Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Инвестиционный менеджмент    Ключевые проблемы привлечения наукоемких прямых иностранных инвестиций в россию в условиях глобальной экономики

Ключевые проблемы привлечения наукоемких прямых иностранных инвестиций в россию в условиях глобальной экономики

Ключевые проблемы привлечения наукоемких прямых иностранных инвестиций в россию в условиях глобальной экономики

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №4 год - 2007

Рудь Н.Ю.

канд. экон. наук, заведующая кафедрой «Таможенное дело»
Пятигорского государственного технологического университета

Технологическое отставание и ограниченности внутренних источников инвестиций вынуждают Россию привлекать иностранный капитал в сферу высоких технологий экономики страны.

Универсальным показателем наукоемкости прямых иностранных инвестиций (ПИИ) может служить стоимость затрат на НИОКР. Отрасль приложения ПИИ может быть практически любой. Наиболее наукоемкими по критерию затрат на НИОКР являются производство оборудования для информационных технологий, автомобилестроение, фармацевтика и биотехнологии (21,7%, 18,0% и 17,5% соответственно). Они значительно опережают производство электроники и электротехнического оборудования (10,4%). В наиболее капиталоемких, с точки зрения затрат на НИОКР, отраслях проявляется наибольшее отставание России на глобальных рынках [1, p. 121].

Обладая способностью к развитию, страна стоит перед необходимостью выработать адекватную стратегию ПИИ, не распылять ограниченные силы и средства, сконцентрировать усилия на сфере высоких технологий. Дозируя государственную поддержку притока в страну ПИИ в высокотехнологичные отрасли и выбирая формы поддержки, необходимо учитывать объективный характер экономических процессов. Дело в том, что хотя с правовой точки зрения при трансграничных перемещениях ПИИ государства в условиях глобализации остаются территориальными, усиление экономической взаимозависимости предопределяет возникновение глобальных сетей, по которым происходит мощное и быстрое перемещение богатства и технологий. Когда государство пытается контролировать эти потоки с помощью чуждой экономике логики, капитал покидает его территорию. Но если государство отказывается от всякого контроля над потоками ПИИ, оно теряет целостность.

Основная часть научных разработок прикладного характера, дающих толчок росту конкурентоспособности в мире, сконцентрирована в корпоративном секторе узкого круга стран. Данные UNCTAD (2005) показывают, что на рынках инноваций доминируют фирмы США, им двукратно уступают фирмы Японии. Троекратно уступают Японии компании Германии и Франции. ТНК указанных стран потенциально могут стать главными партнерами российских фирм в области научно-технических обменов и наукоемких ПИИ. Как представляется, государству следует оказывать первоочередную поддержку притоку ПИИ в те отрасли экономики, где Россия объективно имеет относительные преимущества. Необходим переход от общих отраслевых и региональных приоритетов привлечения ПИИ к стимулированию их с помощью притока новых технологий, роста производства и экспорта современной продукции и услуг по нескольким магистральным направлениям.

Россия до сих пор не выработала государственной программы модернизации промышленности с использованием ПИИ в высокие технологии. Модернизация зажата в тиски острого инвестиционного голода. Сложилась парадоксальная ситуация. В стране профицит государственного бюджета в виде стабилизационного фонда на начало 2007 г. эквивалентен 100 млрд долларов, а ведущие отрасли экономики испытывают инвестиционный голод, особенно в части инновационных капиталовложений.

По показателям совокупных затрат на НИОКР Россия сильно уступает промышленно развитым странам. Наша страна уступает США (мировому лидеру по показателю совокупных государственных и корпоративных годовых затрат на НИОКР) более чем в 157 раз (4,3 млрд долларов против 676,5 млрд долларов). При этом доля корпоративных (наиболее эффективных по коммерциализации) затрат на НИОКР в США составляет 2/3 от общих затрат, а в России наоборот, более половины трат на исследования и разработки составляют расходы государства [1, p. 137].

В США половина национальных исследований в области фундаментальных наук выполняют учреждения высшего образования. Посредством созданного в 1950 г. Национального фонда науки финансируются фундаментальные исследования в области науки и техники. Средства направляются в университетскую науку и специализированные некоммерческие организации через гранты, контракты и другие формы сотрудничества федеральными ведомствами. Результаты финансирования ежегодно докладываются президенту и конгрессу. Государственное финансирование науки в США каждые десять лет удваивается в текущем выражении. При этом основная часть средств направляется на собственно исследования и разработки (ИР). ИР проводятся по заказам 19 федеральных ведомств [2, p. 6].

Интересна структура распределения государственного финансирования ИР в США по агентствам и ведомствам. Основная часть ИР по госзаказу осуществляется в направлениях, закрепленных за министерством здравоохранения. Далее идут Национальный фонд науки, министерство обороны, министерство сельского хозяйства. Госзаказ на ИР по министерству внутренних дел более чем в 15 раз уступает сумме заказа, например, министерства здравоохранения [2, p. 27–28].

По государственному заказу на ИР в США выделяются неимоверные суммы (в 2004 г. почти 24 млрд долларов). Основные средства распределяются между несколькими десятками ведущих научных и образовательных учреждений, стоимость госзаказа каждого из них исчисляется сотнями миллионов долларов. В то же время, несмотря на концентрацию самых крупных сумм заказов среди наиболее крупных и известных учреждений науки, для распределения госзаказов на ИР в целом характерен широкий охват. Распределение покрывает 95 научных учреждений. И даже находящийся на 95м месте и замыкающий ряд получателей заказов на ИР Политехнический институт штата Вайоминг в 2004 г. имел госзаказ на ИР в сумме около 70 млн долларов [2, p. 25].

Государственные расходы на НИОКР в России в 2002 г. составили эквивалент 1,3 млрд долларов, в то время как в США, с которыми России приходится держать паритет, государственное финансирование ИР только в высшей школе превышает российский аналогичный показатель в 18,5 раз. России необходимо резко увеличить затраты на НИОКР. Важны капитальные вложения на конкурентоспособных направлениях, позволяющих разрабатывать и внедрять передовые технологии с целью их последующей коммерциализации внутри страны и за рубежом.

Уровень развития человеческого фактора повсеместно признается важнейшим условием инвестирования в наукоемкую сферу. В России сегодня только 19% преподавателей университетов занимаются наукой. Очевидно, что нужно поддержать те немногие вузы, которые сохранили научные школы, поддержать и восстановить РАН в качестве большого исследовательского центра. (Об этом мы часто забываем, рассматривая Академию как сообщество институтов). Нужно обеспечить нормальное воспроизводство академического потенциала [3].

В годовом отчете МБРР (1993) главной причиной экономического успеха стран Восточной и Юго-Восточной Азии указаны целенаправленные усилия в развитии человеческого потенциала на всех уровнях системы НИОКР, а обзоры крупнейших ТНК показывают, что при принятии корпорациями решения о размещении за рубежом инвестиций, связанных с НИОКР, превалирует мотив доступа к квалифицированной рабочей силе.

Оценить масштабы российского наукоемкого бизнеса не берется никто. В общих чертах его можно разделить на два больших направления — самостоятельные проекты и проекты сервисные. Одни компании производят готовый продукт: сверхмощные микроскопы, системы спутниковой связи или новые лекарственные средства. Другие обслуживают интересы более крупных корпораций: например, пишут модули программ для западных производителей программного обеспечения или делают какую-нибудь другую высококвалифицированную, но рутинную работу. Фирм первого типа, выполняющих весь цикл — от разработки технологии до продажи продукта потребителю, в России довольно много. Но обороты этих компаний измеряются несколькими миллионами долларов, в лучшем случае десятками миллионов.

Особняком стоят продавцы и сборщики компьютерной техники. Примерно у 20 компаний объем продаж исчисляется сотнями миллионов, многим из них удалось создать национальные бренды, но технологически сложные комплектующие они не производят, а ввозят из-за рубежа. Распространены коллективы программистов и инженеров, решающие узкоспециальные задачи, и фирмы, эксплуатирующие еще советские наработки. Наибольшие перспективы у тех сфер, где есть задел: аэрокосмическая и атомная индустрии, а также промышленность и наука, связанные с получением новых материалов.

Распространено мнение, что многочисленные попытки правительства поддержать развитие высокотехнологических компаний в России не принесли желаемых результатов. Но вызывает сомнение и реальность этих попыток. С точки зрения российской фискальной системы, например, наукоемкие производства ничем не отличаются от швейной фабрики. У компаний, занимающихся программированием, основная статья расходов — зарплата сотрудников, но подоходный налог и единый социальный налог они должны платить на общих основаниях. В итоге набегает до 60–70% себестоимости. Для сравнения: у коллег-программистов из Индии на эти налоги приходится лишь 5–6%.

Многие группы российских программистов и специалистов других инновационных отраслей юридически оформлены как западные компании. В США или Европе зарегистрирована головная структура, которая продвигает товар на рынок и получает выручку, а в России компания держит небольшой офис с техническими специалистами. Этих предприятий для отечественной экономики как бы не существует. К примеру, в российском отделении AqTrack работают специалисты по спутниковой радионавигации, но центр прибыли компании — в США, где фирма продает готовые технологии.

В многочисленных государственных программах идея общая — собрать наукоемкие проекты в одном месте или даже под одной крышей. Названий придумано немало: технопарки, инновационно-технологические центры, центры трансфера технологий, высокотехнологичные кластеры. Но ни один из этих проектов пока не был завершен.

Необходимо разработать стратегию магистральных направлений привлечения ПИИ в сферу инноваций российской экономики, сформировать региональные модули национальной инновационной системы Российской Федерации. Ключевую роль в модернизации экономики и стимулировании наукоемких отраслей должна сыграть интернационализация инновационной деятельности в России. Можно выделить три перспективных пути интернационализации инноваций: международная коммерциализация корпорациями инновационных технологий, разработанных на основе собственно российских разработок; развитие международного научно-технического сотрудничества государственных и частных организаций страны, включая действующие на ее территории филиалы ТНК; разработка инноваций на базе собственно транснациональных корпораций. В условиях глобальной экономики ТНК – мощные структуры, которые в состоянии организовать и контролировать процесс глобальных инновационных проектов.

Интеграционным процессам российского бизнеса с ведущими мировыми ТНК, носителями высоких технологий, нет альтернатив, учитывая тяжелую ситуацию в государственном научном секторе и неразвитость собственно российских компаний, действующих в сфере науки (исключение составляют, пожалуй, предприятия оборонного комплекса, которые, кстати, также требуют повышенного внимания государства).

Многие угрозы рыночной трансформации, с которыми сегодня сталкиваются российские наукоемкие производства, могут быть полностью или частично сняты с помощью ПИИ. Предложение «качественного» капитала в ключевые высокотехнологичные сферы российской экономики может означать и определенное давление на поведение некоторых предприятий, малоэффективных, внешне отечественных, но представляющих интересы иностранных финансово-промышленных групп.

Ведущее значение для привлечения ПИИ в сферу НИОКР российской экономики может иметь распространенная во многих странах традиция интернационализации подготовки научно-технических кадров. В странах ОЭСР немногим менее 2 млн студентов, обучающихся в рамках третичного уровня образования, получают знания за пределами страны происхождения [4].

Россия может сделать ставку на привлечение в страну как представителей русскоязычной диаспоры, представители которой успешно трудятся на предприятиях Силиконовой долины США, так и осуществлять своеобразный кадровый аутсорсинг наиболее способных представителей научно-технической интеллигенции из стран СНГ.

Государственный сектор в России традиционно играет важную роль, в первую очередь в области фундаментальных наук. Что касается прикладных исследований, то в условиях рыночной экономики часто результаты деятельности государственных научных учреждений далеки от текущего практического применения и коммерциализации корпоративным сектором экономики.

Присоединяясь к ВТО, Россия должна создать сбалансированную и действенную систему защиты интеллектуальной собственности. В настоящее время все страны – члены ВТО должны отвечать минимальным стандартным требованиям в области охраны интеллектуальной собственности в соответствии с Соглашением о торговых аспектах интеллектуальной собственности (ТРИПС).

Развитая система защиты прав интеллектуальной собственности ставит правообладателей в известном смысле в монопольное положение, что может стоить российским потребителям немалых средств. Поэтому для баланса интересов производителей (правообладателей) и потребителей в принимающих ПИИ странах, параллельно с вводом жестких ограничений по защите прав интеллектуальной собственности, необходимо уделить внимание созданию адекватных мер антимонопольного реагирования государства на проявления монополизма и нечестной конкуренции со стороны иностранных компаний-инвесторов.

Западные эксперты считают, что в России и странах с переходной экономикой тенденция к инновационной деятельности характерна в первую очередь для фирм, испытывающих непосредственную конкуренцию со стороны западных ТНК [5]. Для России критически важно правильно комбинативно определять сочетание таких факторов, как поддержание конкуренции и адекватное ограничение уровня допустимого взаимодействия действующих на рынке фирм, включая ПИИ ТНК [6]. Особенно следует учитывать лицензирование продукции интеллектуальной деятельности, коалиционные формы сотрудничества в сфере высоких технологий (совместные предприятия, стратегические альянсы), разработка стандартов качества, патентные пулы, контроль над процессом слияний и поглощений и политика в отношении ограничительной деловой практики, а также национальный свод требований к поведению иностранных ТНК, инвестирующих в наукоемкую сферу.

Выводы

Ввиду технологического отставания России необходимо в нарастающих масштабах привлекать иностранный капитал в сферу высоких технологий. При этом государству следует оказывать первоочередную поддержку притоку ПИИ в отрасли экономики, где Россия объективно имеет относительные преимущества.

России необходимо резко увеличить государственные затраты на НИОКР на конкурентоспособных направлениях. Следует учитывать, что сегодня государственные российские расходы на науку включают затраты на содержание громоздкого бюрократического аппарата.

Целесообразно вузы, которые сохранили научные школы, поддержать и восстановить РАН в качестве исследовательской структуры, обеспечить нормальное воспроизводство научного кадрового потенциала.

При создании национальной инновационной системы России следует уделить особое внимание четырем аспектам: наличию, поддержанию умеренной стоимости и высокого уровня квалификации человеческого ресурса; активной роли государства в сфере НИОКР; удовлетворительной степени защиты интеллектуальной собственности и действенной антимонопольной политике.

ЛИТЕРАТУРА

1.

UNCTAD World Investment Report 2005.

2.

Federal Science and Engineering Support to Universities Colleges, and Nonprofit Institutions // US National Science Foundation – March 2007, P. 6–12.

3.

Кузьминов Я. Человеческий капитал в стратегии национального развития // Московские новости № 12 , 30 марта 2007.

4.

OECD. Education at a Glance. Paris: OECD, 2004.

5.

World Investment Report 2004. P. 87.

6.

Ernst D., Mowery D. University-industry linkages in the Pacific Rim: public policy issues. Honolulu, HI: East-West Center, 2004.

Также по этой теме: