Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Управление предприятием    Качество корпоративного управления как один из основных факторов неплатежеспособности хозяйствующих субъектов и обеспечения конкурентоспособности национальной экономики

Качество корпоративного управления как один из основных факторов неплатежеспособности хозяйствующих субъектов и обеспечения конкурентоспособности национальной экономики

Качество корпоративного управления как один из основных факторов неплатежеспособности хозяйствующих субъектов и обеспечения конкурентоспособности национальной экономики

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №3 год - 2008

Минакова И.В.,
канд. экон. наук, доцент,
Орловская региональная академия
государственной службы

Гретченко В.В.,
канд. экон. наук,
специалист по маркетингу,
Печорский УЭС Коми
филиала ОАО «Северо-Западный Телеком»

Самсонова Е.К.,
ст. преподаватель,
Орловская региональная
академия государственной службы

 

Некомпетентность или неопытность руководителя, отсутствие у него управленческих  способностей довольно часто оказываются роковыми для предприятия. Статистика свидетельствует, что семи из десяти создаваемым предприятиям успешно удается преодолеть порог в 3 года при условии, что их руководитель имеет профессиональный стаж свыше 10 лет. В случае, если руководитель вообще не имеет опыта работы, более половины созданных предприятий становятся банкротами в течение трех первых лет существования (рис. 1 [4]).

Интересны результаты исследования INSEE относительно выживаемости предприятий, возглавляемых студентами. Исследование показало, что, если новое предприятие возглавляет студент, то вероятность того, что оно продержится на рынке более 5 лет, составляет всего 53%.

Причины грустной статистики, на наш взгляд, таковы:

– во-первых, отсутствие у таких руководителей опыта работы;
– во-вторых, студенты, как правило, не располагают значительными финансовыми средствами, которые они могли бы инвестировать в свое предприятие (собственным капиталом они, как правило, не располагают, а доступ к кредитным ресурсам затруднен ввиду отсутствия деловой репутации). Ими преимущественно создаются индивидуальные предприятия, которые в большей степени подвержены банкротству.

Статистика свидетельствует, что 68% предприятий, созданным в форме акционерных обществ, удается удержаться на рынке свыше трех лет, тогда как для индивидуальных предприятий данный показатель не превышает 50% (рис. 2 [5]). Подтверждается закономерность: чем больше стартовый капитал предприятия, тем выше его шансы на выживание [2]. Поскольку возможности индивидуального предпринимателя по привлечению капитала весьма ограничены (в отличие от акционерных обществ), то именно индивидуальные предприятия в большей степени подвержены банкротству.

Следующей распространенной причиной банкротства являются разногласия и конфликты внутри руководящего звена, которые парализуют предприятие, лишают его маневренности.

Зачастую к банкротству приводит неверно выбранная стратегическая политика.

Типичные ошибки стратегического управления [3]:

– стремление любой ценой стать лидером на рынке, что сопровождается нарушением равновесия внутри организации, снижением эффективности, ростом издержек;
– чрезмерная диверсификация, следствием которой выступает невозможность использования экономии от масштаба;
– слишком большая зависимость от внешних факторов. Эта зависимость возрастает, если, например, предприятие имеет очень узкие экономические связи, то есть ориентировано на единственного поставщика или заказчика. Тогда велик риск «эффекта домино».

Для России особую значимость приобретают факторы, не характерные для предриятий, функционирующих в условиях рыночной экономики:

– рентоориентированное поведение предпринимателей, которое заключается в стремлении захватить ограниченные блага и получить ренту за их использование. В отличие от  прибыльноориентированного предпринимательского поведения, ориентация на извлечение ренты не ведет к снижению издержек производства, улучшению качества продукции, внедрению нововведений. Главной целью становится получение новых эксклюзивных прав, тогда как предприятие, оставленное без должного внимания и необходимых финансовых вложений, стремительно деградирует.
– Особый менталитет управляющих, не приспособленных к руководству предприятиями в условиях рыночной экономики, из-за существовавшего ранее директивного управления. С переходом России к рыночным формам хозяйствования такие руководители оказались совершенно неприспособленными к эффективному управлению возглавляемыми ими предприятиями, следствием чего стала массовая неплатежеспособность последних.
– Низкий уровень ответственности руководителей предприятий перед участниками (учредителями) за последствия принимаемых решений, сохранность и эффективное использование имущества предприятия, а также финансово-хозяйственные результаты его деятельности. Несмотря на наличие в законодательных и иных правовых актах ряда положений, позволяющих акционерам (участникам) контролировать деятельность исполнительных органов предприятия, действенный механизм разграничения полномочий и ответственности между акционерами и управляющими до сих пор не отлажен. В таких условиях руководителем совершенно безнаказанно могут приниматься решения, практическая реализация которых приводит предприятия к несостоятельности.

Ошибки в кадровой политике. Характерной чертой кадровой политики большинства приватизированных предприятий выступает использование в качестве ведущего критерия отбора претендентов на ту или иную должность не их личные качества, уровень профессиональной подготовки, а личные связи. В результате сложившиеся сегодня на многих предприятиях уровень квалификации персонала и его структура не способны в долгосрочном периоде обеспечить их функционирование в условиях жесткой конкуренции.

Перечисленные факторы обусловлены, на наш взгляд, тем, что в России (в отличие от стран с рыночной экономикой) само цивилизованное предпринимательство и его этические принципы только формируются. Предприятие зачастую становится способом личного обогащения руководителя, вовсе не ориентированного на долгосрочное стабильное положение организации на рынке. Таким образом, нарушение принципов экономической эффективности оказывается закономерным следствием недостаточного уровня развития личностных качеств руководителя.

Ошибки и просчеты руководства предприятия, приводящие его к банкротству, многочисленны и разнообразны. Мы сочли целесообразным объединить их в четыре группы (рис. 3):

Типичной ошибкой финансового характера является финансирование крупномасштабных инвестиций за счет краткосрочных кредитов. Коммерческие ошибки заключаются чаще всего в игнорировании предприятиями того факта, что потребительские предпочтения изменились. В результате ими продолжает выпускаться невостребованная рынком продукция; разрабатываются продукты, не имеющие рыночных перспектив; неправильно выбираются каналы распределения. Просчеты в управлении производством состоят в использовании устаревших производственных мощностей, в выборе направления для инвестиций вразрез с запросами рынка. Все это ограничивает маневренность предприятия, снижает его шансы на то, чтобы успешно выдержать соперничество со стороны конкурентов, активно внедряющих достижения НТП.

Наиболее распространенными примерами стратегических ошибок являются концентрация предприятия на одном-единственном рынке, на единственном поставщике, вследствие чего существенно увеличивается риск банкротства; необузданное стремление к росту любой ценой, к лидерству на рынке, что, в свою очередь, оборачивается снижением рентабельности, ослаблением дисциплины, небрежностью.

Качество управления определяет не только вероятность утраты предприятием латежеспособности. Во многом от данного фактора зависит, удастся ли предприятию преодолеть кризис. Именно руководитель предприятия в условиях асимметрии информации способен ранее других выявить первые симптомы, угрожающие дальнейшему функционированию предприятия, нейтрализовать их. Проведенное нами исследование показало временной лаг между появлением первых признаков деградации финансового состояния предприятия и инициированием в его отношении процедур банкротства. В течение данного периода финансовое состояние хозяйствующего субъекта значительно ухудшается, что существенно снижает его шансы на восстановление платежеспособности.

Нами установлено, что в 27% случаев неплатежеспособность ликвидированных предприятий наступила гораздо ранее инициирования процедур банкротства в их отношении (табл. 1).

Мы полагаем, что страх руководителя открыто заявить о неплатежеспособности возглавляемого им предприятия обусловлен:

1) риском потерять деловую репутацию;
2) риском утратить контроль вследствие делегирования кредиторам части полномочий в принятии  управленческих решений.

Таким образом, издержки инициирования процедур банкротства оказываются для руководителей предприятий-должников довольно высокими.

Оппортунистическое поведение руководителей предприятий может проявляться и в действиях, предпринимаемых ими перед началом процедур банкротства. В качестве одной из доминирующих мер выступает продажа активов предприятия, что позволяет отчасти решить текущие проблемы, одновременно ставя под сомнение функционирование предприятия в будущем. Кроме того, в результате такой продажи существенно снижается вероятность удовлетворения в полном объеме требований кредиторов, чем ущемляются их права. Изложенные обстоятельства убедительно свидетельствуют о необходимости повышения ответственности руководителей предприятия за последствия принимаемых ими решений. Хорошо, что меры в данном направлении уже предпринимаются.

В частности, для улучшения корпоративного управления в акционерных обществах был принят Федеральный закон от 24 февраля 2004 г. «О внесении изменений в Федеральный закона «Об акционерных обществах», который устанавливает кумулятивное голосование при выборах членов совета директоров для акционерных обществ с любым числом акционеров, а также минимальную численность совета директоров (не менее 5 членов). Существовавшая норма предусматривала применение кумулятивного голосования при выборе членов совета директоров только в обществе с количеством акционеров свыше 1000 или если это было прямо предусмотрено уставом общества. Минимальная численность совета директоров устанавливалась для обществ с количеством акционеров свыше 1000 (не менее 7) и 10 000 (не менее 9).

Для предотвращения злоупотреблений и просчетов со стороны руководителей предприятий, оказавшихся в ситуации неплатежеспособности, законодательствами многих стран предусмотрена система штрафных санкций. Однако, как показывает практика, санкции применяются довольно редко. К примеру, во Франции лишь в 23% случаев уголовные санкции распространяются на руководителей ликвидированных предприятий, в 4% случаев на них накладываются взыскания денежного характера (табл. 1).

В России, хотя уголовное и административное законодательство Российской Федерации содержит нормы, связанные с несостоятельностью (установлена ответственность за преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство и неправомерные действия при банкротстве), практика применения ст. 195–197 УК РФ в течение более чем 6 лет свидетельствует о том, что данные нормы УК практически не применяются. Так, число возбужденных по ст. 195 УК РФ уголовных дел в 20 раз превышает количество осужденных по этой статье лиц. По ст. 197 УК РФ обвинительные приговоры носят единичный характер (табл. 2 [6]).

Помимо штрафных санкций в качестве другой меры, призванной ограничить оппортунистическое поведение руководителей неплатежеспособных предприятий, можно назвать делегирование их полномочий назначаемым судом лицам. Так, во Франции при передаче предприятия и его ликвидации достаточно часто происходит замена руководителя судебным администратором (19% и 20% случаев соответственно) (табл. 3 [1]).
Однако в подавляющем большинстве случаев функции администратора сводятся лишь к оказанию помощи руководителю должника в разрешении финансовых трудностей и восстановлении платежеспособности (73% и 60% для передаваемых и продолжающих свою деятельность  предприятий).

В России ситуация иная: в 92,7% случаев полномочия руководителя были полностью  делегированы арбитражным управляющим (табл. 41).

Такая мера могла бы значительно сократить масштабы оппортунистического поведения руководителей предприятий-должников и повысить эффективность института банкротства в национальной экономике при условии абсолютной независимости и высокого профессионализма антикризисных управляющих. Однако оба эти условия, к сожалению, не выполняются в российской системе арбитражного управления.

Что касается арбитражных управляющих, то в России они находятся в полной зависимости как от саморегулируемых организаций, так и от отдельных категорий заинтересованных лиц, располагающих финансовыми ресурсами и использующих процедуры банкротства в качестве средства достижения своих целей. В частности, арбитражные управляющие должны быть членами одной из саморегулируемых организаций. Именно саморегулируемые организации представляют арбитражному суду и собранию кредиторов кандидатуры арбитражных управляющих из числа своих членов. Кроме того, саморегулируемые организации наделены правом (п. 1, ст. 222) применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности (в том числе исключение из членов саморегулируемой организации), а также заявлять в суд ходатайства об их отстранении от участия в деле о банкротстве.

Арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, должен обеспечить страхование своей ответственности на страховую сумму не менее 3 млн руб. в год (п. 8, ст. 203). Выполнение данного требования влечет полную финансовую зависимость арбитражного управляющего.


1 Составлено по материалам: Доклад к заседанию Правительства РФ 25 ноября 2004 г. «О совершенствовании законодательства Российской Федерации о банкротстве» / Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации. Материалы сайта www.economy.gov.ru.
2 О несостоятельности (банкротстве) / Федеральный закон №127-ФЗ.
3 Там же.


Очевидно, что арбитражный управляющий, финансово зависимый от одного из участников дела о банкротстве, будет действовать исключительно в его интересах. Он рискует потерять свое место, отстаивая государственные интересы, руководствуясь критериями экономической эффективности и целесообразности.
Ожидаемые издержки нарушения правил руководителями неплатежеспособных предприятий оказываются незначительными, что, в свою очередь, обусловливает масштабные злоупотребления с их стороны.

Макроэкономический кризис в России обострил потребность в квалифицированных менеджерах. Сегодня уровень профессиональной подготовки, управленческой культуры руководителей предприятий, их опыт становятся важнейшими факторами, определяющими финансовую прочность предприятия, его способность успешно адаптироваться к изменениям внешней и внутренней среды. Не случайно проблемы управления производством и дефицита информации как во Франции, так и в России называются в качестве второй по значимости причины банкротства (вслед за сокращением объемов производства во Франции и снижением рентабельности производственной деятельности в России).

Располагая информационными преимуществами, руководитель предприятия способен ранее других выявить первые симптомы кризиса, но руководителей кризисных организаций чаще характеризует оппортунистическое поведение. В результате экономические партнеры узнают о существовании проблем, когда финансовое состояние хозяйствующего субъекта деградирует настолько, что единственным выходом из создавшейся ситуации является его ликвидация. Кроме того, для сокрытия информации о трудностях происходит продажа части активов, что позволяет решить текущие проблемы, одновременно ставя под угрозу само существование предприятия в будущем.

По мнению авторов, нейтрализации оппортунизма руководителей кризисных предприятий будет способствовать усиление штрафных санкций, позволяющих уменьшить неопределенность в поведении экономических агентов за счет растущих издержек нарушения установленных правил, а также делегирование полномочий руководителя должника в части принятия управленческих решений назначаемым судом третьим лицам.

Литература
1. Blazy R. La faillite: йlйments d’analyse йconomique. – Paris: Economica, 2000. P. 331.
2. Combier J., Blazy R. Les dйfaillances d’entreprises. – Paris: Presses Universitaires de
France, 1998. P. 127.
3. Gresse С. Les entreprises en difficultй. – Paris: Economica, 2003. P. 112.
4. INSEE PREMIЙRE. 2000. Mars. № 703. P. 1–4.
5. Rieg C. Les dйfaillances d’entreprises: мoindre baisse en 2001 // INSEE. – № 866.
SEPTEMBRE 2002. P. 1–4.
6. Доклад к заседанию Правительства РФ от 25 ноября 2004 г. «О совершенствовании
законодательства Российской Федерации о банкротстве». Москва. 2004 г.

Также по этой теме: