Главная    Интернет-библиотека    Некоммерческие организации    Из истории благотворительности    «Миллиард в тумане», или История купца Василия Кокорева, «откупщицкого царя»

«Миллиард в тумане», или История купца Василия Кокорева, «откупщицкого царя»

17.05.2013

«Миллиард в тумане», или История купца Василия Кокорева, «откупщицкого царя»

Опубликовано в журнале "Некоммерческие организации в России" №1 год - 2011

Бобровская Н.Н.,
член Союзажурналистов,
г. Москва

Прошлой осенью я побывала в старинном патриархальном русском городке – Костроме. Здесь все дышит стариной. Уютные старые улочки с пожарной вышкой, разбегающиеся в разные стороны торговые ряды, сохранившие свою первозданную архитектуру, вид на раздольные просторы Волги, где воображение рисует бурлаков, тянущих свою ношу с тоскливой песнью о тяжелой русской доле. Кострома – город купеческий, и потому то здесь, то там вспоминаются имена знаменитые, вошедшие в русскую историю. Это А.Н. Островский, С.И. Мамонтов, Федор Чижов и многие, многие другие. Есть среди них имя для современников почти незнакомое. Это – Василий Кокорев, личность яркая и незаурядная, с обычно-необычной судьбой русского человека. Ему было отпущено много талантов – дельца и предпринимателя, мецената и благотворителя. Много денег он заработал, многого добился в жизни, много добрых дел на его счету, но… все рухнуло в одночасье. И от нажитых миллионов осталось лишь одно воспоминание, как тот «Миллиард в тумане» – книга, написанная на закате жизни. (В книге он ратовал за свободу предпринимательства.)

Павел Бурышкин в книге «Москва купеческая» характеризовал Кокорева как одного из замечательных русских самородков, вышедших из самой гущи народной, которые не только для себя достигли большого материального благополучия и высоких мест в чиновничье и сословной иерархии, но оказали великие услуги всему русскому народному хозяйству. Нет почти ни одной отрасли хозяйственной жизни, где бы ни сказалось его творчество и энергия. Кокорева можно назвать олигархом своего времени. Ему принадлежали нефтяные месторождения, железные дороги и пароходства, банки, телеграфные агентства, гостиницы, склады и курорты. Он был влиятельным человеком, на все имел свою точку зрения.

Василий Кокарев родился 23 апреля 1817 г. в старообрядческой семье в небольшом городке на севере Костромской области – в древнем Солигаличе. Еще в XIV веке здесь начали разрабатывать соляные прииски, которые позже – в первой половине XIX века – приобрел Василий. А впервые о солигаличской соли упоминалось в духовном завещании Ивана Калиты в 1332 г. С древних времен он снабжал солью всю северную Россию. Отец Василия – Александр Кокорев владел в Солигаличе вместе с братьями солеваренным заводом. Василий рано начал заниматься торговой деятельностью, приобретал необходимый опыт в этом деле. После смерти родителя Василий становится совладельцем небольшого солеваренного предприятия. И дело бы шло успешно, если бы не грянул финансовый кризис. После обвала в 1839 г. рубля (правительство ввело в обращение серебряный рубль, не подкрепив его золотым обеспечением) кокоревская солеварня, как и многие другие мелкие и средние предприятия, ушла в небытие.

Молодой Василий вынужден был искать новое дело, и нужда заставила его двинуться в Санкт-Петербург. Поначалу он устроился простым сидельцем у одного из знакомых, занимающегося винным откупом. Обладая прирожденной смекалкой и деловой хваткой, он обратил на себя внимание хозяина, который сделал его управляющим над всеми своими уральскими винными откупами1. В те времена, как и сегодня, винное производство – это «золотой» фонд России. Те, кто занимался винными откупами, быстро богатели и процветали. Василий Кокорев быстро преуспел и в этом деле. Надо сказать, что Кокарев не получил никакого официального образования, но всегда стремился к знаниям. Он много читал, обладал красноречием, умением убеждать, часто свои доводы подкреплял множеством цитат из книг. Обладая энергий и смекалкой дельца, он быстро завоевал одно из первых мест среди предпринимателей. У него появились связи в верхах, в 1853 г. он подал «записку» о необходимых реформах в откупном деле. В этом проекте Кокорев предлагал придать «торговле вином увлекательное направление» и выдвигал мысль об откупном комиссионерстве. В те времена питейный доход составлял примерно 45% государственного бюджета, и потому всякое дельное предложение об упорядочении откупного дела приветствовалось финансовой администрацией. Кокорев сам стал действовать как откупщик-комиссионер, поднял некоторые разоряющиеся винные откупа, наладив торговлю хлебным вином, из отстающих они стали процветающими, что привело к крупному увеличению доходов от водочной монополии, казна стала получать на 1,8 млн рублей больше. В 1861 г. сумма от откупов, поступавшая в казну, составляла 126,4 млн рублей.

Василий Александрович принимал активное участие в обсуждениях различных экономических проектов. Решения, предлагаемые им, были всегда смелыми, базировались на обстоятельном знании реальной жизни. В свои 27 лет он стал самым молодым в России коммерции советником, и к 1853 г. его состояние насчитывало уже 8 млн рублей, а сам Василий Кокорев получил прозвище «откупщицкого царя», по меткому выражению С.И. Мамонтова.

Кокорев развернул обширную торговлю со Средней Азией и Персией, создав «Закаспийское торговое товарищество». По делам фирмы ему частенько приходилось бывать в Баку, представлявшем собой в ту пору небольшую сторожевую крепость. Кокорев, обладая прирожденным умом, понимал всю значимость науки. Общаясь с известным ученым – немецким химиком Юстусом Либихом, одним из создателей агрохимии, он обратил внимание на его указания о возможностях использования выходов нефти на поверхность земли – а в окрестностях Баку было множество таких выходов.


1 Откуп – исключительное право, представлявшееся государством за определенную плату частным лицам – откупщикам – на сбор каких-либо налогов, продажу товаров, соли, вина и т.д. (Энциклопедический словарь. – М., 2007. – С. 1117) .


По проекту Либиха в 1857 г. Кокорев построил неподалеку от Баку, в Сураханах, завод по перегонке нефти. Завод возвели по соседству с древним храмом огнепоклонников. Кокорев приступил к перегонке «колодезной нефти», добывавшейся бурением в окрестностях Баку. Он пригласил для консультации молодого доцента Санкт-Петербургского университета Дмитрия Менделеева, который предложил ввести круглосуточную перегонку нефти, организовать нефтеналивную морскую перевозку и проложить нефтепровод от завода к берегу моря. Кокорев тут же реализовал его идею, и завод быстро начал приносить доход. Вскоре Кокоревым было учреждено акционерное общество — Волжско-Каспийское пароходство. И теперь в руках Кокорева оказалась не только нефть, но и собственные средства ее перевозки, и это позволило значительно снизить транспортные издержки. Ну, а в 70-е годы Сураханский завод был преобразован в «Бакинское нефтяное общество», которое, собственно, и вывело Баку в число крупнейших промышленных центров. «В настоящее время существует в Баку более 200 заводов, ежегодно по Каспийскому морю и Волге развозится 35 миллионов пудов нефти», – докладывал он царю. Нефтяной монополист Кокорев не особенно огорчался, видя, как падают цены на нефть, полагая, что это дело все равно принесет ему прибыль.

«Почти каждая изба крестьянская пользуется более удобным освещением, и множество волжских пароходов отапливается нефтью, а снижение цен на нефть дало ежегодную многомиллионную экономию промышленности и казне», – констатировал он.

В 1841 г. купец Василий Кокорев, будучи владельцем соляных разработок в Солигаличе, открыл первую водолечебницу. Благодаря своей близости к правительству Кокорев добился, чтобы в Солигаличе работал видный ученый-химик и врач А.П. Бородин. В 1858 г. Бородин произвел подробный анализ минеральной воды и определил ряд показаний для лечения. На этой основе Кокорев оборудовал здесь здравницу. Тогда это была простая деревянная изба со множеством ванн. Грязевая процедура стоила 60 копеек, минеральная – чуть дешевле. Он построил на свои средства первую балаханскую школу для детей работников нефтяного промысла.

В.А. Кокорев принимал активное участие в общественной жизни страны. Он состоял в Комитете по оказанию помощи голодающим, образованном в 1867 г . Во время Крымской войны Кокорев всячески содействовал русским защитникам. Он организовал торжественную встречу морякам в Москве. Представители Московского купечества в ноги кланялись защитникам Севастополя, а откуп разрешил героям три дня пить «безданно и безпошлинно», по словам П. Бурышкина. Чествовании героев проходило следующим образом: «Лишь только показался длинный строй спускавшихся с пригорка, в серых и стертых шинелях, из-за которых виднелись бараньи околыши, – сердце затрепетало у встречавших, слезы прошибли». Кокорев с Мамонтовым, сняв шапки, несли на большом серебряном блюде хлеб-соль, какую-то испеченную гору, для которой сложена была особая печка. Поравнявшись с гостями, Кокорев передал поднос старшему офицеру. «Други и братья, – сказал он им, едва сдерживая слезы, – благодарим вас за ваши труды и подвиги, за пролитую кровь для нас, в защиту родной земли. Примите наше сердечное спасибо и наш земной поклон». С этими словами он повалился им в ноги. За ним повалились в землю и остальные. Минута была торжественная! Все плакали. Очевидцы через долгое время не могли без слез рассказывать об этой минуте».

Кокорев один из первых в русском купечестве занял видное место среди меценатов и благотворителей. В начале 50-х годов он начал покупать картины русских и зарубежных художников и в 1861 г. открыл в Москве первую публичную картинную галерею, которая насчитывала 500 картин. Стоимость их к тому времени оценивалась в 150 тысяч рублей. Для своей галереи он построил огромное здание с восемью залами, все они были богато и со вкусом отделаны. Здесь разместились полотна Брюллова – 42 картины, Айвазовского – 23 картины, Левицкого, Кипренского, Боровиковского и многих других русских и зарубежных художников. В этой галерее был лекционный зал, а также трактир – все было оформлено по мотивам русского народного творчества. Вход стоил от 10 до 30 копеек. Галерея должна быть для всех доступной, считал Кокорев. Эта галерея опережала собрание Эрмитажа и Третьяковской галереи.

Кокорев также покровительствовал молодым художникам и в 1884 г. открыл приют для них в Тверской области – Владимиро-Маршинский, который впоследствии был переименован в Дом творчества имени И.Е. Репина. В кокоревском подворье, которое он выстроил в Москве, потратив 2,5 млн рублей, подолгу жили Чайковский, Репин. В 1889 г. за активную деятельность на этом поприще Кокореву было присвоено звание почетного члена Академии художеств. Но в 70-х годах Кокореву пришлось галарею продать, частично картины были куплены Третьяковым, частично – Алексадром III. Часть картин купил Д.П. Боткин.

Кроме того, Кокорев являлся главным организатором Аксаковских изданий, он создал также хранилище для документов и рукописей историка М. Погодина, открыл Московский музей народных промыслов. В 1867 г. он организовал этнографическую выставку. Кокорев имел богатую коллекцию предметов прикладного искусства, а на его столе стоял «золотой лапоть», с которого якобы началось коллекционирование предметов «народного искусства в России». Он финансировал издания журналов «Русская беседа» и «День». Им было создано первое телеграфное агентство.

Кокорев не сумел удержаться на той высоте, куда вознесла его судьба. Все его благополучие держалось на откупах, и, когда откупное дело стало сходить на нет, его бизнес потерпел крах. Совсем он не разорился. Он расплатился с казной, отдав а полцены свое московское подворье, продав свою коллекцию картин и свой дом. А затем занялся литературным творчеством, и одно из главных своих произведений озаглавил «Русские провалы» – «Печалование» о расстройстве русских финансов. «Все сословия чувствуют, как в наших карманах тают денежные средства и как неуклонно мы приближаемся к самому мрачному времени нужд и лишений», – с горечью писал он. Кокорев вошел в историю, по выражению П. Бурышкина, как человек «большого калибра» и «игры ума».

Также по этой теме: