Главная    Интернет-библиотека    Право    Гражданские дела    Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданско-правовом порядке

Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданско-правовом порядке

Защита чести, достоинства и деловой репутации в гражданско-правовом порядке

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №7 год - 2011

Жарков М.А.,
Адвокат

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ(1) каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Указанное право, а также установленное ст. 152 Гражданского кодекса РФ(2) право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных, не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Нормативно-правовым обоснованием защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданско-правовом порядке является ст. 152 ГК РФ. Содержание статьи следующее:

1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

2. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

Если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву. Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.

3. Гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации.

4. Если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и в порядке, предусмотренных процессуальным законодательством, в доход Российской


(1) Собрание законодательства РФ. 2009. № 4. Ст. 445.
(2) Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.


Федерации. Уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить  предусмотренное решением суда действие.

5. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

6. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

7. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Таким образом, лицо (физическое либо юридическое), чьи честь, достоинство или деловая репутация были опорочены, вправе прибегнуть к следующим гражданско-правовым средствам защиты:

1) требование опровержения порочащих сведений. Опровержение, в свою очередь, возможно в следующих основных формах:

  • отзыв документа, содержащего порочащие сведения;
  • замена документа, содержащего порочащие сведения;
  • публикация в том же средстве массовой информации опровержения от имени лица, распространившего порочащую информацию;
  • публикация в том же средстве массовой информации ответа от имени лица, пострадавшего от распространения информации, порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию;

2) возмещение убытков, причиненных потерпевшему распространением информации, порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию;

3) возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему распространением информации, порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию;

4) признание распространенных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, недействительными.

Судебная практика по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц обобщена Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 24 февраля 2005 г. № 3(1).

В пункте 1 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц – одним из условий их успешной деятельности.

В силу ст. 17 Конституции РФ в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Основным законом. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.


(1) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4.


Принимая во внимание эти конституционные положения, суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой   репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами – свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 23, 29, 33 Конституции РФ), с другой.

Это разъяснение Пленума ВС РФ имеет важное практическое значение для защиты от необоснованных исков по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Нередко подобные дела инициируются против лиц, воспользовавшихся своим конституционным правом на обращение в правоохранительные органы. В случае, если проведенной проверкой изложенные в заявлении данные не нашли своего подтверждения, лицо, в отношении которого проводилась проверка, нередко считает, что факт подачи заявления в правоохранительные органы порочит его честь, достоинство и (или) деловую репутацию. Однако это не всегда так. Каждый гражданин имеет право на обращение в государственные органы, специализирующиеся на охране правопорядка, в случае, если ему становится известно о совершении правонарушения. По имеющейся информации, как правило, дать верную квалификацию выявленного правонарушения не представляется возможным. Это связано как с необходимостью специальных познаний заявителя в юриспруденции и иных отраслях знания, так и с тем, что все элементы состава правонарушения могут быть установлены (а равно установлено отсутствие одного, некоторых или всех из них) только в рамках проводимой проверки, которая может принимать довольно сложные формы, включая многомесячное предварительное следствие и судебное разбирательство. Если бы каждый член общества опасался возмездия в форме гражданско-правовой ответственности по основаниям ст. 152 ГК РФ, которое может последовать после обращения в правоохранительные органы, не повлекшего привлечения лица, указанного в заявлении, к юридической ответственности, то он никогда не стал бы проявлять гражданскую инициативу, а использование своих прав на судебную защиту стало бы настолько рискованным, что парализовало бы судебную систему государства. Именно поэтому Пленум ВС РФ особо указывает на необходимость соблюдения баланса между конституционными правами граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации, с одной стороны, и на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина – с другой.

Далее в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 говорится, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует не только руководствоваться нормами российского законодательства (ст. 152 ГК РФ), но и в силу ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»(1) учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции(2) (прежде всего ст. 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст. 152 ГК РФ.


(1) Собрание законодательства РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.
(2) Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.


Статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит, что:

  1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.
  2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

В пункте 2 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

При распространении таких сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии с п. 1 и 3 ст. 52 Гражданского процессуального кодекса РФ(1) могут предъявить их законные представители.

В соответствии с указанными гражданско-процессуальными нормами к законным представителям относятся:

  • родители;
  • усыновители;
  • опекуны;
  • попечители;
  • иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

В этом же пункте Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 даются примеры лиц, которые могут быть заинтересованы в защите чести, достоинства и деловой репутации умершего лица. Соответствующие требования могут выдвигать, к примеру:

  • родственники;
  • наследники.

Указание в качестве заинтересованных лиц такой категории субъектов правоотношений, как наследники, особенно важно, так как наследниками по завещанию могут быть назначены лица, не находящиеся в родственных отношениях с наследодателем. Далее Пленум ВС РФ разъясняет, что судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать).

В соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ суд в указанном случае вправе по заявлению  заинтересованного лица признать распространенные в отношении его сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV ГПК РФ).


(1) Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.


Хотя дела рассматриваемой категории в ст. 262 ГПК РФ прямо не названы, их следует относить к делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение (п. 1 ч. 1 ст. 262 ГПК РФ).

Следующий (3-й) пункт Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 посвящен вопросам подведомственности дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Пленум ВС РФ разъясняет, что п. 5 ч. 1 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ(1) установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно ч. 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого, дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

При этом основным критерием того, является ли деятельность юридического лица предпринимательской, является коммерческий характер ее организационноправовой формы (хозяйственные товарищества и общества), а иной экономической – оказание платных услуг в рамках некоммерческой деятельности (например, образовательные учреждения). Если же юридическое лицо за свою деятельность плату не получает, то такая деятельность не относится к предпринимательской либо иной экономической, а является общественной.

Лица, зарегистрированные в качестве предпринимателей без образования юридического лица, в любом случае должны признаваться субъектами предпринимательской деятельности.

В пункте 4 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что в соответствии с п. 1 и 7 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо – сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения. Таким образом, согласно позиции Верховного Суда РФ соблюдение претензионного порядка по данной категории дел не требуется.

Пленум ВС РФ также разъясняет, что гражданин вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (ст. 43 и 45 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).


(1) Собрание законодательства РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.


Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации (п. 3, 7 ст. 152 ГК РФ, ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

Право на опровержение закреплено в ст. 43 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124–1 (в ред. от 09.02.2009) «О средствах массовой информации»(1). Согласно этой статье гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Такое право имеют также законные представители гражданина, если сам гражданин не имеет возможности потребовать опровержения. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации.

Если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия требованиям Закона РФ «О средствах массовой информации». Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину или представителю организации, потребовавшему этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.

Статья 44 того же закона установлен порядок опровержения. В нем должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации.

Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал.

Объем опровержения не может более чем в два раза превышать объем опровергаемого фрагмента распространенного сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

  • в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, – в течение десяти дней со дня получения требования об опровержении или его текста;
  • в иных средствах массовой информации – в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа.

Право на ответ закреплено в ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации». Согласно этой статье гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации.


(1) Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 7. Ст. 300.


В отношении ответа и отказа в таковом применяются правила ст. 43–45 того же закона, то есть основания и порядок публикации ответа аналогичен основаниям и порядку публикации опровержения.

Ответ на ответ помещается не ранее чем в следующем выпуске средства массовой информации. Данное правило не распространяется на редакционные комментарии.

В пункте 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 даются разъяснения, касающиеся особенностей пассивного соучастия по анализируемой категории гражданских и арбитражных дел.

Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации.

Следовательно, в таких случаях в исковом заявлении следует указывать двух соответчиков (но не ответчика и третье лицо). При этом следует помнить, что наименование редакции должно быть полным, то есть содержать указание на организационно-правовую форму юридического лица.

Например:

ОТВЕТЧИК: Иванов Сергей Петрович,
Адрес: 000000, г. N-ск, ул. Первомайская, д. 1, кв. 1
ОТВЕТЧИК: Автономная некоммерческая организация
«Редакция газеты «Полуденный Энск»
Адрес: 000000, г. N-ск, ул. Виноградная, д. 5

Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. В таком случае структурный элемент искового заявления, посвященный перечислению истцов, будет выглядеть следующим образом:

ОТВЕТЧИК: Иванов Сергей Петрович,
Адрес: 000000, г. N-ск, ул. Первомайская, д. 1, кв. 1
ОТВЕТЧИК: Автономная некоммерческая организация
«Редакция газеты «Полуденный Энск»
Адрес: 000000, г. N-ск, ул. Виноградная, д. 5
ОТВЕТЧИК: Петров Игорь Иванович,
Адрес: 000000, г. №-ск, ул. Тупиковая, д. 3, кв. 9

При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации (ч. 9 ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

В случае если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

При ознакомлении с анализируемым пунктом Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 следует обратить внимание на то, что не являются надлежащими ответчиками по рассматриваемой категории дел и не должны указываться в исковом заявлении в качестве таковых:

  • главные редакторы средств массовой информации;
  • учредители средства массовой информации в случае, если средство массовой информации является юридическим лицом.

Полные наименования ответчиков содержатся в выходных данных печатных средств массовой информации (журналов, газет).

Наименование и адрес ответчика желательно перепроверить до подачи иска посредством получения общедоступной выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), а также посредством обращения в территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзора) о предоставлении информации из единого общероссийского реестра средств массовой информации.

Далее в этом же пункте Пленум ВС РФ обращает внимание правоприменителя на то, что, если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (ст. 40 ГПК РФ).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со ст. 1068 ГК РФ является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения.

При этом, если сведения, распространенные в таком документе, оформленном от имени организации, будут признаны судом недостоверными и порочащими честь, достоинство или деловую репутацию потерпевшего, лицо, оформившее документ, должно быть признано причинителем вреда. При этом причинителем вреда является лицо, официально подписавшее документ, содержащий порочащие сведения. Степень вины лица, фактически составившего документ и представившего его на подпись руководителю, уполномоченному на подписание таких документов, должна быть отдельно доказана в ходе судебного разбирательства.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещают вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

При этом работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Если компенсация вреда взыскана с юридического лица – работодателя за вред, причиненный его работником посредством составления документа, содержащего сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или юридического лица, имеет место ущерб, причиненный работником своей организации. Такой ущерб может быть взыскан в порядке гл. 39 Трудового кодекса РФ(1).

При этом необходимо учитывать, что пределы материальной ответственности работника установлены ст. 241 ТК РФ. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено федеральными законами. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях, перечисленных в ст. 243 ТК РФ.

Учитывая, что рассмотрение дела рассматриваемой категории может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 ГПК РФ).

В пункте 6 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 разъясняется, что по делам данной категории судам необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела и должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются:

  • факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений;
  • несоответствие их действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать:

  • опубликование таких сведений в печати;
  • трансляцию по радио и телевидению;
  • демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации;
  • распространение в сети Интернет;
  • распространение с использованием иных средств телекоммуникационной связи;
  • изложение в:
  • служебных характеристиках;
  • публичных выступлениях;
  • заявлениях, адресованных должностным лицам;
  • сообщении в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам.


(1) Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (часть I). Ст. 3.


Судебно-арбитражная практика содержит примеры инициации ошибочных исков, в которых истцы необоснованно широко толковали понятие «распространение сведений». Так, решением арбитражного суда ФГНИ учреждения «Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева» отказано в иске к Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом и ФГУЭП «ВПК-Сервис» о признании не соответствующими действительности сведений, содержащихся в акте о проверке эффективности использования федерального имущества. Иск был заявлен на основании ст. 152 ГК РФ и мотивирован тем, что сведения, которые содержатся в акте, составленном в результате проведенной ФАУФИ совместно с ФГУЭП «ВПК-Сервис» проверки использования истцом арендованного им здания, не соответствуют действительности. Суд оценил акт проверки как ненормативный документ, принятый ФАУФИ в пределах законных полномочий, а его содержание – как официальную информацию, носящую правовой характер. Поскольку действия, результатом которых является оспариваемый акт, входят в служебные обязанности представителей ФАУФИ, они подлежат обжалованию в ином порядке(1).

Решением арбитражного суда в удовлетворении встречных исковых требований отказано при следующих обстоятельствах дела. В своих встречных исковых требованиях ответчик просил признать иск к нему о защите деловой репутации недобросовестным и необоснованным, порочащим его деловую репутацию. Арбитражный суд указал, что в порядке, определенном ст. 152 ГПК РФ, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в исковом заявлении. В данном случае может оспариваться решение суда в порядке, установленном действую-щим АПК РФ(2).

Решением арбитражного суда отказано в удовлетворении заявленных исковых требований, в обосновании которых истец указал, что ответчиком в его адрес была направлена претензия, где он сообщал, что истец поставил бетон с низким показателем прочности, что повлекло невозможность эксплуатации выполненной работы по устройству полов. По мнению истца, сведения, содержащиеся в претензии, не соответствуют действительности, что подтверждается результатами экспертизы, и порочат его деловую репутацию. В исковом заявлении, а затем и в апелляционной жалобе заявитель пояснил, что поставленный ответчику бетон соответствует качеству, о чем свидетельствует экспертиза. Вместе с тем, ссылаясь на то, что сведения, содержащиеся в претензии, являются порочащими его деловую репутацию как поставщика и не соответствуют действительности, заявитель не указал, были ли они распространены. Данных о том, что сведения, содержащиеся в претензии, стали известны третьим лицам, нет, в связи с чем нельзя считать их распространенными. При указанных обстоятельствах арбитражный суд сделал вывод о том, что оснований для признания репутации истца опороченной нет(3).

Муниципальное унитарное предприятие «Детский санаторий «Родник» обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу «Спасский комбинат асбестоцементных изделий», А.В.В., К.О.В., А.С.Н. о защите деловой репутации: просило обязать ответчиков опровергнуть ложные сведения, содержащиеся в письмах И.Т.Ф., а также А.В.В., К.О.В., А.С.Н., путем подготовки ими писем, содержащих указанные опровержения, в адрес руководства Приморского регионального отделения Фонда социального страхования РФ и руководства филиала № 7 в г. Лесозаводске государственного учреждения «Приморское региональное отделение Фонда социального страхования РФ», также просит взыскать с ответчиков моральный вред в размере 500 000 рублей. Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано.


(1) Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 января 2007 г. № КГ-А40/13704–06.
(2) Постановление десятого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2007, 16.08.2007 по делу № А41-К1–10205/06.
(3) Постановление ФАС Московского округа от 27.12.2006, 11.01.2007 № КГ-А40/12583–06.


При этом суд сослался на ст. 33 Конституции РФ, в которой закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. При этом отсутствует запрет на направление обращений от имени юридических лиц. В связи с чем, когда гражданин или юридическое лицо обращаются в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений(1).

Далее в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается: судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК РФ).

Таким образом, Верховный Суд РФ толкует сведения, содержащиеся в официальных документах, с позиции презумпции их истинности. Такая презумпция распространяется как на сами эти официальные документы, так и на лиц, их использующих, то есть на вторичное, производное распространение сведений.

Например, если редакция газеты публикует на страницах своего печатного издания сведения о некотором лице, содержащиеся в приговоре суда, то редакция не может быть привлечена к гражданско-правовой ответственности в порядке ст. 152 ГК РФ, так как распространитель сведений исходил из презумпции их достоверности, поскольку сам почерпнул распространенные им сведения из судебного акта, который является не только законным, но и публичным документом.

Даже в том случае, если приговор в дальнейшем будет отменен судом надзорной инстанции либо по вновь открывшимся обстоятельствам, лицо, распространившее сведения, ставшие ему известными из такого приговора, не подлежит ответственности по основаниям, закрепленным ст. 152 ГК РФ в случае, если момент распространения сведений приходится на период между вступлением в силу приговора суда и вступлением в силу судебного решения, отменяющего (изменяющего) первоначальный приговор.


(1)Постановление ФАС Дальневосточного округа от 27.08.2008 № Ф03-А51/08–1/3509.


Резюме: не признается распространением порочащих сведений их изложение в:

  • ненормативных правоприменительных документах, принимаемых в пределах законных полномочий (актах и т. п.);
  • исковых заявлениях;
  • претензиях;
  • личных обращениях граждан в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок;
  • судебных решениях;
  • приговорах;
  • постановлениях органов предварительного следствия;
  • иных процессуальных документах;
  • иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок.

Далее в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается: порочащими, в частности, являются сведения, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица – содержащие утверждения о:

  • нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства;
  • совершении нечестного поступка;
  • неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или полити ческой жизни;
  • недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и  предпринимательской деятельности;
  • нарушении деловой этики или обычаев делового оборота.

Судебно-арбитражная практика содержит примеры инициации ошибочных исков, в которых истцы необоснованно широко толковали понятие «порочащие сведения». Так, в результате публикации в региональном выпуске газеты «Коммерсантъ» от 15.10.2008 № 187 статьи Игнатьевой Л.И. под заголовком «Вычитание прибыли» возник спор, переданный на рассмотрение арбитражного суда. Истец считал не соответствующими действительности следующие изложенные в статье сведения: «…в результате банк «Казанский», заработавший за девять месяцев прошлого года 100,4 млн руб., к октябрю текущего имеет 37,6 млн руб. прибыли, Татфондбанк, получивший год назад 314 млн руб., к октябрю располагает только 6,7 млн руб. прибыли, у Энергобанка эти показатели составили соответственно 55,3 млн и 15 млн руб.» – в части, касающейся непосредственно истца, полагая, что указанные сведения не соответствуют действительности, поскольку прибыль Энергобанка за 9 месяцев 2008 г. составила 74,3 млн руб., порочат деловую репутацию ОАО «АКБ «Энергобанк» и наносят истцу убытки. Последний на основании ст. 152 ГК РФ, ст. 43, 56 Закона РФ «О средствах массовой информации» обратился в суд с иском о защите деловой репутации. Факт распространения сведений, не соответствующих действительности в части, касающейся прибыли истца за девять месяцев 2008 г., ответчики не оспаривали, ссылаясь на допущенную техническую ошибку в указании размера прибыли, которая в течение двух дней с момента публикации оспариваемых истцом сведений была устранена путем опубликования уточнения. Вывод о том, что указанные в оспариваемой публикации недостоверные сведения о полученном истцом за девять месяцев 2008 г. размере прибыли являются порочащими деловую репутацию последнего, не может быть признан правильным ввиду ошибочного толкования норм права. Определение признаков сведений, которые могут рассматриваться в качестве порочащих, данных Верховным Судом РФ в абз. 5 п. 7 Постановления Пленума от 24.02.2005 № 3, корреспондируется и с толкованиями слова «порок», имеющимися в общеизвестных российских изданиях: так, в Толковом словаре (Ожегов С.И.) и Большом экономическом словаре (под ред. А.Н. Азраиляна, 2002) под словом «порок» (являющимся основой образования слова «порочащий») понимается предосудительный недостаток, порочащее свойство. Оспариваемые истцом сведения носят нейтральный характер, поскольку не содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов, не дается и оценка производственно-хозяйственной деятельности истца. Следовательно, указанные сведения не являются порочащими деловую репутацию ОАО «АКБ «Энергобанк», в связи с чем у судов отсутствовали основания для применения к ответчикам мер защиты нематериальных благ истца и мер гражданско-правовой ответственности за их нарушение, предусмотренных ст. 152 ГК РФ)(1).

ЗАО «ИК «Росбилдинг» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ОАО «ТВ Центр» о признании сведений, распространенных ОАО «ТВ Центр» 15.04.04 в программе «События», о том, что «… его (Московского швейного объединения «Вымпел») акции скупает Компания «Росбилдинг». Это уже 19-е пред- приятие легкой промышленности, которое подверглось атаке этого монстра, по чьей милости на улице уже оказались 5 тысяч человек… Не будет в магазинах элитных тонкошерстных тканей «Октября». На прошлой неделе станки этого предприятия новые хозяева просто сдали в металлолом…», не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца и обязании ОАО «ТВ Центр» дать в программе «События» опровержение. Арбитражный суд не признал сведения, распространенные ОАО «ТВ Центр» 15.04.04 в программе «События», порочащими деловую репутацию ЗАО «ИК «Росбилдинг», указав на то, что оспариваемая истцом информация о скупке акций Московского швейного объединения «Вымпел» не содержит утверждения о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов. Из представленной в материалы дела эфирной справки программы «События» от 15.04.04 усматривается, что часть информации, распространенной за время передачи, изложена как мнение корреспондента Т., некоторые выражения которой представляют собой эмоционально окрашенные суждения о фактах, имевших место в действительности(2).

Резюме: не могут быть признаны порочащими деловую репутацию сведения:

  • содержащие ошибки или неточности о показателях финансово-хозяйственной деятельности субъекта экономической деятельности;
  • имевшие место в действительности.

(1) Определение ВАС РФ от 31.08.2009 № ВАС-10225/09; Постановление ФАС Поволжского округа от 25.06.2009 по делу № А65–22222/08-СГ3–15.
(2) Постановление ФАС Московского округа от 31.05.2005 № КГ-А40/4188–05.


В пункте 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 даются следующие разъяснения. Судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК РФ, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией РФ и законами и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца (согласно п. 1 ст. 150 ГК РФ защите подлежат такие нематериальные блага, как жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона).

В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (ст. 150, 151 ГК РФ). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании п. 5 ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информации». Эта норма корреспондируется со ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании ст. 152 ГК РФ.

Пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 посвящен разъяснениям относительно распределения между сторонами истца и ответчика бремени доказывания в гражданском судопроизводстве по анализируемой категории дел. Пленум ВС РФ отмечает, что в силу п. 1 ст. 152 ГПК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Вместе с тем исходя из п. 3 названной статьи в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения,  убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Так, арбитражным судом отмечено: из смысла лозунгов «Нет!!! Монополизму и бюрократизму в энергетике», «Чувашская энергосбытовая компания позорит Чувашскую Республику!!!» и «Дайте электроэнергию, дайте спокойно работать!» следует, что данные фразы не содержат каких-либо утверждений, сообщений о событиях и фактах, которые можно проверить на соответствие действительности. Указанные фразы выражают мнение участников пикета относительно проблем, существующих в сфере сбыта энергии(1).

Другой пример. Оспариваемые истцом фразы в комментарии к этой статье: «Бывший флагман легкой промышленности ныне влачит жалкое существование» и «Акционеры лишены права владеть, пользоваться и распоряжаться активами НШ ЗАО «Маяк» – не содержат информации о каком-либо факте, а указывают личные суждения Андрианова С.И. по поводу сложившейся ситуации в Обществе, то есть являются субъективным мнением. Кроме того, вторая фраза Андрианова С.И. соответствует действительности, так как Федеральным законом «Об акционерных обществах» такое право акционеров не предусмотрено (ст. 31 и 32 этого Закона). С учетом изложенного суд обоснованно отказал в удовлетворении иска о защите деловой репутации юридического лица(2).

16.11.2005 в общероссийской газете «Честное слово», № 47 опубликована статья под названием «Мяч круглый, а деньги не пахнут». В статье опубликовано интервью Григоришина К.И., в котором он заявил: «…сейчас 20 процентов моих акций футбольного клуба размыли за счет дополнительной эмиссии… Мы считаем эту эмиссию незаконной… Я считаю, что это просто мошенничество менеджмента с акциями. Это отдельная статья Уголовного кодекса». Исходя из буквального толкования выражений, высказанных Григоришиным К.И. в опубликованной газетой «Честное слово» статье «Мяч круглый, а деньги не пахнут», суд апелляционной инстанции сделал правомерный вывод о том, что высказывание является не чем иным, как субъективным мнением частного лица, высказанным в большей степени в отношении себя лично и не подпадающим под понятие предмета судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ(3). В Постановлении ФАС Московского округа от 23.03.2009 № КГ-А40/1760-09 по делу № А40-35200/08-67-271, проверенном ВАС РФ(4), отмечается, что для того, чтобы выяснить, является ли распространенная информация сведениями или же в ней содержится субъективное мнение того или иного лица, судам надлежит исследовать вопрос о возможности проверки такой информации на ее соответствие объективной действительности. Внутренняя субъективная оценка описываемой информации конкретного лица предметом подобной проверки быть не может.

Следовательно, если суд не имеет возможности проверить соответствие распространенной информации на соответствие фактам объективной действительности, имеет место субъективное мнение лица, а если имеет, то распространенная информация должна быть отнесена к категории сведений.


(1) Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.06.2008 по делу № А79–8588/2007.
(2) Определение ВАС РФ от 30.06.2008 № 8370/08; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.04.2008 по делу № А43–30678/2006–10–637.
(3) Определение ВАС РФ от 12.12.2007 № 15801/07; Постановление ФАС Западносибирского округа от 21.08.2007 № Ф04–5467/2007 (37172-А45–28) по делу № А45–5436/06–11/72.
(4) Определение ВАС РФ от 08.07.2009 № ВАС-8107/09.


В других случаях судами использована следующая формулировка: оценочные суждения, мнения, убеждения как результат психофизической деятельности не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности, так как являются выражением субъективного мнения1.

Таким образом, к особенностям предмета доказывания по иску о защите деловой репутации относится разграничение фактологических и оценочных суждений, поскольку только первые при их порочащем характере могут быть в целях защиты репутации квалифицированы как злоупотребление свободой мнений и повлечь за собой штрафные санкции2.

Далее в п. 9 своего Постановления от 24 февраля 2005 г. № 3 Пленум ВС РФ разъяснил, что судам следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 ГПК РФ и ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 УК РФ, ст. 150, 151 ГК РФ).

В пункте 10 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 даются следующие разъяснения. Ст. 33 Конституции РФ закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. 152 ГПК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.


(1) Постановление ФАС Московского округа от 12.03.2009 № КГ-А40/1300–09 по делу № А40–19457/08–5-206; Определение ВАС РФ от 25.07.2008 № 8549/08; Постановление ФАС  Московского округа от 27.03.2008 № КГ-А40/2020–08 по делу № А40–11788/07–15–73.
(2) См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2009 по делу № А57–27246/2005.


Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намер0ением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (п. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).

Имелись ли у лица, распространившего сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию потерпевшего, основания для обращения в правоохранительные органы либо имеет место злоупотребление правом зависит от того, дают ли фактические обстоятельства дела основания для вывода о наличии в действиях лица, указанного в заявлении, поданном в правоохранительный орган, признаков преступления либо иного правонарушения, а равно нарушения законности без признаков правонарушения.

При этом наличием оснований для реализации конституционного права на обращение в правоохранительные органы следует считать:

  • совершение лицом, о проверке деяний которого просит заявитель, действий, перечисленных в заявлении;
  • невозможность самостоятельной квалификации содеянного заявителем ввиду недостаточной юридической грамотности либо необходимости проведения дополнительной проверки ставших заявителю известными сведений с соблюдением закрепленной законом процедуры.

Отсутствием оснований для реализации конституционного права на обращение в правоохранительные органы и, соответственно, попыткой злоупотребления правом следует считать:

  • искажение событий, указанных заявителем в своем заявлении, поданном в правоохранительный орган, и несоответствие их имевшим место обстоятельствам;
  • отсутствие деяний, вменяемых заявителем лицу, проверку поведения которого он просит произвести сотрудников правоохранительных органов.

В качестве примера злоупотребления правом можно привести следующее судебное решение(1).

Решением суда удовлетворен иск министра сельского хозяйства и продовольствия Кабардино-Балкарской Республики Э. к К. о защите чести, достоинства и деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда. Истец просил взыскать с ответчика денежную компенсацию морального вреда и признать не соответствующими действительности следующие утверждения К.: «Министр сельского хозяйства и продовольствия КБР Э. с криком о моем физическом устранении с должности директора филиала потребовал выдачи кредита в 200 млн руб. его предприятию, переоформленному на сестру, «ЗЭТ-АЛКО» через сомнительных лиц»; «Почему ты не принял моих людей? Почему не выдаешь кредит? (При этом он имел в виду кредит в 200 млн руб., который он собирался оформить на свое предприятие «ЗЭТ-АЛКО»); «… продолжал кричать, стал высказывать угрозу физической расправы со мной»; «… я убью тебя и выброшу оттуда, если не решишь мой вопрос». С К. в пользу Э. взы с кан 1 000 000 рублей.


(1) Определение ВС РФ от 29.07.2008 № 21-В08–6.


Судом установлено, что министр сельского хозяйства и продовольствия Кабардино-Балкарской Республики Э. в связи с многочисленными устными и письменными жалобами, поступающими в адрес руководства КабардиноБалкарской Республики и Министерство сельского хозяйства и продовольствия  Кабардино-Балкарской Республики на неудовлетворительную работу Кабардино-Балкарского филиала ОАО «Россельхозбанк», а также лично на директора К. и при очередном обращении к министру гр. Ш. с жалобой на невозможность получения кредитных средств в указанном Банке в рамках национального проекта «Развитие АПК», 5 июля 2007 г. позвонил директору Банка К. для прояснения сложившейся ситуации и выработки совместных мер по улучшению работы Банка и предотвращению срыва реализации указанного национального проекта. Однако конструктивный настрой Э. не нашел должного понимания со стороны К., был им воспринят резко негативно, и на следующий день К. обратился в прокуратуру Кабардино-Балкарской Республики с заявлением о якобы высказанных в его адрес оскорблениях, угрозах его убийства, а также о злоупотреблении должностным положением Э. Между тем проведенная в порядке ст. 144, 145 УПК РФ прокуратурой проверка не подтвердила достоверность сведений, сообщенных К. В возбуждении уголовного дела в отношении Э. было отказано. Свидетели телефонного разговора Э. с К. подтвердили, что слышали весь разговор указанных лиц, который велся в спокойном тоне, без оскорблений и каких-либо угроз в адрес К. со стороны Э. не содержал. Доказательств того, что Э. угрожал К. убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, использовал или намерен был использовать свое служебное положение вопреки интересам службы, суду представлено не было. При таких обстоятельствах суд, удовлетворяя требования Э., пришел к правильному выводу о том, что какие-либо основания для обращения К. в правоохранительные органы отсутствовали; Э. не совершал и не имел намерений совершить какие-либо противоправные действия в отношении К. При этом суд обоснованно исходил из того, что предусмотренное ст. 23 и 46 Конституции РФ право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст. 152 ГК РФ право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных, не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами. Вывод суда о том, что обращение ответчика в прокуратуру Кабардино-Балкарской Республики не имело под собой никаких оснований и было продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред истцу, мотивирован, подтверждается имеющимися в деле доказательствами, приведенными в решении, и оснований для признания его неправильным не установлено.

В пункте 11 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном ст. 152 ГПК РФ, так как нормами ГПК РФ и Уголовно-процессуального кодекса РФ1 установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Следовательно, по основаниям ст. 152 ГК РФ не могут быть обжалованы любые сведения, представляющие собой содержание доказательства, использованные в процессе доказывания по судебному делу. Это относится и к тем случаям, когда один и тот же документ (его дубликаты либо копии) используется с различным назначением.


(1) Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.


В том случае, например, если один из экземпляров документа использован в уголовном деле в качестве доказательства, а другой – вне суда, то обжалованию по основаниям ст. 152 ГК РФ подлежит только второй из указанных экземпляров.

Это имеет практическое значение в том случае, когда сроки на обжалование истекают в разное время (если в соответствии с законом исковая давность на определенную категорию дел распространяется). Так, если срок обжалования документа уже истек, а срок обжалования этого же документа, но приобщенного к материалам судебного дела (например, по спору об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка) еще нет, то обжаловать, с учетом проанализированных разъяснений Пленума ВС РФ все равно нельзя.

Так, документ в случае, когда из материалов дела усматривается, что оспариваемая характеристика находится в материалах уголовного дела, возбужденного по частному обвинению М. ее бывшим мужем, М.А., в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, указанная характеристика была составлена и подписана начальником ЖЭУ-5 МУП «УЖХ» Н. в ответ на запрос мирового судьи о предоставлении «бытовой характеристики» на лицо, проживающее на обслуживаемой ЖЭУ территории, суд пришел к выводу, что оспариваемый документ является доказательством по уголовному делу со всеми вытекающими отсюда последствиями и прекратил гражданское дело, руководствуясь абз. 2 ст. 220 ГПК РФ, согласно которому суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, в том числе если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке(1).

Далее в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 имеется оговорка о том, что если такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК РФ.

Согласно ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» редакция главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, если эти сведения:

1) присутствуют в обязательных сообщениях;

2) получены от информационных агентств;

3) содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

4) являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;


(1) Определение Московского областного суда от 02.03.2006 по делу № 33–2648.


5) содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации»;

6) являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства РФ о средствах массовой информации.

Дословное воспроизведение в средстве массовой информации в период соответствующей избирательной кампании, кампании референдума агитационного материала, распространенного в другом средстве массовой информации, в том числе подпадающем под действие ст. 24 Закона РФ «О средствах массовой информации», не является основанием для освобождения журналиста, главного редактора, редакции, иной организации, осуществляющей выпуск средства массовой информации, от ответственности за нарушение законодательства РФ о выборах и референдумах, если при дословном воспроизведении такого материала не соблюдены требования указанного законодательства, предъявляемые к опубликованию (обнародованию) агитационных материалов.

В пункте 12 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 внимание судов обращается на то, что содержащийся в ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу ст. 36 Закона РФ «О средствах массовой информации»   распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке,  установленном законодательством РФ о рекламе. Согласно ст. 1 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе»(1) одной из его целей является пресечение ненадлежащей рекламы. В соответствии с ч. 1 ст. 5 того же закона реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются. В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 5 того же закона недобросовестной признается реклама, которая порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, к ответственности на основании ст. 152 ГК РФ могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения, если они не докажут, что эти сведения соответствуют действительности. На редакцию средства массовой информации при удовлетворении иска может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность.

При применении ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» судам следует учитывать происшедшие с момента принятия закона изменения в законодательстве РФ. Исходя из этого п. 3 ч. 2 указанной статьи необходимо понимать как относящийся к сведениям, содержащимся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб не только государственных органов, но и органов местного самоуправления. Аналогичным образом п. 4 ч. 2 данной статьи касается дословного воспроизведения фрагментов выступлений членов выборных органов государственной власти и местного самоуправления.


(1) Собрание законодательства РФ. 2006. № 12. Ст. 1232.


В пункте 13 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что при рассмотрении исков, предъявленных к редакции средства массовой информации, его автору, учредителю о привлечении к предусмотренной ст. 152 ГК РФ ответственности за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений необходимо учитывать, что в случае, когда выпуск средства массовой информации, в котором были распространены такие сведения, на время рассмотрения спора прекращен, суд вправе обязать ответчика за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа истца в другом средстве массовой информации. В пункте 14 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 даются следующие разъяснения. С учетом того, что требования о защите чести, достоинства и деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав, на них в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 45 и 46 Закона РФ «О средствах массовой информации» отказ редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им не соответствующих действительности порочащих сведений либо в помещении ответа (комментария, реплики) лица, в отношении которого средством массовой информации распространены такие сведения, может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. Поэтому пропуск без уважительных причин названного годичного срока может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании необоснованным отказа редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же средстве массовой информации. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции средства массовой информации о защите чести, достоинства и деловой репутации без ограничения срока.

Уважительными признаются, например, следующие обстоятельства:

  1. Занятость по работе. Так, Верховный Суд РФ, рассмотрев в надзорной инстанции гражданское дело по иску Г. к Управлению внутренних дел г. Пскова о взыскании денежной компенсации за работу сверх установленной законом продолжительности рабочего времени, указал, что из материалов дела усматривается, что Г. не смог своевременно обратиться за судебной защитой по уважительной причине – в связи с занятостью по работе(1).
  2. Болезнь истца (подп. 5 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 22). При этом факт болезни должен быть подтвержден документом о временной нетрудоспособности.
  3. Нахождение истца в командировке (подп. 5 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2). Факт командировки должен быть подтвержден истцом представлением в суд командировочного удостоверения с отметками об убытии.
  4. Невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы (подп. 5 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2).
  5. Необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи (подп. 5 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2).

(1) Определение ВС РФ от 21.11.2002 № 91-Впр02-10.
(2) Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. № 6.


Не могут быть признаны в качестве уважительных обстоятельств, принимаемых во внимание при рассмотрении судом ходатайства о восстановлении срока обращения в суд:

  1. Уголовное преследование в отношении истца. Так, Верховный Суд РФ, рассмотрев в надзорной инстанции гражданское дело по иску И. к Управлению внутренних дел Ханты-Мансийского автономного округа о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, указал, что вывод судебных инстанций о том, что уголовное преследование в отношении истца является уважительной причиной для восстановления срока обращения в суд в соответствии с п. 3 ст. 392 Трудового кодекса РФ, нельзя признать правильным(1).
  2. Обращение истца во несудебные органы. Так, Верховный Суд РФ, рассмотрев в кассационной инстанции гражданское дело по иску Ч. к Министерству обороны Российской Федерации о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, указал следующее. В кассационной жалобе Ч. просит отменить решение суда. В обоснование кассационной жалобы он ссылается на то, что по вопросу увольнения обращался в федерацию профсоюза, был на приеме в государственной инспекции по труду в городе Москве, где ему подтвердили законность его увольнения. Обращался в эту инспекцию с письменным заявлением, на что получил ответ об отсутствии нарушений трудового законодательства при его увольнении. Суд правильно признал, что причины пропуска срока (аналогичные причинам, указанным в кассационной жалобе), на которые ссылался истец, не являются уважительными. Эти причины не препятствовали Ч. в установленный законом срок обратиться в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула(2).

Согласно п. 1 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается:

  1. если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
  2. если истец или ответчик находится в составе Вооруженных сил, переведенных на военное положение;
  3. в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);
  4. в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

В том случае, если ответчик при ознакомлении с материалами дела установит факт пропуска срока исковой давности по данной категории дел, он должен подать заявление об отказе в иске. Образец такого заявления приведен в приложении (2).

Если такое ходатайство не заявить, то суд рассмотрит спор и примет решение по существу, так как пропуск срока исковой давности не является препятствием для подачи искового заявления. Согласно ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.


(1) Определение ВС РФ № 69-В05-14 от 11.11.2005.
(2) Определение ВС РФ № 5-Г03-25 от 01.04.2003.


В пункте 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что ст. 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда. Данное правило в части, касающейся деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (п. 7 ст. 152 ГК РФ). Поэтому правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Современное российское правоведение знает как легальное, так и ряд доктринальных определений понятия «моральный вред»(1).

Легальное определение морального вреда дано в ст. 151 ГК РФ. Это определение косвенное и выявляется из текста названной статьи закона логическим путем.

Согласно п. 1 ст. 151 ГК РФ моральный вред – это физические или нравственные страдания. По виду это определение через род и видовое отличие. При этом содержание дефиниендума «моральный вред» раскрывается путем использования основного родового дефиниенса «страдание», уточненного двумя альтернативными видовыми дефиниенсами: «физические», «нравственные». Поэтому можно утверждать, что моральный вред наносят как сами по себе, изолированно, нравственные страдания, так и сами по себе физические страдания.

Юридическая теория дает нам в дополнение к легальному ряд доктринальных определений понятия морального вреда. Приведем следующие определения. Моральный вред – «причиненный физическому лицу – независимо от умысла (вины) – нравственный ущерб. Ущерб выражается в унижении его чувств, состоит в создании у потерпевшего негативных ощущений и эмоций (нравственных переживаний, страданий) и влечет негативные последствия для его психики, носит нематериальный характер опосредованно (через сознание), причиняет также и физический вред. При этом выделяются (условно): нравственный вред, не связанный с физическим страданием (когда физическое страдание не соотносится с нравственным переживанием); нравственный вред, связанный с физическим страданием (когда физическое страдание соотносится с нравственным переживанием)»(2).

Моральный вред – «неблагоприятные последствия правонарушения, претерпеваемые лицом в виде физических, психических страданий, нравственных переживаний, социального дискомфорта, а также упущенной выгоды и дополнительных расходов как следствия прямого или косвенного умаления неимущественных благ»(3).

Далее в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений.


(1) Чашин А.Н. Моральный вред : доказывание и опровержение. М., 2009.
(2) Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000. С. 99–100.
(3) Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Новгород, 1990. С. 88.


При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство должно быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Судам следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации1, а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве компенсации причиненного истцу морального вреда.

В настоящее время размер государственной пошлины по рассматриваемой категории дел составляет:

  • для физических лиц – 200 рублей;
  • для юридических лиц – 4000 рублей.

В пункте 16 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 говорится, что в случае, когда вместе с требованием о защите чести и достоинства гражданина либо деловой репутации гражданина или юридического лица заявлено требование о возмещении убытков, причиненных распространением порочащих сведений, суд разрешает это требование в соответствии со ст. 15 и п. 5, 7 ст. 152 ГК РФ.

Статья 15 ГК РФ гласит:

  1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
  2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы. В пункте 17 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 отмечается, что при удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному ст. 44 Закона РФ «О средствах массовой информации»), в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со ст. 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.


(1) Собрание законодательства РФ. 2000. № 32. Ст. 3340.


При этом необходимо учитывать, что опровержением не признаются извинения. Так, суд апелляционной инстанции обоснованно исключил из резолютивной части решения суда фразу: «Редакция приносит Александру Всеволодовичу свои искренние извинения», поскольку извинение не является опровержением несоответствующих действительности порочащих сведений и публикация извинений не предусмотрена действующим законодательством1.

Если суд в резолютивной части решения только указывает на необходимость опубликования опровержения, но не приводит текст опровержения, судебное решение подлежит отмене по мотивам его неисполнимости.

Так, решение арбитражного суда первой инстанции было отменено со следующей мотивировкой. Суд обязал ответчика опубликовать статью-ответ, при этом текст данной статьи в решении не изложен. При таких обстоятельствах решение в этой части не может считаться исполнимым2.

В пункте 18 Постановления № 3 от 24 февраля 2005 г. Пленум ВС РФ обращает внимание судов, что на основании ст. 152 ГК РФ судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других указанных им лиц.

Согласно ч. 3 ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Нельзя в исковых требованиях просить суд уничтожения материальных носителей статей, содержащих сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию. В частности, суд указал, что закон о СМИ не предусматривает такого способа восстановления нарушенного права, как уничтожение статей, изданий, в которых размещены статьи, в которых распространены сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию того или иного лица. Указанное требование также нельзя расценивать как пресечение действий, нарушающих право истца3.

Итак, действующее законодательство дает достаточный гражданско-правовой инструментарий для защиты чести, достоинства и деловой репутации в порядке гражданского (арбитражного) судопроизводства.

Приложение к статье см. на стр. 113.


(1) Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.10.2008 по делу № А79–10696/2007.
(2) Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11.01.2006 № Ф08–6132/2005 по делу № А63– 563/2005-С1.
(3) Решение Арбитражного суда г. Москвы от 04.07.2006, 07.07.2006 по делу № А40–17493/06–93–142.


Также по этой теме: