Главная    Интернет-библиотека    Кадры предприятия    Советы от консультанта по управлению персоналом    Увольнение по всем статьям: утрата доверия со стороны работодателя (пункт 7 статьи 81 трудового кодекса РФ)

Увольнение по всем статьям: утрата доверия со стороны работодателя (пункт 7 статьи 81 трудового кодекса РФ)

Увольнение по всем статьям: утрата доверия со стороны работодателя (пункт 7 статьи 81 трудового кодекса РФ)

Опубликовано в журнале "Кадры предприятия" №4 год - 2005

Л.В. Труханович

Д.Л. Щур,
юристы

Основание, предусмотренное пунктом 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ, не ново для российского трудового законодательства — в 1930 году в постановлении НКТ СССР от 06.11.1930 «О работниках, обслуживающих денежные и товарные ценности» предусматривалось, что лица, обслуживающие денежные и товарные ценности, могут быть уволены с работы, кроме случаев, установленных общим законодательством о труде, также и при утрате к ним доверия со стороны администрации. Затем оно было закреплено в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, а позднее воспроизведено и в КЗоТ РСФСР — в его статье 254.
Главной его целью было обеспечение сохранности государственной собственности, недопустимости расхищения и растраты государственного имущества, «удаление из торговли, организаций и предприятий людей, не внушающих доверия»<*>. И хотя за три с лишним десятилетия с момента принятия КЗоТ РСФСР в экономической и правовой жизни страны произошли масштабные изменения, данное основание и сейчас является механизмом защиты работодателем своего имущества и предупреждения ущерба или иных негативных последствий для организации.

<*> Постановление Совета Министров СССР от 20.02.1953.

Характер увольнения

Согласно пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор с работником может быть расторгнут работодателем в случае «совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя». Несмотря на почти полную идентичность формулировок оснований увольнения в пункте 7 статьи 81 ТК РФ и пункте 2 статьи 254 КЗоТ РФ, практика их применения различается, и обусловлено это тем, что изменилось содержание нормы, устанавливающей основания применения дисциплинарных взысканий.
С момента вступления в силу Трудового кодекса РФ и вплоть до опубликования постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» юристы не могли прийти к единому мнению о том, является ли основание, предусмотренное пунктом 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ, мерой дисциплинарного взыскания.
В соответствии с пунктом 43 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.1992 № 16 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров», разъяснявшего порядок применения ранее действовавшего КЗоТ РФ, прекращение трудового договора в связи с утратой доверия к работнику по пункту 2 статьи 254 КЗоТ РФ в силу статьи 135 того же Кодекса не являлось мерой дисциплинарного взыскания. Введенное же статьей 193 Трудового кодекса РФ определение понятия дисциплинарного проступка изменило правовую природу рассматриваемого основания увольнения.
Окончательную ясность в этот вопрос внес Пленум Верховного Суда РФ, разъяснив судам в вышеуказанном постановлении от 17.03.2004 № 2, что если виновные действия, дающие основание для утраты доверия, совершены по месту работы и в связи с исполнением работником трудовых обязанностей, то такой работник может быть уволен с работы соответственно по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ при условии соблюдения порядка применения дисциплинарных взысканий, установленного статьей 193 Кодекса (часть первая пункта 47 постановления).
Вместе с тем, действия, дающие работодателю основание задуматься о добросовестности работника, могут быть совершены работником и вне работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей. Общая характеристика не связанных с работой деяний, которые, тем не менее, могут послужить основанием для увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ, приведена в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2: «при установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой». Такие случаи расторжения трудового договора по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ согласно разъяснениям Пленума не являются мерой дисциплинарного взыскания, а следовательно, об обязательном выполнении требований статьи 193 Трудового кодекса РФ речь не идет.
Таким образом, Пленумом Верховного Суда РФ было установлено:


1)

увольнение по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ возможно не только, когда действия, давшие основание для утраты доверия, совершены работником по месту работы и в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей, но и тогда, когда указанные действия были совершены не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей;

2)

при увольнении работника за совершение действий, давших основания для утраты доверия, по месту работы и в связи с исполнением трудовых обязанностей, должны выполняться требования, предусмотренные статьей 193 Трудового кодекса РФ. Это означает, что работодатель при применении крайней меры дисциплинарного взыскания — увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ — должен истребовать от работника письменные объяснения и установить его вину в совершении указанных действий, соблюсти сроки, установленные частями третьей и четвертой статьи 193 Кодекса, и довести приказ (распоряжение) о применении дисциплинарного взыскания до работника в течение 3 рабочих дней со дня его издания (подробно действия работодателя рассмотрены во вводном комментарии к «виновным» основаниям увольнения в «Кадры предприятия» № 7/2004).

Если же действия, давшие основания для утраты доверия, были совершены работником не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей, то работодатель не обязан выполнять требования, предусмотренные статьей 193 Трудового кодекса РФ. Однако поскольку в таком случае возникает вопрос о сроках увольнения, то Пленум Верховного Суда РФ пояснил, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ при указанных условиях (в связи с совершением действий, давших основания для утраты доверия, не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей), судам необходимо принимать во внимание время, истекшее с момента совершения виновных действий работником, к которому утрачено доверие, его последующее поведение и другие конкретные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора.
Работодатели данный посыл должны понимать следующим образом: затягивание принятия решения об увольнении работника по рассматриваемому основанию в случаях, когда применение статьи 193 Трудового кодекса РФ не обязательно, недопустимо. В противном случае суд обязательно задаст вопрос, почему, например, в течение 6 месяцев после совершения виновного действия работодатель доверял работнику, а затем перестал (при условии, что не было других виновных действий). Суд также постарается выяснить, как вел себя работник в течение этого времени, и если, например, будет установлено, что работник был поощрен за добросовестное исполнение трудовых обязанностей, то обоснованность решения работодателя об увольнении также будет поставлена под сомнение.

Условия применения

Категории работников, которые могут быть уволены по причине утраты доверия к ним

Как следует из пункта 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ, за совершение виновных действий, дающих основание для утраты доверия, могут быть уволены только работники, непосредственно обслуживающие денежные или товарные ценности.
В основном это материально ответственные работники, то есть работники, с которыми в связи с тем, что выполняемые ими трудовые функции связаны с непосредственным обслуживанием или использованием денежных, товарных ценностей или иного имущества и поименованы в соответствующих перечнях, утвержденных Минтрудом России, в силу части первой статьи 244 Трудового кодекса РФ заключены письменные договоры о полной материальной ответственности. Однако круг работников, с которыми трудовой договор может быть расторгнут по рассматриваемому основанию, не ограничивается только теми, с которыми работодатель заключил соответствующий договор о полной материальной ответственности: в него (поскольку в пункте 7 статьи 81 Кодекса иное не сказано) входят все работники, которые непосредственно обслуживают денежные или товарные ценности, в том числе и те, с которыми в силу законодательства указанные договоры не заключаются.
Для увольнения по данному основанию также не имеет значения, в каких пределах на работников, непосредственно обслуживающих товарные или денежные ценности, может быть возложена материальная ответственность за ущерб, причиненный организации при исполнении трудовых обязанностей (пункт 17 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26.04.1984 № 3 «О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора»).
Пленум Верховного Суда РФ в вышеупомянутом постановлении от 17.03.2004 № 2 обратил внимание судов на то, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности, то есть выполняющих следующие операции с указанными ценностями:


-

прием;

-

хранение;

-

транспортировка;

-

распределение и т.п.

Расширить приведенный перечень можно такими операциями, как:


-

приобретение;

-

перемещение;

-

отпуск (продажа).

Хотя этот перечень операций кажется вполне понятным, на практике, тем не менее, возникает достаточное количество проблем при отнесении работников, не являющихся материально ответственными лицами, к категории «непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности». Почти в каждом комментарии к Трудовому кодексу РФ к рассматриваемому основанию увольнения приводятся примерные перечни работников, которых можно отнести к указанной категории (например, продавцов, кассиров, кладовщиков, инкассаторов, проводников и т.д.) и которых к таковой относить нельзя (например, бухгалтеров, экономистов, маркировщиков, товароведов, водителей, уборщиц и др.). Несмотря на то что эти списки сформированы на основании судебной практики и приводятся с благой целью — помочь работодателям и судам определить, является ли работник обслуживающим денежные или товарные ценности — они зачастую приносят только вред, так как, предлагая работодателю «поверить на слово», что грузчики не могут быть уволены по данному основанию, или же принять решение в отношении экономиста по аналогии с бухгалтером, усложняют понимание им содержания пункта 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ.
Вместо таких списков приведем несколько случаев из судебной практики, однако же не только и не столько для того, чтобы работодатели воспринимали их как судебные прецеденты, имеющие обязательное значение при разрешении аналогичных споров, а с той лишь целью, чтобы показать логику судов в отнесении работников тех или иных должностей (профессий) к «непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности». Поскольку основание, предусмотренное пунктом 7 статьи 81 Кодекса, не ново, и наиболее значимые решения были приняты в связи с применением пункта 2 статьи 254 КЗоТ РФ, воспользуемся практикой прошлых десятилетий.
С 1997 года суды при рассмотрении споров с участием главных бухгалтеров исходят из того, что главный бухгалтер не относится к работникам, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности. При этом они основываются на следующем:

П. работала главным бухгалтером в отделении Сбербанка РФ. В связи с возбуждением уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст.170 УК РСФСР, она была отстранена от занимаемой должности, а затем приказом первого заместителя председателя Правления банка уволена по пункту 2 статьи 254 КЗоТ РФ за совершение виновных действий, которые дали основание для утраты доверия к ней со стороны администрации.
П. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе. Решением суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, в иске было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест, внесенный в порядке судебного надзора, отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и вынесла новое решение об удовлетворении иска о восстановлении на работе, указав следующее.
Согласно пункту 2 статьи 254 КЗоТ РФ, помимо оснований, предусмотренных в статьях 29 и 33 КЗоТ РФ, трудовой договор (контракт) некоторых категорий работников может быть прекращен в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны администрации.
В соответствии с пунктом 7 Положения о главных бухгалтерах, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 24.01.1980 № 59, на главного бухгалтера не могут быть возложены обязанности, связанные с непосредственной материальной ответственностью за денежные средства и материальные ценности. Ему запрещается получать непосредственно по чекам и другим документам денежные средства и товарно-материальные ценности для объединения, предприятия, организации, учреждения.
Из приведенного закона и нормативного акта следует, что истица, занимая должность главного бухгалтера, к работникам, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, не относится, поэтому закон, по которому она была уволена с работы, к ней неприменим. В связи с этим постановления, которыми П. было отказано в иске о восстановлении на работе, были признаны незаконными.


Источник: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по гражданским делам (письмо Верховного Суда РФ от 01.04.1997).

 

Именно на основании данного решения в юридической литературе перечень работников, которые не могут быть уволены по рассматриваемому основанию, дополняется бухгалтерами, экономистами, маркировщиками, товароведами, счетоводами, водителями и др. Представляется, что отнесение работников, занимающих перечисленные должности (выполняющих работы по указанным профессиям), к категории «неприкасаемых» с точки зрения увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ лишь по аналогии с приведенным примером из судебной практики, не совсем обоснованно.
Прежде всего, в рассматриваемом случае трудовая функция работника устанавливалась не по его трудовому договору, а по вполне конкретному нормативному правовому акту — Положению о главных бухгалтерах, утвержденному постановлением Совета Министров СССР от 24.01.1980 № 59. Такое нормативно-правовое закрепление содержания трудовой функции, как для главных бухгалтеров, в законодательстве встречается крайне редко. В основном содержание трудовой функции по той или иной должности или профессии определяется по соответствующей квалификационной характеристике, утвержденной в составе квалификационных справочников должностей служащих и тарифно-квалификационных справочников профессий рабочих. Характер указанных справочников (нормативно-правовой, методический, рекомендательный) до настоящего времени не определен. Если в Генеральном соглашении между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации на 2002—2004 годы ставилась задача подготовить предложения (с соответствующими обоснованиями) о придании ЕТКС и КС статуса, обязательного для применения в организациях, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности, то в Генеральном соглашении на новый период — 2005 — 2007 годы — об этом речь уже не идет.
Как следует из общих положений по применению указанных справочников, а также, например, из Порядка применения Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, утвержденного постановлением Минтруда России от 09.02.2004 № 9, указанные справочники утверждены с целью оказания методической помощи для работодателей при решении вопросов, связанных с подбором и расстановкой кадров, рациональным разделением труда, созданием действенного механизма разграничения функций, полномочий и ответственности между указанными категориями работников, а также с целью установления единых подходов в определении их должностных обязанностей и предъявляемых к ним квалификационных требований. Однако это не означает, что тарифно-квалификационные и квалификационные характеристики являются стандартами профессий или должностей, обязательными для всех работодателей.
Так, из пункта 5 вышеупомянутого Порядка применения Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих следует, что раздел «Должностные обязанности» квалификационных характеристик содержит перечень основных функций, которые могут быть поручены полностью или частично работнику, занимающему данную должность; в процессе совершенствования организации труда, внедрения технических средств, проведения мероприятий по увеличению объема выполняемых работ возможно расширение круга обязанностей работника по сравнению с обязанностями, установленными соответствующими квалификационными характеристиками; работнику может быть поручено выполнение должностных обязанностей, предусмотренных квалификационными характеристиками других должностей, родственных по содержанию работ, равных по сложности, выполнение которых не требует другой специальности, квалификации, изменения должностного наименования.
В условиях развития малого предпринимательства, когда работодатель стремится к универсализации персонала, «расширение» квалификационных характеристик в трудовых договорах или должностных (производственных) инструкциях обоснованно и правомерно с точки зрения договорного регулирования трудовых отношений. Поэтому делать выводы о том, что не могут быть уволены в связи с утратой доверия товароведы, маркировщики, счетоводы и другие работники, основываясь только на наименовании должности (профессии) и описании трудовой функции, закрепленном в квалификационной или тарифно-квалификационной характеристике, по нашему мнению, безосновательно.
В каждом конкретном случае решение об увольнении работника по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ должно приниматься работодателем только после изучения трудового договора, должностной или производственной инструкции работника и только при условии, что указанные документы предусматривают операции по обслуживанию денежных или товарных ценностей.
Так, например, на товароведа небольшого магазина вполне правомерно могут быть возложены обязанности по приему и учету товаров.
Считать, что водители не относятся к работникам, обслуживающим денежные или товарные ценности, основываясь только на том, что тарифно-квалификационная характеристика водителя автомобиля не предусматривает операций с денежными или товарными ценностями, будет неправильным. Так, водитель, осуществляющий перевозки пассажиров и принимающий оплату, вполне обоснованно относится к таковым.

Ч. работал на пассажирском автотранспортном предприятии шофером легкового такси. Приказом администрации он был уволен по пункту 2 статьи 254 КЗоТ РСФСР.
Считая увольнение неправильным, он обратился в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.
Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда в иске отказала.
В кассационной жалобе Ч. просил об отмене решения, утверждая, что не допускал каких-либо виновных действий, которые давали бы администрации основание для выражения ему недоверия.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР решение краевого суда оставила без изменения, указав следующее.
Согласно пункту 2 статьи 254 КЗоТ администрация вправе уволить работника, непосредственно обслуживающего денежные или товарные ценности, если им совершены виновные действия, дающие основание для утраты доверия к нему со стороны администрации.
Как указано в приказе об увольнении Ч., последний допустил нарушение правил оплаты проезда пассажирами. Посадка лиц, следующих в разные пункты, была произведена без согласия основного пассажира П. Всего в таксомотор село четверо пассажиров. Доехав до места назначения, основной пассажир П. оплатила проезд согласно своей доле. Водитель Ч. вместо того чтобы дать сдачу, вступил в пререкания с ней и своим поведением вынудил ее произвести доплату, т. е. получил за оказанную услугу сверх причитающейся к оплате за проезд суммы.
Суд установил, что имело место нарушение водителем правил производства расчетов с пассажирами, а также что истец как водитель такси относится к лицам, непосредственно обслуживающим денежные ценности. Основываясь на этом, суд пришел к выводу, что характер совершенного Ч. проступка давал администрации основание выразить ему недоверие и расторгнуть трудовой договор по пункту 2 статьи 254 КЗоТ.


Источник: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 01.01.1984.

 

Трудовой договор водителя-экспедитора, предусматривающий помимо обязанностей по управлению транспортным средством еще и обязанность по экспедиции грузов, также дает основания для отнесения его к работникам, непосредственно обслуживающим материальные ценности.
К категории «непосредственно обслуживающих товарные или денежные ценности» могут быть отнесены и работники иных профессий, квалификационные характеристики которых оперируют несколько отличными от вышеперечисленных понятиями операций по обслуживанию ценностей. Так, согласно квалификационной характеристике грузчика его основной работой является погрузка, выгрузка и внутрискладская переработка грузов (сортировка, укладка, переноска, перевеска, фасовка и т.д.). Погрузка и выгрузка, перемещение (транспортировка) и переработка грузов представляют собой операции по приему на хранение и по обработке материальных ценностей. Еще в Обзоре судебной практики Верховного Суда СССР от 01.11.1975 пояснялось, что поскольку не всем судам ясен вопрос, применимо ли увольнение в связи с утратой доверия к таким работникам, как, например, грузчики, которым ценности не передаются на хранение, то следует руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19.10.1971 «О применении в судебной практике Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде» (пункт 11), в котором разъяснено, что так как грузчики занимаются транспортировкой товарных ценностей, они могут быть уволены по этому мотиву.
Можно привести еще десяток примеров из судебной практики, однако ни один из них не может использоваться в качестве прецедента, имеющего обязательную силу при решении аналогичных дел. В каждом отдельном случае при рассмотрении спора в связи с увольнением по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ суд должен проанализировать конкретную трудовую функцию, для чего истребовать от работодателя представления трудового договора, должностной или производственной инструкции или иного документа, определяющего круг трудовых обязанностей работника.
Если с работником заключен договор о полной материальной ответственности, то конкретные трудовые обязанности будут устанавливаться по этому документу.

С. работала с 01.07.1999 инженером отдела снабжения. Приказом от 20.02.2001 она была уволена с работы по пункту 2 статьи 254 КЗоТ РФ в связи с утратой доверия.
Истица, считая свое увольнение незаконным, обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда.
В судебном заседании было установлено, что согласно договору об имущественной ответственности материально ответственного лица, заключенному между организацией и С., С., работая в должности инженера отдела снабжения, приняла на себя полную материальную ответственность за все переданные и в дальнейшем передаваемые ей материальные ценности.
Основанием для увольнения С. послужил приказ, согласно которому в результате проверки учета топлива и отчетности подотчетных лиц в службе снабжения была выявлена значительная недостача дизельного топлива. Одной из причин образовавшейся недостачи было отсутствие надлежащего учета по расходованию дизтоплива со стороны инженера отдела снабжения С.
Доводы истицы о том, что на предприятии не было разработанных должностных инструкций, не были приняты судом во внимание и не были признаны основанием для признания ее увольнения незаконным, поскольку обязанности хранения, учета, контроля и отчета за денежные средства прописаны в договоре о полной материальной ответственности, подписанном истицей. Исходя из этого, суд признал увольнение истицы по пункту 2 статьи 254 КЗоТ РФ законным и обоснованным.
Решение суда было обжаловано С. и определением Судебной коллегии областного суда было оставлено без изменения.


Источник: Судебная практика Московского районного суда города Твери (2001 год).

 

При отсутствии трудового договора, должностной или производственной инструкции, договора о полной материальной ответственности суд для установления трудовой функции может изучить другие локальные нормативные акты, а при отсутствии таковых прибегнуть к опросу работника и представителей работодателя. При невозможности получить необходимые сведения суд может прибегнуть к нормативным правовым актам, а также к уже упоминавшимся соответствующим тарифно-квалификационным и квалификационным справочникам.
Для того чтобы ответить на вопрос, относится ли работник к лицам, непосредственно обслуживающим товарные или денежные ценности, необходимо руководствоваться вышеприведенным перечнем операций, входящих в понятие «обслуживание», а не ограничиваться составленными, пусть и на основании судебной практики, списками должностей и профессий, «неприкасаемых» с точки зрения пункта 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ.
Так как увольнение по рассматриваемому основанию относится к категории «виновных» и в реальности ограничивает возможности работников по их последующему трудоустройству (в частности, на работу, связанную с обслуживанием денежных или товарных ценностей), то в подавляющем большинстве случаев уволенные работники обращаются в суд. Таким образом, допущенные работодателями ошибки в связи с нечеткой формулировкой пункта 7 статьи 81 ТК РФ и отсутствием понятных критериев признания работников непосредственно обслуживающими денежные или товарные ценности почти всегда «исправляются» судами.

Характеристика действий, дающих основания для утраты доверия

Примерный перечень действий, дающих основание для утраты доверия, был сформулирован еще в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 26.04.1984 № 3 «О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора» (с изм. на 30.11.1990). В основном он касался сферы торговли и обслуживания населения и предусматривал, что основания для утраты доверия дают такие действия, как получение оплаты за услуги без соответствующих документов, продажа товаров непосредственно со склада, из подсобных помещений, обмеривание, обвешивание, обсчет, сокрытие товаров от покупателей, нарушение правил продажи спиртных напитков. На самом деле перечислялись все значительные нарушения правил государственной торговли, действовавшие до 90-х годов.
Применительно к современному торговому законодательству в числе типичных действий, которые можно рассматривать в качестве действий, дающих основание для утраты доверия со стороны руководства предприятий торговли и бытового обслуживания, можно назвать обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара (работы, услуги) или иной обман потребителей, нарушение правил продажи (отпуска) отдельных товаров (например, наркотических лекарственных средств), нарушение некоторых правил применения контрольно-кассовых машин и т.д. Приведенный перечень можно структурировать еще более подробно, перечисляя конкретные нарушения в сфере торговли или оказания услуг. Его также можно дополнить действиями, которые были признаны дающими основание для утраты доверия в судебной практике.
Однако, по нашему мнению, такой подход был бы в корне неверным — еще раз подчеркнем, что работодатели должны научиться применять рассматриваемое основание увольнения не «по аналогии», а «по смыслу» пункта 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ.
Чтобы определить критерии отнесения действий к дающим основание для утраты доверия, необходимо разобраться с тем, что представляет собой утрата доверия, а для этого нужно выяснить, что, собственно, понимается под доверием. Поскольку «доверие» не является строго юридической категорией, обратимся к толкованию значения этого слова в русском языке. Согласно толково-образовательному словарю<*> оно означает убежденность в честности, добросовестности, искренности кого-либо и основанное на этом отношение к кому-либо.

<*> Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Т. 1. — М.: Рус. Яз., 2001. — С. 395.

Применительно к рассматриваемым отношениям доверие работодателя работнику следует трактовать как убежденность в честности и добросовестности работника. Убедившись при приеме на работу, что лицо отвечает указанным критериям, или руководствуясь презумпцией добросовестности принимаемого на работу лица (при отсутствии необходимых данных), работодатель выражает свое доверие работнику путем передачи ему товарных или денежных ценностей для их обслуживания.
С целью обеспечения сохранности имущества, получения прибыли, обеспечения стабильности материального и финансового положения организации, а также с целью предотвращения возможного ущерба имуществу организации законодателем на законодательном уровне, а работодателем — на локальном уровне установлены специальные правила обслуживания денежных и товарных ценностей, которые являются частью трудовых обязанностей работников отдельных профессий и должностей. Несоблюдение этих правил или отклонение от них при выполнении отдельных операций либо однозначно приводит к возникновению ущерба, либо создает предпосылки для его возникновения.
Отсюда следует вывод, что главными критериями квалификации действий в качестве дающих основание для утраты доверия являются ущерб либо угроза его возникновения.
Действия, явно нарушающие нормативные установления по обслуживанию товарных или денежных ценностей и приведшие к возникновению фактического и реального ущерба, относятся к первой группе действий, дающих работодателю основание для утраты доверия. Основываясь на имеющихся фактах и ввиду очевидного риска потерь в будущем, работодатель не может впредь поручать работнику обслуживание указанных ценностей, опасаясь возникновения повторного ущерба.
Вторая группа действий, дающих работодателю основание для недоверия работнику, — это нарушение работником правил по обслуживанию денежных или товарных ценностей, вследствие которых возникла угроза причинения вреда имуществу организации либо же созданы условия, при которых в будущем может быть причинен ущерб или же не получена прибыль, на которую работодатель рассчитывал при добросовестном выполнении работником своих обязанностей (например, когда вместо товара работодателя продавец реализует свой «подставной» товар). Хотя в результате указанных действий организации не причинен ущерб, они, тем не менее, являются основанием для возникновения у работодателя сомнений относительно того, не приведут ли они в будущем к причинению ущерба. Работодатель в таких случаях исходит из того, что дальнейшее пребывание работника на работе, связанной с обслуживанием товарных или денежных ценностей, создает угрозу возникновения ущерба или способствует его возникновению либо же создает условия, при которых другие работники или третьи лица могут воспользоваться ценностями в своих корыстных или иных личных целях, пусть даже без присвоения и обращения их в свою собственность.
Исходя из здравого смысла, представляется, что основанием для утраты доверия могут быть только те действия, которые непосредственно связаны с обслуживанием денежных или товарных ценностей. В противном случае работодатель мог бы трактовать любое действие работника как повод для утраты доверия, например, расценить потерю работником ключей от собственного автомобиля как обстоятельство, характеризующее небрежное отношение работника к имуществу.
Обосновав для себя, что продолжение работником работы по обслуживанию денежных или товарных ценностей может в будущем нанести ущерб организации или иным негативным образом отразиться на ее деятельности, работодатель, прежде чем принять решение об увольнении, должен установить вину работника. В данном примере, речь идет о случаях, когда действия, дающие основание для утраты доверия, совершены работником по месту работы или в связи с выполнением трудовых обязанностей, а следовательно, работодатель должен выполнить требования статей 192 и 193 Трудового кодекса РФ.
Впрочем, «виновность» указана в качестве непременного условия применения рассматриваемого основания увольнения непосредственно в формулировке пункта 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ.
Понятие вины подробно рассматривалось во вводном комментарии к правилам применения пунктов 5 — 10 статьи 81 Трудового кодекса РФ, опубликованном в «Кадры предприятия» № 7/2004. Однако для лучшего уяснения смысла рассматриваемого основания увольнения необходимо еще раз рассмотреть формы вины.
Под виной в праве понимается психическое отношение лица к своему поведению и его последствиям. Применительно к трудовым отношениям сущность вины проявляется в отношении работника к правовым установлениям, определяющим содержание его трудовых обязанностей, к нормам поведения, предписываемого ему в силу заключенного трудового договора, а также к последствиям, которые могут наступить в результате совершаемых им деяний.
Вина делится на умысел и неосторожность. Умысел может быть прямым (когда работник осознает противоправность своего деяния (действия или бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления негативных последствий и желает их наступления) и косвенным (когда работник осознает противоправность своего деяния, предвидит возможность или неизбежность наступления негативных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично). Вина в форме неосторожности имеет место в том случае, если работник предвидит возможность наступления негативных последствий в результате своего деяния, но рассчитывает на их предотвращение (речь идет о легкомыслии или самонадеянности) или когда работник не предвидит возможности наступления негативных последствий своего поведения, хотя при необходимой внимательности должен был и мог их предвидеть (речь идет о небрежности).
Именно по неосторожности совершается большинство действий, дающих основания для утраты доверия. Обычно для их обозначения используется термин «халатность». Например, совершенными по неосторожности можно назвать такие действия, как хранение ключей от помещения, где размещаются товарные или денежные ценности, в неустановленном месте, оставление кассиром открытого сейфа, обсуждение инкассаторами в присутствии посторонних лиц маршрута поездки и т.д. Однако те же действия могут быть квалифицированы и как умысел: например, один из инкассаторов мог сознательно завести разговор в присутствии посторонних для того, чтобы его сообщники услышали необходимую информацию и т.д.
В трудовом праве форма вины не имеет такого значения, как в уголовном праве или праве об административных правонарушениях. Теоретически провести различия между умыслом и неосторожностью, руководствуясь вышеизложенными критериями, нетрудно. А вот практически доказать в действиях работника умысел или неосторожность зачастую бывает сложно.
Об умышленных действиях можно говорить в том случае, если они совершены по мотиву корыстной или иной личной заинтересованности. О корыстной заинтересованности будут свидетельствовать действия работника, направленные на увеличение его доходов за счет имущества работодателя или извлечение другой выгоды, например, путем временного использования товарных или денежных ценностей в своих целях с последующим их возвратом или заменой. Цели личной заинтересованности могут быть разнообразными — от создания положительного имиджа до освобождения от ответственности за допущенные, но пока не выявленные нарушения.
Мотивом умышленного нарушения правил обслуживания денежных или товарных ценностей может быть не только корысть, но и зависть, вражда, злоба и другие негативные устремления.
Отсутствие мотива дает основания для отнесения деяния к совершенному по неосторожности, однако такое заключение в полной мере будет справедливым только при наличии вышеуказанных признаков неосторожности.
Для того чтобы правильно решить вопрос о виновности работника рекомендуем еще раз перечитать вводный комментарий к пунктам 5 — 10 статьи 81 Трудового кодекса РФ (см. «Кадры предприятия» № 7/2004, стр. 36). Напомним, что для установления вины работника работодатель должен истребовать от него представления письменных объяснений своих действий. В том случае, если разрешается вопрос о групповом нарушении правил обслуживания денежных или материальных ценностей, должна быть установлена вина каждого работника.
Если будет установлено, что работник не виновен в совершении действий, приведших к ущербу или создавших угрозу его возникновения, например, ввиду того, что недостача образовалась в результате хищения ценностей, ставшего возможным по той причине, что работодателем не были обеспечены надлежащие условия по хранению ценностей, при возникновении ущерба, относящегося к категории нормального производственного риска, пр., он не может быть привлечен к ответственности.
Доказав свою невиновность, работник, по сути, должен возвратить доверие работодателя, а в таких условиях увольнение по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ становится недопустимым.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 особо подчеркивается, что при принятии решения об увольнении работников по «виновным» основаниям должны соблюдаться такие принципы юридической ответственности, как принцип справедливости, соразмерности, гуманизма и равенства (пункты 47 и 53). Применительно к пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ это означает, что работодатель должен учитывать значимость совершенного работником виновного действия (тяжесть проступка), обстоятельства, при которых оно совершено, предшествующую и последующую работу работника и его поведение.
Для того чтобы оценить, правомерно ли к работнику было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ, суды требуют представить доказательства, что работодателем были учтены указанные обстоятельства, а также соблюдены указанные принципы. Особенно в данном контексте советуем обратить внимание на принцип равенства. Нередко при рассмотрении споров суды устанавливают, что работодатель избирательно трактует действия, совершенные разными работниками. Так, если в организации розничной торговли все продавцы регулярно забывают выдавать чеки покупателям, то работодателю придется объяснять суду, почему в условиях сложившейся практики невыдачи кассовых чеков действия только одного продавца послужили основанием для утраты доверия.

Оформление увольнения

Основанием увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ являются конкретные действия, подтвержденные соответствующими фактами и документами, но не общая негативная оценка поведения работника, не предположения и подозрения.
Доказательствами того, что действия, ставшие основанием для утраты доверия, в действительности имели место, являются акты, докладные записки, выписки из журнала учета мероприятий по контролю или из книги отзывов и предложений, другие документы, на которые в приказе (распоряжении) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) по форме № Т-8 или Т-8а даются соответствующие ссылки (примерный образец заполнения формы приводится в разделе «БУМАГИ» — стр. 84).
При внимательном анализе приводимого в начале предыдущего раздела перечня типичных действий, являющихся основанием для утраты доверия, несложно заметить, что большинство из них образуют составы отдельных административных правонарушений, а некоторые — и составы уголовных преступлений. В том случае если эти действия выявлены в результате проверок организации сотрудниками контрольно-надзорных органов, то доказательствами их совершения будут являться протоколы об административных правонарушениях, предписания контрольно-надзорных органов, постановления о наложении административных наказаний. Если действие, дающее работодателю основание для утраты доверия, образует состав уголовного преступления, то вина работника будет обосновываться в приговоре суда. При увольнении работника по указанным фактам в приказе (распоряжении) дается ссылка на эти документы.
Ранее уже упоминалось, что работодатель должен четко понимать правила применения пункта 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ в разных условиях: от того, относится ли действие, совершенное работником, к дисциплинарному проступку, зависят сроки, в которые к работнику может быть применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения. Основываясь на разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 (пункт 47), оформим особенности увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ за совершение виновных действий в разных условиях в виде таблицы.

Таблица

Характеристика увольнения

Место и условия совершения виновных действий

 

Действия совершены по месту работы и в связи с исполнением трудовых обязанностей

Действия совершены не по месту работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей

Относимость увольнения по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ к дисциплинарным взысканиям

Увольнение является мерой дисциплинарного взыскания

Увольнение не является дисциплинарным взысканием

Обязательность выполнения требований статьи 193 ТК РФ (об истребовании объяснений, о соблюдении сроков, пр.)

Выполнение обязательно

Выполнение не обязательно

 

Из таблицы следует, что если действия, дающие основание для утраты доверия и образующие состав административного правонарушения или уголовного преступления, были совершены работником по месту работы и в связи с исполнением трудовых обязанностей, и по ним ведется расследование (следствие), то работодатель при принятии решения об увольнении по пункту 7 статьи 81 Трудового кодекса РФ должен уложиться в сроки, установленные частями третьей или четвертой статьи 193 Кодекса.
Несмотря на то, что увольнение работника за действия, совершенные вне места работы и не в связи с исполнением трудовых обязанностей, не является дисциплинарным взысканием, а следовательно, и выполнение требований статьи 193 Трудового кодекса РФ не обязательно для работодателя, мы, тем не менее, рекомендуем получить от работника соответствующие объяснения. Реквизиты документа, в котором приводятся разъяснения работника или которым актируется отказ работника от дачи объяснений, целесообразно указать в приказе (распоряжении) о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) и сохранить в его личном деле.
На основании приказа (распоряжения) в трудовую книжку работника должна быть внесена соответствующая запись. Так как рассматриваемое основание увольнения не ново в трудовом законодательстве, то практикой его применения в виде пункта 2 статьи 254 КЗоТ РФ была сконструирована следующая формулировка записи причины увольнения в трудовых книжках увольняемых работников: «в связи с утратой доверия».

 

Продолжение статьи читайте в журнале Кадры предприятия № 4/2005

Также по этой теме: