Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Теория менеджмента    Интеллектуальный капитал как индикатор устойчивого развития

Интеллектуальный капитал как индикатор устойчивого развития

13.03.2014

Интеллектуальный капитал как индикатор устойчивого развития

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №4 год - 2009

Бобкова Е.В.,
к. э. н., доцент кафедры
«Экономика и стратегическое
управление» Владимирского
государственного университета,

Макаров П.Ю.,
магистрант Владимирского
государственного университета,

Специфика оценки устойчивого развития
При движении к устойчивому развитию неизбежно возникают препятствия. Помимо нерешенных внутренних противоречий и, в некоторой степени, индифферентности власти и общества (в большинстве государств) к данной проблематике, трудность вызывает отсутствие чётких критериев для оценки успехов устойчивого развития в конкретном регионе. Проблема эта является следствием комплексности концепции устойчивого развития, которое (будучи некогда сугубо экологической парадигмой) в наши дни выходит за рамки отдельных областей знания, претендуя порой на роль нового мировоззрения, своего рода идеологии постиндустриального общества.

Разнообразие вопросов, затрагиваемых при реализации концепции устойчивого развития, обусловливает выделение направлений внутри самой концепции. На данный момент принято говорить о трёх её аспектах: экономическом, социальном, экологическом, и о соответствующих группах индикаторов. Отдельную группу представляют показатели, характеризующие институциональную базу устойчивого развития. Таким образом, получаем четыре группы индикаторов: социальные, экономические, экологические и институциональные [1].

Общество со слабой экономикой и низким уровнем жизни вынуждено существовать в разрез с идеями устойчивости: отсутствие технологий ведёт к сохранению и расширению неэффективных производств, в их совершенствовании нет и смысла – дополнительные затраты неоправданны в условиях нестабильной экономики. В конечном итоге населению, каждому отдельному человеку приходится думать о завтрашнем дне для себя лично, а не о будущем вообще. «Поворот» общественного сознания к вопросам разумного потребления ресурсов и заботы о будущих поколениях, таким образом, может наступить лишь после достижения обществом высокого уровня социально-экономического развития. Следовательно, о действительно эффективной работе по экологическому аспекту устойчивого развития, равно как и о реально действующих институциональных механизмах его реализации, можно говорить лишь при успехах в социально-экономической сфере.

Однако характеризующие эту область показатели разнообразны и плохо поддаются объективной интерпретации. Очевидно, что эффективность решения задачи реализации устойчивого развития зависит от корректности оценки сложившейся ситуации.

Достижение «устойчивости» развития подразумевает переход к постиндустриальному обществу, развитие человеческого капитала и инновационного потенциала как основы конкурентоспособности экономики. Исходя из этого можно предположить, что развитие интеллектуального капитала региона способствует реализации концепции устойчивого развития, а для оценки её успешности можно использовать концепцию интеллектуального капитала, потенциально применимую для раскрытия «неосязаемых» сторон человеческой деятельности.

Сущность и структура интеллектуального капитала
В большинстве работ интеллектуальный капитал (ИК) рассматривается с точки зрения денежной оценки. Цель – выражение стоимости тех активов современных компаний, которые не включаются в стандартные формы отчётности. По данному направлению достигнуты значительные успехи, тем не менее концепция интеллектуального капитала не исчерпывается одним оценочным подходом.

Согласно Л. Эдвинссону1, интеллектуальный капитал можно рассматривать как творческую совокупность человеческого капитала и его производных (социальный капитал, рыночный капитал, интеллектуальная собственность). Как правило, производные человеческого капитала группируются в общей категории «структурный капитал» (рис. 1). Такое разделение не случайно, его главный смысл заключается в том, что при отсутствии человеческого капитала обесцениваются и производные.

По мнению В.П. Багова, Е.Н. Селезнёва и В.С. Ступакова, интеллектуальный капитал представляет собой «интеллектуальное богатство организации, предопределяющее её творческие возможности по созданию и реализации интеллектуальной и инновационной продукции». Состоит он при этом из двух элементов – кадрового капитала и интеллектуальной собственности [3]. Интеллектуальная собственность двойственна. С одной стороны, она является товаром на рынке интеллектуальной продукции, а с другой – это инструментарий, непосредственно участвующий и овеществляющийся в создании инновационной продукции.


(1) Автор самой известной модели оценки интеллектуального капитала, разработанной им для шведской компании Scandia.


Интеллектуальный капитал проходит три этапа трансформации (рис. 2): 1) превращение денежных средств в интеллектуальные элементы производительного капитала (человеческие и структурные активы); 2) овеществление интеллектуального капитала в создании продукции; 3) превращение продукции в товар, в котором овеществляются маркетинговые интеллектуальные активы.

Принципиально общим между рассмотренными подходами к структуре ИК является дихотомия: человеческий капитал, существующий и имеющий ценность сам по себе, и его производные, к самостоятельному существованию неспособные (хотя интеллектуальная собственность и может существовать отдельно от производителя и иметь при этом стоимость).

По поводу соотношения понятий «интеллектуальный капитал» и «неосязаемые активы» нет устоявшегося мнения, что приводит к различным трактовкам. В отечественной науке ситуация усугубляется неточностями перевода [5]. Опираясь на разнообразие вариантов применения данной концепции, мы будем рассматривать интеллектуальный капитал как понятийный аппарат для целевой структуризации неосязаемых активов.

Спорным моментом при этом оказывается наличие неоднозначных связей между элементами рассматриваемой системы, но ИК включает составляющие, некоторые из которых вообще затруднительно рассматривать иначе как в привязке к целям исследования. Это не значит, что под структурой интеллектуального капитала можно понимать любой набор «неосязаемых» элементов с любыми связями между ними; структура как минимум должна соответствовать принципу разделения создающих и создаваемых активов (хотя влияние уже созданного на вновь создаваемое не исключено). Итак, опираясь на предположение о допустимости использования категорий ИК для выражения нематериальных аспектов человеческой деятельности, построим модель для оценки успешности устойчивого развития в регионе.

Формирование структуры модели поступательного устойчивого развития
Интеллектуальный капитал региона выступает не только как совокупность имеющихся интеллектуальных ресурсов организаций региона, но и как система отношений по поводу производства, распространения и использования интеллектуальных ресурсов и знаний, необходимых для эффективного развития [6].

Используя концепцию ИК, мы можем обосновать и выделить в социально-экономической жизни региона показатели, совокупность которых может корректно отражать успешность социального и экономического аспектов устойчивого развития в регионе. Следует не только охарактеризовать текущее состояние, но и рассмотреть возможность дальнейшего развития, а именно: насколько готово население региона к реализации концепции устойчивого развития в экономике; насколько к этому готова промышленная инфраструктура региона?

При оценке интеллектуального капитала на региональном уровне распространено использование модели Л. Эдвинссона [10; 11], как правило, в сочетании с иными моделями, что не подходит нам, поскольку таким образом характеризуется интеллектуальный капитал как таковой, без ударения на нужной нам области. При разработке модели будем исходить из озвученных ранее представлений об ИК как совокупности человеческих активов и их производных с той поправкой, что интеллектуальная собственность является сравнительно независимым элементом и поэтому не включается в состав структурных активов.

Чтобы быть объективной, конкретизация общей модели должна увязываться с целями исследования, в противном случае затруднительно обеспечить выделение элементов, соответствующих необходимому информационному полю (рис. 3).

 

Таким образом, мы можем перейти к схеме, в которой целям исследования (выявление текущих достижений в социально-экономической сфере устойчивого развития и оценка его дальнейших перспектив) сопоставляются элементы интеллектуального капитала, состояние которых предположительно может быть индикатором для одной или нескольких целей. Из полученной схемы (рис. 4) видно, что социальный аспект устойчивого развития, его прогресс и перспективы логично связаны с развитием человеческого капитала, а экономический – с состоянием структурного капитала и в какой-то мере с количеством интеллектуальной собственности региона. Тем не менее оценка интеллектуальной собственности в региональном масштабе представляется излишней для решения поставленной задачи, поскольку трудоёмка и не вносит существенных дополнений в интерпретацию оценки структурного капитала. Кроме того, давая характеристику структурному капиталу региона, мы можем проследить реальные действия по движению к устойчивому развитию.

Поскольку получается, что один и тот же элемент модели можно трактовать по-разному, определим, является ли это следствием обобщения (ведь пока мы рассматриваем наиболее крупные составляющие интеллектуального капитала) или же вытекает из логики исследуемых процессов. В первом случае уточнение состава выделенных элементов позволит «распределить» цели, во втором – возможность описания нескольких целей через один показатель допустима.

Последовательное рассмотрение предполагаемого нами порядка перехода к устойчивому развитию позволяет говорить о цикличности процесса. На определённом этапе развития региона реализуются два условия перехода: достижение некоторого социально-экономического благополучия и увеличение потенциальных издержек от нестабильности. Эти факторы ведут к восприятию сначала экологического аспекта устойчивого развития. Здесь можно усмотреть такую связь: сначала улучшение качества жизни заставляет озаботиться проблемами окружающей среды, а потом спровоцированная этим постепенная перестройка экономики начинает оказывать влияние на условия жизни. Последующими этапами становятся восприятие остальных аспектов концепции и попытки её реализации, которые приводят к формированию социально-экономических условий, с одной стороны, являющихся целью, а с другой – необходимых для дальнейшего развития в этом направлении (рис. 5).

В силу этого мы можем говорить о допустимости описания достижения нескольких целей при помощи одного показателя. Это, впрочем, не означает, что нам не понадобится конкретизация структуры интеллектуального капитала, просто в данном случае она будет определяться удобством оценки. Рассмотрим теперь одоробнее элементы модели и показатели, через которые мы их будем оценивать.

Конкретизация модели поступательного устойчивого развития
Интеллектуальный капитал есть «прежде всего, люди и знания, которыми они обладают» [7], следовательно, человеческий капитал является стержневым элементом интеллектуального. Очевидно, что характеристику социальным аспектам устойчивого развития, способности и готовности населения к трудовой деятельности (в большей степени творческой, чем перерабатывающей) в условиях перехода к устойчивому развитию целесообразно давать через оценку именно человеческого капитала. В то же время ввиду склонности процессов устойчивого развития к самовоспроизводству состояние человеческого капитала можно трактовать и как характеристику успешности социальных аспектов устойчивого развития.

Наиболее распространённый показатель оценки человеческого капитала (хотя в этом смысле его обычно не рассматривают) – индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), выражающий уровень жизни как совокупность факторов: долголетие, грамотность, экономическое благополучие. Однако он не подходит для нашего исследования, поскольку создан для иных целей. Помимо ИРЧП следует отметить индекс качества жизни (ИКЖ), разработанный для оценки приоритетных компонентов качества жизни в Российской Федерации. Он включает оценку таких факторов, как отношение среднедушевых денежных доходов к прожиточному минимуму, долю населения с доходами выше прожиточного минимума, уровень занятости, ожидаемую продолжительность жизни и уровень младенческой смертности [8]. ИКЖ по сравнению с ИРЧП сужает круг рассматриваемых факторов и сводится к оценке «базисных» элементов качества жизни – материальной обеспеченности населения и уровня здравоохранения.

Как уже было сказано, оценка человеческого капитала в целях исследования должна в первую очередь отражать способность перейти к устойчивому развитию. Тем не менее отдельно следует рассмотреть и качество жизни, чтобы дополнить оценку успешности социального аспекта устойчивого развития. Это соотносится также и с двойственностью природы человека, одновременно биологической (первой) и социальной (основной); один показатель должен характеризовать удовлетворённость «базовых» потребностей человека и общества в целом, а другой – его социальное развитие.

Рассмотрим элементы, которые можно включить в данные индексы.

Первый индекс должен характеризовать уровень жизни населения, который, как видно из рассмотренных примеров, можно охарактеризовать через уровень здравоохранения и уровень доходов. Помимо этих двух факторов, мы считаем нужным оценить и угрозы благополучию человека, генерируемые самим обществом, то есть уровень правонарушений. Расчёт показателя можно производить по аналогии с ИРЧП с той разницей, что в данном случае имеет место обратная зависимость показателей:

где ИУЖ – индекс условий жизни;
 фактическое значение показателя, описывающего j-й элемент индекса;
 соответственно минимальное и максимальное значения показателя, описывающего j-й элемент;
 весовой коэффициент.

Определить вклад каждого фактора в общее значение показателя можно методом экспертного оценивания. За алгоритм оценки возьмём метод парных сравнений в модификации Т. Саати. Данная модификация распространена при определении структуры рассматриваемого явления и предполагает сравнение факторов по отношению к их воздействию на общую для них характеристику [9]. В результате определяются не величины разностей значений, а их отношения, характеризующие структуру индекса.

Поскольку возможность достигнуть предельных значений рассматриваемых показателей в ходе развития региона не противоречит здравому смыслу, их можно принять в качестве референтных точек (табл. 1).

Второй индекс должен характеризовать часть человеческого капитала, связанную с его функциональными качествами, по сути сводящимися к знаниям, умениям и эффективности их использования. Учитывая характер труда в современном обществе, для раскрытия этих аспектов целесообразным видится использование следующих показателей: уровень высшего образования (характеризует наличие теоретических знаний), уровень производительности труда (эффективность применения способностей) и уровень патентной активности как характеристику способности создавать знания.

Схема расчёта показателя и определения весовых коэффициентов аналогична ИУЖ с поправкой на прямую связь показателей:

где ИИП – индекс интеллектуального потенциала;
 фактическое значение показателя, описывающего j-й элемент индекса;
 соответственно минимальное и максимальное значения показателя, описывающего j-й элемент;
 весовой коэффициент.

Референтные точки определены следующим образом: уровень высшего образования – крайние значения показателя; ВРП на душу населения – исходя из соответствующих показателей в «передовых» странах; патентная активность – на основе оценочных значений данных показателей за рубежом (табл. 2).

Структурный капитал является сложной совокупностью производных человеческой деятельности и включает широкий набор элементов. Для целей нашего исследования на данный момент представляется обоснованным рассмотреть следующие элементы:

- инновационный капитал, то есть способность создавать инновации, что, как нам представляется, есть одно из условий конкурентоспособности в условиях экономики, ориентированной на устойчивость;

- организационный капитал, ориентированность институциональной структуры региона на реализацию задач устойчивого развития.

Инновационный капитал региона можно оценить через долю инновационно активных предприятий в его экономике. Однако для более точной характеристики следует уделить внимание структуре этих инноваций.

Для начала нужно рассмотреть, за счёт чего производятся изменения: является ли источником инноваций приобретение оборудования и лицензий извне или же собственные разработки предприятий региона. При этом важно не преобладание одного из способов, а соразмерность их применения. Опора исключительно на свой научный потенциал столь же нерациональна, как и полная зависимость от внешних интеллектуальных активов. Таким образом, предлагаемый индекс структуры инноваций (3) не имеет однозначно очерченных градаций (по крайней мере, до тех пор, пока их целесообразность не будет подтверждена эмпирически) и, согласно нашим представлениям, должен находиться в пределах 0,7–1,3. Большее или меньшее значение свидетельствует о значительном преобладании одного способа нововведений.

Где  число предприятий, осуществляющих инновации за счёт собственных разработок или разработок, привлечённых внутри региона;
 число предприятий, осуществляющих инновации, получая нововведения извне.
Структуру приобретаемых нововведений следует оценить с точки зрения долгосрочной эффективности, для этого можно применить индекс интеллектуальной активности организаций [6]:

Где  число предприятий, приобретавших новые технологии в виде интеллектуальных активов (лицензии на использование изобретений, промышленных образцов, полезных моделей, результаты исследований и разработок; ноу-хау; соглашения на передачу программных средств);
 число предприятий, приобретавших новые технологии, покупая готовое оборудование.

С точки зрения устойчивого развития, предполагающего долгосрочную стабильность, приобретение технологии, которую можно совершенствовать своими силами, надёжнее, чем покупка нового оборудования.

Организационный капитал в рамках данного исследования можно рассматривать как ориентацию региональных институтов на достижение устойчивого развития. Его оценка, соответственно, будет базироваться на контент-анализе официальной документации (как она отражает задачи устойчивого развития). Дальнейшие действия в данном случае определяются характером полученной информации, поскольку возможен широкий диапазон ситуаций: от наличия сформированных программ движения к устойчивому развитию, содержащих свои критерии эффективности, до отсутствия всякого упоминания данной концепции в планах развития региона. Глубину подхода стратегии к данной тематике можно описать следующими факторами:
- упоминание устойчивого развития как цели региона;
- раскрытие данного понятия в рамках стратегии;
- наличие контроля успешности движения к устойчивому развитию;
- описание основных проблем при движении к устойчивому развитию;
- описание приоритетных направлений устойчивого развития.

Полученная таким образом модель раскрывает все обозначенные ранее вопросы движения к устойчивому развитию. При этом она является достаточно «компактной» и не предполагает сложной системы показателей, что делает её удобной в использовании. Мы не претендуем на исчерпывающее раскрытие данного вопроса. Модель можно совершенствовать.

Литература
1. Косов Ю.В. Генезис концепции «устойчивого развития» // Экология и образование. – 2002. – № 1–2.
2. Просвирина И.И. Интеллектуальный капитал: новый взгляд на нематериальные активы // Финансовый менеджмент. – 2004. – № 4.
3. Багов В.П., Селезнёв Е.Н., Ступаков В.С. Управление интеллектуальным капиталом. – М.: ИД «Камерон». 2006.
4. Селезнёв Е.Н. Интеллектуальный капитал как объект управления // Справочник экономиста. – 2007. – № 2.
5. Козырев А.Н. Как читать книгу Баруха Лева: Комментарии к переводу: [Электронная версия]. – Режим доступа: http://labrate.ru.
6. Мохов А.С. Методы оценки интеллектуального капитала в инновационной экономике: Автореферат дис. … канд. экон. наук.
7. Козырев А.Н. Интеллектуальный капитал: Доклад на семинаре ЦЭМИ РАН: [Электронная версия]. – Режим доступа: kozyrev.labrate.ru/kozyrev_doklad_i-capital_28-08-2001.htm.
8. Социальный атлас российских регионов. Материалы сайта www.socpol.ru/atlas/ indexes/index_life.shtml.
9. Коробов В.Б. Сравнительный анализ методов определения весовых коэффициентов «влияющих факторов» // Социология. – 2005. – № 20.
10. D.G. Andriessen, C.D. Stam. The intellectual capital of the European Union //Management & Marketing. – 2006. – № 4.
11. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации / Рук. авт. коллект. А.Г. Вишневский, С.Н. Бобылев. – М.: Проон, 2009.

Также по этой теме: