Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Совершенствование методики оценки эффективности инновационных проектов

Совершенствование методики оценки эффективности инновационных проектов

24.10.2013

Совершенствование методики оценки эффективности инновационных проектов

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №3 год - 2009

Исламутдинов В.Ф.,
к. э. н., доцент кафедры
«Налоги и налогообложение»
Югорского государственного университета,
V_Islamutdinov@ugrasu.ru

Основой основного метода оценки эффективности инвестиций и инноваций – дисконтирования денежных потоков [1] – является правило приведённой ценности, или стоимости (present value), которое определяет, что ценность любого актива соответствует приведённой ценности ожидаемых денежных потоков, приходящихся на данный актив. При решении практических задач приведение к базисному моменту времени затрат, результатов и эффектов от осуществления проекта, имеющих место на t-м интервале расчётного периода, выполняется путём их умножения на коэффициент дисконтирования ?t, определяемый по одной из следующих формул: для постоянной нормы дисконтирования (Еt = Е = const):

для переменной нормы дисконтирования:

При этом ставка дисконтирования (Е) есть функция от ожиданий инвестора (в нашем случае инноватора) и риска, свойственного ожидаемым денежным потокам. К преимуществам этой методики следует отнести её широкое признание. Она стала стандартом оценки проектов, предполагающих какое-либо вложение средств.

При соблюдении определённых допущений она применима в любой отрасли. Также данная методика позволяет учесть риски, связанные с реализацией проекта, показывает важность фактора времени и связь ценности ожидаемых доходов со временем их получения, выражающееся в снижении этой самой ценности по мере удаления в будущее.

Однако на оценку эффективности инноваций данным методом оказывают значимое влияние ограничения, свойственные самому методу дисконтированных денежных потоков: ограниченность информации для полной и достоверной оценки, нестабильность денежных потоков в будущем; точность оценки риска для репрезентативного определения ставки дисконтирования. При прочих равных условиях чем существеннее влияние этих ограничений, тем менее точной будет оценка.

Кроме того, существующие методики предназначены для оценки, прежде всего, внешних показателей эффективности инновационных проектов с позиции их привлекательности главным образом для инвесторов и бюджета. Они не учитывают внутренние особенности исполнения проектов на предприятии. Речь идёт о таких внутренних возможностях, как инфраструктурные, кадровые, производственные, сбытовые, которые могут существенно повлиять на конечные сроки и результаты реализации проекта. Практике известно огромное количество случаев, когда высокоэффективные разработки не принесли ожидаемых результатов именно по причине недостаточного инновационного потенциала предприятий.

Исследователи [2; 3; 4; 5; 6] отмечают ряд недостатков методики. К ним следует отнести то, что риски оцениваются одинаково как для затрат, так и для доходов, приходящихся на один и тот же промежуток времени, хотя логично предположить, что риск для затрат всегда ниже (то есть вероятность их выше), чем для доходов. Невозможно оценить проекты с отсроченным эффектом. Методика плохо применима для инновационных проектов, эффект от которых выражается не столько в улучшении экономических характеристик, сколько в улучшении управляемости организации, имиджа, конкурентоспособности. Простое включение в расчёты денежного выражения подобных улучшений не совсем корректно, поскольку динамика связанных с ними процессов неоднозначная, а влияние инноваций нелинейное.

Усовершенствовать существующую методику оценки эффективности инноваций можно, используя отдельные положения теории систем, заимствованные из термодинамики. Для этого субъект инновационной деятельности (организацию-инноватора) надо представить в виде открытой самоорганизующейся системы, которая постоянно взаимодействует с окружающей её внешней средой. Инноватор находится в состоянии неустойчивого равновесия, обмениваясь информацией и энергией с внешней средой. При этом согласно второму закону термодинамики любая система производит энтропию. В закрытых системах энтропия со временем достигает максимума, и развитие системы прекращается. Для самоорганизующихся систем это равносильно смерти, поэтому они отводят энтропию во внешнюю среду, понижая её уровень внутри себя и повышая во внешней среде. Для субъекта инновационной деятельности внутренней средой является его организационная структура, внешней средой является экономика, а регулирование уровня энтропии происходит за счёт движения денежных средств.

Такое представление об инноваторе позволяет связать процессы производства и отвода энтропии с процессами поступления и расходования денежных средств и, соответственно, с методикой дисконтированных денежных потоков.

Как происходит процесс отвода энтропии в системе «инноватор – внешняя среда»? Сначала инноватор, отдавая собственные или привлечённые денежные средства, получает из внешней среды энергию в виде сырья, материалов, оборудования (материализованная энергия), труда работников, услуг сторонних организаций и информацию в виде ноу-хау, патентов, изобретений, баз данных, знаний и опыта работников.

Полученные энергия и информация используются для преобразования структуры организации таким образом, чтобы энтропия оказалась ниже (а упорядоченность выше), чем во внешней среде. Благодаря этому она становится способна производить высокоупорядоченную продукцию, которая привлекательна для субъектов внешней среды, так как её потребление позволяет им упорядочивать свою структуру и отводить энтропию. Продавая эту продукцию, инноватор не только возвращает вложенные денежные средства, но и получает сверх того (прибыль), потому что экономика является средой, в которой возможны обоюдовыгодные игры (за счёт отвода энтропии экономической системы в среды более высокого порядка – социум и биосферу). Норма прибыли зависит от степени преимущества продукции над аналогами. Со временем за счёт научно-технического прогресса и диффузии инноваций преимущество утрачивается, и инновационный цикл начинается снова (хотя на практике циклы должны накладываться друг на друга, иначе накопится отставание).

Таким образом, денежные средства являются мерилом потенциала, запаса негэнтропии (отрицательной энтропии), который может быть использован инноватором для отвода энтропии во внешнюю среду. Однако сами по себе будущие денежные поступления не показывают всей эффективности инноваций. Очень важно, в течение какого периода времени будут производиться расходы, и с какого момента появятся компенсирующие их доходы. Кроме того, неопределённость (риск) увеличивает энтропию, а значит, степень вероятности расходов и доходов также должна учитываться.

Важность фактора времени обусловливается необратимостью протекающих в экономике процессов во времени, причём упущенные возможности иногда обходятся очень дорого. Кроме того, второй закон термодинамики неумолим, производство энтропии не останавливается. Затягивание инновационных преобразований увеличивает денежные затраты для отвода энтропии.

Неопределённость, мера информации о системе, также прямо связана с пониманием энтропии. Чем выше энтропия, тем больше беспорядок, и наоборот, чем меньше можно получить достоверной информации о системе, тем больше энтропия. Энтропию можно также назвать величиной, обратной мере порядка в системе. Поэтому извлечение отрицательной энтропии есть «извлечение порядка», повышение упорядоченности системы. Кстати, в этом проявляется экономическая ценность знаний, с помощью которых можно упорядочить систему. При этом не всякая информация является ценной, в некоторых случаях избыток информации увеличивает неопределённость, а значит, и энтропию. Исходя их этого можно дать определение знаниям как особой разновидности информации, которая позволяет отводить энтропию.

Этот аспект инноваций – наличие неопределённости – отмечал еще Й. Шумпетер в «Теории экономического развития» (1934) и в труде «Капитализм, социализм и демократия» (1950). Понятие неопределённости у Шумпетера трактуется как отсутствие необходимого и достаточного опыта у субъектов, чтобы надёжно оценить имеющиеся возможности и предвидеть все возможные последствия. Сущность реализации нового, инновации как раз в том, что нет определённости в том, что получится, и никогда нет уверенности в успехе. А там, где используется значительное количество инноваций и действуют различные экономические агенты, текущий контекст ситуации не может быть однозначным. В такой ситуации значительный прогресс может быть достигнут лишь экономикой в целом, в процессе «креативной деструкции», вовлекающей множество экономических агентов, каждый из которых с равной вероятностью может оказаться как среди выигравших, так и среди проигравших. Таким образом, связь между производством энтропии и необходимостью инноваций, хоть и в неявном виде, обосновывалась еще основоположниками теории инноваций.

Согласно И. Пригожину [7], в открытых системах производство энтропии имеет два источника – внутренний и внешний:

Производство внутренней энтропии вызывается естественными хаотическими процессами, протекающими внутри любой системы и приводящими к снижению степени её упорядоченности. Для организации-инноватора это могут быть процессы физического износа основных средств, выражающиеся в снижении производительности оборудования, увеличение частоты аварий, несчастных случаев, процессы нарушения адекватности передачи информации из одного подразделения в другое, нарастание неэффективного расходования сырья, материалов вследствие халатности, появление подразделений-паразитов, неэффективно расходующих фонд оплаты труда. Исходя из этого правомерно выделять внутренние (организационные) инновации, направленные на повышение упорядоченности именно во внутренней среде.

Источником внешней энтропии для экономических агентов является научнотехнический прогресс. Выражается она в моральном (функциональном) износе основных средств, нематериальных активов и производимой продукции (работ, услуг). То есть собственно у организации уровень энтропии не возрастает, возрастает уровень упорядоченности экономических агентов (конкурентов) в окружающей среде, на фоне которых организация становится менее упорядоченной, а значит, теряет привлекательность для контрагентов. Производство внешней энтропии постоянно ускоряется  вследствие ускорения научно-технического прогресса. Исходя из этого можно выделять внешне направленные инновации, к которым следует относить технологические и маркетинговые. При этом если технологические инновации действительно меняют структуру (технологию) организации, повышая её упорядоченность, то маркетинговые не столько упорядочивают саму организацию, сколько меняют представление представителей внешней среды об организации и её продукции.

Графически производство внутренней и внешней энтропии можно изобразить следующим образом (рис. 1).

Производство внутренней энтропии (DSin) можно упрощённо отобразить в виде линейной функции, так как эти процессы имеют постоянную основу. Производство внешней энтропии (DSex) следует изображать как степенную функцию из-за ускорения темпов роста. Общее производство энтропии (DS) есть их сумма. Главная опасность для организации заключается в достижении критического уровня энтропии (Smargin). Критическим уровнем энтропии экономического агента следует считать такой, при котором организация самостоятельно уже не может упорядочить свою структуру и снова стать конкурентоспособной, в результате наступает стадия банкротства (ликвидации) либо назначается внешнее управление.

Сущность инноваций в том, что они позволяют отвести энтропию во внешнюю среду прежде, чем энтропия достигнет критического уровня. Однако действие инноваций ограничено по времени. На рис. 2 и 3 изображено влияние инноваций на производство внутренней и внешней энтропии экономического агента соответственно.

Производство энтропии имеет экономические следствия, которые можно выразить в виде разного рода убытков (неполученных доходов) и потерь (вынужденных затрат). Производство внутренней энтропии может быть выражено через необходимость отчислений на амортизацию, затрат на текущий и капитальный ремонт, рост потерь сырья, материалов, готовой продукции (брак), неэффективного расходования фонда оплаты труда. Производство внешней энтропии может быть выражено через потери от залёживания товаров на складах, через недополученную прибыль из-за более низкой цены по сравнению с товаром-аналогом, через вынужденное увеличение затрат на рекламу. Функция этих потерь и затрат копирует функцию производства энтропии, с ростом энтропии растут потери и затраты, а инновации позволяют их снизить. Функция экономических последствий производства внутренней энтропии может быть следующей:

где Пin – потери за единицу времени, вызванные необратимостью естественных процессов во времени, несовершенством организации и управления, руб.;
t – время.

Функция экономических последствий производства внешней энтропии может быть выражена следующим образом:

где Пвx – потери за единицу времени, вызванные несовершенством технологии и маркетинга, на момент начала осуществления проекта, руб.;
i – степень ускорения научно-технического прогресса (норма морального износа) в отрасли.

Соответственно, при оценке эффективности инновационного проекта путём расчета дисконтированного денежного потока надо делать поправку на общее производство энтропии за время реализации проекта и влияние самого проекта на динамику производства энтропии. Формула расчёта чистого дисконтированного дохода принимает следующий вид:

где ЧДДS – поправка на экономические последствия производства энтропии за время реализации проекта, руб.

Для организационных инноваций особой необходимости в такой поправке нет, так как все их составляющие могут быть учтены в процессе расчёта ЧДД включением соответствующих потерь и экономии в денежные потоки, тем более что часть из них уже учитывается, например, затраты на ремонт.

Для технологических и маркетинговых инноваций такая поправка может быть выражена следующим образом:

где i1 – степень ускорения морального износа в отрасли;
i2 – степень обновления технологической базы (улучшения имиджа) организации под влиянием инноваций.

Таким образом, использование в экономических исследованиях понятийного аппарата и методологии теории систем и термодинамики даёт новые возможности для исследования процессов, происходящих в экономических системах при осуществлении инновационных проектов, в частности динамики потерь от морального износа, вызванного научно-техническим прогрессом, и влиянием инновационных преобразований на уровень этих потерь. В результате общепринятая методика оценки инновационных проектов с помощью дисконтированного чистого дохода может быть усовершенствована.

Литература
1. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов: Офиц. изд. / Коссов В.В. (рук. авт. коллект.) и др. – М.: Экономика, 2000.
2. Маркова О.В. Формирование методологических основ оценки эффективности инноваций на промышленных предприятиях: Дис. ... канд. экон. наук. – М., 2003.
3. Николаев А.В. Механизм оценки и эффективного использования инноваций (на примере нефтегазового комплекса): Дис. ... канд. экон. наук. – М., 2006.
4. Тышкевич К.В. Формирование комплексной оценки технологических инноваций на предприятиях: Дис. ... канд. экон. наук. – Н. Новгород, 2003.
5. Силкина Г.Ю. Моделирование динамики инновационных процессов: Дис. д-ра экон. наук. – Н. Новгород, 2000.
6. Фролова Н.Л. Инновационный процесс: потенциал рынка и государства: Дис. д-ра экон. наук. – М., 2003.
7. Пригожин И., Николис Г. Познание сложного. Введение / Пер. с англ. – Изд. 2-е, стереотипное. – М.: Эдиториал УРСС, 2003.

Также по этой теме: