Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Проблемы оценки и использования конкурентного потенциала приграничного региона в региональной политике устойчивого развития

Проблемы оценки и использования конкурентного потенциала приграничного региона в региональной политике устойчивого развития

11.07.2013

Проблемы оценки и использования конкурентного потенциала приграничного региона в региональной политике устойчивого развития

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №1 год - 2009

Чёрная И.П.,
д. э. н., ИМО ВГУЭС

Категория «конкурентный потенциал региона» сложна по структуре и многоаспектна по своей сути. Этим объясняется то, что при большом употреблении термин до сих пор не имеет однозначного толкования содержания, принципов и подходов к его оценке. Анализ показывает, что можно выделить три точки зрения на проблему. К первой отнесём попытки рассматривать конкурентный потенциал на основе факторного подхода, ко второй – на основе экспертного метода, к третьей (наиболее представительной) – изучение понятия как тождественного социально-экономическому (экономическому) потенциалу, формирующемуся за счёт потенциалов конкретных хозяйствующих единиц на основе синергетического эффекта. Каждый из подходов имеет свои преимущества и ограничения и дополняет друг друга. В силу этого предлагаем использовать комплексный подход, предполагающий изучение основных составляющих конкурентного потенциала, которые характеризуются определёнными индикаторами, интегрирующимися в единый показатель.

С позиций реализации принципов устойчивого развития в структуре конкурентного потенциала приграничного региона, как представляется, необходимо выделять следующие частные потенциалы:

  • природно-ресурсный потенциал, характеризующийся уровнем обеспеченности территории природными ресурсами и экологическими параметрами развития региона;
  • человеческий потенциал, определяемый состоянием численности и здоровья населения, его образовательным, профессиональным и квалификационным уровнем;
  • инвестиционный потенциал, характеризующий сферы, объекты, источники и объёмы инвестирования развития территории;
  • производственный потенциал как совокупный результат всех структурных составляющих производственного комплекса территории;
  • экспортный потенциал как совокупность показателей экспорто-ориентированной внешнеэкономической деятельности региона;
  • инновационный потенциал, характеризующийся возможностями в сфере повышения конкурентоспособности продукции и услуг на основе рационального использования достижений науки, техники и технологии;
  • организационно-управленческий потенциал, определяющий возможности улучшения деятельности всех составляющих системы управления регионом, в том числе в долгосрочной перспективе.

Такая структура определяется логикой конкурентного управления развитием приграничного региона, предусматривающей развитие конкурентного потенциала как совокупности конкурентных ресурсов и сформированных или формирующихся конкурентных преимуществ. При этом природно-ресурсный, человеческий и инвестиционный потенциалы характеризуются ресурсными преимуществами, создаваемыми на основе ресурсов наличия и использования основных факторов производства. Производственный, внешнеэкономический, инновационный потенциалы определяются операционными преимуществами, возникающими на основе ресурсов, обеспечивающих технологическое опережение региона своих конкурентов. Организационно-управленческий потенциал обусловливается программно-стратегическими конкурентными преимуществами как результата использования ресурсов управления.

Для оценки составляющих конкурентного потенциала необходимо определить их приоритетные показатели, позволяющие наиболее полно и достоверно осуществить региональную диагностику. При выборе таких показателей важно учитывать ряд важных методологических положений:

  1. Конкурентный потенциал территории представляет собой агрегированное представление системы количественных и качественных показателей, характеризующих настоящее социально-экономическое и экономико-экологическое состояние региона и его перспективы. Это означает, что отбор показателей должен основываться на принципах необходимого разнообразия элементов,  минимальной достаточности и их целевой ориентации. При этом стратегическими показателями считаются те, которые определяют направления деятельности, а тактическими – результативные [1].
  2. Число показателей должно быть ограничено, содержать минимум субъективной интерпретации и сопряжено с особенностями региональной статистики и её возможностями для проведения сопоставимой оценки конкурентного потенциала регионов. По оценкам экспертов, достоверность региональной статистики составляет в настоящее время около 30%, и это связано прежде всего с недостатками самой статистики, как методическими, так и организационными [2].
  3. Использование индикаторов устойчивого развития для оценки конкурентного потенциала проблематично хотя бы потому, что единой системы индикаторов до сих пор не создано, а существующие в разных странах проекты в виду огромного числа включённых в них показателей (от 53 до 134) сложны для использования. Недостатком всех проектов индикаторов устойчивого  развития является отсутствие приоритетов, поэтому они выступают как равнозначные [3].
  4. Оценка конкурентного потенциала должна строиться с учётом как статических, так и динамических показателей, позволяющих на основе изменения темпов роста приоритетных показателей определить тенденции развития региона, выделить возможные точки его роста. Для проведения сравнительного анализа регионов следует использовать не агрегатные, а подушевые показатели.
  5. Оценка конкурентного потенциала региона предполагает оценку качества управления, обеспечивающего сохранение и повышение конкурентоспособности территории в долгосрочный период. Это показывает необходимость включения в состав рассматриваемых показателей и таких, которые характеризуют конкурентоустойчивость.

Авторская методика расчета интегрального индекса конкурентного потенциала в общем виде представлена на рис. 1.

Хотя выбранные нами индикаторы частных потенциалов приграничного региона не могут претендовать на всеобъемлющий анализ, они дают возможность оценить ресурсные, операционные и программно-стратегические резервы региона. Предложенный подход к оценке конкурентного потенциала сочетает показатели воспроизводственного подхода, результирующего «мощность» и «выпуск», и поведенческого подхода (с точки зрения конкурентоспособности как реакция и системы на изменение конъюнктуры – её возможность к будущему развитию). Это позволяет оценить конкурентный потенциал не как сумму ресурсов и накопленного богатства, а как способность региона к развитию.

Разработанная методика оценки конкурентного потенциала приграничного региона определяет её как сумму переведённых в частные индексы 24 показателей, характеризующих 7 составных частей конкурентного потенциала. При этом учитывается, что оценка конкурентного потенциала имеет смысл не сама по себе, а лишь в сравнении с потенциалом регионов-конкурентов. Это позволяет выявить основные проблемы конкурентного управления устойчивым развитием приграничного региона.

Оценка конкурентного потенциала приграничного региона осуществляется на основе расчёта индекса конкурентного потенциала (ИКП). В соответствии с логикой анализа ИКП включает индекс природно-ресурсного потенциала (ИПРП), индекс трудового потенциала (ИТП), индекс инвестиционного потенциала (ИИП), индекс производственного потенциала (ИПП), индекс экспортного потенциала (ИЭП), индекс инновационного потенциала (ИИНП), индекс организационно-управленческого потенциала (ИОУП). Индексы формируются по иерархическому принципу и состоят из нескольких уровней, составляющих пирамиду. Частные индексы интегрируют в себе индексы нижестоящего уровня или показатели, отражающие основные характеристики частных потенциалов региона.

Для оценки конкурентного потенциала приграничных регионов использовался непараметрический метод «Паттерн» (PATTERN – Planning Assistance Through Technical Relevance Number – помощь планированию посредством относительных показателей технической оценки), созданный в США в конце 1960-х гг. для разработки крупных экономических проектов и сочетающий программно-целевой подход с экспертными оценками. Главным достоинством метода является возможность оценки рассматриваемого показателя по частным индикаторам при помощи соотнесения фактических значений с наилучшими в рассматриваемой группе. Нами использование метода «Паттерн» осуществлено через анализ показателей, характеризующих составляющие конкурентного потенциала, на основе соотнесения фактических значений по каждому приграничному региону с наилучшими значениями данного показателя среди всех приграничных регионов:

где tij – стандартизируемое значение показателя по региону;
xij – фактическое значение показателя по региону;
ximax – лучшее значение показателя по регионам;
i = 1, 2, …, n – число показателей;
j = 1, 2, …, n – число приграничных регионов.

Такой подход позволил сравнить каждый приграничный регион с эталонным (нормативным) регионом, имеющим наивысшую оценку (ранг), равную 1 по всем рассматриваемым показателям. Расчёт значений отдельного региона производился путём вычисления процента отклонений значений сравниваемого показателя от эталонного показателя и дальнейшей трансформации отклонений из процентных в доли единиц.

Величина интегрального индекса частного потенциала региона определяется по формуле:

где Ti – интегральный индекс частного потенциала региона;
tij – стандартизируемое значение показателя по региону;
i = 1, 2, …, n – число показателей;
j = 1, 2, …, n – число приграничных регионов.

Применяемая методика может быть усовершенствована использованием весовых коэффициентов для каждого из показателей частных потенциалов приграничных регионов. В рамках данного исследования значимость всех показателей, интегрируемых в частный индекс составной части конкурентного потенциала, принята за единицу.

В результате нашего исследования были сделаны расчёты для 43 приграничных регионов. Отсутствие статистических показателей не позволило провести анализ по приграничным автономным округам1 (исключение – Чукотский АО) и по Чеченской Республике. С учётом отсутствия статистической базы для расчёта индикаторов динамики развития потенциалов в исследовании использовались только статические показатели социально-экономического развития приграничных территорий в 2003 г.


Рассмотрим основные полученные результаты по частным потенциалам приграничных регионов.

На основе расчётов индекса природно-ресурсного потенциала были выделены группы регионов-лидеров (значения ИПРП от 1,01 у Карачаево-Черкесской Республики до 2,17 у Мурманской области) и регионы-аутсайдеры (соответственно от 0,17 у Республики Дагестан до 0,45 у Республики Алтай). Важно подчеркнуть, что среди 10 регионов лидеров большинство составляют субъекты ДВФО, среди 10 аутсайдеров – субъекты ЮФО. Отметим, что показатели природно-ресурсного потенциала лидирующей группы регионов выше среднероссийских: улавливание загрязняющих атмосферу веществ составляет 8,77 т против 0,40 т; коэффициент обновления основных фондов 2,45 против 1,83; затраты на охрану окружающей среды 1,78 тыс. руб. против 0,77 тыс. руб. Наибольший разрыв в значениях для лидирующей группы имели индексы улавливания загрязняющих атмосферу веществ (диапазон от 0,1 у Тюменской области до 1,0 у Мурманской области) и индекс затрат на окружающую среду (от 0,04 у Карачаево-Черкесской Республики до 1,0 у Тюменской области. У группы аутсайдеров по ИПРП определяющей стала дифференциация значения индекса обновления основных капиталов. Значения этого показателя как у регионов-лидеров (от 0,24 у Тюменской области до 0,76 у Приморского края), так и у регионов-аутсайдеров (от 0,16 у Республики Дагестан до 0,45 у Республики Алтай) позволяют судить о формировании благоприятной для российской экономики тенденции замены изношенного капитала.

Расчёт индекса трудового потенциала показал, что в группе лидеров оказались преимущественно регионы, обладающие наиболее высокими показателями доходов, включая Тюменскую область, Магаданскую область, Чукотский АО. ИРЧП этих регионов выше, чем в целом по РФ. К лидерам по ИТП принадлежат и приграничные регионы, имеющие высокие значения показателя индекса трудоспособности населения, такие как Камчатская и Мурманская области. Подчеркнём, что среди 10 лидирующих регионов к ДВФО, являющемуся донором-поставщиком населения для центральных регионов страны, принадлежат 6 приграничных территорий. Учитывая, что мигрирует прежде всего наиболее активная часть трудоспособного населения, выявленные преимущества носят неустойчивый характер и нуждаются в соответствующей политике федеральных и региональных властей.


1 На момент публикации, впрочем, большая часть из них ликвидирована. – Ред.


Среди аутсайдеров по ИТП – Республика Тыва и Ингушетия, имеющие самые низкие показатели ИРЧП и доли трудоспособного населения не только среди приграничных регионов, но и по стране. Как и при анализе индекса природно-ресурсного потенциала, в группе 10 аутсайдеров большинство составляют приграничные территории ЮФО: Карачаево-Черкесская Республика, республики Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия – Алания.

Анализ инвестиционного потенциала приграничных регионов показывает неудовлетворительный уровень его состояния. Ведь нормативное значение ИИП равно 4,0, а группа регионов-лидеров, включая Чукотский АО, Тюменскую и Сахалинскую области, республики Саха (Якутия) и Бурятию, характеризуется значением этого показателя от 1,0 до 2,2. Минимальные значения ИИП от 0,03 до 0,28 у республик Тыва, Ингушетия, Дагестан, Калмыкия, а также Кабардино-Балкарской Республики. Таким образом, как и при анализе ИПРП и ИТП, среди лидеров – большинство регионов ДВФО, среди аутсайдеров – территории ЮФО. Отметим, что наиболее значимыми факторами оценки инвестиционного потенциала для регионов-лидеров оказались инвестиции в основной капитал и доля в них собственных средств территории.

Четвёртый частный индекс – индекс производственного потенциала, анализ расчётов которого показывает значительную дифференциацию социально-экономического развития территорий даже регионов-лидеров. Так, при максимально возможном значении интегрированного индекса производственного потенциала, равном 4,0, рассчитанное наибольшее значение ИПП составляет 2,74 (Сахалинская область), минимальное – 0,28 (Республика Ингушетия). Оценка производственного потенциала позволяет отметить уже выделенную особенность: среди лидеров большинство  составляют территории ДВФО (такое же представление – 3 региона имеет и СЗФО), среди аутсайдеров абсолютное большинство (5 субъектов РФ) принадлежит ЮФО.

При этом (вопреки начальным предположениям) ИПП оказался в большей зависимости от частных индексов сельскохозяйственного производства и производства малых предприятий. Влияние индекса розничной торговли и индекса промышленного производства оказалось минимальным. Так, у 32 приграничных территорий значение индекса розничной торговли находится в диапазоне от 0,1 до 0,2 и только у трёх выше 0,2. Учитывая специфику развития приграничных территорий и роль в нём приграничной торговли, можно предположить о существовании значительного по объёмам «теневого» рынка. По индексу промышленного производства градация выражена сильнее. Значения этого показателя до 0,1 имеют 16 территорий, в интервале от 0,1 до 0,2 – 13, в интервале от 0,2 до 0,3 – 7, в интервале от 0,3 до 0,4 – 4 и выше 0,4 – лишь 3 региона.

Особое значение для развития конкурентного потенциала приграничных регионов имеет экспортный потенциал, интегрированным индикатором которого является ИЭП. Анализ показывает, что среди 10 регионов-лидеров максимальное значение этого индекса равно 2,35 (Республика Саха (Якутия)), минимальное значение – 1,10 (Омская область). При этом средние значения показателей частного потенциала этих приграничных регионов больше «встроены» в концепцию устойчивого развития, чем средне-российские показатели. Так, экономика регионов-лидеров ориентирована на экспорт:  удельный вес экспорта в структуре внешнеторгового оборота приграничных субъектов равен 69,6% (в среднем по РФ – 65,29%). Доля товаров высокой степени переработки составляет 56,6% (по РФ – 21,77%). Объём платежей по экспорту технических услуг на душу населения – 80 руб. (по РФ – 50 руб.). Важно отметить, что в состав регионов лидеров претерпел изменения: ДВФО представлен 1 территорией, СЗФО, ЦФО и УФО – 2, СФО – 3 (Новосибирская и Омская области и Республика Бурятия).

Напротив, группа регионов-аутсайдеров представлена абсолютным большинством субъектов ДВФО – 5 регионов. Внутренняя дифференциация этой группы также велика. Максимальное значение ИЭП регионов-аутсайдеров равно 0,72 (Амурская область), минимальное – 0,0 (Чукотский АО). Определяющими экспортного потенциала являются показатели доли экспорта во внешнеторговом обороте и удельного веса товаров с высокой степенью переработки в экспорте продукции. Показатели платежей по экспорту технологий и услуг технического характера представлены только по 18 приграничным регионам РФ.

Значения индекса инновационного потенциала у приграничных регионов так же значительно дифференцированы: максимальный показатель – 2,26 (Тюменская область), минимальный – 0,0 (республики Алтай, Тыва, Калмыкия, Ингушетия). Определяющими факторами для оценки инновационного потенциала являются затраты на науку и инновации и количество инновационно-активных предприятий. Отметим, что даже у регионов-лидеров индикаторы данного частного потенциала в целом фактически не превышают средне российские. Заметным исключением является лишь Архангельская область, имеющая бoльшие значения по всем трём составляющим. (Для сравнения: в среднем по РФ затраты на технологические инновации составляют 0,84 тыс. руб. на человека, объём инновационной продукции на душу населения – 1,81 тыс. руб., доля инновационно-активных предприятий в общей численности предприятий – 0,07%.

В Архангельской области эти показатели соответственно равны 1,79 тыс. руб., 2,93 тыс. руб. и 0,09%.) В десятке лидирующих регионов ещё 5 территорий имеют показатели, превышающие средне российские, по двум или одной позиции. Среди регионов-лидеров преобладают территории УФО (3 субъекта РФ). Абсолютное большинство в группе регионов-аутсайдеров – территории ЮФО (4 субъекта РФ).

Расчёты интегрального показателя седьмого частного потенциала в структуре конкурентного потенциала – индекса организационно-управленческого потенциала – дополняют общую картину развития приграничных регионов. Максимальное значение ИОУП у Ленинградской области, которое составляет 1,82; минимальное значение у Чукотского АО – 2,6. Анализ показывает слабое развитие этого потенциала, что обусловлено чрезвычайно низкими показателями индекса миграции. Только у 11 из рассматриваемых 44 приграничных регионов он имеет положительное значение (от 0,02 у Карелии до 1,0 у Ленинградской области). У Республики Алтай в 2003 г. количество выбывших и прибывших совпало, соответственно индекс миграции равен нулю. Остальные 32 приграничные территории имеют отрицательные значения индекса миграции (от –4,26 у Чукотского АО до –0,02 у Саратовской и Смоленской областей), что отражает существующую демографическую угрозу сокращения населения. В силу этого индекс организационно-управленческого потенциала характеризуется особенностями территориального распределения. Среди 10 лидеров по ИОУП большинство составляют регионы СЗФО – 4 приграничные территории. В этой группе представлены по два региона от ЮФО и ЦФО, по одному от УФО и ДВФО (Хабаровский край).

Хотя дальневосточные регионы имеют самые высокие значения индекса доходов консолидированного бюджета (самый высокий показатель у Чукотского АО), большинство субъектов ДВФО (5 регионов) является аутсайдерами по ИОУП. Для определения регионов-лидеров наименее значимым фактором оказался именно индекс доходов консолидированного бюджета: максимальное значение этого показателя равно 0,33 (Тюменская область), минимальное – 0,04 у Воронежской области. Значения показателей организационно-управленческого потенциала даже у лидеров приграничных территорий существенно ниже средних по России: доход консолидированного бюджета 13,961 тыс. руб. (по РФ – 28,49 тыс. руб.), миграционный прирост на 10 000 человек – 26,33 человек (35,11 человек), удельный вес прибыльных организаций в общем числе организаций – 56,92% (61,9%). Это подтверждает предположения об отсутствии программно-стратегических преимуществ у приграничных регионов.

Рассчитанные оценки семи составляющих – частных потенциалов необходимы для определения интегральной оценки конкурентного потенциала, который рассчитывается по формуле:

где Ti – индекс частного потенциала региона; i = 1, 2, …, n – число частных индексов;
j = 1, 2, …, n – число приграничных регионов; di – весомость i-го частного индекса,
при этом

Значимость частных индексов (весомость) определяется экспертным путём и может быть изменена. Для определения веса критериев оценки конкурентного потенциала мы воспользовались концепцией конкурентных преимуществ региона, относительно которой к преимуществам низкого порядка отнесены ресурсные преимущества; к преимуществам высокого порядка – операционные и программно-стратегические. Преимущества низкого порядка – это преимущества с малой устойчивостью. Поэтому они оцениваются ниже, чем преимущества высокого порядка; для уничтожения такого преимущества конкурентам требуются большие затраты, усилия и время. Самые устойчивые преимущества – программно-стратегические, связанные с реализацией организационно-управленческого потенциала. Безусловно, подобная модель достаточно условна и должна корректироваться. В рамках текущего анализа значимость частных индексов по нашей оценке определена следующим образом: ИПРП = 0,05; ИТП = 0,16; ИИП = 0,12; ИПП = 0,05; ИЭП = 0,12; ИИНП = 0,16; ИОУП = 0,34.

Для определения места и роли каждой территории в национальной экономике использован метод ранжирования. Зная, что ИКП может принимать значения от 0 до максимально возможного 3,01, можно выделить пять групп регионов с равными интервалами:

  • 1 группа – высокий уровень: 2,408 < ИРКП ≤ 3,01;
  • 2 группа – весьма высокий уровень: 1,806 < ИРКП ≤ 2,408;
  • 3 группа – средний уровень: 1,204 < ИРКП ≤ 1,806;
  • 4 группа – низкий уровень: 0,602 < ИРКП ≤ 1,204;
  • 5 группа – критический уровень: 0 < ИРКП ≤ 0,602.

Полученные в ходе анализа конкурентного потенциала приграничных регионов РФ результаты значительно yже возможностей теоретической модели. Учитывая, что максимальное полученное значение ИКП равно 1,58 (Тюменская область), можно констатировать отсутствие приграничных регионов с высоким и весьма высоким уровнем конкурентного потенциала. Соответственно в центре изучения остаются группы со средним и ниже среднего уровнями конкурентного потенциала.

Для определения места, занимаемого территорией в общем экономическом пространстве, её сильных и слабых сторон по отношению к основным конкурентам, сравним полученные в результате расчётов значения интегрального показателя с нормативным (эталонным как суммы максимальных значений индикаторов частных потенциалов), лучшим (реальным, полученным при расчётах), а также со средним (среднеарифметическим) по приграничным регионам.

Группа регионов со средним уровнем потенциала включает четыре приграничные территории: Тюменскую, Ленинградскую и Белгородскую области, Санкт-Петербург. Основные преимущества этой группы связаны с реализацией трудового, производственного и организационно-управленческого потенциала. При этом Тюменская область обладает наибольшим конкурентным потенциалом, однако её главная проблема заключается в недостаточной степени использования организационно-управленческих ресурсов. Преимущества Ленинградской области менее очевидны, тем более её ИЭП и ИИНП имеют значение ниже среднего для всех приграничных регионов.

Самой многочисленной является группа регионов с низким уровнем конкурентного потенциала. Она включает 33 субъекта РФ с различными условиями реализации ресурсных, операционных и программно-стратегических преимуществ. Анализ показывает, что среди этой группы можно выделить четыре подгруппы регионов.

В первую из них входят 7 территорий: Хабаровский и Алтайский края, Челябинская, Саратовская, Новосибирская и Смоленская области, Еврейская АО. Эта подгруппа отличается от группы регионов со средним уровнем конкурентного потенциала более низкими значениями ИКП, но имеет превышающие средние для приграничных регионов значения ИТП и ИОУП. Дифференциация среди членов этой подгруппы достаточно велика, особенно в сфере реализации операционных преимуществ. Большинство регионов этой подгруппы имеет также значения ИИП, ИЭП и ИИНП, превышающие средние по приграничным территориям.

Вторая подгруппа регионов с низким уровнем конкурентного потенциала включает 5 приграничных территорий: Архангельская, Курская и Курганская области, Республика Саха (Якутия) и Кабардино-Балкарская Республика. Особенностью этой подгруппы является развитие условий для проявления преимуществ ресурсного и операционного характера. Отметим, что несмотря на относительно высокие для приграничных регионов значения ИКП, эта подгруппа территорий имеет очень низкий ИОУП, а следовательно, слабо развитые программно-стратегические преимущества. Это означает, что существующие сравнительные преимущества регионов, в том числе по местоположению или обладанию природными ресурсами, не имеют условий для перерастания в конкурентные преимущества.

Третья подгруппа приграничных регионов с низким уровнем конкурентного потенциала характеризуется относительным равновесием условий развития ресурсных преимуществ и операционных преимуществ на фоне низких значений ИОУП. К этой подгруппе отнесены Мурманская, Омская, Сахалинская и Амурская области, Карачаево-Черкесская Республика и Республики Бурятия, Северная Осетия – Алания, Дагестан. Анализ показывает неустойчивость подобных преимуществ. Например, относительное благополучие Карачаево-Черкесской Республики основывается прежде всего на природно-ресурсном потенциале. С учётом сложившейся отраслевой структуры ВРП, где 28% отводится на сельское хозяйство, 18,5% – на промышленность, 4,4% – на строительство, торговлю и коммерческую деятельность по реализации товаров и услуг – 14,1%, на предприятия связи – 1,8% и на транспорт – 1,4%, можно утверждать, что реформирование экономики приведёт к нарушению экономико-экологического баланса. К тому же республика – самая малочисленная территория Северного Кавказа, причём ежегодно численность населения снижается, что нетипично для Южного федерального округа.

Четвёртая, самая массовая, подгруппа, включающая 13 регионов с низким уровнем конкурентного потенциала, характеризуется наибольшими значениями частных потенциалов, формирующих ресурсные преимущества. Эта подгруппа включает Краснодарский и Приморский края, Калининградскую, Волгоградскую, Воронежскую, Ростовскую, Астраханскую, Брянскую, Псковскую и Оренбургскую области, республики Карелию, Ингушетию и Алтай. Значения индексов частных потенциалов – основы операционных преимуществ у большинства территорий этой подгруппы ниже средних для приграничных регионов. При этом показатели ИОУП выше. Как представляется,  подобное развитие также является крайне неустойчивым. Например, экономическая активность Калининградской области во многом связана с деятельностью СЭЗ «Янтарь». Последствия её функционирования ни в экономическом, ни в организационно-правовом плане для территории нельзя оценить однозначно. Как утверждают Клемешев А.П. и Фёдоров Г.М., льготы свободной таможенной зоны, к которым, в конце концов, свёлся зональный механизм, оказались недостаточными не только для обеспечения экономического роста, но и для жизнеобеспечения области. Ей предоставлялась дополнительная финансовая поддержка. Вместе с тем критика ОЭЗ в Калининградской области, называемой часто «черной дырой», связана не столько с самим «зональным» механизмом, а с проблемами управленческого характера. Если административный фактор будет действовать более эффективно, то многие претензии к функционированию ОЭЗ, включая высокую долю теневого сектора, могут быть сняты1 [4].

Последняя группа выделенных на основе ранжирования территорий объединяет приграничные регионы с критическим уровнем конкурентного потенциала: Читинская, Камчатская и Магаданская области, республики Тыва и Калмыкия, Чукотский АО. Это настоящие депрессивные регионы (ИКП – от 0 до 0,646). Их главной особенностью является относительно высокие значения частных потенциалов, формирующих ресурсные преимущества, которые заметно превышают преимущества операционного характера (за исключением Камчатской области). Вместе с тем ИОУП имеет наиболее низкие значения.

Таким образом, по результатам оценки конкурентного потенциала приграничных регионов на основе использования метода «Паттерн» можно утверждать, что в настоящее время ни в одном приграничном регионе не созданы условия для реализации конкурентного потенциала в полном объёме. Даже максимальное значение ИКП составляет лишь 52% его нормативной величины. Кроме того, расчёты показали, что развитие конкурентного потенциала в разных приграничных регионах значительно различается как в функциональном, так и территориальном аспектах (табл. 1).


1 Или станут ещё громче. – Ред.


Функциональное различие проявляется в степени соответствия частных потенциалов нормативному значению. Наибольшую степень соответствия между лучшим и нормативным индексом имеют трудовой потенциал, экспортный потенциал, инновационный потенциал, природно-ресурсный потенциал, наименьшую – организационно-управленческий и инвестиционный.

Иначе говоря, существующие в приграничных территориях конкурентные ресурсы не управляемы и не имеют достаточной финансовой базы для создания конкурентных преимуществ. Ещё больший разрыв в развитии конкурентного потенциала существует в территориальном распределении. Регионы, более или менее активно использующие свой потенциал, расположены преимущественно в западной части страны. Территории, слабо использующие свой конкурентный потенциал, а также депрессивные регионы сосредоточены преимущественно в южной и восточной части страны. При этом средние показатели практически всех частных индексов ЮФО меньше средних для всех приграничных регионов. Более высокие значения показывает лишь ИОУП, что объясняется чрезвычайной ситуацией, создавшейся на Северном Кавказе. Наоборот, индексы частных потенциалов ДВФО в своём большинстве превышают средние для приграничных территорий, за исключением экспортного и организационно-управленческого потенциала. Иллюстрацией этого является усиление сырьевой специализации дальневосточных регионов. Индексы частных потенциалов СФО лишь по трём позициям (трудовой, экспортный и организационно-управленческий потенциал) соответствуют значениям средним для приграничных регионов. Наиболее проблемными зонами территорий округа является использование природно-ресурсного, инвестиционного и производственного потенциалов.

Проведённый анализ показывает необходимость активизации деятельности государственных и муниципальных органов управления по созданию условий развития операционных и программно-стратегических преимуществ во всех приграничных регионах. Безусловно, полученные результаты не безупречны, поскольку выбор индикаторов оценки достаточно субъективен. Для проверки выдвинутых положений необходимо проанализировать динамику развития конкурентного потенциала регионов в динамике, что требует наличия полновесной информационной базы.

Литература
1. Фатхутдинов Р.А. Стратегический маркетинг: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2002. – С. 301.
2. Основы экономики столичного мегаполиса / Российская академия естественных наук, Российская муниципальная академия, Институт региональных экономических исследований. – М.: Экономика, 2006. – С. 233.
3. Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке / Под ред. А.Г. Гранберга, В.И. Данилова-Данильяна, М.М. Циканова, Е.С. Шопхоева. – М.: Экономика, 2002. – С. 50.
4. Клемешев А.П., Фёдоров Г.М. От изолированного эксклава – к «коридору развития»: Альтернативы российского эксклава на Балтике. – Калининград: Изд-во КГУ, 2004. – С. 28, 158.

Также по этой теме: