Главная    Интернет-библиотека    Кадры предприятия    Исследования    О роли моделирования трудовых отношений в экономике труда

О роли моделирования трудовых отношений в экономике труда

13.03.2017

О роли моделирования трудовых отношений в экономике труда

Опубликовано в журнале "Кадры предприятия" №1 год - 2013

А.В. Соловьев,
доцент кафедры труда и социальной политики
Российской академии государственной службы
при Президенте РФ,
д.э.н.

Не вызывает сомнений тезис о том, что научная дисциплина «Экономика труда (социально-трудовые отношения)» должна развиваться и отвечать современным вызовам реальной жизни. Это и происходит, но остаются сомнения, в том ли направлении идет развитие, успевает ли оно за новыми явлениями и насколько обоснованными представляются обществу те или иные научные взгляды. Один из отечественных авторов справедливо заметил, что «при обилии научных трудов и публикаций остается невыясненным исходный вопрос о принципе построения социальных технологий, моделирования трудовых отношений…»(1).

В одном учебнике «Экономика труда» изложена следующая спорная точка зрения: «Социально-трудовые отношения между участниками трудового процесса воссоздаются и воспроизводятся благодаря трудовому поведению работников, их поступкам, совершаемым под воздействием потребностей, интересов, ценностных ориентаций, трудовой ситуации»(2).

Отведение ведущей роли наемным работникам в воссоздании и воспроизводстве в ходе трудового процесса социально-трудовых отношений спорно по нескольким причинам. Во-первых, условия (внешние и внутренние для трудового процесса) полностью создаются без участия наемных работников, так как все решения по комплексу социально-трудовых проблем находятся в ведении государства и предпринимателей (работодателей). Эти субъекты трехсторонних социально-трудовых отношений, как было показано ранее, создают единый альянс и, по сути, проводят политику, далекую от той, которой именуется «социально ориентированная политика».


(1) См.: Юрасов И.А. Социальные технологии в сфере трудовых отношений современной России: социологический анализ. Автореф. док. соц. наук. – Саратов, 2007. – С. 6.
(2) См.: Экономика труда: Учебник. / Под ред. проф. П.Э. Шлендера, проф. Ю.П. Кокина. – М.: ЗАО «Финстатинформ», 1999. – С. 632–633.


Во-вторых, если следовать логике автора рассматриваемого тезиса, то в социально-трудовой сфере должны складываться исключительно отношения, характеризуемые борьбой наемных работников, т.к. их поведение, поступки должны совершаться под воздействием потребностей, интересов, ценностных ориентаций, трудовой ситуации. На практике потребности, интересы и ценностные ориентации наемных работников в современной России не укладываются в «прокрустово ложе» идеологии социального партнерства.

В-третьих, именно под влиянием государства и предпринимателей (работодателей), выступающих в качестве контрагентов социально-трудового взаимодействия (непосредственного и опосредованного) с наемными работниками, возникают объективные предпосылки для антагонистических противоречий и эксплуатации. Они (антагонистические противоречия и эксплуатация) приобретают характер социально-трудовых отношений.

В связи с вышеизложенным представляется необходимым привлечение внимания исследователей к проблематике построения типологии этих отношений с учетом таких категорий, как  «антагонизм» и «эксплуатация». Это актуально, поскольку выполнение «социального заказа» власти по пропаганде социального партнерства как приоритетного и доминирующего типа социально-трудовых отношений не проясняет истинную социальную реальность в социально-трудовой сфере современной России. Как следствие, делаются неверные субъективные выводы о содержании управления персоналом и комплексном управлении человеческими ресурсами, а также о возможности и параметрах роста производительности труда в среднесрочной и долгосрочной перспективе, от которого, в конечном счете, зависит экономическое развитие страны и уровень благосостояния населения.

В рамках достижения поставленной цели перед наукой поставлена задача доказать, что проблема совершенствования социально-трудовых отношений переплетается с проблемой развития и существования гражданского общества, которое должно контролировать поведение таких субъектов, как государство и российские объединения работодателей (предпринимателей).

За двадцать лет построения в современной России капитализма, проведения идеологии социального партнерства и либеральной социальной политики все категории трудящихся (занятых, временно незанятых и др.) по-прежнему не обладают доходом, отвечающим понятию «доход, обеспечивающий достойное существование человека». Следовательно, можно утверждать, что проводимая социальная политика (государственная и корпоративная) далека от политики, присущей зарубежным странам с социально ориентированной рыночной экономикой.

Более того, есть объективные основания для утверждения – все происходящие в политической сфере взаимодействия основных субъектов социально-трудовых отношений на федеральном уровне трудно квалифицировать в качестве морального политического действия по отношению к трудящимся и человеку труда, в частности.

Человек труда формально является высшей ценностью, что продекларировано Конституцией РФ. Создана парадоксальная ситуация, когда государство заявляет о политике (в понимании государственных планов и мер) социального партнерства, а в реальной жизни входит в альянс с объединениями российских работодателей (предпринимателей) и осуществляет либеральную политику, основанную, по М. Веберу, на понимании необходимости рационального управления экономикой и социально-экономическими процессами. За этим пониманием рационально-капиталистического управления скрывается оптимизация материальных расходов. На практике она выливается в массовое высвобождение – увольнение, наемных работников, в установлении такого размера оплаты их труда, который не может обеспечить необходимого восстановления трудового потенциала отдельных категорий занятых, а также конкурировать с ростом инфляции.

Нас не столько интересует результат этой политики, сколько ее последствия. Они (последствия) могут и должны прогнозироваться с учетом реального положения в среде трудящихся и в реальных группах, которые во времена СССР именовались «трудовые коллективы». Одним из существенных и зафиксированных факторов, определяющих это положение, является рост осознания наемными работниками степени их эксплуатации и того, что их интересы противоположны – противоположны до антагонизма – интересам российских работодателей (предпринимателей).

Другим не менее важным фактором является коллективное сопротивление наемных работников управленческим решениям и инновациям менеджмента, выполняющего распоряжения работодателей. При этом нельзя не учитывать, что формы этого сопротивления весьма разнообразны, с одной стороны, а само сопротивление как неманифестированный конфликт в любой момент может трансформироваться в открытый конфликт политического характера.

В свое время Петр Штомка отметил, что «поиск факторов, действие которых вызывает важные для людей социальные события, представляется вечной и универсальной тенденцией человеческого мышления. В этом смысле можно сказать, что проблематика субъективности возникает вместе с возникновением общества»(1). Возможно, исследователям не всегда удается преодолеть определенный субъективизм, но понимание важности темы с точки зрения экономического развития страны на основе совершенствования социально-трудовых отношений и адекватного управления ими двигает науку вперед.

Другой задачей является необходимость показать, что проблематика типологизации социально-трудовых отношений тесно переплетается с другими методами научного исследования. Это в современных условиях имеет особое значение, поскольку обусловлено одним из основных требований по организации и проведению учебного процесса в вузах в рамках действующих образовательных стандартов.


(1) См.: Штомка П. Социология социальных изменений / Пер с англ.; под ред. В.А. Ядова – М.: Аспект Пресс, 1996. – С. 554.


Продолжение статьи читайте на страницах журнала

Также по этой теме: