Главная    Интернет-библиотека    Кадры предприятия    Исследования    Субсидиарность в социально-трудовых отношениях

Субсидиарность в социально-трудовых отношениях

29.12.2014

Субсидиарность в социально-трудовых отношениях

Опубликовано в журнале "Кадры предприятия" №3 год - 2012

А.В. Соловьев,
доцент кафедры
труда и социальной политики
Российской академии
Государственной службы
при Президенте РФ,
д.э.н.

Субсидиарность является одним из структурных элементов модели социально-трудовых отношений.

Субсидиарность – стремление человека к личной ответственности за достижение своих основных целей и свои действия при решении социально-трудовых проблем.

Такое раскрытие дефиниции «субсидиарность» нами расценивается в качестве некорректного по нескольким причинам. Во-первых, в социально-трудовой сфере основными субъектами являются наемные работники и их полномочные представители– профсоюзы, работодатели   (предприниматели) и государство.

С определенной долей условности можно полагать, что основными субъектами являются коллективные субъекты. Однако они не фигурируют в приведенном определении.

Во-вторых, при определении субсидиарности в качестве стремления индивидуума или социальной группы к ответственности за достижение своих основных целей и за свои действия при решении социально-трудовых проблем возникает ряд вопросов практического характера.

Можно ли в реальной жизни зафиксировать указанное стремление индивидуума или социальной группы, т.е. зафиксировать субсидиарность? Можно ли определить, является ли указанное стремление индивидуума или социальной группы длящимся во времени, и каким образом оно влияет на собственное поведение индивидуума или социальной группы и их отношение к другим субъектам взаимодействия в системе «общество» и системе «организация»?

Нам представляется, что ответов на эти вопросы нет, поскольку стремление человека или социальной группы может быть всего лишь умозрительным намерением, не подтверждаемым на практике действиями, соответствующими тому или иному стремлению.

Более того, говоря о «стремлении индивидуума или социальной группы к ответственности за достижение своих основных целей и за свои действия», необходимо осознать и указать, собственно перед кем несет ответственность тот или иной индивидуум, а также та или иная социальная группа.

Проанализируем фразу «субсидиарность – стремление человека к личной ответственности за достижение своих основных целей и свои действия при решении социально-трудовых проблем» в поисках ответа на вопрос, собственно перед кем несет ответственность тот или иной индивидуум, а также та или иная социальная группа. Ответ будет парадоксальным, т.к.  получается, что и любой индивидуум, и любая социальная группа несут ответственность непосредственно сами перед собой. Это обусловлено тем, что обычно авторами имеется в виду ответственность за достижение основных целей того или иного индивидуума, а также той или иной социальной группы.

Таким образом, необходимо разобраться, возможно, субсидиарность следует все-таки относить к одному из типов социально-трудовых отношений и при этом, возможно, достаточно изменить характеристику субсидиарности. Осуществим такую попытку и начнем с рассмотрения других характеристик субсидиарности.

Субсидиарность – передача властных полномочий с более высокого на менее высокий уровень государственного управления; принцип, согласно которому решения должны приниматься на максимально низком уровне(1). В этом определении субсидиарности главным является то, что субсидиарность характеризуется в качестве принципа управления. Этот вывод корреспондируется с точкой зрения С.Н. Большакова, считающего, что субсидиарность служит базовым критерием как для распределения задач, так и для обеспечения изменения объема и характера полномочий между соответствующими уровнями управления(2).

В социально-трудовой сфере принцип субсидиарности ярко проявляется при заключении генерального и других видов соглашений в так называемой системе социального партнерства(3).

Сущность воплощения этого принципа состоит в следующем. Субъекты, заключающие, например, генеральное соглашение – общероссийские объединения профсоюзов, общероссийские объединения работодателей и Правительство РФ, – не принимают на себя конкретных обязательств в части изменения социально-экономического


(1) См.: Хейвуд Эндрю Политология: Учебник для студентов вузов. / пер. с англ. Под ред. Г.Г. Водолазова, В.Ю. Бельского. – М.: ЮНИТИДАНА, 2005. – С. 523.
(2) См.: Большаков С.Н. Концепт субсидиарности и его влияние на становление гражданского общества. / В поисках гражданского общества; НовГУ имени Ярослава Мудрого. – Великий Новгород, 2008. (Серия «Научные доклады»; Вып. 5). – С. 130.
(3) Термин «система социального партнерства» не имеет научного обоснования, т.к. входит в противоречие с научной категорией «система».


положения трудящихся, по которым впоследствии необходимо отвечать(1), а предлагают работодателям (предпринимателям) осуществлять на корпоративном уровне определенные принципы регулирования социально-трудовых отношений. Эти принципы и составляют предмет соглашений, заключаемых тремя субъектами социального партнерства(2).

Описанный подход отвечает норме статьи 45 Трудового кодекса РФ и не противоречит ей. Принципы регулирования социально-трудовых отношений, изложенные на «высоком уровне» (в случае с генеральным соглашением – на федеральном уровне) и облаченные в форму рекомендаций, по мнению участников (сторон) этого соглашения, должны стать руководством к действию на «максимально низком» уровне системы социального партнерства, т.е. на корпоративном уровне.

Более того, полагается, что принципы регулирования социально-трудовых отношений, сформулированные на промежуточных уровнях, т.е. между высоким и самым низким уровнем системы социального партнерства, также должны быть учтены на корпоративном уровне при заключении коллективных договоров.


(1) Исключением было Генеральное соглашение на 1992 год.
(2) См., например, Генеральное соглашение между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации на 2011–2013 годы.


Здесь нельзя не отметить, что в поддержку такого принципа субсидиарности выступает ряд отечественных ученых, полагающих, что система социального партнерства существует не умозрительно, а реально*3. Они также считают, что социальное партнерство на самом высоком уровне общественных отношений в сфере труда является реальным поведением указанных субъектов, а не элитной политической игрой(4).

В ходе рассмотрения проблемы «ухода» государства из российской экономики и растущего безразличия власти к социальным проблемам В.С. Егоров критически оценивает экономическую политику либералов, занимающих ключевые должности в аппарате государственного управления. Это имеет прямое отношение к вопросу субсидиарности в социально-трудовой сфере. В частности, автор пишет: «…не поддается разумному объяснению тот факт, что экономическая программа Грефа откровенно игнорирует государственный патернализм. Вместо социального государства (патернализма) и приватизации социальных функций (радикального либерализма) создается «субсидиарное» государство, которое обеспечивает социальные гарантии в той мере, в которой общество не может этого сделать самостоятельно»(5).


(3) См.: Михеев В.А. Основы социального партнерства: теория и политика: Учеб пособие. – М.: Экзамен, 2001. – С. 122; Федулин А.А. Становление и развитие системы социального партнерства в России. – М.: Издательство «Галерия», 1999. – С. 155; Катульский Е.Д, Меньшикова О.И. Коллективно-договорное регулирование социально-трудовых отношений в современной России: эволюция, критерии, оценки / Экономика и право, 2008. – № 8; и др.
(4) См. Зайцев А.К. Социальный конфликт. – М.: Academia, 2000. – С. 227.
(5) См.: Егоров В.С. Философия открытого мира. Указ. соч. – С. 286.


Выступая за необходимость проведения в современных российских условиях государственного патернализма, В.С. Егоров пишет: «...помимо вновь изобретенного термина, за которым  скрывается неправильный перевод иностранного слова – субсидиарный (лат. – резервный, вспомогательный, а государственная помощь – от лат. слова subsidium – помощь, поддержка), здесь свалены в кучу различные понятия»(1).

Категория «патернализм» уже рассмотрена нами, и поэтому следует выяснить сущность понятия «субсидиарность».

«Субсидиарность» – это термин, встречающийся в новейшей литературе по международному праву, юриспруденции, политологии, а по сути, раскрывающий актуальный принцип   федерализма. Так, признано, что субсидиарность является сущностной чертой федерализма, состоящей в таком распределении полномочий и предметов ведения между федеральными органами власти и органами власти субъектов федерации, при котором в сферу полномочий органов федерации входят те функции, которые ими выполняются лучше(2).

Кроме того, «субсидиарность выражает принцип (выделено мною – А.С.) децентрализации и плюрализма в правовой и административной сферах сложносоставных государств»(3).


(1) См.: Там же. – С. 286.
(2) См.: Разграничение предметов ведения и полномочий федеральных и региональных органов исполнительной власти в Российской Федерации: Учебно-методическое пособие / Под общ. ред. В.М. Герасимова, Б.П. Елисеева, А.Г. Шорникова. – М.: Мысль, 2002. – С. 67.
(3) См. Там же. – С. 67.


Идея субсидиарности родственна децентрализации и наиболее ярко это демонстрируется в межгосударственных отношениях Европейского союза.

Впервые этот термин был употреблен в 1975 г. Комиссией по Европейскому Союзу. Затем, по предложению Европейского парламента, в 1984 г. он стал рассматриваться как один из приоритетных принципов системы Европейского сообщества(4). Формально в нормативных документах Европейского союза принцип субсидиарности был закреплен в 1992 г. (ст. 1 и ст. 5 Маастрихтского договора).

Как отмечает П.Н. Бирюков, принцип субсидиарности имеет несколько параметров(5). Во-первых, он означает, что если вопросы должны решаться на нижнем уровне власти, то вышестоящие органы не могут принимать его к своему ведению. Во-вторых, если проблему могут разрешить государства-члены поодиночке, институты ЕС не должны вмешиваться. В-третьих, принятые ЕС акты должны выполняться государствами-членами, даже если последние считают, что справились бы лучше(6). Таким образом, принцип субсидиарности, по сути, устанавливает некие правила государственно-административного управления.


(4) См.: Бирюков П.Н. Международное право: учебник. – М.: Издательство Юрайт, 2011. – С. 396.
(5_ См.: Там же. – С. 396.
(6) См.: Большаков С.Н. Концепт субсидиарности и его влияние на становление гражданского общества. Указ. соч. – С. 125.


Также по этой теме: