Схимонах Иоаким (Очерк)

Схимонах Иоаким (Очерк)

Опубликовано в журнале "Некоммерческие организации в России" №3 год - 2008

М.Л. Макальская

Мы возвращались на экскурсионном автобусе в Каир после посещения пещер Павла Фивейского и Антония Великого. Схимонах Иоаким сел рядом со мной. У меня было свободное место, в то время как почти все сидели по двое. Он был в облаче нии схимника, очень приветливый и добрый. Спросил мое имя, стал называть Мариночкой. Меня так не называли очень-очень давно. Мы с ним проговорили всю дорогу. Он рассказывал о себе и спрашивал обо мне. Я человек довольно замкнутый, но с ним было так легко. Он странник и проповедник. Когда-то жил в Феодосии, имел жену и троих детей, один ребеночек был до женитьбы, двое — его. Уверовал в Бога, жена не разделяла его взглядов. Стала изменять ему. Однажды вернулся домой после длительного отсутствия, а жена живет уже с его другом. При шлось уйти оттуда. Сейчас там родилась еще девочка, Аннушка. Друг сказал: «Иди себе своим путем, алиментов от тебя не нужно, детей я выращу сам».

Духовные чада подарили ему домик, кажется, в Новгородской области, рядом с разрушенной церковью, но он ведет странни ческий образ жизни.

Я спросила: «Ведь это же трудно — все время быть в пути?» «Когда я устаю от людей — сказал он, — я забираюсь в какую нибудь пещеру. Например, на Святой земле я жил в пещере рядом с пещерой Иоанна Крестителя, там сейчас церковь».

— А не холодно в пещере ночью?
— У меня было одеяло, а еще я жег костер.
— А как же спать? Ведь надо поддерживать огонь?
— Я спал днем
— А что вы делали? Молились? Читали утреннее и вечернее правило? И еще какие-нибудь другие молитвы? (Я говорила так свободно, как никогда ни с одним духовным лицом и в мыслях не могла бы).

— Нет, обычно вместо утреннего и вечернего правила я читал молитвы за младенцев. А на остальное время у меня есть свое молитвенное правило.

Дальше батюшка рассказывал, что выучил еврейский язык и проповедовал в Ие русалиме, обратил много евреев в христианство. По недомыслию сжег паспорт. Был арестован властями, сидел в двух тюрьмах и там продолжал проповедовать. В тюрьмах были хорошие условия, это не наши тюрьмы, в которых он тоже сидел.

В конце концов, ему сделали украинский паспорт и выдворили на родину. Это значит, он бесплатно вернулся на Украину, по которой, кстати, очень соскучился. За проповедничество ему запретили пять лет появляться в Иерусалиме.

Украине грозят бедствия: наши храмы отберут, священников убьют, три года не будет дождя. Чтобы хотя бы отдалить это, он с молитвой поднимался на гору Хорив. Этот подъем был очень тяжелый еще и потому, что ему пришлось вести под руку старицу Аллу (сгорбленную ветхую старушку, она тоже едет с нами в автобусе).

На остановках всем нашим паломникам хотелось подойти к о. Иоакиму и по говорить с ним. Кто-то потом сказал мне, что о. Иоаким четыре года проучился в медицинском институте на врача-гинеколога, и я поняла, почему он особо молится о младенцах. О. Иоаким участвовал в Крестном ходе вокруг России, знал о. Нико лая Гурьянова, других старцев и стариц, в том числе матушку Еву на Украине, жил в Почаевской Лавре.

Конечно, я запомнила далеко не все. Но самое главное было вот что. Он задал вопрос о том, какое наиболее важное событие было в моей жизни, которое было бы поучительным, и чтобы он меня лучше запомнил? Я рассказала об уходе из жизни моей мамы. И мы вместе помолились об упокоении душ наших родителей. Разло мили пополам и съели две булочки, которые кто-то из нашей группы пожертвовал о. Иоакиму, помянули усопших моих родителей, Льва и Веру, и его, тоже Льва и, кажется, Ольгу.

Вот некоторые советы, которые мне запомнились.
Надо горячо молиться за бывшего мужа — вы с ним единое целое.
У внука проблемы с учебой, потому что его мама нервничала во время беремен ности. Теперь надо молиться за него преп. Сергию и о. Иоанну Кронштадтскому, молиться надо мне, поскольку внук еще маленький.

Зятю надо сказать, что в каждой вере есть много хорошего, стремление к добру. Но вера православная означает правильно славить Бога. Привести случай, происшедший в Сирии три года назад. Таксист вез сирийца-мусульманина. Разговорились. Пассажир пожаловался, что они с женою не имеют детей. Водитель и говорит, показывая на православный монастырь: «А вы идите туда и попросите, там детей раздают». Сириец поблагодарил за совет и сказал, что, если по молитвам православных христиан у них с женой родится ребенок, то он даст таксисту 20 тыс. долларов и 80 тыс. пожертвует монастырю. Взял телефон таксиста, распрощался с ним и поехал дальше. Через год он позвонил таксисту и сказал, что едет выполнять свое обещание, так как у него родился ребенок. Таксист подумал: ну вот, я получу 20 тыс., а почему бы мне не забрать себе и 80? Он подговорил дружков на страшное дело. Когда сириец приехал, они отвезли его в пустыню, отрезали голову, а деньги забрали себе. В каменистой пустыне тела не закопать, поэтому они положили его в багажник. Проехали немного, и вдруг машина стала. Мимо проезжала другая машина, и ее водитель спросил, не нужна ли помощь. «Нет, не нужна», — ответили ему. Он удивился ответу. Обычно в пустыне от помощи не отказываются. Привлекло его внимание и то, что из багажника что-то капало, похожее на кровь. Он позвонил в полицию, полицейские подъехали и арестовали сидевших в машине таксиста и его подельщиков. Те во всем признались. Но каково же было изумление всех, когда багажник открылся и из него выбрался сириец, живой и невредимый. Только по всей шее у него шел шрам. Когда привезли его в больницу, то врачи сказали: мы не знаем техники наложения подобного шва. Сириец, вся его семья и родственники окрестились, стали православными христианами. Он уже три года рассказывает о том, что случилось с ним. Это тоже удивительно, так как мусуль мане по законам Шариата сразу же убивают того, кто изменил их вере.

Ото. Иоакима я поучилась веротерпимости. Он напомнил слова Евангелия о том, что Господь будет судить по закону той веры, которую человек имеет. Привел в пример одного мусульманина. Тот буквально уговорил старушку, чтобы ее подвезти на машине, и еще сам дал ей денег. Мусульманин сказал, что согласно своей вере должен сделать за день хотя бы одно доброе дело. А уже вечер, и он ничего доброго не сделал.

Будут идти на Страшный суд православные христиане, католики, мусульмане и т.д. О тех, кто не является православными христианами, будет ходатайствовать мученик Уар перед Иоанном Крестителем. Если они соблюдали закон своей веры (примерно одна треть), пойдут в рай.

Еще о. Иоаким сказал, что раньше очень осуждал блудников, а теперь понял: они были недокормлены грудным молоком, недолюблены в младенчестве. И они ищут эту любовь. Царицу Небесную до трех лет носили на руках поочередно отец Иоаким и мать Анна.

Если младенец заболел, его тут же надо причастить, пока он не разболелся. Если болезнь наступила, причащаться семь дней подряд. Раковым больным причащаться сорок дней подряд.

«Через год мы встретимся, и я проверю, что ты запомнила», — сказал напоследок о. Иоаким.

— А я запишу.
— Вот это хорошо бы.

Также по этой теме: