Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Теория менеджмента    Перспективные подходы в менеджменте

Перспективные подходы в менеджменте

03.10.2013

Перспективные подходы в менеджменте

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №3 год - 2009

Губарев В.В.,
д. т. н., профессор,
заведующий кафедрой
вычислительной техники
Новосибирского государственного
технического университета,
gubarev@vt.cs.nstu.ru

В последнее время активно обсуждаются будущие тенденции в развитии менеджмента. Одно из направлений его развития связывается с обеспечением повышенных темпов роста  производительности умственного труда по сравнению с физическим [1].

Второе направление связано с радикальным изменением отношения к применению ресурса «информация» на базе использования системного подхода и нормативной модели как базовой информации для создания благосостояния предприятия [1].

Третье направление связано с переходом от различных вариантов кибернетического подхода в управлении предприятием (детерминированного [1]) к синергетическому и самореферентному [2]. Эти подходы пока ещё слабо применяются в менеджменте.

Последующие направления основаны на использовании в менеджменте управления знаниями (когнитизации, когнитивизации(1)), а также методов и средств искусственного интеллекта и интеллектуального капитала (интеллектуализации(2)), формулировании коллективной мудрости управления предприятием [2].

Цель данной работы – рассмотреть возможные в рамках системного подхода перспективные варианты дальнейшего развития менеджмента.

Система и системный подход
Под системным подходом к исследованию объектов в работе понимается методологическая концепция, основанная на стремлении построить целостную картину исследуемого объекта как системы, как единого цельного целого «организма» с учётом всех важных для данного исследования составляющих объекта (его внутренних элементов как целостности), связей и взаимодействий между ними и их внешних связей с другими объектами и окружающей средой.

Отличительные особенности системного подхода:

  1. изучаемый объект рассматривается при модельном представлении его как система, описание и исследование отдельных элементов которой не выступают как самоцель, а выполняются с учётом их места в «целом»;
  2. исследование объекта не отделяется от условий его существования, функционирования. Объект сам рассматривается как часть некоего «цельного»;
  3. один и тот же исследуемый элемент рассматривается как обладающий разными характеристиками, функциями и даже принципами (по)строения. При исследовании особое внимание уделяется иерархичности строения объекта;
  4. при системном подходе на первое место выступают не только куомодные (конструктивные) и каузальные (причинные) модели (объяснения) функционирования объекта, но и телосные, отвечающие на вопрос, какова конечная цель и целесообразность включения в его состав отдельных  элементов (пример подхода, при котором выявляются только конструктивные, реже причинные объяснения, – подход при разработке физических законов);
  5. допускается возможность внутренней самоорганизуемости исследуемого объекта (наличия у него некоторого множества индивидуальных характеристик и степеней свободы и, как следствие, альтернатив поведения), рассмотрения объекта как источника преобразования самого себя;
  6. выявление целей исследований и определение подлежащих решению задач, проблем(1) производится на основании анализа общей цели исходя из общей идеи решения проблемы, когда альтернативы сравниваются в первую очередь по критерию затрат (стоимость, эффективность).

(1) От лат. cognitio – знание, познание.
(2) От лат. intellectus – понятие, рассудок.


Иными словами, системный подход – это методология познания частей и целостности объекта на основании рассмотрения объекта как неделимого целостного цельного целого в отличие от классического элементного подхода, ориентированного на познание объекта как делимого целого через его части (элементы). При системном подходе стремятся к познанию сложного через простые системные модели в отличие от описания объекта переходом от простых моделей элементов объекта к сложным моделям всего объекта.

Примером классического элементного подхода является используемый до недавнего времени подход во всех естественнонаучных дисциплинах. В отличие от элементного подхода в системных методах исследования используется не только модель объекта, но и модели среды и ситуации, в которых находится исследуемый объект; изучаются прежде всего не столько свойства, особенности строения, правила функционирования элементов объекта, сколько его системные особенности (свойства, строение, функционирование) как целого, то, что делает объект цельным, целостным целым, обеспечивает его эмерджентность. Сам объект считается тем более сложным, чем сильнее проявляется его свойство эмерджентности, чем меньше исследуемые особенности строения объекта, его свойства, правила и условия функционирования выводятся, следуют, обусловливаются  особенностями, свойствами строения и функционирования его элементов. При этом чаще речь идёт не о статической сложности объекта как такового, а о динамической сложности его поведения с учётом субъективной обусловленности сложности – сложное для одного субъекта может быть простым для другого и наоборот.

Важно не только объявить, что применяется системный подход, но при практическом применении указать, как он реализуется, в частности определить, к какому классу относится системное представление исследуемого объекта (например, какая это система – простая или сложная; кибернетическая, синергетическая или самореферентная; статическая или динамическая; линейная или нелинейная; открытая или закрытая) и какие системные свойства объекта наиболее значимы для исследования.


(1) Не следует отождествлять понятия «задача» и «проблема» (от гр. problёma – задача, сложный  вопрос, требующий изучения и разрешения, противоречивая ситуация). Чаще всего полагается, что «проблема» возникает на пути решения задачи. Но когда решается поставленная проблема, могут появляться как бы вторичные задачи на пути решения (преодоления) проблемы. В отличие от проблемы, когда мы говорим «задача», мы знаем, как её поставить и решить.



Поясню некоторые упомянутые только что термины.

Различные виды систем изучаются системологией, интересующие нас объекты и предметы которой указаны в табл. 1.

Кибернетическая реализация системного подхода означает, что исследуемый объект рассматривается как кибернетическая и, следовательно, управляемая система (табл. 1, 2). Система считается управляемой, если её можно перевести из одного устойчивого состояния в другое внешним воздействием за фиксированное время при имеющихся ограниченных ресурсах. Синергетический подход означает, что объект рассматривается как саморазвивающаяся синергетическая система (табл. 1, 2).

Что касается самореферентной и автопоэтической (автопоэзийной) реализаций системного подхода, то их основное отличие видно из табл. 1, 2 [3–6]. Согласно разработчикам этих подходов У. Матуране и Ф. Вареле самореферентные системы – это самоосознающие себя системы (как, например, социальные, образовательные с точки зрения образовательных технологий), а автопоэтические – автономные, операционно замкнутые, не имеющие специальных входов, в этом смысле не зависящие от окружающей среды. По мнению немецкого социолога науки Рудольфа Штихвея [7; 8], термин  «автопоэзис» понимается как более строгая формулировка автономности, включающая в себя следующие четыре свойства (см. также [3–5]): операционная замкнутость; самоопределение (selbstspezifikation) элементов системы через саму систему; сеть процессов производства элементов; автономия и демаркация границы системы.

Автопоэтические системы устроены таким образом, что из своих элементов они создают все составляющие эти системы компоненты, процессы, структуры, элементы. Иными словами, автопоэтическая система определяется как сеть взаимосвязанных процессов производства компонент, образующих эту систему.

Немецкий социолог Никлас Луман отмечает при этом важность коммуникативных аспектов автопоэтических систем, заостряя внимание на том, что систему образуют не определённые сорта объектов, а определённое различение, а именно, различение системы и окружающей среды [4; 9]. Любая система характеризуется дифференциацией, позволяющей провести границу между системой и её окружением, то бишь тем, что системой не является. При этом подчёркивается, что, во-первых, система и её окружение являются взаимно зависимыми категориями, во-вторых, система и окружающая среда не существуют как некоторые данности, а возникают в результате операций различения, проводимых наблюдателем. Все операции системы являются её внутренними операциями, так как система оперирует только собственными различениями. «Система сама определяет свои границы, она сама вычленяет себя и тем самым конституирует окружающую среду
как то, что лежит по другую сторону от её границы. В этом смысле окружающая среда не является самостоятельной системой и даже влияющим элементом, а только тем, что в качестве совокупности внешних обстоятельств сокращает производительность морфогенеза систем и прерывает их эволюционную селекцию. «Единство» окружающей среды является не чем иным, как коррелятором единства системы, так как всё, что является для системы единством, определяется системой» [4; 9; 3; 5]. Понятие коммутации Н. Луман тоже использует не в обыденном смысле, не как просто процесс передачи информации, а выделяет три её составляющие: информацию, сообщение и понимание [4; 9].

Отличие в подходах видно из табл. 1, 2. В табл. 2 не представлены очевидные комбинированные подходы, основанные на сочетании двух или более подходов, отражённых в таблице. Так, например, в последнее время серьёзно прорабатывается комбинированный кибернетико-синергетический подход [6]. Его отличие в том, что вместо целевого управления состояниями объекта (кибернетический подход) или обеспечения причинного способа спонтанной самоорганизации объекта синергетический подход) осуществляется целевой (направленный) способ самоорганизации объекта путём целевого воздействия на процессы самоорганизации уменьшением избыточных степеней свободы объекта, формирования желаемых аттракторов (будущих состояний) усилением или ослаблением соответствующих обратных связей в объекте и обеспечения её самодостраивания, самодоводки до желаемого состояния. Целью эволюции объекта здесь является достижение системой желаемого («запланированного») аттрактора с последующей самодоводкой объекта до нужного состояния.

Структурное представление механизмов функционирования хозяйствующих субъектов
Помимо ответов на вопрос о том, какой системой мы будем представлять объект (хозяйствующий субъект), при системном подходе весьма важным является рассмотрение механизма его функционирования (жизни, поведения).

Разные варианты структурного представления механизмов функционирования объектов (обратной связи в них) видны из рис. 1, 2 [2]. Различные обратные связи, в частности, с упреждением, основанные на опережающей рефлексии, интеллекте, отражают уровень модельного представления сложности объекта как системы, проявления в нём системных принципов и предельных системных законов и закономерностей.

С точки зрения места и роли обратной связи традиционные методы организационного управления представлены на рис. 3 (например, [1; 10]). Поясним их:

  1. все методы отличает целеполагание;
  2. в плановом методе (рис. 3а) обратная связь обеспечивает строгое соответствие поведения объекта управления (организации, системы) программе. Обратная связь при этом предназначена выявлять отклонения текущего состояния объекта управления от планового, для того чтобы воздействиями (на рис. 3 они не показаны) привести его в плановое состояние. Достоинства метода – простота и эффективность, но только в условиях постоянства состояний внешней среды. Метод применяется в социальных структурах бюрократического типа. Недостаток метода – жёсткость, трудность перестройки при изменениях внешней среды и даже невозможность перестройки, когда изменения среды ведут к противоречию между планом и целью функционирования организации;
  3. программно-целевой метод управления (рис. 3б) отличается от планового тем, что в нём механизм обратной связи лучше развит и позволяет обеспечивать не только корректировку поведения системы управления, но и корректировку самой программы для достижения поставленной цели в условиях постоянно изменяющейся внешней среды с учётом непредвиденных внутренних изменений. Дело в том, что главным критерием здесь является не план, а цель. Гибкость обеспечивается наличием двух петель обратной связи. Первая петля отслеживает соответствие состояния объекта плану, вторая – цели, и позволяет изменять план, если он придёт в противоречие с целью. Этот метод используется там, где на первом месте стоит не формальный контроль за выполнением заданий плана, а создание условий для эффективного функционирования системы (объекта, организации), то есть в организациях органического, а не бюрократического типа;
  4. ценностноориентированный метод управления (рис. 3в) содержит уже три петли обратной связи, обеспечивающие корректировку не только поведения системы управления в соответствии с разработанным планом (программой), корректировку плана (программы) на основе поставленной цели, но и изменение самой цели управления (функционирования управляемого объекта). Определяющим фактором в этом методе является не столько цель, сколько система ценностей, выступающая одновременно и как основа целеполагания, и как главный критерий управления. Ясно, что предыдущие два метода являются частными случаями данного. Этот метод управления выводит систему управления из разряда целевых, полностью кибернетических, искусственных в разряд естественных, ориентированных не на принудительное извне, а естественное развитие управляемого объекта, и содержит элементы синергетического и самореферентного механизмов функционирования объекта.

 

Дальнейшее развитие синергетического и самореферентного подходов в задачах организационного управления приводит к схемам, изображённым на рис. 4, 5.

В этих системах функционирования объектов отсутствует управление как действие, направленное напрямую на изменение состояний управляемого объекта за счёт специальных внешних воздействий. Его заменяют внутренние синергетические (согласованные) процессы, направленные на поиск системой наилучшего (в смысле принятой системы «ценностей», например, энергетически, информационно) ближайшего равновесного состояния объекта, выведенного из предыдущего равновесного состояния изменившимися внешними или внутренними обстоятельствами.

 

Это достигается за счёт дополнительных элементов и контуров обратной связи (рис. 4, 5).

 

Обобщая эти представления и рассматривая разные уровни организации управляемого объекта, можно предложить укрупнённую адаптивную схему (рис. 6), в которой каждый контур обратной связи задействуется, во-первых, на своём уровне организации, во-вторых, в соответствующих пороговых границах их системных параметров, в-третьих, при сочетании разных подходов (когда стрелки обратной связи замыкаются не только на среду, но и на средства исполнения решений).

Следующими направлениями в совершенствовании менеджмента выступают применение в управлении когнитизации (управления знаниями) и интеллектуализации (управления на базе искусственного интеллекта и интеллектуальным капиталом) (рис. 7) [2; 5; 11–13]. Эти вопросы лежат за пределами настоящего исследования. Лишь отметим, что, согласно последним исследованиям психологов, дальнейшие усложнения существующих моделей функционирования объектов «человек» и «человеческие коллективы» будут допускать высшую степень самооценки и активности объекта, свойственные субъекту – человеку.

 

Ведь человек отличается от других материальных объектов, включая любые искусственные, технические и биологические, в частности всех животных, тем,  что он помимо обратных связей использует существенно более сложные способы активности: мышление, творчество, интуицию, совесть. Это позволяет человеку находить направленные выходы из тупиков, принимать принципиально новые по сравнению с имеющимися решения. Механизм функционирования человека таков, что его не во всех ситуациях можно представить моделью с обратной связью. Иными словами, если для функционирования (жизни) большинства известных нам объектов Вселенной в первом приближении допустимо отсутствие или достаточно наличия обратной связи, то для человека она необходима, но не достаточна. Не потому ли в социальных системах необходимо, в частности, учитывать ментальность народа, психологию управления в том или ином социуме, представление социума в виде совокупности объектов в кибернетическом смысле? Здесь как нельзя уместно изречение из Лао-Цзы: «Тот, кто знает других, – учёный; тот, кто знает себя, – мудрый». Для исследования подобных объектов и менеджмента в их коллективах, помимо системного, необходим ещё и когнитивный подход, ориентированный на решение слабоструктурированных (по Г. Саймону) задач и работу с «мягкими» системами. Для них характерна многоаспектность, трудная формализация, наличие существенных неопределённостей, описание на качественном уровне,  неоднозначность оценки последствий решений, выбора вариантов.

Вопросы, решение которых является первостепенным на пути новых подходов
Как следует из изложенного, в современном менеджменте желательно использовать, во-первых, методы и средства вариативного (поливариантного) моделирования [14], во-вторых, разные модели эволюции управляемого объекта [15]. Вариативное моделирование ориентировано на разработку и одновременное применение при моделировании исследуемого объекта не менее двух различных моделей, например, из множества кибернетические, синергетические, самореферентные, автопоэзийные или разные модели эволюции: естественного отбора Ч. Дарвина, наследственности Ж. Ламарка, катастроф Г. де Фриза, прерывистого равновесия Гулда–Элдриджа, гиперциклов Эйгена–Шустера, случайных проб и ошибок К. Поппера, нейтральной эволюции М. Кимура, синтетической эволюции Н. Дубинина.

Это позволит, в частности, корректнее строить архитектуры поиска решений задач искусственного интеллекта в четвёртом направлении развития современного менеджмента. Поэтому одна из первостепенных задач развития менеджмента – разработка вопроса применения в менеджменте вариативного и эволюционного моделирования. Вторая важная задача – определение границ применимости взаимосвязи и переходов разных моделей управления и (или) саморазвития объекта, то есть схем наподобие рис. 4–6, определение условий, при которых соответствующее представление (рис. 3–5) является наиболее эффективным или какой из контуров обратной связи рис. 6 будет  наиболее значимым в этих условиях.

Третья задача – определение границ целесообразного применения в менеджменте когнитизации и интеллектуализации для конкретного хозяйствующего субъекта.

Наконец, четвёртая группа задач – это описание и исследование не только статики менеджмента (задачи 1–3), но и динамики поведения объекта при менеджменте и развитие самой системы менеджмента конкретного объекта при разном его модельном представлении.

Заключение
В статье изложены стартовые соображения по применению современных системных моделей в менеджменте и приведён небольшой стартовый набор задач, подлежащих решению на пути практического применения этих моделей.

 

Дальнейшее развитие работ в этом направлении позволит чётче описать области применения различных системных моделей в менеджменте в разных областях человеческой деятельности: производство, бизнес, образование. В каждой из них в зависимости от класса решаемых задач разные модели будут востребованы в разной степени, например, с учётом самореферентности объекта управления.

 

Литература
1. Иванова Т.Ю., Приходько В.И. Кибернетико-синергетический подход в теории управления // Менеджмент в России и за рубежом. – 2004. – № 5.
2. Губарев В.В. Системные аспекты управления предприятием в современных условиях // Актуальные методы организации и управления промышленностью. Региональный аспект: Сборник статей. – Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2004.
3. Хиценко В.Е. Самоорганизация: элементы теории и социальные приложения. – М.: КомКнига, 2005.
4. Москалёв И.Е. Сетевые структуры дисциплинарного знания: [Электронная версия]. – Режим доступа: http://iph.ras.ru/~imosk/Seminar/moskalev/Moskalev.htm.
5. Информационные технологии в бизнесе / Под ред. М. Желены. – СПб.: Питер, 2002.
6. Колесников А.А. Синергетические методы управления сложными системами: Теория системного синтеза. – М.: КомКнига, 2006.
7. Stichweh R. Zur Entsehung des modern Systems wissenschaftlicher Disziplinen. – Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1984.
8. Stichweh R. Wissenschaft, Universitat, Professionen: Soziologische Alalysen. – Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1994.
9. Luhmann N. Oekologische Kommunication: kann die moderne Gesellschaft sich auf oekologische Gefaerdungen einstellen? – Opladen: Westdeutscher Verlag, 1986.
10. Иванова Т.Ю., Приходько В.И. Теория организации. – СПб.: Питер, 2004.
11. Богачек И.А. Философия управления: очерки профессионального управленца. – СПб.: Наука, 1999.
12. Друкер П. Задачи менеджмента в XXI веке. – М.; СПб.; Киев: Вильям, 2002.
13. Захаров В. Интеллектуальные технологии в системах управления // Проблемы теории и практики управления. – 2005. – № 4.
14. Губарев В.В. Интеллектуальный анализ данных и вариативное моделирование в  экспериментальных исследованиях // Информационные системы и технологии: Сб. науч. ст. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2001.
15. Курейчик В.В., Курейчик В.М., Сороколетов П.В. Анализ и обзор моделей эволюции // Известия РАН. Теория и системы управления. – 2007. – № 5.

Также по этой теме: