Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Проблема устойчивости логистических систем встречной торговли: научная интерпретация и подходы к решению

Проблема устойчивости логистических систем встречной торговли: научная интерпретация и подходы к решению

Проблема устойчивости логистических систем встречной торговли: научная интерпретация и подходы к решению

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №5 год - 2006

Киппер И.Л.

доцент кафедры коммерции и логистики
Санкт-Петербургского государственного
университета экономики и финансов

Логистические системы управления операциями встречной торговли, где товарный обмен использует различные варианты неденежных трансакций, относятся к числу сложных систем. В них необходимо обеспечение устойчивости.

Исторически принятие концепции устойчивости в экономическом анализе было обусловлено развитием естественных наук, где устойчивость постулировалась для проведения осмысленного анализа динамических систем. Такое отношение к реальности вытекало из потребности структурной инвариантности. В настоящее время эта точка зрения претерпела коренные изменения — устойчивость более не предполагается существующей a priory. Многочисленными исследованиями установлено, что малые сдвиги параметров могут приводить к крупным, в том числе структурным изменениям динамических систем.

Структурные изменения в эволюционирующих системах не исключения, а, скорее, обычные случаи. Для нелинейных систем характерны такие сложные явления, как регулярные осцилляции и хаос. Даже в относительно простых динамических системах мы можем наблюдать спонтанное образование сложно организованных структур. (Это относится и к социально-экономическим системам.) Выявлено, что сложно организованные пространственные, временные или пространственно-временные структуры возникают из хаотических состояний. Вместо устойчивости и гармонии наблюдатель обнаруживает эволюционные процессы, приводящие к увеличению разнообразия, к усложнению.

Понимание значения нерегулярных процессов (структурных изменений, хаотических явлений) вызвало фундаментальную потребность в новых теоретических идеях и инструментальных средствах, которые позволяли бы проводить исследования за пределами традиционных моделей и реализовывать эти разработки на практике. Новой исследовательской парадигмой стала синергетическая экономика, вобравшая основные идеи теории оптимального управления, исследования операций, сравнительной статики и динамики сложных систем.

Основным принципом синергетической экономики является увеличение социальной полезности хозяйствующих субъектов в первую очередь за счет консолидации усилий и согласования интересов. Это порождает взаимные координацию и адаптацию (арбитраж, регулирование цен, количество произведенных и поставленных товаров, координацию индивидуальных действий до тех пор, пока они не приведут к равновесному состоянию и не обеспечат устойчивость экономической системы).

Логистические системы — частный случай экономических систем. В соответствии с принципами синергетической экономики устойчивость логистической системы следует понимать как:

-

способность системы сохранять динамическое равновесие со средой;

-

способность системы компенсировать воздействие возмущений.

 

Некоторые исследователи выдвигают тезис, что рост устойчивости сложных логистических систем в ряде случаев непосредственно связан с повышением их сложности. Действительно, нередко более устойчивой (при прочих равных условиях) оказывается логистическая система, содержащая большее число элементов. Теоретически это положение обосновывают следующими аргументами: поддержание устойчивости логистической системы и сохранение ее гомеостаза являются внутренней целью системы. Поэтому система должна быть организована таким образом, чтобы достигались цели функционирования, стабильности в изменяющейся среде и (одновременно) ее развития. «Естественная устойчивость логистической системы предполагает такую структуризацию элементов, при которой их согласованное функционирование осуществляется на основе внутренней способности к самоорганизации. В этом случае сбои в одной подсистеме могут привести к переструктуризации отдельных элементов, замедлить ее развитие, но не нарушат ее целостность. Устойчивость системы сохранится даже при наличии некоторых дезинтеграционных процессов» [1].

Процитированная точка зрения не вполне отвечает особенностям логистических систем встречной торговли. Такие системы составляются из большого числа производственных предприятий, а также организаций инфраструктуры. Оттого логистическая система встречной торговли должна обладать не только внешней (вполне согласующейся с приведенной выше трактовкой), но и внутренней устойчивостью. При этом внутренняя устойчивость должна рассматриваться не менее как в двух проявлениях. Первое — устойчивость стратегической коалиции (создание коалиции объективно необходимо в силу того, что сделки встречной торговли многосторонни, так что каждая из участвующих сторон, выступая субъектом управления, старается реализовать в этом процессе свои собственные цели и задачи). Второе — устойчивость сделки, реализуемой в рамках этой коалиции<1>.

<1> Устойчивость сделки, осуществляемой в рамках коалиции, достигается в процессе переговоров между ее участниками и юридически закрепляется в системе заключаемых договоров.

В состав стратегической коалиции, организационно реализующей логистическую систему встречной торговли, входят взаимно экономически заинтересованные хозяйствующие субъекты. Уклонение кого-либо из участников от выполнения общих правил (совместной программы) ослабляет взаимную экономическую заинтересованность. Манкирование может привести к разрыву взаимных связей, переходу участников к независимой деятельности. Коалицию можно считать внутренне устойчивой в тот период времени, в который составляющие ее организации сохраняют экономический интерес во взаимодействии друг с другом. Иными словами, коалиция устойчива, если совместная деятельность входящих в нее предприятий выгоднее для них, чем иной способ действия [2].

Мера экономической заинтересованности взаимодействия предприятий в синергетической экономике определяется максимальными суммарными гарантированными доходами, получаемыми каждым участником в течение всего изучаемого периода. Альтернативой совместной деятельности предприятий и организаций естественно рассматривать их независимую друг от друга деятельность. Максимальные гарантированные доходы участников при независимой деятельности необязательно будут хуже их совместных результатов. Этим и определяется внутренняя устойчивость стратегической коалиции: если независимые гарантированные доходы каждого участника выше, чем его же гарантированные доходы при работе в коалиции, то такая коалиция может оказаться неустойчивой.

Повышению внутренней устойчивости стратегической коалиции могут способствовать и дополнительные выгоды от ее создания. Так, логистическая система встречной торговли, первоначально предназначенная для управления материальными потоками действительно обслуживаемых систем, может трансформироваться в орган инициирования новых отношений. Синергизм партнерств продуцирует новые возможности, приносящие участникам дополнительные выгоды, и обеспечивает устойчивость их объединений.

Устойчивость логистической системы встречной торговли есть обобщенное понятие, которое складывается под влиянием многих факторов. Потеря устойчивости может произойти не только из-за изменений параметров систем, при нарушении связей в системе, но и из-за внешних воздействий, не предусмотренных при формировании логистических систем. При изменении параметров системы встречной торговли или действии иных внешних факторов система до поры способна адаптироваться; при превышении возможности адаптивного развития теряется ее устойчивость. Адаптивность логистической системы — не только ее внутреннее свойство. Она зависит от характера возмущений и состояния среды функционирования. Интерпретируемая в обобщенном (внутреннем и внешнем) смысле, устойчивость логистической системы встречной торговли обеспечивается как ее способностью к самоорганизации, так и адекватным управлением.

На устойчивость логистической системы существенное влияние оказывают неопределенность и риск хозяйственной деятельности — экономические категории, характеризующие невозможность однозначного определения результатов этой деятельности (ведь возможны как положительные, так и отрицательные результаты). Логистические системы встречной торговли объединяют производственные предприятия, посреднические организации, банки. Важно, что их деятельность происходит в условиях активных товарных, финансовых, информационных взаимосвязей. Проявление отдельных видов рисков для подобных коалиционных структур также взаимосвязано.

Анализ сложившихся в отечественной и зарубежной практике подходов к идентификации коалиционных рисков и их количественной оценке приводит к следующим выводам.

1.

Риск можно рассматривать с точки зрения возможных ограничений в достижении ожидаемых результатов деятельности взаимосвязанных предприятий как опасность, угрозу ущерба или потери доходов.

2.

Риск характеризуется как составная часть деятельности коалиции участников; в этом случае фактор риска выполняет определенные функции. Аналитическая функция факторов риска обусловливает выбор менеджерами компаний более выгодных решений; таковы решения, приводящие к уменьшению риска. Инновационная функция риска определяет принятие нетрадиционных решений; риск обладает также стимулирующей функцией, которая инициирует деятельность, связанную с экономией ресурсов. Наконец, риск побуждает принимать меры по его снижению или по уменьшению его негативных последствий. Эта функция представляется наиболее значимой, поскольку снижение рисков во многом способствует повышению устойчивости коалиций участников интегрированных структур.

3.

Объединение предприятий в коалицию для совместной деятельности само по себе снижает общий уровень риска за счет перераспределения «традиционных», в первую очередь производственных и коммерческих, рисков. Дело в том, что на входах и выходах предприятий-коалиционеров создаются «островки предсказуемого товарного рынка», то есть надежного долговременного спроса и таких же поставок, необходимых для производства продукции.

4.

Одновременно создание коалиции приводит к возникновению новых (коалиционных) рисков. Управление ими должно осуществляться специальными методами. Поясню подробнее этот вывод применительно к логистическим системам встречной торговли.

 

4.1. Способность менеджеров отдельных предприятий и координирующих органов принимать обоснованные решения имеет пределы. В случае когда планируемая трансакция вписывается в чрезвычайно сложный рыночный контекст, невозможно предвидеть все будущие события, все возможные дополнительные и побочные обстоятельства, для того чтобы полностью оформить договорные отношения. Поэтому в логистических системах встречной торговли и их окружении нередко возникают неопределенные и рисковые ситуации.

4.2. Риски, присущие логистической системе встречной торговли, допускают естественное разделение на а) риски формирования коалиции участников сделки и б) риски ее функционирования. Пропорции смешения отдельных видов рисков являются динамической величиной, зависящей как от этапа сделки, так и от повторяемости сделки.

4.3. Отдельные предприятия, задействованные в осуществлении сделки встречной торговли, являются «оппортунистами». Они преследуют в первую очередь собственные цели, пытаясь при возможности обогатиться за счет других партнеров, скрыть подлинные намерения, нарушить обещания. Обычно рынок защищает действующих на нем субъектов от оппортунистического поведения партнеров жесткими правилами конкурентной борьбы. Действительно, реальная или потенциальная жертва рыночного «оппортуниста» может незамедлительно поменять рыночного партнера, завязать отношения с его конкурентом или как минимум пригрозить подобным развитием событий. Но в условиях коалиционного взаимодействия такой «ответный ход» не всегда возможен, поскольку затраты на поиск нового партнера могут оказаться чрезмерно высокими. По мере развития партнерских отношений, при повторном заключении договоров между ними первоначальная ситуация, даже если она определялась чисто рыночными конкурентными тенденциями, видоизменяется в сторону «рыночного лимита», когда число возможных поставщиков и потенциальных потребителей ограниченно. Из-за возможного оппортунизма участников рынок как регулятор не всегда эффективен. Особенно это проявляется в ситуациях, когда сделки пролонгируются и договоры заключаются на долгосрочной основе.

В условиях, когда сделки между партнерами время от времени повторяются, возникает опасность «склещивания» в двусторонние отношения, чреватые слишком сильной взаимной зависимостью. Одновременно в этих условиях увеличивается эффективность возможной устойчивой управленческой структуры, которая могла бы взять на себя координацию трансакционных операций и устранить необходимость постоянного обращения партнеров к рынку для заключения сделок.

Обозначенные особенности логистических систем встречной торговли, ассоциированные со спецификой взаимодействия их участников, обусловливают потребность исследования процессов управления с рассмотрением условий, которые в теории принятия решений принято именовать условиями конфликта. Развитие событий в конфликтной ситуации зависит от решений, принимаемых каждой из сторон, поэтому разумное поведение любого участника конфликта должно определяться с учетом возможных действий всех его участников. Конфликт может возникнуть из различия целей, которые отражают не только несовпадающие интересы различных участников, но и многосторонние интересы одного и того же лица. Единственная общность, которая объединяет все конфликты независимо от их физической и социальной природы, состоит в столкновении несовпадающих интересов нескольких сторон. Необходимость анализа конфликтных ситуаций привела к созданию теории игр. Задачей теории игр является выработка рекомендаций по рациональному образу действия участников конфликта.

Ценность этого подхода в большой идейной емкости принципов оптимальности. (В экономике они пока не применяются в широкой практике.) Можно распространить принципы оптимальности теории игр на формальную схему общей задачи принятия решений и использовать ее в том числе при решении проблем обеспечения устойчивости логистических систем встречной торговли.

Конфликт не всегда предполагает антагонизм его участников: в современных исследованиях по теории принятия решений условия конфликта разделяются на условия противодействия и содействия [3]; приоритет одного вида взаимодействия перед другим определяется назначением системы. В разрушительной деятельности предпочтение отдается противодействию субъектов, а в созидательной деятельности главенствующую роль играет их содействие. Содействие характеризуется решением общей задачи группой субъектов, где каждому назначается роль; при этом не исключается и противодействие, которому придается второстепенное значение.

В логистической системе встречной торговли процессы, проистекающие при заключении договоров, естественно считать протекающими в условиях противодействия, поскольку каждый из участников отстаивает в первую очередь собственные интересы. Как следствие, устойчивость сделок, заключаемых в рамках стратегической коалиции, может быть обоснована в терминах антагонистических игр. Аппарат теории кооперативных игр представляется адекватным внутренней устойчивости стратегической коалиции, созданной для достижения общих интересов. Принципиальная возможность применения теории игр к проблеме обеспечения устойчивости логистических систем встречной торговли обосновывается содержательной интерпретацией составляющих игру компонентов, соотношений между ними, концепций решений в терминах сделок встречной торговли.

В настоящее время в теории игр не существует единой концепции решения, одинаково подходящей для всех классов игр. Связано это, во-первых, с тем, что формальное описание игры представляет собой лишь весьма грубый «слепок» с чрезвычайно сложных процессов, происходящих на самом деле в ходе игры: обмена информацией, возможных договоров между игроками, самостоятельных действий игроков по увеличению собственной информированности. Нельзя исключать и возможностей иррационального поведения игроков, а оно практически не поддается формализации. Другая сложность в том, что само понимание людьми рационального поведения неодинаково. То, что кажется правильным одним, может показаться нерациональным другим, а современная наука зачастую не знает объективных причин, лежащих за этими различиями в оценке.

Наиболее распространенным способом формулирования принципов рационального поведения в теории игр является стремление к устойчивости, которая при этом тоже понимается по-разному. Самый популярный принцип рационального поведения в теории антагонистических игр рекомендует в качестве рациональных исходов определять ситуации равновесия Нэша. (Отклонение от равновесия, вызванное одним из игроков, не может увеличить его выигрыша, и, таким образом, рациональной стратегией каждого игрока должно стать поддержание равновесия.) В частности, если ситуация равновесия оказывается предметом договора между игроками, ни один из них не будет рационально заинтересован в нарушении своих обязательств. Напротив, если в договоре зафиксирована неравновесная ситуация, то найдется хотя бы один игрок, который будет заинтересован в нарушении договора. Таким образом, в терминах равновесия Нэша вполне корректно описывается устойчивость сделок, реализуемых участниками стратегической коалиции. Равновесие Нэша подвергается справедливой критике: для того чтобы результатом игры было равновесие Нэша, все игроки должны выбрать одну и ту же равновесную ситуацию, даже когда равновесных ситуаций (стационарных уровней) несколько.

Содержательных объяснений рациональности использования равновесных ситуаций, равно как и рекомендаций по обеспечению их реализации, известно достаточно много. Так, например, принятие решения о выборе равновесной ситуации может быть следствием рефлексивного поведения. Другим подходом к обоснованию равновесия Нэша является создание игроками «центра» — рекомендательного органа, который берет на себя вычисление равновесия, выдавая затем рекомендации игрокам. При этом, если игрок в одиночку отклоняется от рекомендации, выиграть он не может. Оттого логичным для него представляется следование рекомендации центра. Однако этот подход в определенной степени противоречит принципу бескоалиционности игры, так как создание всеми участниками регулирующего органа — не что иное, как образование информационной коалиции.

Самым общим принципом рациональности, принятым в теории игр, является оптимум по Парето. Этот принцип в некотором смысле полярен к равновесию Нэша. (Равновесие Нэша — верх индивидуалистического поведения игроков, оптимум Парето — критерий сотрудничества.) Достижение оптимальных, по Парето, ситуаций зачастую требует обмена информацией между игроками, согласования их действий или даже компенсационных выплат некоторым игрокам за выполнение ими определенных действий. Теоретико-игровые модели, учитывающие такие взаимодействия, являются предметом теории кооперативных игр.

Теория кооперативных игр делает упор в основном на совместные действия игроков в процессе игры. Ее занимают вопросы: какие коалиции образуются в процессе игры и какие условия необходимы для устойчивого существования коалиций. Основная идея теории кооперативных игр состоит в том, чтобы, не рассматривая переговорный процесс как таковой, анализировать его исходы и делать выводы о реализуемости и устойчивости результата переговоров и собственно коалиций игроков. Поэтому и элементами формализованного представления конфликта являются не действия игроков, а выигрыши, которые может обеспечить себе та или иная коалиция.

Классическая кооперативная игра представляет собой математическую модель экономической ситуации, условия которой допускают заключение соглашений о совместных стратегиях поведения. Участники экономического процесса, вступая, если это необходимо и целесообразно, в определенные отношения друг с другом, получают измеренные в одних единицах выигрыши, которые впоследствии могут быть перераспределены между игроками. При этом предполагается, что индивидуальные предпочтения участников масштабированы таким образом, что для любой пары участников полезности передаются без их численного изменения (трансферабельны). Базовая модель кооперативной игры предполагает передачу выигрыша между игроками, а это, в свою очередь, предполагает наличие линейно-трансферабельного товара, например денег; последнее вполне согласуется со спецификой сделок встречной торговли, допускающих применение денежных расчетов в дополнение к товарообменным операциям.

Принципиальный вывод о применимости некоторой теоретико-игровой схемы к исследованию вопроса еще не дает основания утверждать, что конкретная задача может быть решена на основе этой схемы. Для нахождения рациональных решений, то есть оптимальных стратегий игрока, недостаточно констатировать правильность описания имеющейся проблемы в терминах победного пути в этой игре. Игру необходимо задать четко и однозначно, описав параметры, характеризующие ее компоненты, на точном количественном уровне. Будучи количественно идентифицированными и информационно наполненными, теоретико-игровые модели могут быть эффективно использованы в решении проблем формирования и обеспечения устойчивого функционирования логистических систем встречной торговли.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Миротин Л.Б., Ташбаев Ф.Э. Системный анализ в логистике. — М.: Экзамен, 2002.
2. Косачев Ю.В. Экономико-математические модели эффективности финансово-промышленных структур. — М.: Логос, 2004.
3. Микони С.В. Теория и практика рационального выбора. — М.: Маршрут, 2004.

«Менеджмент в России и за рубежом:» О журнале Аннотации Архив Подписка

Также по этой теме: