сижу и думаю, кто же может это быть? Кому не повезло в жизни? Вроде все нормальные ребята. Надо же, на ровном месте парень попал. Случайно поднимаю глаза, и он (представляешь, вероятнее всего, он постоянно смотрел на меня, когда я письмо тебе писал)  смотрит на меня и говорит: да,

Кравченко, о тебе идет речь. Я как-то растерялся. Естественно, я начал спрашивать, что я такого сделал, ничего не нарушал, конспект веду и т. п. А он, да причем тут конспект. Не в учебе дело. Я ему говорю, что вы, наверное, меня с кем-то спутали? А он говорит, что нет. Это о тебе речь идет. Я уже за тобой несколько лет наблюдаю. Вот, думаю, попал. Я так и не понял, в чем дело.

Но ясно одно, что враг не спит и выявлен с поличным. Возможно, кто-то спалил меня, когда я в самоволку к тебе летаю. Нужно быть осторожным. Нам рассказывали, что были случаи, когда после окончания училища не давали звания (за хулиганство) и пацанам приходилось дополнительно три года на флоте служить. Полная жуть. Но думаю, ко мне это не относится.

Тут спор у нас очередной вышел. Сидим мы в кубрике, и нас что-то потянуло на философию. Давай спорить о конце света.

Кто-то вычитал, что он будет в 2000 году. Потом типа все. Всем хана. Я говорю, что полный бред. Андрюха (младший) говорит, что так оно и будет. Он ведь с деревни, и ему это некая бабуся  рассказывала. В конечном итоге я предложил, вместо того чтобы языками чесать (вспомнив ему эту бабусю с лавочкой), перейти к конкретному спору. Берем конкретную дату первого января двухтысячного года, а именно, ноль часов одна минута по московскому времени. Если не было конца света (человечество не погибло полностью, и осталось на земле больше четырех миллиардов человек), то выиграл я. Если же погибло больше половины населения планеты (не меньше трех миллиардов), то выиграл ты. Обязательное условие — мы входим в большинство. Осталось согласовать, что кому будет должен. Начали с того, что в случае конца света материальные вещи Андрюхе будут не нужны. Долго думали, и он предложил, что если проигрываю я, то я беру на себя его грехи до определенного возраста. Он хотел, чтобы я взял все его грехи до шестнадцати лет. Помня его рассказы о том, как он резко испортился после тринадцати лет (начал пить, засматриваться на женский пол, хулиганить, оставаясь при этом отличником), я настоял на том, что это дело серьезное, и за его распутство и хулиганство я отвечать не намерен. Соответственно, мое последнее слово — все его грехи до тринадцати лет. С моей стороны согласовали японский магнитофон последней модели (самый  навороченный). Сегодня такой стоит не меньше полутора тысяч рублей. На этом и становились. Самое интересное началось потом. Я посидел, походил и пришел к выводу, что я погорячился. А вдруг на него перешли все грехи ранее живущих родственников.

Так как в этом вопросе я не очень разбираюсь, то нужно что-то с этим делать. У меня созрел план. Подхожу к Мише и спрашиваю его, как он относится к концу света в 2000 году? Он сказал, что это полная фигня и полный бред. Что мне было и нужно. Я ему вкратце рассказал наш спор. «Паша, считай, что магнитофон у тебя в кармане». И тут я ему предлагаю три рубля и блок сигарет «Родопи» за то, что он возьмет в случае моего проигрыша Андрюхины грехи на себя. Какова была моя радость, когда он с большим удовольствием, практически не раздумывая, согласился. Я с облегченным сердцем пошел на обед. При этом сделав для себя важный вывод: прежде чем о чем-то спорить (серьезном), нужно вначале хорошенько все обдумать. Захожу после обеда в аудиторию, и подходит ко мне один парень и говорит: «Паша, хочешь посмеяться?» Я говорю, а в чем прикол. И он мне рассказывает. Подходит ко мне Серега и говорит, хочешь пачку сигарету на халяву. А в чем вопрос? Начало истории точно не знаю, но два каких-то чудика поспорили на конец света в 2000 году. Если он наступает, то грехи одного из спорщиков переходят на него. Потом тот, кто брал их в случае проигрыша, перекинул эти грехи Мише. А Миша за блок сигарет мне. Вот ненормальные, во всякую фигню верят. Давай я тебе эти грехи за пачку сигарет перекину. За пачку не согласился, а за две был согласен. Вот умора. Я ему, естественно, не сказал, что одним из участников этого спора был я. Но самое интересное случилось после занятий. Захожу я в умывальник, а там стоит один парень и курит сигарету «Родопи». Мне стало жутко интересно, и я спросил у него, где он взял эту сигарету. Представляешь, он приблизительно рассказал наш спор (без подробностей) и что за одну сигарету взял Андрюхины грехи до тринадцати лет под свою ответственность. Вот у нас такие споры происходят.

Как ты там? Что у вас интересного происходит? Москва стоит? Нам тут передают, что у вас в магазинах практически ничего нет. Большие очереди. Это правда? Ладно, приеду сам посмотрю.

Маленькая, я сильно по тебе скучаю. Если все будет нормально, то скоро прилечу. Маме привет передавай. Слушайся ее. Кузьму не обижай. Буду заканчивать.

Твой П. П. Целую. Люблю очень.

* Этот спор я выиграл. Как известно, в начале 2000 года конца света не случилось. До последнего момента я ждал выигранный магнитофон. Я не верил, что могло случиться так, что не позднее 30 января 2000 года я не получу выигранное. Но я ошибся. До конца 2013 года я так и не получил то, что должен был получить по праву. Не скрою, меня это сильно расстроило. Например, полторы тысячи рублей того времени соответствуют не меньше чем сегодняшним тремстам пятидесяти тысячам. В 2000 году последняя модель самого навороченного магнитофона обошлась бы тогда моему товарищу максимум в 15 000 рублей. Мне очень жаль, что некоторые люди так халатно относятся к столь серьезным предметам, как исполнение условий пари.

Также по этой теме:





Ранее просмотренные страницы