Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Информация как ресурс экономики знаний

Информация как ресурс экономики знаний

30.04.2015

Информация как ресурс экономики знаний

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №1 год - 2010

Тишков Ю.С.,
заместитель генерального директора по развитию
СООО «Феликс»,  технический эксперт
Органа по сертификации систем менеджмента и персонала
TUV Thuringen e.V. (г. Минск, Белоруссия)

История человечества – это история развития производительных сил и производственных отношений. И во все времена, от мастерской ремесленника до современных финансово-промышленных холдингов и транснациональных корпораций, из всего спектра проблем, возникающих при создании и совершенствовании бизнеса, важнейшей являлась потребность правильно определить необходимые для его успешного функционирования ресурсы. Каждый производственный процесс должен быть обеспечен ресурсами, признаков классификации которых можно выбрать достаточно много.

Общепринятый инструмент совершенствования и развития организации ИСО 9001:2000 «Системы менеджмента качества. Общие требования» классифицирует ресурсы на персонал,  инфраструктуру и производственную среду. Стандарт выдвигает требования к управлению  ими: «Организация должна определить и обеспечить ресурсы, необходимые для:
а) внедрения и поддержания системы менеджмента качества и непрерывного совершенствования её результативности и
б) увеличения удовлетворения потребителя путём выполнения его требований» [1].

В версии 1994 г. (ИСО серии 9000) ресурсы были определены как персонал, финансы, средства обслуживания, оборудование, технологии и методы.

На мой взгляд, наиболее полно отражает современное представление о роли и месте ресурсов в процессе товарного воспроизводства такой подход, когда ресурсы идентифицированы по категориям в последовательности:
- персонал;
- информация;
- финансы;
- инфраструктура;
- производственная среда.

Предмет этой статьи – информация и знания как ресурс, грамотное использование которого повышает конкурентоспособность организации на мировом рынке и её ценность в глазах потребителя, голосующего за предприятие своим кошельком. Это в полной мере относится и к любой другой области деятельности, от коммерческих структур до органов государственной власти, для которых этот ресурс приобретает особое значение (подробно изложил эти взгляды Э. Тоффлер).

Если в предыдущие эпохи главным ресурсом у власти была сила денег, сырья и оружия, то в последние десятилетия XX в. – начале XXI в. складывается новый ресурс власти – знание, или «информационный и символический капитал» [2]. Знания человека превращаются в его главную производительную силу. А среди разных типов знаний начинает доминировать знание об управлении, системах, инфраструктурах.

В этой связи изменяется и тип конфликтов. Современность характеризуют как эпоху  информационных войн, войн за знания и мозги, где главным оружием становятся  информационные сети и управление ими.

Знание как властный ресурс и как форма собственности обладает одной чрезвычайно важной особенностью: оно неосязаемо, сверхсимволично. В противоположность земле или машинам, которые могут использоваться лишь одним человеком или фирмой в один фиксированный момент времени, знание доступно многим пользователям одновременно, и если оно используется с умом, то может порождать даже новое знание.

Знанию присущи свойства неистощимости и неисключительного характера использования. Капитал переходит из материальной, осязаемой формы в бумажную форму и, наконец, в электронные импульсы, символизирующие бумагу. При этом капитал теряет остатки своей «материальности», становясь «суперсимволическим».

«Инструменты и машины, будучи овеществлённым трудом, суть в то же время овеществлённая информация. Эта идея справедлива по отношению к капиталу, земле и любому другому фактору экономики, в котором овеществлён труд. Нет ни одного способа производительного приложения труда, который в то же самое время не был бы приложением информации. Более того,  информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. В постиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы суть его основная экономическая ценность, его самый большой потенциальный источник богатства.

Существует три основных способа, которыми страна может увеличить свое национальное богатство: 1) постоянное накопление капитала; 2) военные захваты и территориальные приращения; 3) использование новой технологии, переводящей «нересурсы» в ресурсы. В силу высокого уровня развития технологии в постиндустриальной экономике перевод нересурсов в ресурсы стал основным принципом создания нового богатства» [3].

В то время как сделки по поводу материальных вещей ведут к конкуренции, информационный обмен ведёт к сотрудничеству. Информация, таким образом, – это ресурс, которым можно без сожаления делиться. В отличие от потребления материалов или энергии, ведущего к увеличению энтропии во Вселенной, использование информации приводит к противоположному эффекту – оно увеличивает знания человека, повышает организованность в окружающей среде и уменьшает энтропию [3].

Управление бизнесом в наши дни включает изучение общественного сознания.

Бизнес не приступит к делам, пока не изучит язык, культуру, сознание людей, которые будут вовлечены в его сферу. Человечество продвигается к новому типу мышления.

Феномен интраразумности подобен разумности, которая заложена в наших собственных  автономных нервных системах. Учёные и инженеры бьются над поддержанием чистоты сообщений. Итак, чудеса труда, интеллекта и научного воображения затмевают строительство египетских пирамид, средневековых соборов. Рождается электронная инфраструктура завтрашнего суперсимволического общества.

В 2004–2007 гг. компании Deloitte Touche Tohmatsu совместно с Economist Intelligence Unit провели опрос топ-менеджеров и членов советов директоров нескольких сот мировых компаний. Главный итог исследования заключался в том, что высшее руководство большинства компаний испытывает острую необходимость в нефинансовой информации для успешного развития бизнеса, такой как качество продукции и услуг, вовлечённость и лояльность работников, удовлетворённость потребителя, степень восприятия обществом самого имени компании. При этом:
- 83% уверены, что введение нефинансовых показателей в практику бизнеса – это требование рынка;
- 78% отметили, что только финансовыми показателями адекватно оценить «состояние здоровья» бизнеса невозможно, необходимы нефинансовые показатели;
- 57% компаний удаётся создавать дополнительную ценность, собирая и используя информацию об удовлетворённости потребителей, перспективах инноваций, качестве управления,  взаимоотношениях с партнёрами, влиянии на общество.

Том Питерс говорит об этом: «Прибыль – это прекрасно. Наличие прибыли означает, что клиент ценит то, что мы делаем… точные цифры предоставляют Вам всю необходимую информацию о том, как распоряжаться материальными активами, такими как заводы, машины и здания. Но… именно сотрудники, клиенты и отношения определяют то, какие задачи действительно выполняются и насколько хорошо» [4].

Рыночная стоимость коммерческой организации складывается не только из материальных (так называемых основных) активов, но в неменьшей степени из таких неосязаемых вещей, как квалифицированный и компетентный персонал, используемые технологии, инновации, отношения компании с поставщиками и потребителями, наконец, корпоративной культуры, имиджа и имени (бренда, торговой марки).

Переход к экономике, основанной на знании, резко усиливает потребность в коммуникации и способствует гибели прежней системы доставки символов. Новая экономика прочно связана не только с формальными знаниями и техническими навыками. Она не обходится также без массовой культуры и расширяющегося рынка образов. В доиндустриальном обществе жизнь была игрой между человеком и природой, в которой люди взаимодействовали с естественной средой – землей, водами, лесами, – работая малыми группами. В индустриальном обществе работа – это игра между человеком и искусственной средой, где люди заслонены машинами, производящими товары. В информационном обществе работа становится прежде всего игрой человека с человеком (между чиновником и посетителем, врачом и пациентом, учителем и учеником). Таким образом, природа устраняется из рамок трудовой и обыденной жизни. Люди учатся жить друг с другом.

Компьютерная революция – глубинный и разносторонний поворот в развитии человечества, который связан с ростом производительных сил, широким использованием техники и науки в производстве. Мир стоит на пороге неслыханного технологического переворота. Сегодня трудно представить себе в полной мере его социальные последствия. Рождается новая цивилизация, где коммуникационная связь создает все условия для полного жизнеобеспечения человека.

Свою преобразующую роль современным средствам коммуникации ещё предстоит сыграть. Достаточно заметить, что новые информационные технологии уже успели изменить традиционно господствовавшие понятия о собственности. Информация при переходе от продавца к покупателю не перестаёт принадлежать продавцу. А это не просто какой-то иной вариант поведения товара на рынке. Это нечто большее.

Веками и тысячелетиями главными ресурсами народов были пространство и золото. Нынешнее время вызвало к жизни новый ресурс – информацию. В текущем веке этот ресурс станет определяющим. За три десятилетия своего существования информационная система фактически превратилась в фактор эволюции. В конце ушедшего столетия понятие «сеть» стало универсальной метафорой. Заговорили о сетевой экономике, сетевой логике, нейронной сети, сетевом интеллекте, сетевом графике.

Современная экономика предполагает решение таких задач, которые требуют расчётов со скоростью 3 трлн операций в секунду. А США уже поставили перед собой задачу: через десять лет обеспечить быстродействие ЭВМ в 1000 трлн операций в секунду. Такова мировая тенденция. Думающий менеджер учитывает её и другие мировые тренды.

Недооценка информации как экономического ресурса влечёт за собой сначала отставание и снижение конкурентоспособности, потом потерю потребителей, снижение стоимости коммерческой организации на рынке и, наконец, потерю бизнеса.

Это вопрос выживания организации. Том Питерс на вопрос: «Как поступать российскому менеджеру, если он имеет дело с сотрудниками, считающими, что построение вертикалей и бюрократических структур и есть управление?» – ответил следующее: «Я думаю, что традиционная структура организации сейчас находится под большим давлением из-за возросшей скорости бизнеса. Иерархичные структуры работали хорошо, когда у них было время для реакции. Но если мы говорим о военных действиях против терроризма или о коммерческих войнах, то сейчас совершенно нет времени на семь–восемь или даже десять уровней бюрократической ответственности, как это было раньше. Количество руководителей на одного подчинённого резко уменьшилось, и от людей требуется проявлять инициативу в таких масштабах, о которых даже не могли подумать десять или двадцать лет назад» [4].

Таким образом, в современном мире степень развитости того или иного общества определяется скоростью обмена информацией, темпом циркулирования идей: «Отныне мир будет разделён на быстрых и медленных» [5]. Быть быстрым или медленным – не просто метафора. Целые экономические системы принадлежат или к быстрым, или к медленным. С исторической точки зрения власть перешла от медленных к быстрым – говорим ли мы о видах живых существ в природе, человеческих сообществах, коммерческих организациях или странах. «Быстрая» экономика завтрашнего дня является условием присутствия на мировом рынке. Не иметь информации – значит быть исключённым из будущего. Чем ценнее становится время и информация, тем больше обесцениваются традиционные факторы производства. Это означает, что медленные экономики должны будут ускорить свои нервные реакции или потерять контракты и инвестиции и окончательно выбыть из соревнования. Именно эта судьба ожидает субъекты хозяйствования, не понявшие значимости ресурса «информация».

Литература
1. ИСО 9001:2000 «Системы менеджмента качества. Общие требования».
2. Бурдье П. Социология политики. – М., 1993.
3. Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики // Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986.
4. Исповедь Тома Питерса // Искусство управления. – 2002. – № 1.
5. Тоффлер Э. Метаморфозы власти // США – экономика, политика, идеология. – 1982. – № 7–11.

Также по этой теме: