Право сильного?

27.11.2015

Право сильного?

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №9 год - 2012

Белкин Д. Ю.,
специалист юридического отдела
Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 15
по Новосибирской области

Некоторое время назад получил распространение проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с необходимостью оптимизации нагрузки на судей Российской Федерации», в котором предусмотрено помимо прочего увеличение размеров государственных пошлин при обращении в арбитражные суды РФ. Причем увеличение существенное.

Так, при обжаловании судебных актов первой инстанции пошлина может возрасти с сегодняшних 2000 руб. до 150% от размера пошлины, уплаченной по делу в суде первой инстанции; при обжаловании судебных актов второй инстанции – до 170%; при подаче жалобы в Высший Арбитражный Суд – от 200 до 250% от размера пошлины, уплаченной по делу в суде первой инстанции, учитывая, что сегодня заявители от уплаты такой пошлины освобождены или размер такой пошлины составляет 2000 руб.

Также предлагается увеличить размеры пошлин в связи с оспариванием документов о взыскании налоговых, таможенных и сопутствующих им платежей в суде первой инстанции в размерах, существующих сегодня при подаче заявлений имущественного характера в суде первой инстанции, учитывая, что на сегодня сумма госпошлины по обжалованию подобных документов для физических лиц составляет 200 руб., для юридических – 2000 руб.

При этом предполагается, что указанные размеры пошлин необходимо будет оплачивать и органам власти, чего ранее не было.

Как становится понятно, такие изменения вызваны давно назревшей необходимостью, которая указана в самом названии проекта закона – оптимизация нагрузки на судей. А если быть более точным, то скорее всего не оптимизация, а разгрузка судей от большого количества дел.

Что проблема перегруженности судов делами имеется, это очевидно. Нагрузка судов по рассмотрению дел нарастала постоянно и на сегодняшнее время стала все более заметной. Это признают сами судебные органы, в частности Высший Арбитражный Суд РФ.

Как предполагается, именно поэтому начинается процесс введения подобных норм по изменению законодательства. Именно процесс, так как с большей долей вероятности стоит ожидать других подобных изменений, направленных на ограничение поступающих в суд заявлений.

При изменениях общественно-политического строя в начале, середине 1990-х годов и, в свою очередь, экономической составляющей происходило декларирование так называемых прав и свобод, в том числе и права на обращение в суд, права на рассмотрение дела абсолютно каждого (безусловно, право на судебную защиту должно иметь любое лицо, но это право и его реализация также должны быть облечены в соответствующую профессиональную форму). Ограничений для обращения в суд практически не имелось, исходя из чего с иском мог обратиться, в принципе, любой. Одновременно с этим шла популяризация юридической деятельности, причем, мягко скажем, не на должном уровне, а на самом простом – обывательском, а зачастую – на самом примитивном. Эта тенденция продолжилась и в 2000-х годах. Продолжается она и сейчас.

В связи с возрастающим количеством лиц, имеющих возможность участия в судебных заседаниях, как ком, нарастало количество судебных дел. И на сегодняшний день ситуация стала таковой, что, безусловно, ее нужно менять, так как если число судебных разбирательств будет еще больше, то весьма затруднительно такие дела в таком количестве должным образом рассматривать далее.

При этом можно предположить, что, вводя право на судебную защиту в сегодняшнем виде, многие надеялись на возможность баланса между предъявляемыми заявлениями и количеством судей и иных сотрудников судебных органов. Возможно, надеялись на то, что участники гражданского оборота самостоятельно отрегулируют возможности для обращения в суд и количество судебных разбирательств будет допустимым. Возможно, поэтому меры по ограничению для обращения в суд не применялись. Но этого не произошло. Наоборот, количество исков росло и растет сейчас.

Стало понятно, что расширительные нормы о возможности участия в суде не приносят должного результата. Приходится вводить другие.

В проекте закона упор делается на финансовую составляющую при подаче последующих жалоб на судебные акты. То есть в данном случае предлагается ограничить возможность предъявления в суд своих требований исходя из материального положения стороны в споре. Если у лица имеется возможность оплачивать госпошлину, он вправе пользоваться своим правом, если нет – то право он не реализует. В связи с чем право ставится в зависимость от финансового состояния лица.

Не является ли в данном случае основным, а по-сути – единственным правом обеспеченного, а если перефразировать – то право сильного в финансовом смысле?

Но сможет ли такое право привести к желаемым результатам, ведь инициирование спора, его рассмотрение и результат не должны ставиться в зависимость от финансового состояния сторон в споре. Не приведет ли это к тому, что для лиц, которым действительно необходимо добиться реализации своих прав, путь будет прегражден только по формальным, но действительно серьезным финансовым основаниям.

Конечно, неверно полагать, что основную массу судебных дел составляют крупные споры с теми участниками, для которых не составляет проблемы оплатить сумму госпошлины и в большем размере, чем предусматривает проект закона. Кроме того, при участии в подобных делах привлекаются высокооплачиваемые специалисты, исходя из чего госпошлина в таких случаях является стандартным действием перед реальным результатом рассмотрения дела.

Но много судебных дел и последующее обжалование судебных актов инициируются по формальным или очевидным основаниям, где результат по делу имеет или малое значение для обращающего с требованиями, или как такового значения не имеет. Они подпадают под общую процедуру судебного рассмотрения, что занимает большое количество времени и сил, которые тратятся не на результативность, а на массовость при рассмотрении дел в различных судебных инстанциях.

Также имеются споры с незначительными исковыми требованиями, которые возможно разрешить и без привлечения суда.

Вместе с тем лица, которые занимаются деятельностью, не приносящей высокий доход, или выполняют определенные социальные функции, но сталкиваются с необходимостью предъявления требований по принципиальным вопросам, могут быть лишены возможности участия в споре при дальнейшем обжаловании и возможности добиться действительно необходимого результата.

Можно предположить, что финансовое ограничение может привести и к другому. Приучившись к участию в суде по всевозможным поводам, лица будут любыми способами изыскивать необходимые средства для оплаты пошлины, занимая или перезанимая деньги, что станет самоцелью участия в суде, но не целью достижения результата по иску. Так же как сейчас, зачастую целью является сама возможность участия в судебном споре без анализа и понимания того, к чему этот спор может и должен привести.

Органы власти могут по аналогии тратить бюджетные средства на оплату госпошлины. Да, затраты будут гораздо больше, но они могут включаться в предусмотренное финансирование в связи с необходимостью осуществления деятельности. Приведут ли такие прямые меры к снижению количества требований?

Ведь возможно установить иные опосредованные меры, направленные на уменьшение числа судебных требований и не только при последующем обжаловании, но и при первоначальной подаче заявлений.

К примеру, возможно при незначительности суммы предъявленных требований обязать участников спора до рассмотрения дела по существу принять конкретные необходимые меры для его внесудебного разрешения. Или если имеется спор между аффилированными лицами, то они прежде обязаны будут разрешать его во внесудебном порядке. При этом если лица будут уклоняться или неисполнять свои обязанности по урегулированию спора, то впоследствии на них будут наложены значительные финансовые санкции.

Также возможно для начала ограничить участие в судебных заседаниях представителей, не обладающих профильным образованием.

В отношении неисполнения договоров и иных обязательств возможно установить более конкретные гарантии в связи с заключением договора, выраженные в обеспечении возможных убытков. Возможность получения возмещения убытков до обращения в суд смогла бы снизить количество предъявляемых по данной категории споров исков.

В любом случае перечень остается открытым.

Будет или нет принят закон с указанными в проекте формулировками?

Какие будут результаты в случае принятия такого закона – как и ранее, покажет время, но очевидно, что изменения должны быть направлены на увеличение положительной практики и реальной результативности при обращении с требованиями в суд первой инстанции и последующего обжалования судебных актов против простого ограничения количества судебных дел.

Также по этой теме:





Ранее просмотренные страницы