Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Теория менеджмента    Концептуальная модель развития и задачи менеджмента

Концептуальная модель развития и задачи менеджмента

Концептуальная модель развития и задачи менеджмента

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №6 год - 2008

Бык Ф.Л.,
канд. тех. наук, доцент
кафедры систем управления
и экономики энергетики
Новосибирского государственного
технического университета

Китушин В.Г.,
канд. тех. наук, профессор
кафедры систем управления
и экономики энергетики
Новосибирского государственного
технического университета

Понимание явления «развитие» всегда было актуальным предметом анализа. Достижения неравновесной термодинамики и синергетики дают богатую пищу в дальнейшем осмыслении этого понятия. Появляются первые работы по концептуальному моделированию этого явления [1, 2 ].

Настоящая работа направлена на дальнейшую структуризацию концептуальной модели развития. Под концептуальной моделью здесь понимается множество понятий, отношений и связей между ними, являющихся смысловой структурой рассматриваемой предметной области. В соответствии с этим мы далее будем строить понятийную структуру этого явления, втягивая в нее множество уже наработанных понятий в определенных отношениях и связях между ними.

Вероятно, основным, коренным понятием этого множества будет понятие «процесс» (рис.1). В силу рассмотрения понятия «развитие» не относительно объекта, а абстрактно естественно утверждать, что процесс разворачивается в системе. При этом система может быть не любой, а только самоорганизующейся и, следовательно, открытой, неравновесной и диссипативной. В то же время она является и операционально-замкнутой для внешнего наблюдателя, деятеля. Развитие такой системы возможно, если в ней имеется потенциал развития в виде возможных аттрактных состояний, обусловленных законами природы, общества и внешними условиями, средой. Само же развитие представляет собой процесс, направленный на освоение потенциала развития. Этим условиям самоорганизации могут соответствовать два типа систем. Первый — система, состоящая из организующей и организуемой подсистем, далее — «самоорганизующиеся системы по Эшби». Второй тип — системы, не имеющие централизованного организующего органа. Самоорганизация в них происходит за счет синергии самих элементов. Далее — «самоорганизующиеся системы по Хакену».

Для того чтобы «процесс» был процессом развития, необходима его направленность, которую можно охарактеризовать как прогрессивную. Критерием прогрессивности полагают знак производной по времени энтропии или (и) диссипации (dS/dt ≤ 0 или (и) dσ/dt ≤ 0). Диссипацивность развивающейся системы делает процесс развития необратимым. Развитие является сложным процессом, в котором можно выделить три подпроцесса: хаотичность, упорядочивание, стабилизацию.

Хаотический подпроцесс определяется расширением конфигурационного пространства системы, обусловленным переходом к новой структуре отношений. Хаос порождается изменениями потенциала развития системы как результат влияния внешних условий, среды на систему. Этот подпроцесс, по существу, направлен на изменение системы, повышает её сложность, расширяет возможности.

Упорядочивание — установление новых связей в системе на основе сложившейся в результате хаотического подпроцесса структуры отношений. Этот процесс связан с уменьшением энтропии (dS/dt < 0).

Стабилизация — «загрузка», повышение степени использования образовавшихся связей в рамках сложившейся структуры отношений и связей, проявляющиеся в виде роста системы. Этот подпроцесс связан с ростом энтропии (dS/dt > 0).

В прогрессивно развивающейся системе увеличение энтропии из-за роста системы с избытком компенсируется снижением энтропии в параллельно идущем подпроцессе упорядочивания. В совокупности энтропия системы снижается. Хаос меняет лишь точку отсчёта энтропии.

В биологии этим процессам соответствуют процессы морфогенеза, дифференциации и роста (по Дарвину — отбор, изменчивость, наследственность), в экономике — кризис, конкуренция, капитализация, в производственных системах — реформация, реструктуризация, рост.

Наконец, процесс развития следует описать по его антропному характеру. Для систем, изменения в которых происходят без влияния целенаправленной деятельности человека, это процесс естественный, а для производственных систем с позиции внешнего наблюдателя — оестествленный. В обоих случаях процесс развития может протекать как эволюционно, так и кризисно. Эволюционное развитие можно наблюдать в системах, где не исчерпан потенциал развития, то есть остаётся запас для приспособления и выживания в меняющихся внешних условиях. В системах, где этот запас иссякает, то есть потенциал развития меняется в меньшей степени, чем этот потенциал осваивается, возможно кризисное развитие. Кризис наступает, когда развитие исчерпало весь имевшийся потенциал развития в системе. Такое развитие предполагает «скачки» в изменении потенциала развития. В том случае, когда в результате разрешения этого кризиса возрастает потенциал развития, система продолжает развиваться дальше. Если же потенциал развития не изменился мало, то система распадается.

Описанный выше процесс развития присущ естественным и производственным системам, существующим в достаточно стабильной внешней среде или в среде, изменения в которой не влияют на условия существования этих систем. Однако в рыночной экономике, которой присущи экономические и социальные свободы, отсутствует указанная стабильность, и это требует от производственных систем постоянно следить за соответствием их потенциала развития ситуации на рынке. По существу, это основная задача стратегического менеджмента, появление которого можно считать реакцией производственных систем на изменения в рыночных отношениях (их принято обозначать как переход в постиндустриальное общество). Указанные изменения  превратили производственные организации в социотехнические системы. Современная  производственная организация с точки зрения системного подхода представляет собой сложную социотехническую систему, в которой выделяются технико-технологическая, организационно-экономическая и социально-психологическая подсистемы [3].

Социотехническим системам, в отличие от естественных и производственных систем, присуща способность к изменению потенциала развития за счёт информационной открытости, способности целенаправленного использования внешней информации.

Эта способность осуществляется в результате стратегического менеджмента. Такая деятельность может обеспечить бескризисное саморазвитие(1).

Саморазвитие обеспечивает выживаемость социотехнических систем в быстро и существенно меняющихся внешних условиях. В естественных системах оно отсутствует. Саморазвитие может обеспечить гармоничное согласование процессов развития (хаоса, упорядочивания, стабилизации) с изменением потенциала развития и обеспечить устойчивое развитие. Это даёт несколько иное понимание термину «устойчивое развитие».

Устойчивое развитие допускает стремление не только «ускорять» развитие. Иногда требуется его «замедлять», если освоение потенциала развития отстаёт от прибытка. В этом плане интересно намерение китайского руководства снизить темпы развития экономики с 11 до 7% ВВП. Возможно, это связано с ощущением быстрого приближения фактического уровня развития к потенциалу развития экономики Китая и стремлением обеспечить устойчивость развития.

Что даёт такое понимание развития в теоретическом плане для менеджмента?

В качестве первого ответа можно привести ряд положений, проясняющих суть менеджмента с позиции этой модели развития.

Задачи менеджмента в терминологии модели развития:

  • менеджмент в плане развития осваивает имеющийся в системе потенциал развития, организовывает и поддерживает подпроцессы хаоса, упорядочивания, стабилизации. Критерием его работы можно считать снижение диссипации в системе, снижение производственных затрат и издержек, повышение производительности труда. Его можно обозначить как производственный менеджмент(2);
  • стратегический менеджмент решает задачу изменения, роста потенциала развития системы. При этом его работа будет наиболее успешной, если этот менеджмент, с одной стороны, не допустит полного исчерпания потенциала развития, то есть наступления кризиса, а с другой — позволит обеспечить такие темпы освоения потенциала развития, которые обеспечивали бы системе сохранение конкурентоспособности на рынке.

В этом и заключается искусство стратегического менеджмента — обеспечить устойчивое развитие прежде всего за счёт эффективной инновационной деятельности, повышения инвестиционной привлекательности социотехнической системы.

Эффективность стратегического менеджмента будет тем выше, чем меньше разногласий между его групповыми интересами и общественными интересами. Однако эти противоречия неизбежны, и они возрастают в тех социотехнических системах, которые стремятся наращивать потенциал за счёт собственных средств. Зачастую это создает иллюзию независимости от внешних условий, а как следствие — ведёт к противостоянию общественным интересам и к огромным издержкам по защите и реализации собственных интересов.

Всё это в совокупности приводит к ряду последствий. Остановимся на двух. Первое — если интересы социотехнической системы не совпадают с общественными, то возникает проблема управления развитием этой социотехнической системы со стороны общества. Что это за управление самоорганизующейся операционно-замкнутой системой — отдельный большой вопрос и требует самостоятельного исследования.


(1) Саморазвитие — это деятельность, направленная на изменение потенциала развития системы.
(2) Основной задачей этого менеджмента является обеспечение эффективной деятельности по производству товаров или услуг, которые организация поставляет во внешнюю среду.


Второе последствие — если при саморазвитии доминируют собственные интересы социотехнической системы, то нарастают внутренние противоречия между собственниками, стратегическим менеджментом и производственным менеджментом, так как для всех них основным источником ресурсов являются собственные средства социотехнической системы. Можно привести массу примеров, когда такая стратегия саморазвития приводила системы к развалу.

Таким образом, саморазвитие, основанное на компромиссе интересов системы и общества, — единственный способ обеспечить устойчивое развитие. Однако для этого требуются соответствующие критерии и модели развития, так как неработоспособность используемых сегодня критериев и моделей развития очевидна.

Формализованные схемы выработки стратегических решений обычно формируются следующим образом. Формулируется критерий развития. Как правило, им бывает критерий экономической эффективности (максимум прибыли, капитализации, доходности):

Затем накладываются все существенные ограничения, как правило, нормативные (экология, безопасность) и ресурсные: где Pec и Hop — допустимые ресурсы и нормативные величины соответственно.

Получаемые по такой модели решения практически никогда не реализуются. Во первых, они часто противоречат общественным интересам. В качестве примера можно привести обоснования строительства гидроэлектростанций в Сибири. Ни одна из ГЭС не обосновывалась по критерию (1) и условиям (2) и (3). Всегда более эффективным был альтернативный вариант — сооружение тепловых конденсационных электростанций на Канско-Ачинских углях. То есть с точки зрения отрасли электроэнергетики было целесообразно строить тепловые конденсационные электростанции, а с позиции общества, которое декларировало миссию освоения Сибири, принимались решения о строительстве гидроэлектростанций. При этом общество снижало цену капитала для строительства ГЭС с 12 до 8%, создавая тем самым потенциал развития у гидростроителей.

Поэтому, во-первых, модель (1)—(3) должна дополняться условиями, отражающими общественные интересы. Сегодня эту роль играют миссии систем, которые отражают их общественную значимость. Во-вторых, условия (1)—(3) необходимо дополнить условием развития, которое в соответствии с концептуальной моделью развития можно записать как dS/dt ≤ 0 (4).

Рассмотренная концептуальная модель развития позволяет конкретизировать рассмотренный нами механизм развития [4], схематически изображённый на рис. 2.

Если мы рассматриваем развитие фирмы, корпорации, имеющей единый организующий центр, например одну из электрогенерирующих компаний, работающих на рынке, то мы должны представить её самоорганизующейся системой по Эшби.

В этом случае блок «формирование направленности изменения» будет представлять собой блок целеполагания, которое осуществляют собственники, акционеры компании. Во многом это отражает их интересы и реализуется в форме «внутренней» корпоративной политики.

Блок «организация» осуществляется стратегическим менеджментом, который предлагает компромисс с общественными интересами как необходимое условие (гарантию) для изменения потенциала развития этой социотехнической системы за счёт внешних источников, внешней среды. Результат приобретает форму программы действий на перспективу, позволяющую внедрять новации, привлекать инвестиции, формировать взаимоотношения с новыми стратегическими партнерами, расширять или менять номенклатуру продукции и рынки её реализации.

Блок «регулирование» выполняется производстенным менеджментом, который отвечает за взаимодействие двух основных составных частей социотехнической системы.

Первая — техническая подсистема — ориентирована на управление инвестициями и технологией. Ее задача — обеспечить условия наиболее эффективного использования технологии, оборудования. Техническая подсистема включает не только оборудование, но и процедуры организации производства, компоновки рабочих мест, рационального использования производственных площадей, обучение работников передовым навыкам, повышение их квалификации.

Вторая — социальная подсистема — должна обеспечивать эффективную работу технической системы. Социальная подсистема должна включать подбор и продвижение кадров, обеспечение распределения ответственности в ходе принятия решений, эффективную систему оплаты и премирования, решение проблемы статуса.

Если же в качестве развивающейся системы рассматривать всю электроэнергетическую отрасль, в которой после ликвидации РАО «ЕЭС России» не будет централизованного организующего органа, то она должна быть представлена системой по Хакену.

Для такой системы блок «формирование направленности изменения» будет осуществляться в виде политики, которая будет проводиться руководством отдельных энергетических компаний на совещаниях, конференциях, семинарах. Результатом такой политики будут решения, отражающие отраслевые интересы в форме законодательных инициатив, проектов нормативных актов, соглашений о сотрудничестве и пр.

Блок «организация» будет осуществляться через установленный порядок представления этих интересов в органах власти, инвестиционных фондах. Итогом этой работы станет отраслевая программа, конкретизирующая, кто, что, где, когда и по какой цене может сделать для приведения потенциала развития отрасли в соответствие меняющимся внешним условиям. В ней отразятся интересы потребителей электроэнергии и теплоэнергии, производителей силового и прочего оборудования, поставщиков органического топлива, экологов и прочих заинтересованных субъектов, которые, по сути, будут отражать интересы общества.

Блок «регулирование» заполнят институты, на которые будет возложена задача осуществлять мониторинг и координацию выполнения предприятиями отрасли своих функций. Практически «регулятором» может быть некоммерческое партнёрство или системный оператор, функция которого будет в обеспечении согласованности освоения потенцила развития. Например, он сможет исключить ситуации, когда будет построена новая электростанция, но не будет соответствующей сети по выдаче её мощности. Или будет станция, сеть, но не будет поставок органического топлива.

Процесс подготовки и принятия решений является предметом деятельности топменеджеров. Понимание ими сути развития, саморазвития, устойчивого развития и соответствующих им критериев эффективности позволит повысить обоснованность и согласованность решений, а следовательно, снизить издержки управления по их реализации.

Литература

1. Аруцев А.А., Ермолаев Б.В., Кутателадзе И.О., Слуцкий М.С. Концепция современного естествознания: Учебное пособие. Адрес доступа http://nrc.edu.ru./est/pos/index.html.
2. Бык Ф.Л., Китушин В.Г. Понятийные аспекты новой парадигмы управления //Менеджмент в России и за рубежом. — 2007. — № 5.
3. Синицына К.А. Высшие управляющие японских компаний: новые черты социально-экономического портрета // Япония, 1988: Ежегодник. — М., 1989.
4. Бык Ф.Л., Китушин В.Г. Механизмы развития и управления им // Менеджмент в России и за рубежом. — 2008. — № 5.

Также по этой теме: