Главная    Интернет-библиотека    Право    Арбитражные дела    Сублизинг в российском законодательстве

Сублизинг в российском законодательстве

16.10.2015

Сублизинг в российском законодательстве

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №7 год - 2012

Канцер Ю. А.,
младший юрист юридической фирмы
Princeps Consulting Group, г. Волгоград

Никто не может передать другому больше права, чем имеет сам
(nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet).
ДомицийУльпиан (170–228 гг. н. э.)

Исходя из п. 1 ст. 8 Закона о лизинге1 (далее – Закон) сублизинг – вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучателям по договору сублизинга) во владение и в пользование за плату и на срок в соответствии с условиями договора сублизинга имущество, полученное ранее от лизингодателя по договору лизинга и составляющее предмет лизинга.

При этом при передаче имущества в сублизинг право требования к продавцу переходит к лизингополучателю по договору сублизинга. Таким образом, законодательство четко классифицирует сублизинг как вид субаренды.

Вместе с тем договор субаренды возможен уже в рамках договора между арендодателем и арендатором, когда предмет аренды уже передан арендатору. С этим также связана и динамика прав, вытекающих из договора сублизинга. Договор сублизинга предоставляет  сублизингополучателю по отношению к продавцу права кредитора в гарантийных обязательствах.

Допускается переуступка лизингополучателем его обязательств по выплате платежей третьему лицу. Предмет лизинга передается в пользование другим лицам, но по договору субаренды и без льгот и обязательных предписаний, относящихся к договору лизинга.

Таким образом, при сублизинге имеет место специальный вид поднайма.

Согласно ст. 615 ГК РФ арендатор с согласия арендодателя вправе:
– сдавать имущество, составляющее предмет договора финансовой аренды, в субаренду;
– отдавать в залог арендные права;
– вносить арендные права в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ, производственный кооператив.


(1) Федеральный закон от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (ред. от 08.05.2010)//СЗ РФ. – 1998. – № 44.– Ст. 5394.


Согласно п. 2. ст. 8 Закона при передаче предмета лизинга в сублизинг обязательным является согласие лизингодателя в письменной форме.

В связи с этим примечательным представляется определение ВАС РФ от 05.08.2009 № ВАС-9734/09 по делу № А58–4845/08. Здесь суд отметил, что в передаче дела по иску об обязании возвратить имущество, переданное по договору сублизинга, для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано, так как договор сублизинга расторгнут в связи с односторонним отказом истца от его исполнения, и при таком обстоятельстве суд пришел к правильному выводу о прекращении договора сублизинга и соответственно о наличии у ответчика в силу закона обязанности возвратить спорное имущество.

По данному делу нижестоящие арбитражные суды пришли к правильному выводу о прекращении договора сублизинга и соответственно о наличии у кооператива в силу ст. 622 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) (1) обязанности возвратить лизинговой компании спорное имущество.

Одно из последних громких арбитражных дел (№А07-2067/2010) может изменить судебную практику по делам о сублизинге. Редакторы портала «Право.Ру» даже пишут о том, что «грузовик с полуприцепом решит будущее института сублизинга»(2).

В Президиум ВАС РФ передано дело, на примере которого высшая инстанция готовится прояснить, какими правами обладает сублизингодатель, не ставший собственником предмета лизинга. При этом эксперты полагают, что от решения высшей инстанции будет зависеть правоприменение института сублизинга.

По данному спору лизинговая компания «КамАЗ» не согласна с принятыми при новом рассмотрении дела судебными актами, в поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации заявлении о пересмотре этих судебных актов в порядке надзора просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение норм права.

Между лизинговой компанией «КамАЗ» (лизингодателем) и обществом «Мезон-Авто» (лизингополучателем) заключены договоры финансовой аренды (лизинга) автотранспортных средств с правом выкупа, в том числе спорных автомашины «КамАЗ» и полуприцепа «НефАЗ».

Письмом лизинговая компания «КамАЗ» дала согласие обществу «Мезон-Авто» на передачу названных автомашины и полуприцепа в сублизинг авиакомпании. В тот же день общество «Мезон-Авто» заключило с авиакомпанией (субарендатором) договор сублизинга упомянутых транспортных средств.

По условиям договора сублизинга при оплате авиакомпанией всех предусмотренных сделкой платежей имущество переходит в ее собственность по подписываемому сторонами данного договора акту.

Авиакомпания исполнила принятые по договору сублизинга обязательства в полном объеме, в связи чем обратилась к обществу «Мезон-Авто» с требованием оформить передачу ей в собственность автомашины и полуприцепа.

Удовлетворяя исковые требования, суды трех инстанций исходили из того, что авиакомпания, надлежаще исполнив обязательства по договору сублизинга с правом выкупа, согласие на заключение которого было дано лизинговой компанией «КамАЗ» (лизингодателем), приобрела право собственности на автомашину и полуприцеп.


(1) Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 30.11.2011)// СЗ РФ. – 1996. – № 5. – ст. 410.
(2) Режим доступа: pravo.ru/news/view/70978/


По данному спорному делу лизингополучатель, передавая имущество во временное владение и пользование названному третьему лицу, сам не выступает в роли лизингодателя, поскольку между ним и третьим лицом не возникает отношений по финансовой аренде (ст. 665 ГК РФ), для которых характерно совершение лизингодателем действий по заключению договора купли-продажи лизингового имущества с продавцом в соответствии с указаниями лизингополучателя. Отношения
по сублизингу связаны с субарендой лизингового имущества и подлежат регулированию общими положениями об аренде, предусмотренными § 1 гл. 34 ГК РФ, с учетом особенности, установленной абз. 2 п. 1 ст. 8 Закона.

При этом п. 2 ст. 455 ГК РФ допускает возможность заключения договора купли-продажи товара, который будет приобретен продавцом в будущем (далее – договор купли-продажи будущей вещи).

ВАС РФ справедливо отметил, что поскольку само общество «Мезон-Авто» не осуществляло деятельность в качестве лизинговой компании, то рассматриваемый договор сублизинга в соответствии с правилами п. 3 ст. 421 НК РФ следовало квалифицировать как смешанный, содержащий элементы договора субаренды и договора купли-продажи будущей вещи.

Авиакомпания, заключая на свой страх и риск договор сублизинга, знала о том, что общество «Мезон-Авто» является лишь лизингополучателем, и соответственно осознавало, что титул собственника предмета лизинга (автомашины и полуприцепа) общество «Мезон-Авто» может приобрести только в будущем.

По сути, на разрешение суда передан спор, связанный с неисполнением обществом «Мезон-Авто» обязательств, вытекающих из отношений по купле-продаже будущей вещи.

Поскольку у общества «Мезон-Авто» (продавца будущей вещи) не возникло право собственности на спорное имущество, оно не могло передать данное право авиакомпании. Следовательно, за счет общества «Мезон-Авто» не могло быть удовлетворено требование истца о понуждении к исполнению обязательства по передаче индивидуально-определенной вещи в собственность авиакомпании. Авиакомпания (покупатель будущей вещи) вправе была потребовать от общества «Мезон-Авто» возврата уплаченной в счет погашения выкупной цены денежной суммы и уплаты процентов на нее (п. 3 и 4 ст. 487 ГК РФ), а также возмещения причиненных убытков (ст. 393 ГК РФ).

Как отметила высшая судебная инстанция, передавшая дело для рассмотрения в порядке надзора, лизинговая компания «КамАЗ» в договорных отношениях с авиакомпанией не состоит, поэтому она не может быть признана лицом, ответственным за невыполнение обществом «Мезон-Авто» обязательств, принятых по договору сублизинга. Основания передачи лизинговой компанией «КамАЗ» в соответствии с п. 2 ст. 218 ГК РФ титула собственника обществу «Мезон-Авто» не наступили. Поэтому данная лизинговая компания не может быть в судебном порядке понуждена к совершению действий по передаче имущества в собственность авиакомпании.

Акционерное общество «КамАЗ» не является ни лицом, претендующим на титул собственника в отношении спорного имущества, ни участником отношений, возникших из договора лизинга, ни стороной договора сублизинга, а потому оно не может быть признано надлежащим ответчиком по делу.

Ссылки судов на то, что лизинговая компания «КамАЗ» взыскала с общества «Мезон-Авто» задолженность по договорам лизинга и включилась в реестр требований кредиторов несостоятельного общества «Мезон-Авто», не свидетельствуют об обоснованности иска авиакомпании, так как фактически задолженность перед лизинговой компанией «КамАЗ» не была погашена, равно как и не был удовлетворен законный имущественный интерес упомянутой лизинговой компании в размещении денежных средств, основанный на положениях ст. 665 и 624 ГК РФ, ст. 2 Закона.

С учетом таких обстоятельств высшая судебная инстанция будет рассматривать это дело в надзорном порядке.

Партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Сергей Савельев полагает, что принятые по делу судебные акты следует отменить, а иное означало бы серьезные риски для лизинговых компаний в случаях передачи предмета лизинга в сублизинг. «По сути, такая порочная практика ставила бы крест на институте сублизинга, что было бы вредно для гражданского оборота», – подчеркивает Савельев(1).

По другому делу, рассматриваемому Федеральным арбитражным судом Поволжского округа (№А65–3846/11), о признании права собственности на предмет сублизинга, в удовлетворении требования отказано, поскольку сублизингодатель не является собственником предмета лизинга, и вправе передавать только принадлежащие ему права владения и пользования имуществом.

Условиями договора предусмотрен переход в собственность сублизингополучателя транспортного средства после уплаты сублизинговых платежей и выкупной стоимости имущества.

Интересно, что двумя первыми инстанциями исковые требования удовлетворены в полном объеме.

В силу общего правила ст. 665 ГК РФ, ст. 2 Закона по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.

Согласно ст. 624 ГК РФ в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Если условие о выкупе арендованного имущества не предусмотрено в договоре аренды, оно может быть установлено дополнительным соглашением сторон, которые при этом вправе договориться о зачете ранее выплаченной арендной платы в выкупную цену.

Статьей 19 Закона установлено, что договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон. К отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу.

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Согласно ст. 8 Закона сублизинг – вид поднайма предмета лизинга, при котором  лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам.


(1) Режим доступа: pravo.ru/news/view/70978/


В соответствии с п. 3 ст. 609 ГК РФ договор аренды имущества, предусматривающий переход в последующем права собственности на это имущество к арендатору, заключается в форме, предусмотренной договором купли-продажи такого имущества.

По договору финансовой аренды (лизинга), предусматривающему выкуп предмета договора, в качестве лизингодателя (сублизингодателя) может выступать только собственник имущества.

Между тем по смыслу ст. 615 ГК РФ ст. 8 Закона сублизинг является видом поднайма, субаренды и не подразумевает переход права собственности на предмет лизинга, поскольку сублизингодатель не является собственником предмета лизинга и вправе передавать только принадлежащие ему права владения и пользования имуществом.

Вышеуказанные нормы права, определяющие порядок передачи имущества в сублизинг, не предусматривают право лизингополучателя передать предмет договора аренды в сублизинг с последующим выкупом.

Следовательно, к договору сублизинга положения гл. 30 ГК РФ о купле-продаже не могут быть применены.

С учетом изложенного условие договора по данному спорному делу об обязательном выкупе предмета лизинга не соответствует требованиям закона.

Суд установил, что к ответчику не перешло право собственности на объект лизинга.

При таких обстоятельствах ФАС Поволжского округа посчитал, что у суда первой и апелляционной инстанций не имелось оснований для удовлетворения заявленных требований по делу №А65-3846/11.

Анализ статей ГК РФ о лизинге (ст. 665–670) и Закона приводит к выводу, что к требованиям лизингополучателя к продавцу предмета лизинга, предусмотренным в п. 2 ст. 10 Закона, относятся соблюдение качества и комплектности, сроков исполнения обязанности передать товар и другие требования, установленные законодательством и договором купли-продажи между продавцом и лизингодателем.

Отличия сублизинга и лизинга состоят в следующем:
– предмет лизинга не закупается специально для передачи в сублизинг;
– в сделке не участвуют все три стороны – продавец, лизингодатель, лизингополучатель;
– сублизингополучатель получает от лизингополучателя по договору сублизинга право владения и пользования имуществом, но не право распоряжения им (1).

Сублизинг признается в Законе о лизинге видом поднайма. ГК РФ не содержит специальных положений относительно сублизинга, в этом случае следует применять общие нормы об аренде, и в частности, общие нормы, регламентирующие договор субаренды (п. 2 ст. 615, ст. 618 ГК РФ).

Субаренда схожа с сублизингом в следующем:
– наличие письменного согласия лизингодателя;
– условия о сроках, на которые может быть заключен договор сублизинга или субаренды.

Договор субаренды и сублизинга не может быть заключен на срок, превышающий срок договора лизинга. Согласие лизингодателя на субаренду или сублизинг распространяется на период с момента дачи такого согласия и до истечения предусмотренного договором срока лизинга.


(1) См., напр.: Постановление ФАС Центрального округа от 13.09.2004 № А35–896/04-С13.


Таким образом, имеется возможность заключения нескольких договоров субаренды или сублизинга при условии, что последний из них не выходит по сроку исполнения за пределы времени действия основного договора лизинга. То есть если лизингодатель дал согласие на субаренду, но не оговорил предельного ее срока, то лизингополучатель вправе возобновлять договор субаренды в пределах срока лизинга без получения дополнительного разрешения лизингодателя.

Субарендатор имеет право на заключение с лизингодателем договора аренды на лизинговое имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора субаренды. Аналогичное правило распространяется и на сублизинговые отношения.

Недействительность договора лизинга влечет недействительность договора субаренды и сублизинга.

Но сублизинг и субаренда все же разные сделки. Различие сублизинга и субаренды в том, что при передаче имущества в сублизинг к лизингополучателю по договору сублизинга переходит и право требования к продавцу (1).

Лизингополучатель вправе с согласия лизингодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено ГК РФ, другим законом или иными правовыми актами. В указанных случаях, за исключением перенайма, ответственным по договору перед лизингодателем остается лизингополучатель (п. 2 ст. 615 ГК РФ).

Переуступка лизингополучателем своих обязательств по выплате платежей третьему лицу не допускается. Об этом свидетельствует постановление ФАС Уральского округа от 24.08.2005 № Ф09–2683/05-С6. Сублизинг и замена лица в обязательстве в форме уступки прав требования или перевода долга лизингополучателя по договору лизинга на другое лицо – разные юридические сделки.


(1) Кисурина Л. Г. Сложные сделки: учет, налоги, право. – М.: АКДИ Экономика и жизнь, 2007. – С. 387.


Также по этой теме: