Главная    Интернет-библиотека    Право    Гражданские дела    Компенсация морального вреда в сфере защиты прав потребителей

Компенсация морального вреда в сфере защиты прав потребителей

23.01.2014

Компенсация морального вреда в сфере защиты прав потребителей

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №12 год - 2011

Канцер Ю.А.,
юрист 2 класса юридической компании
Princeps Consulting Group, Волгоград

Понятие вреда не является однозначным и до настоящего времени не имеет своего точного определения ни в юридической литературе, ни в действующем гражданском законодательстве.

Самым распространенным определением вреда, которое поддерживает большинство современных ученых-цивилистов, является определение М.М. Агаркова, который под вредом понимает «всякое умаление того или иного личного или имущественного блага»(1).

Помимо устоявшегося деления вреда на имущественный и личный неимущественный, А.М. Эрделевский предлагает классифицировать вред на имущественный, органический и психический, отождествляя моральный вред с психическим, а вред, причиненный  здоровью, – с органическим(2). Подобная классификация представляется более четкой и понятной, так как ставит особняком вопрос о возмещении вреда здоровью при решении вопроса о возмещении морального вреда, нивелирует смешение данных видов вреда.

Особое внимание следует обратить на взаимосвязь понятий «моральный вред» и «неимущественный вред». Моральный вред является разновидностью неимущественного вреда. В то же время моральный вред может быть результатом нарушения как неимущественных, так и имущественных прав. Специфика взаимосвязи имущественного и неимущественного вреда состоит в том, что причинение имущественного ущерба может вызвать неимущественный вред, равно как и наоборот.

Актуальным на сегодняшний день в гражданском праве России остается вопрос о компенсации неимущественного вреда. Моральный вред как неимущественный вред – физические или нравственные страдания, испытываемые гражданином при нарушении его личных неимущественных или иных нематериальных благ(3).


(1) Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. – М., 2002.
(2) Эрделевский А.М. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда / Российская юстиция. – 1998. – № 6.
(3) Грудцына Л.Ю., Спектор А.А. Гражданское право России: учеб. для вузов. – М.: ЗАО  «Юстицинформ», 2008.


Буквально в ст. 151 Гражданского кодекса (ГК РФ) моральный вред определяется как «физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на другие нематериальные блага».

Более точно и полно понятие морального вреда раскрывается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Под моральным вредом здесь понимаются «нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина».

В настоящее время категория «компенсация морального вреда» пронизывает большинство отраслей российского права. Общие положения о компенсации морального вреда, ее условия и основания урегулированы ГК РФ, в котором нормы, закрепляющие положения о компенсации морального вреда, сгруппированы следующим образом:
– ст. 12. Одним из способов защиты гражданских прав здесь называется «компенсация морального вреда»;
– ст. 151. Компенсация морального вреда помещена в гл. 8 ГК РФ «Не материальные блага и их защита»;
– специальный параграф 4 «Компенсация морального вреда» (ст. 1099–1101), помещенный в гл. 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» (ст. 1064–1101);
– ст. 1123 ГК РФ указывает на право завещателя в случае нарушения тайны завещания потребовать компенсацию морального вреда.

Базисные нормы о компенсации морального вреда, в частности ст. 151 ГК РФ, содержат отсылку о том, что нормы института применяются и «в других случаях, предусмотренных законом». Тем самым законодатель не исключает применения положений о возмещении морального вреда в случаях, прямо предусмотренных законом.

Так, возможность компенсации морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина закреплена Законом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», Федеральным законом от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации».

Нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Поэтому та роль, которую играют имущественные права, и особенно право частной собственности в жизни общества и в общественных отношениях, требует более тщательного их анализа с учетом возможной компенсации морального вреда, вызванного соответствующими правонарушениями.

Согласно ст. 15 Закона «О защите прав потребителей» (далее – Закон) «моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков».

Следует отметить следующие особенности возмещения морального вреда. В данном случае речь идет о специальном субъекте как причинителе вреда – изготовитель (исполнитель, продавец) или организация, выполняющая функции изготовителя (продавца) на основе договора с ним. Основанием для компенсации вреда служит нарушение этим специальным субъектом прав потребителя, при этом обязательно наличие вины такого нарушителя.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г. (п. 1 ст. 208 ГК РФ).

Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 разъясняется, что отношения, регулируемые Законом «О защите прав потребителей», в частности, вытекают из договоров купли-продажи; имущественного найма, в том числе бытового проката, безвозмездного пользования имуществом; найма (аренды) жилого помещения; по ремонтным работам и обеспечению коммунальными услугами; подряда; перевозки граждан, их багажа и груза; комиссии; хранения;
из договоров на оказание разнообразных финансовых и консультационных услуг и других договоров.

Более того, согласно ст. 14 Закона право требовать возмещения вреда, причиненного вследствие конструктивных, производственных, рецептурных и иных недостатков товара(работы, услуги), признается за любым потерпевшим потребителем независимо от того, состоял он в договорных отношениях с исполнителем (продавцом) или нет. Закономерно, что компенсация моральных травм, нанесенных гражданам-потребителям нарушениями их имущественных прав, получила в судебной практике довольно значительное распространение.

В настоящее время судебная практика складывается так, что размеры компенсации морального вреда в сфере защиты прав потребителей не являются очень большими (по сравнению с размерами компенсаций, принятыми в других экономически развитых странах). Чаще всего при определении размера компенсации учитываются негативные последствия причинения морального вреда (обострение хронических заболеваний, психологические травмы и т. д.), а также уровень материального благосостояния потребителя, право которого нарушено.

Представляется не совсем обоснованным считать мерилом ответственности за причинение психических страданий конкретный их результат, а не сам процесс. Необходимо считать более правильным подход, в соответствии с которым для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, а действительное умаление неимущественного блага не является необходимым условием для возникновения указанного права.

Статья 15 Закона не вводит, как это может показаться, обязательности удовлетворения требований о компенсации морального вреда во всех случаях, когда судом признается факт нарушения прав потребителя. В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Это означает, что если потребитель заявляет о том, что
испытывал физические или нравственные страдания, то он должен это доказать. Такие обстоятельства, как трата личного времени или уход с работы, не являются подтверждением причинения морального вреда.

С другой стороны, если к моменту вынесения судебного акта все материальные претензии были удовлетворены либо они изначально не были существенными, но при этом имеются доказательства причинения потребителю морального вреда, этот вред подлежит обязательной компенсации вне зависимости от размера сумм, присуждаемых потребителю.

Закон не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, данный вопрос разрешается судом.

Как сказано в Постановлении Пленума ВС РФ № 10, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. В п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ
от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» содержится аналогичное положение: «Поскольку моральный вред определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае».

Проанализируем установленные в ГК РФ критерии оценки размера компенсации морального вреда.

В ст. 151 ГК РФ законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:
– степень вины нарушителя;
– степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
– иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие части второй ГК РФ этот перечень был расширен следующими критериями, обозначенными в ст. 1101:
– характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;
– требования разумности и справедливости.

Кроме того, ряд положений, касающихся определения размера компенсации морального вреда, содержится в других нормах законодательства и Постановлениях Верховного Суда РФ, в частности:
1) вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме (п. 1 ст. 1064 ГК РФ);
2) размер компенсации морального вреда определяет суд (ч. 2 ст. 151 ГК РФ);
3) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения потерпевшего (п. 21 Постановления ВС РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре»);
4) размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от материального положения причинителя вреда (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья»);
5) размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворения иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований (там же).

Помимо этого представляется, что с учетом специфики рассматриваемых отношений следует также учитывать поведение продавца (изготовителя, исполнителя) и потребителя при обсуждении обстоятельств дела: их взаимные требования, проявления агрессивности, грубости либо, напротив, корректного отношения друг к другу и пр.

Поскольку при определении размера компенсации вреда учитываются требования разумности и справедливости, потребителю следует быть готовым к тому, что факт причинения морального вреда, его степень должны быть доказаны и обоснованы. Обстоятельства причинения вреда в суде будут тщательно изучаться. Размеры компенсации также не устанавливаются умозрительно и абстрактно, а подкрепляются аргументами, которые должны, во-первых, вытекать из фактов причинения потребителю морального вреда, во-вторых, не дублировать доказательства материального ущерба. Потребитель в суде должен быть готов к ответу на вопрос о том, почему требует компенсации морального вреда именно в этой сумме, на которой он настаивает. В соответствии с действующим законодательством (ст. 1101 ГК РФ) моральный вред возмещается только в денежной форме.

Как отмечают эксперты, российские суды уже имеютбогатую практику применения этого закона. Хотя в большинстве решений по спорам о компенсации морального вреда отчетливо видно отсутствие единообразия в подходе судов к вопросу определения размера компенсации, в делах по спорам о защите прав потребителей некоторое время проявлялась тенденция к уравниванию размера компенсации морального вреда со стоимостью некачественного товара (работы, услуги). Например, в деле по иску потребителя о замене некачественного телевизора с изготовителя была взыскана компенсация морального вреда в размере стоимости телевизора на момент рассмотрения дела. В другом деле, где пассажир обратился в суд с иском к перевозчику о взыскании компенсации морального вреда, причиненного утратой багажа, и потребовал компенсации в размере стоимости договора перевозки, суд удовлетворил это требование.

Кроме того, иногда суды первой инстанции отказывают во взыскании компенсации морального вреда, ссылаясь на обстоятельства, которые могут служить лишь основанием для снижения размера компенсации. Действительно, размер компенсации морального вреда может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм. Но малый размер компенсации и отказ в компенсации – это принципиально разные вещи, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия состава оснований ответственности за причинение морального вреда либо в случае, если грубая неосторожность или умысел потерпевшего способствовали возникновению вреда.

Проблема компенсации морального вреда, в особенности определения размера возмещения в денежной форме, вызывает большие трудности в судах. Статья 195 ГПК РФ, обязывающая суд к вынесению законных и обоснованных решений, не содержит каких-либо изъятий. Отсюда следует, что и в части размера возмещения морального вреда в денежной форме решение также должно быть законным и обоснованным. Для того чтобы обеспечить выполнение этого требования, ст. 198 ГПК
РФ устанавливает, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым он отвергает те или иные обстоятельства.

Ответственность за причинение морального вреда имеет явно выраженный компенсационный характер. При возмещении имущественного вреда гражданское законодательство применяет принцип эквивалентности размера возмещения размеру причиненного вреда. В случае компенсации морального вреда принцип эквивалентности неприменим в силу особой специфики. Но, поскольку вред причинен и должен быть компенсирован, из смысла гражданского законодательства следует, что к компенсации морального вреда может и должен применяться принцип более «низкого» уровня – принцип адекватности (соответствия).

Сумма требуемой истцом компенсации причиненного ему морального вреда не является ценой иска в смысле ст. 91 ГПК РФ. Из этого следуют два обстоятельства:
во-первых, изменение истцом размера требуемой компенсации в процессе производства по делу в суде первой инстанции не является увеличением или уменьшением размера исковых требований с вытекающими из этого последствиями, предусмотренными п. 3 ст. 39, п. 2 ст. 92 ГПК РФ (прерывание течения срока рассмотрения дела; доплата госпошлины – для цены иска свыше 1 млн руб.); во-вторых, определение судом компенсации морального вреда в размере большем, чем требует истец, не является выходом суда за пределы исковых требований в смысле п. 3 ст. 196 ГПК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 17 Закона и подп. 4 п. 2 и п. 3 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ потребители освобождаются от уплаты государственной пошлины по всем искам, связанным с нарушением их прав, если цена иска не превышает 1 000 000 руб. Это является причиной, косвенно способствующей подаче большого числа неосновательных исков о компенсации морального вреда. Отсутствие «барьера» для защиты от подобных исков в виде более высокого размера госпошлины нередко приводит к злоупотреблению правом.

Имеются два основных метода борьбы с такими недобросовестными истцами. Во-первых, возможна подача встречного иска о возмещении убытков, связанных с участием в рассмотрении необоснованного иска. При этом необходимо учитывать, что такой встречный иск оплачивается госпошлиной на общих основаниях, установленных для подачи исков имущественного характера. Кроме того, недостатком данного способа является то, что обоснованность иска является в большей степени очевидной только после вынесения решения судом, а встречный иск должен быть предъявлен до его вынесения.

Более эффективным представляется второй способ борьбы с недобросовестными заявителями исков, предусмотренный процессуальным законодательством. Согласно ст. 99 ГПК РФ со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Следует отметить, что ответчик, заявивший требование о компенсации за фактическую потерю времени, связанную с участием в деле, должен представить доказательства, свидетельствующие о недобросовестности истца, заявившего необоснованный иск, а также об имевших место убытках из-за потери времени. Кроме того, сторона, в пользу которой было вынесено решение, оставляет за собой право требовать с другой стороны возмещения расходов на оплату услуг представителя в разумных пределах (ст. 100 ГПК РФ).

Материальная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения, происходящие в личности, обусловленные перенесенными страданиями. Понятно, однако, что степень такого «сглаживания» будет иметь достаточно условный характер, что неизбежно в силу особенностей морального вреда. Когда человеку причиняют нравственные страдания и физическую боль, он испытывает резко отрицательные эмоции. Ликвидировать их невозможно, но можно компенсировать эмоциями положительными. Безусловно, у каждого человека положительные эмоции возникают в разных ситуациях и под влиянием различных факторов, но в любой ситуации получение денег – это «приятно». Если бы моральный вред исчислялся не в деньгах, а в других ценностях (материальных и нематериальных), то суду пришлось бы выяснять у каждого потребителя, какие именно ценности он
предпочитает. Хотим мы того или нет, но получение денег – это унифицированный фактор, вызывающий положительные эмоции, и изобретать другой способ возмещения морального вреда нет необходимости. Таким образом, необходимо констатировать отсутствие детального нормативного регулирования института компенсации морального вреда, в особенности касающегося защиты прав потребителей. Такая ситуация складывается в отношении определения размера компенсации морального вреда в российской правоприменительной практике. Проблема отсутствия точно
сформулированных критериев и общего метода определения размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение и создает поле значительного разброса и необоснованной произвольности при его оценке.

Также по этой теме: