Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Стратегический менеджмент    Инновационный потенциал приграничных территорий

Инновационный потенциал приграничных территорий

18.08.2016

Инновационный потенциал приграничных территорий

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №5 год - 2010

Божко Л.Л.,
к. э. н., доцент,
Рудненский индустриальный институт,
Республика Казахстан

Как отмечает М. Кастельс, структура глобальной экономики определяется динамикой конкуренции между экономическими агентами и локальными образованиями (регионами, экономическими областями), где расположены сами агенты. Форма и результат конкурентной борьбы определяется, по его мнению, технологическими мощностями, под которыми понимается научная база производственных и управленческих процессов, потенциал НИОКР, человеческие ресурсы, необходимые для создания технологических инноваций, адекватное использование новых технологий и степень их распространения внутри всей системы экономического взаимодействия [1].

Современные реалии показывают, что интеграция – практически единственная возможность противостоять негативному влиянию глобализации и диктату ведущих стран мира, а также избежать рисков, связанных с распространением глобальных угроз.

За последние три–четыре десятилетия в Европе появилась новая геополитика интеграции. Интеграционные процессы способствуют усилению экономической целостности всей территории. Под влиянием интеграции изменяется структура систем, что проявляется, в частности, в изменении конфигураций и функций границ.

Во всё большей части производственной сферы ближние внутрисистемные связи уступают первенство дальним межсистемным, и барьерные функции у границ экономических и прочих районов, ранее определявших распространение тех или иных процессов промышленного производства, размываются [7].

Пространственная дифференциация социально-экономической деятельности обусловлена уплотнением внутрисистемных взаимосвязей и усложнением управления, необходимостью комплексного использования региональных сочетаний ресурсов, ускоренным развитием инфраструктуры, массовым характером спроса на услуги, разнообразие которых постоянно увеличивается.

Процессы пространственной дифференциации и интеграции ускоряются в ходе научно-технического прогресса. В производственной деятельности всё больший вес приобретают дальние связи, в то время как ближние развиваются в непроизводственной сфере и охране окружающей среды. Пространственная дифференциация приводит к возникновению новых географических разделов и к взаимному пересечению всякого рода новых и старых границ внутри исходной системы. Пространственная интеграция повышает проницаемость и связующую роль старых границ, уменьшая целостность территориальных систем на низших степенях деления, но повышая её на высших степенях.

Процесс интеграции нацелен на снятие неопределённости, вызванной состоянием внешней среды и её воздействием. Согласованное развитие интегрируемых исходных систем выражается, в частности, в росте проницаемости и контактности их границ.

Наиболее ярок этот процесс в случае межгосударственной экономической интеграции.

Границы становятся всё более «прозрачными» в результате интернационализации хозяйственной жизни и стремительного роста трансграничных потоков информации, товаров, капиталов, энергии, загрязнителей, мигрантов и туристов; расширения компетенций международных организаций и роста влияния трансграничных субъектов в разнообразных сферах деятельности. Роль границы существенно изменилась. Вместо барьера она постепенно становится местом взаимодополнения и сотрудничества. В результате процессов интернационализации общественной жизни контактная функция границ активизируется. Главной проблемой становится не локализация линии границы, её демаркация и делимитация, а её функции. По концепции основных форм общественной практики Харви, материальные потоки и иные взаимодействия, обеспечивающие общественное воспроизводство и особенно воспроизводство «человеческого капитала», всё больше определяют свойства государственных границ [4]. Устранение барьеров облегчает перемещение инновационных ресурсов, которые, как правило, стремятся в места их более эффективного использования. Ресурс границы является значимым инновационным фактором функционирования социально-экономической сферы приграничного региона.

Говоря о потенциале территории с экономической точки зрения, подразумевают «накопленные фонды ресурсов территории на определённый момент времени, которые, будучи рабочими активами, обеспечивают экономическое воспроизводство». Шире его рассматривают как «скрытые ресурсные возможности, определяемые методом оценки совокупной отдачи от вовлечения в воспроизводственный процесс ресурсов, которые имеются в наличии, но остаются по тем или иным причинам неиспользованными» [12].

Потенциал приграничных территорий рассматривается мной как совокупность всех имеющихся в её пределах ресурсов, как вовлечённых в воспроизводственный процесс, так и неиспользуемых, которые способны обеспечить выход на траекторию устойчивого развития. Тогда весь социально-экономический потенциал приграничных территорий можно представить тремя структурными составляющими:
1) блок базовых ресурсных потенциалов развития приграничного региона (природно-ресурсный потенциал, экономико-географический потенциал, демографический потенциал);
2) блок обеспечивающих потенциалов развития приграничных территорий (трудовой,  производственный, инновационный, социально-инфраструктурный, бюджетный, инвестиционный, экспортно-импортный потенциалы);
3) блок потенциалов готовности к социально-экономическим преобразованиям в приграничном регионе (потенциалы социально-психологической, нормативно-правовой, научно-методической готовности) [10; 11].

Инновационный потенциал приграничных территорий относится к блоку обеспечивающих потенциалов развития приграничных регионов и в полной мере обладает свойствами, характерными для инновационного потенциала как такового. Поэтому он может рассматриваться как сложный системный объект, и результаты его деятельности не являются просто суммой результатов деятельности всех элементов этой системы.

В то же время все элементы этой системы зависят друг от друга. Полнота воплощения потенциала становится важной характеристикой уровня экономического развития территории, отражающей его качественную сторону и вместе с тем эффективность управления.

Инновационный потенциал приграничных территорий можно охарактеризовать как возможности, обусловленные научно-техническими творческими факторами. Его ядро составляют инновации, выражающиеся в изобретениях, патентах, лицензиях, промышленных образцах. Данное понятие объединяет также все формы ноу-хау и другие виды интеллектуальной деятельности, характеризуемые понятием интеллектуальной собственности.

Инновационный потенциал характеризуется и научно-техническим потенциалом, то есть уровнем развития научно-технической сферы. Последний определяется численностью и структурой занятых в этой сфере, величиной затрат на научно-исследовательские работы и повышение технической оснащённости данной сферы, результирующими показателями НИОКР, показателями эффективного использования научно-технического потенциала [6].

Развитие инфраструктуры научно-образовательной сферы, техническая оснащённость организаций, даже высокий квалификационный уровень её кадров характеризуют инновационный потенциал лишь с внешней стороны. Гораздо важнее другая, глубинная его характеристика – продуктивность инновационной деятельности, её эффективность, что обеспечивается организационно-экономическим механизмом, в том числе качеством управления приграничными регионами.

Активизация трансграничного сотрудничества, накопление опыта, наличие развитых  образовательных и исследовательских организаций, крупных фирм, привлекательные условия для жизни могут привести к формированию единых для регионов кластеров, началу воплощения совместных инновационных проектов. Новые производства создаются на основе собственных инновационных идей, использование «чужих» идей для выхода на рынок с новыми товарами происходит на более ранних стадиях инновационного цикла – приобретаются лицензии, ноу-хау, приглашаются авторы разработок для создания совместных производств. Именно на стадии нововведений конкурентные преимущества базируются на основе стимулирования введения новой техники и технологий, увеличения числа научных учреждений и организаций, ориентированных на потребности фирм и отраслей. М. Портер отмечает, что конкурентные преимущества на основе нововведений труднее повторить конкурентам.

В лимологии известна концепция «интернационалистской» культуры, формирующейся среди населения приграничных районов. Эта культура характеризуется повышенной мобильностью и восприимчивостью к инновациям. Её носители способны бесконфликтно существовать в нескольких «культурных мирах» – национально-государственной и своей этнической культуре, иностранных культур и специфической культуры приграничного региона [13]. Люди извлекают выгоду из приграничных контактов.

Инновационный потенциал приграничья тесно связан с ресурсами внешней среды.

Характерная для приграничных территорий повышенная изменчивость создаёт предпосылки благоприятных перемен. Естественно, что инновационные ресурсы приграничных территорий адаптируются к изменяющимся внутренним и внешним условиям.

Для оценки эволюции инновационной активности приграничных территорий можно применить модель пространственной диффузии новшеств, описывающую и освоение территории [11; 12]. Модель равно охватывает пространственные и временные закономерности развития хозяйства, причём и те и другие можно выявить по отдельности и синтезировать [8]. В большинстве случаев соприкасающиеся явления территориально проникают друг в друга. Происходит взаимное перекрытие явлений (процессов). Наблюдается диффузное изменение границ, при котором происходит постепенное внедрение, диффундирование одного явления (процесса) в другое явление. Такая диффузия может идти не по всей длине границы, а по отдельным каналам, в качестве которых чаще всего выступают транспортные пути. Так возникают диффузные границы. С ними уместно связать процессы диффузии, трансляции, трансфера инноваций в экономику приграничных регионов [9].

Диффузия инноваций, согласно Т. Хегерстранду [3], может быть трёх типов: диффузия расширения (когда инновация равномерно распространяется по всем направлениям от точки возникновения), диффузия перемещения (распространение по направлению) и смешанный тип. Генерация (поколение) инноваций имеет четыре стадии: возникновение, диффузию, накопление и насыщение. Теория Т. Хегерстранда отражает волнообразный характер диффузии генераций нововведений. В идейном отношении она близка теории больших циклов («длинных волн») отечественного экономиста Н.Д. Кондратьева [8].

Как отмечалось ранее, географические границы обладают свойством воздействовать на передачу информации, управление, перемещение людей. Барьерные и контактные функции границы оказывают существенное влияние на развитие приграничных территорий, поэтому используется понятие «импульс экономической активности» как организующее воздействие социально-экономического объекта на прилегающую территорию, которое повышает активизацию деятельности в ней. Я заменила термин «импульс экономической активности» на термин «импульс инновационной активности», который буду использовать и в дальнейшем.

Несмотря на то, что всё приграничное пространство получает один и тот же центробежный «импульс инновационной активности» (в виде инноваций, выражающихся в изобретениях, патентах, лицензиях, промышленных образцах, всех форм ноу-хау и других видов интеллектуальной деятельности), приграничные территории «отзываются» на него неодинаково. (Приграничные территории развиваются по-разному как в силу исторически сложившихся особенностей, так и из-за различных центростремительных импульсов, исходящих от границ с соседними регионами.) Диффузии инноваций применительно к приграничным территориям присуща многовариантность.

Возможны следующие варианты приграничного взаимодействия с позиции трансферта   инноваций:
1) в регионах импульс инновационной активности достаточно слаб и его влияние на приграничные территории (периферию) быстро убывает с удалением от центра. Окраины регионов отличаются низкой инновационной активностью, поэтому трансфер инноваций меж регионами в их приграничных зонах проявляется незначительно;
2) в регионе, обладающем наибольшим инновационным потенциалом, формируется высокий импульс инновационной активности, который поступает в соседний регион. Но там он приобретает центростремительное направление, существенно деформирующее инновационную активность, создаваемую центробежным импульсом;
3) оба региона обладают высоким импульсом инновационной активности в приграничных зонах. Можно указать два случая в этой ситуации: инновационная политика регионов имеет одинаковые приоритеты и характеризуется взаимодополнением и тесными связями между регионами; инновационная политика в каждом регионе является активной, но проводится достаточно независимо.

В данном случае на границе регионов формируется импульс инновационной активности, в первом случае более интенсивный, распространяющийся к центрам регионов. В каждом регионе могут возникнуть несколько концентрических волн, повышающих активизацию инновационной политики не только в ядрах, но и на периферии (приграничных территориях);
4) вдоль границы расположены объекты, характеризующиеся высоким инновационным потенциалом, или по обе её стороны резко различаются значительные инновационные ресурсы, стимулируя совместную инновационную деятельность. В обоих случаях инновационное развитие приграничных территорий активизируется;
5) в регионах проводится различная инновационная политика. Инновационно активный регион отрицательно влияет на соседний регион (происходит «утечка» наиболее квалифицированной рабочей силы) и создаёт в его приграничной полосе зону, лишенную инновационной активности.

Перечисленные варианты приграничного взаимодействия можно использовать при оценке формирования инновационного потенциала приграничных территорий.

В связи с этим важна верификация понятия «диффузный обмен инновациями» применительно к приграничным территориям.

В качестве своеобразного эпицентра инноваций могут выступить «полюса саморазвития», где будут созданы условия для появления источников инноваций в экономической, технологической, социальной и управленческой сферах и апробации этих инноваций на ограниченной территории [15].

Оказывая поддержку наиболее эффективным «полюсам саморазвития», способным быстро выйти на траекторию экономического подъёма, государственные органы власти создают центры развития инновационной экономики в своих регионах. Позитивные результаты «полюсов саморазвития» дадут импульс для развития других, в том числе и приграничных территорий, воспроизводя необходимые для этого ресурсы. Итогом такого мультипликативного процесса будет общее повышение уровня развития различных территориальных структур, в том числе и приграничных территорий.

В.А. Дергачёв отмечает, что в условиях глобализации геополитическая (геоэкономическая) концепция центра и периферии устарела. В индустриальную эпоху центр выступал в качестве полюса, ядра, фокуса или очага регионального развития, где происходил технологический прорыв; он имел выгодное экономико-географическое положение, развитую инфраструктуру, высокий инновационный и образовательный потенциал; в нём исторически концентрировалось и накапливалось материальное и интеллектуальное богатство. В результате экономического неравенства образовывалась периферия, представленная удаленными территориями, окраиной, глубинкой [8]. В условиях глобализации и углубления стратификации многомерного пространства различия в энергетике мировых полюсов и периферии определяют готовность стран и регионов к освоению технологических инноваций, структурным преобразованиям экономики и широкой мирохозяйственной интеграции. Меняются представления о периферии, она не обязательно должна быть связана с географической удалённостью.

И центр может определяться понятием «инновационная периферия».

Инновационные ресурсы приграничных территории зависят от функционирования более крупных систем, в частности «полюсов саморазвития». Таким образом, региональный, в том числе и приграничный, полюс роста представляет собой совокупность развивающихся и расширяющихся отраслей, размещённых в агломерационной зоне и способных вызвать экономический рост во всей зоне своего влияния. Другими словами, полюсами роста являются города, располагающие комплексом пропульсивных отраслей. Экономическая сущность приграничных территорий заключается в возможности использования дополнительных экономических связей. Пространство, прилегающее к линии границы, может представлять собой мощнейший экономический, а затем политический и культурный центр страны, опирающийся на развитый транспортный комплекс. Именно в масштабах интегрирующегося пространства благодаря региональной интеграции приграничные регионы могут преодолеть свою географическую периферийность. Если внутри своей страны они часто остаются без внимания центра и негативные факторы в них только усиливаются, то, став центральными при объединении, они ощущают синергетический эффект политического воздействия своих центров.

Специфика приграничной территории является следствием различий и одновременно пересечений двух соприкасающихся систем (соседних государств). Приграничье представляет собой область, где такие различия нивелируются, образуя зону со специфическими свойствами, присущими как одной, так и другой стороне. В российской науке это положение впервые было отмечено Э.Б. Алаевым: «Граница может быть на самом деле полосой, то есть иметь второе территориальное измерение» [5]. Такая граница может рассматриваться как «предел», не имеющий чёткого разграничения в международно-правовом аспекте. Граница здесь приобретает другие свойства: быстрая реакция на новшества, постепенная смена хозяйственного уклада, трансформация системы расселения.

Регионы, географически оказавшиеся в статусе пограничных, являются основными участниками международных экономических отношений. Они выступают в роли инициаторов развития интеграционного процесса и своеобразных генераторов новых идей, способствующих более интенсивному использованию открывающихся неординарных возможностей [14]. Особенность приграничных регионов состоит в том, что именно с их участием внедряются в практику новые модели международных экономических взаимодействий. Они обладают самым сильным потенциалом «обкатки» и экспериментального нахождения нетрадиционных форм кооперации с соседями

Приграничные территории, имея и эффективно нарабатывая позитивный опыт сотрудничества, могут быть хорошим «полигоном» для создания и реализации широкомасштабных  межгосударственных программ.

Приграничное положение даёт возможность выбора взаимовыгодных партнёрских отношений, позволяет развивать активные экономические связи с внутренними регионами как в интересах укрепления экономического единства страны, так и оптимизации самой внешней торговли приграничных районов. Кроме того, приграничные территории опосредуют международные экономические связи государства с другими странами, что особенно важно в условиях интеграции страны в мировое экономическое пространство.

Инновационность приграничных регионов заключается в превращении недостатков  периферийного развития в возможности приграничного сотрудничества, в поиске и развитии тех качеств и особенностей, которые впоследствии повысят их привлекательность. При создании благоприятных политических, экономических условий возникают предпосылки для широкого использования инновационного потенциала приграничных территорий совместными усилиями соседних стран в рамках приграничного сотрудничества. В связи с этим приграничные территории способны использовать преимущества своего положения для создания точек экономического роста вдоль линии границы.

Целесообразно дать определение понятию «диффузный обмен инновациями» применительно к приграничным территориям. Диффузный обмен инновациями – это диффузное распространение новшеств, которое отражает способность приграничных территорий не только использовать позитивные результаты «полюсов саморазвития», но и возможность самим выступать в роли генераторов инновации, создавая точки экономического роста вдоль линии границы.

Важнейшая роль в реализации инновационного потенциала приграничных территорий отводится инновационному предпринимательству. Опыт развитых стран показал, что только на инновационной основе возможно развитие приграничных территорий.

Но анализ инновационного предпринимательства в постсоветских странах позволил сделать вывод, что на данном этапе развития малый и средний бизнес не способен выступить в роли реализатора инновационной функции границ. Малый и средний бизнес в постсоветских странах постепенно набирает силу. Малые и средние предприятия могут и уже дают необходимую насыщенность рынка, обеспечивают тенденцию к устойчивости цен и ту конкурентную среду, которой так не хватало крупным монополистам-гигантам, из-за чего страдало качество товаров. Но вступление в ВТО создает определённые угрозы для отечественных товаропроизводителей, и в первую очередь для предприятий малого и среднего бизнеса.

Современные бизнесмены, как правило, используют устаревшие технологии, не имеют возможности обновить существующее оборудование, не располагают информацией о рынках средств производства, практически не выходят на рынок инноваций.

Растянутость процесса коммерциализации инноваций, стремление работать «по старинке», отторжение всего нового и прогрессивного, погоня за быстрым обогащением не позволяют повышать качество и, соответственно, производить конкурентоспособную продукцию или оказывать услуги на уровне мировых стандартов. Немногие из казахстанских предпринимателей задумываются о возможностях существования их бизнеса в условиях открытости границ. А ведь отечественные товаропроизводители будут вынуждены конкурировать с ТНК и постоянно доказывать свою состоятельность и жизнеспособность.

В настоящее время крупный и малый бизнес совершенно изолированы друг от друга. Крупные бизнесмены порой не обращают внимания на своих «малых» партнёров. Малый и средний бизнес самостоятельно не сможет себе позволить разработку и внедрение инноваций. У него просто отсутствуют финансовые возможности. Крупный бизнес не выступает в роли наставника, «младшего брата», не выращивает себе подрядчика или партнера, не помогает и не делится своим опытом. А ведь тесное взаимодействие крупного и малого предпринимательства исключительно важно для перевода казахстанской экономики на инновационный путь развития, для которого характерно быстрое и грамотное внедрение достижений науки и техники в бизнес. На данном этапе развития экономики отсутствует посредник, который смог бы объединить малый и крупный бизнес и подвигнуть их на взаимовыгодное сотрудничество, убедить в необходимости развития партнёрских связей и разработать программы объединения усилий для получения общей выгоды.

Литература
1. Castells M. City class and power. – N. Y. : St. Martin press, 1978.
2. Chorley R., Haggett P. Integrated Models in Geography (University Paperbacks). – L. : Methuen young books, 1969.
3. Hagerstrand T. Innovation diffusion as a spatial process. – Chicago : University of Chicago Press, 1967.
4. Harvey D. 1989: The urban experience. – Walmsley Prog Hum Geogr, 1991.
5. Алаев Э.Б. Экономико-географическая терминология. – М. : Мысль, 1977.
6. Алисов Н.В., Хорев Б.С. Экономическая и социальная география мира (общий обзор) : учебник. – М. : Гардарики, 2000.
7. Проблемы региональной интеграции: политические, экономические и культурные процессы / под общ. ред. Ю.Н. Гаврилова, Л.О. Терновой. – М. : РАГС, 2007.
8. Дергачёв В.А., Вардомский Л.Б. Регионоведение. – М. : Юнити-Дана, 2004.
9. Драмович К. Моделирование пространственной диффузии в географических исследованиях // Новые идеи в географии. Географические аспекты экологии человека. – M. : Прогресс, 1979. – Вып. 4.
10. Методические рекомендации по формированию концепции социально-экономического развития муниципального образования. – М. : Муниципальная власть, 2000.
11. Малые города Ивановской области: социально-экономический анализ и перспективы : монография / Б.Д. Бабаев, П.А. Белов, А.В. Лодышкин [и др.]; под рук. Б.Д. Бабаева. – Иваново : Ивановский гос. ун-т, 2006.
12. Семёнова Е., Колмыкова А. Рационализация отраслевой структуры депрессивного региона // Общество и экономика. – 2001. – № 1.
13. Трансграничные проблемы стран СНГ / под ред. В.М. Котлякова, Н.Ф. Глазовского, Л.В. Салтыковской. – М. : Ин-т географии , 2003.
14. Интервью с министром международного сотрудничества Астраханской области А.Н. Кабикеевым [Электронный ресурс]. – Режим доступа: astbusines.ru/?nomer=15&column=224.
15. Семёнова Т.Ю. Программно-целевое управление инновационным развитием региона [Электронный ресурс]. – Режим доступа: m-economy.ru/art.php3?artid=22563.


Также по этой теме: