Главная    Интернет-библиотека    Право    Гражданские дела    Счастливое разрешение несчастного случая

Счастливое разрешение несчастного случая

22.08.2014

Счастливое разрешение несчастного случая

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №2 год - 2012

Каблучков А.Ю.,
юрисконсульт НОУ ВПО «РОСИ»

Достаточно часто произошедший несчастный случай влечет множество споров. Предлагаем читателю ознакомиться с наиболее распространенными спорами по поводу несчастных случаев.

Споры о квалификации несчастного случая
Несчастные случаи могут быть квалифицированы как производственные и не связанные с производством; производственные несчастные случаи могут иметь легкую и тяжелую степень.

Споры о квалификации возникают между:
– Фондом социального страхования и работодателями, так как если несчастный случай окажется не связанным с производством, ФСС не будет производить соответствующие выплаты;
– Государственной инспекцией труда (или работником) и работодателем, так как квалификация несчастного случая влияет на степень ответственности и на необходимость расследования произошедшего случая.

В силу ст. 227 ТК РФ производственным несчастный случай признается при наличии признаков:
– функционального;
– субъектного;
– территориального;
– временного.

Первоочередным признаком является функциональный, который предполагает, что несчастный случай был каким-либо образом связан с работой. Термин «несчастный случай на производстве» иногда подвергается узкой трактовке, согласно которой такой случай может быть только в производственных организациях.

Но ст. 227 ТК РФ указывает, что функциональный признак  включает ситуации, когда несчастный случай произошел:
1) при исполнении трудовых обязанностей;
2) при выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя);
3) при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах. То есть несчастный случай на производстве может иметь место и при выполнении канцелярской, торговой, офисной и другой непроизводственной работы.

Функциональный признак имеет место и при осуществлении работником действий, выходящих за круг его обычных обязанностей. Так, Челябинским областным судом было установлено(1), что «осуществление иных правомерных действий» может быть, даже если формально работник не получал официального распоряжения от работодателя совершать данные действия. В данном деле грузчик по просьбе водителя, который не состоял в трудовых отношениях с работодателем, осуществлял работу на станке (т. е. осуществлял иные правомерные действия), в процессе которой пострадал от несчастного случая.

Однако действия, совершенные без получения необходимых разрешений, с нарушением существующей процедуры или в личных целях, должны быть признаны противоправными. Ухтомский федеральный городской суд Республики Коми(2) указал, что, поскольку истец нарушил п. 3 параграфа 3 приказа Министерства внутренних дел РФ от 30.05.1997 № 339 «Об утверждении правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», не был принят на работу столяромстаночником и использовал станок в личных целях, владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности за полученную травму на этом оборудовании.

Субъектом производственного несчастного случая (потерпевшим) в первую очередь является работник. Кроме этого, в соответствии с ч. 2 ст. 227 ТК РФ потерпевшими признаются:
– работники и другие лица, проходящие профессиональное обучение или переобучение в соответствии с ученическим договором;
– студенты и учащиеся образовательных учреждений всех типов, проходящие производственную практику;
– лица, привлекаемые в установленном порядке к выполнению общественно-полезных работ;
– члены производственных кооперативов и члены крестьянских (фермерских) хозяйств, принимающие личное трудовое участие в их деятельности, и ряд других категорий.

Пункт 2 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях распространяет действие положения также:
– на лиц, проходящих научно-педагогическую и научную подготовку в системе послевузовского профессионального образования (аспиранты и докторанты);
– на работников, проходящих переобучение без отрыва от работы на основе заключенного с работодателем ученического договора;
– на военнослужащих, направленных в организации для выполнения строительных, сельскохозяйственных и иных работ, не связанных с несением воинской службы;
– на ряд других категорий.

Не имеет значения, заключался ли с работником трудовой договор в письменной форме или нет, так как в соответствии с ч. 2 ст. 67 ТК РФ(3) трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным с того момента, когда работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя либо его представителя.


(1) Определение Челябинского областного суда от 09.04.2010 по делу № 33-2842/2010.
(2) Решение Ухтомского федерального городского суда Республики Коми от 23.08.2004.
(3) Российская газета. – 2001. – 31 дек.


Согласно п. 16 постановления Минтруда России от 24.10.2002 № 73 «Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях»(1) тяжелые несчастные случаи и несчастные случаи со смертельным исходом, происшедшие с лицами, выполнявшими работу на основе договора гражданско-правового характера, расследуются государственными инспекторами труда на основании заявления пострадавшего, членов его семьи, а также иных лиц, уполномоченных пострадавшим. Согласно п. 28 данного постановления инспектор труда, пришедший к выводу, что договором фактически регулировались трудовые отношения, может обратиться в суд в целях установления характера правоотношений сторон договора. Трудовой кодекс также не устанавливает каких-либо обязанностей заказчика, в случае если исполнитель пострадает от несчастного случая легкой степени тяжести. Исходя из указанного выше можно говорить о том, что нельзя квалифицировать несчастный случай как производственный, если пострадавший осуществлял свою деятельность на основании гражданско-правового договора. Это ведет к тому, что у заказчика не возникает  обязанностей по расследованию несчастного случая, а порядок компенсаций за его виновные действия будут осуществлять в гражданско-правовом порядке.

Однако в соответствии со ст. 227 ТК РФ расследованию подлежат несчастные случаи, происшедшие и с другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев. Согласно ст. 5 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»(2) обязательному социальному страхованию подлежат физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, если в соответствии с указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы.

Споры о квалификации договора как гражданско-правового или трудового возникают между работником (исполнителем) и работодателем (заказчиком), а также между последним и инспекцией труда. Причиной таких споров является обязанность работодателя осуществлять расследование, в случае если работник работал по трудовому договору, а также обеспечивать безопасные условия труда работника. Если лицо работает по гражданско-правовому договору то оно должно самостоятельно осуществлять мероприятия по охране труда, если иное не указано в договоре или не вытекает из существа обязательств.

Новосокольнический районный федеральный суд Псковской области удовлетворил требования Великолукского транспортного прокурора в защиту интересов работника О. к ОАО «РЖД» о признании договоров подряда и возмездного оказания услуг недействительными, об установлении факта трудовых отношений, признании незаконным отказа в оформлении акта о несчастном случае на производстве, о возложении обязанности проведения расследования несчастного случая на производстве и составлении акта формы Н-1.


(1) Российская газета. – 2002. – 18 дек.
(2) Там же. – 1998. – 12 авг.


Основанием такого решения было то, что ответчик, определяя порядок рабочего времени О. путем составления графика, привлекая его помимо обязанностей, предусмотренных договором по охране объекта, к очистке территории, ремонту служебного помещения, обеспечивая необходимые  условия труда путем предоставления служебного помещения и оборудования, осуществляя учет рабочего времени, фактически перешел к трудовым правоотношениям(1).

Заключая гражданско-правовой договор, необходимо избегать признаков трудового договора:
– наименование должности, а особенно наименование должности, взятой из штатного расписания с указанием квалификации;
– определенно-конкретное место выполнения работ, например отделы и цехи;
– подчинение режиму работы работодателя, а также его локальным актам;
– полное обеспечение условия труда со стороны работодателя (предоставление помещений, материалов, орудий труда);
– оплата производится согласно табелю учета рабочего времени;
– отсутствие актов о приемке выполненных работ;
– в расходных кассовых ордерах выплачиваемые суммы названы заработной платой.

Территориальный признак имеет место, если несчастный случай произошел:
1) на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы;
2) при следовании к месту выполнения работы или с работы на транспортном средстве, предоставленном работодателем, либо на личном транспортном средстве, в случае использования личного транспортного средства в служебных целях по распоряжению (ил и по согласию) работодателя;
3) при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте;
4) а также при следовании по распоряжению работодателя к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком;
5) при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель-сменщик на транспортном средстве, проводник или механик рефрижераторной секции в поезде, член бригады почтового вагона и др.);
6) при нахождении на судне (воздушном, морском, речном).

Неясно, является ли несчастный случай производственным, если он произошел с потерпевшим при следовании по распоряжению работодателя к месту выполнения работы (поручения) и обратно не на служебном транспорте. Президиум ВАС в своем постановлении(2) по заявлению о признании незаконными действий отделения ФСС указал, что, несмотря на то что работник следовал в магазин на автомобиле, который не был предоставлен работодателем, несчастный случай является производственным, так как работник выполнял устное распоряжение руководства. Нижестоящие суды занимали другую позицию на основании того, что заявитель не доказал наличие оплаты расходов на поездку. Таким образом, по общему правилу территориальный признак имеет место при использовании служебного транспорта или личного транспорта при компенсации работодателем затрат на его использование. Но с 2010 г. судебная практика допускает использование личного транспорта при отсутствии


(1) http://www.trudohrana.ru/practice/detail.php?ID=17773
(2) Постановление Президиума ВАС РФ от 28.12.2010 № 11775/10.


специального распоряжения работодателя на его использование с установленным порядком компенсации.

О наличии временного признака можно говорить, если несчастный случай произошел:
1) в течение рабочего времени;
2) во время установленных перерывов;
3) в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы;
4) при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни;
5) при перемещении на личном, служебном или общественном транспорте либо пешком в случаях, раскрытых в описании территориального признака;
6) при работе вахтовым методом во время междусменного отдыха;
7) при нахождении на судне в свободное от вахты и судовых работ время;
8) при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.

По делу № 33-10552(1) Московский областной суд признал несчастный случай   непроизводственным, несмотря на то что он произошел в рабочее время (данный факт был установлен на основании табеля учета рабочего времени), так как работник получил официальное разрешение прекратить исполнение своих должностных обязанностей и во время несчастного случая не действовал в интересах работодателя либо по его поручению.

Однако даже при наличии всех признаков несчастного случая он должен быть признан не связанным с производством, если его можно квалифицировать как один из случаев, указанных в ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ:
1) смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке соответственно медицинской организацией, органами следствия или судом;
2) смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось, по заключению медицинской организации, алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества;
3) несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий (бездействия), квалифицированных правоохранительными органами как уголовно наказуемое деяние.

Конституционно-правовой смысл последнего случая был выявлен постановлением  Конституционного Суда РФ от 24.05.2007 № 7-П(2). В названном Постановлении рассматривались положения ч. 12 ст. 230 ТК РФ, нормативные положения которой были частично воспроизведены в ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ. Конституционный Суд указал, что рассматриваемая норма «по своему буквальному смыслу, связывает


(1) Определение Московского областного суда от 03.06.2010 по делу № 33-10552.
(2) Российская газета. – 2007. – 2 июн


приобретение и реализацию членами семьи застрахованного лица права на социальное обеспечение по случаю потери кормильца с оценкой правоохранительными органами его поведения как уголовно наказуемого». Однако Судом было подчеркнуто, что «не устраненные заключением правоохранительных органов сомнения в уголовной наказуемости его действий или в наличии умысла на их совершение необходимо толковать в пользу пострадавшего (ст. 49, ч. 3 Конституции Российской Федерации)». Следовательно, одно лишь заключение правоохранительных органов о наличии в действиях пострадавшего признаков уголовно наказуемого деяния не предполагает безусловное признание несчастного случая не связанным с производством. Комиссия, наделенная полномочием расследовать несчастный случай и соответствующим образом квалифицировать его, обязана основывать свое решение на полном и всестороннем выяснении всех фактических обстоятельств и исследовании всех необходимых материалов.

Выявленный же Судом конституционно-правовой смысл рассматриваемой нормы заключается в следующем:
«По смыслу, придаваемому данной норме правоприменительной практикой, такого рода заключение в большинстве случаев означало признание того, что работник, действия которого содержат, по мнению правоохранительных органов, признаки уголовно наказуемого деяния, в момент причинения ущерба своему здоровью или жизни не исполнял свои трудовые обязанности, в силу чего происшедший с ним несчастный случай не признавался связанным с производством комиссиями по расследованию несчастных случаев, государственными инспекторами труда, региональными отделениями Фонда социального страхования Российской Федерации и судебными органами».

Таким образом, несчастный случай должен быть признан связанным с производством, в случае если пострадавший фактически исполнял свои трудовые обязанности, даже если такое исполнение обязанностей было сопряжено с совершением действий, содержащих, по мнению правоохранительных органов, признаки уголовно наказуемого деяния. К такому выводу пришел Конституционный Суд.

Установленный в ст. 229.2 ТК РФ непроизводственный несчастный случай, обусловленный алкогольным отравлением, также требует дополнительного разъяснения. Если алкогольное опьянение не является единственной причиной произошедшего несчастного случая, то он признается произошедшим на производстве.

По произошедшему вследствие алкогольного, токсического или наркотического опьянения и признанному не связанным с производством несчастному случаю в силу ст. 8 Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию»(1) пособие по временной нетрудоспособности выплачивается в размере, не превышающем минимального размера оплаты труда за полный календарный месяц.

Если произошедший несчастный случай не подпадает под перечень, установленный ст. 229.2 ТК РФ, это уже говорит о том, что он является производственным. Так, по рассмотренному выше делу № 33-2842/2010 потерпевший выполнял работу, не обусловленную трудовым договором.

Государственная инспекция труда признала, что такой случай произошел с работником «при осуществлении им иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем», т. е. являлся производственным.


(1) Российская газета. – 2006. – 31 дек.


Работодатель также признал этот случай производственным, но уже исходя из того, что данная ситуация не могла быть квалифицированна как один из несчастных случаев, не связанных с производством, установленных в ст. 229.2 ТК РФ. Однако Фонд социального страхования попытался оспорить данную квалификацию, утверждая, что выполняемая работа не входила в обязанности потерпевшего. Кроме того, ФСС заявил, что лицо, по просьбе которого  потерпевший осуществлял поручение, не являлось работником работодателя. Суд второй инстанции отказал Фонду, указав на то, что несчастный случай произошел на территории предприятия (территориальный признак), в рабочее время (временной признак), вследствие использования установленного работодателем станка (функциональный признак). Суд также признал состоятельным довод о том, что произошедший случай не подпадает под перечень, установленный ст. 229.2 ТК РФ.

В соответствии со ст. 227 ТК РФ травма, полученная на территории предприятия в рабочее время от другого лица, также является производственным несчастным случаем. Так, Нижегородский областной суд(1) признал, что избитая во время рабочей смены своим мужем (тоже работником предприятия) работница является пострадавшей от несчастного случая. Суд пришел к выводу, что работодатель обязан обеспечивать соблюдение трудовой дисциплины и охрану труда.

Споры о соблюдении работодателем своих обязанностей
Споры данной категории возникают из-за необходимости заставить работодателя осуществить возложенные на него обязанности или из-за возложения на него ответственности за их несоблюдение.

Действующее законодательство возлагает на работодателя следующие обязанности, связанные с произошедшим несчастным случаем:

1. Работодатель, осуществляющий производственную деятельность, численность работников которого превышает 50 человек, должен создать службу охраны труда или ввести должность специалиста по охране труда, имеющего соответствующую подготовку или опыт работы в этой области. В организации с численностью 100 и менее работников решение о создании службы или введении должности специалиста по охране труда принимается руководителем организации (п. 16 Рекомендаций по организации работы службы охраны труда в организации(2)).

2. Немедленно оказать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставить его в больницу (ст. 228 ТК РФ).

3. Сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия. Если же это невозможно – зафиксировать сложившуюся обстановку (составить схемы, провести фотографирование или видеосъемку и др.) (ст. 228 ТК РФ).

4. Обратиться в медицинское учреждение, куда был доставлен пострадавший, и получить медицинское заключение учетной формы № 315/у о тяжести полученных повреждений (приказ Минздравсоцразвития России от 15.04.2005 № 275 «О формах документов, необходимых для расследования несчастных случаев на производстве»(3)).


(1) См.: Определение Нижегородского областного суда от 12.01.2007 № 33-119.
(2) Бюллетень Минтруда России. – 2000. – № 2, № 3.
(3) Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2005. – № 22.


5. В течение суток со дня наступления страхового случая сообщать о нем в ФСС РФ (подп. 6 п. 2 ст. 17 Федерального закона № 125-ФЗ). Форма сообщения о страховом случае установлена в Приложении № 1 к приказу ФСС РФ от 24.08.2000 № 157(1).

6. Известить других лиц в соответствии со ст. 228.1 ТК РФ.

7. Незамедлительно образовать комиссию в составе не менее трех человек, утвердить состав комиссии приказом (распоряжением) работодателя (ст. 229 ТК РФ).

8. Провести расследование: выявить и опросить очевидцев происшествия, лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, по возможности получить объяснения от пострадавшего, произвести другие мероприятия, установленные ст. 229.2 ТК РФ. Сформировать материалы, установленные абз. 3 ст. 229.2 ТК РФ, и документы, утвержденные постановлением Минтруда России от 24.10.2002 № 73.

9. Оформить акт о несчастном случае на производстве по форме, утвержденной указанным выше постановлением, составить его в 3 экземплярах:
9.1 в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве выдать один экземпляр утвержденного акта пострадавшему (его законному представителю);
9.2 хранить в течение 45 лет экземпляр акта работодателя;
9.3 в трехдневный срок после завершения расследования направить третий экземпляр в исполнительный орган страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя), если несчастный случай является страховым случаем.

10. Завершить расследование несчастного случая, в результате которого один или несколько пострадавших получили легкие повреждения здоровья, в течение трех дней; в течение пятнадцати дней – несчастного случая, в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, либо несчастного случая со смертельным исходом (ст. 229.1 ТК РФ).

11. По окончании временной нетрудоспособности пострадавшего (по несчастным случаям со смертельным исходом – в течение месяца по завершении расследования) направить в соответствующую государственную инспекцию труда сообщение о последствиях несчастного случая по форме 8, утв. постановлением № 73.

О страховых случаях указанное сообщение направляется также в исполнительные органы страховщика.

12. Включить зарегистрированный несчастный случай в годовую отчетность и направить ее в органы статистики (приказ Росстата от 07.08.2009 № 163(2)).

13. Зарегистрировать случай в журнале регистрации несчастных случаев на производстве по форме, утвержденной постановлением № 73. Хранить в течение 45 дней второй экземпляр акта и копии материалов расследования.

Соблюдение сроков проведения расследования является одним из наиболее сложных обязанностей работодателя. Необходимо учитывать, что срок проведения расследования начинает течь с момента, когда работодатель узнал о произошедшем несчастном случае. Председатель комиссии может продлить срок расследования на пятнадцать дней для проведения дополнительной проверки обстоятельств несчастного случая, получения соответствующих медицинских и иных заключений.


1 http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc; base=LAW; n=29357
(2) Вопросы статистики. – 2009. – № 12.


При наличии заявления пострадавшего или его родственников в государственную инспекцию труда о сокрытии работодателем несчастного случая или расследовании его с нарушениями государственный инспектор труда независимо от срока давности проводит дополнительное расследование (п. 25 постановления Минтруда № 73). Результаты и процедура расследования несчастного случая могут быть оспорены в судебном порядке. Так, в решении от 18.12.2008(1) Нижневартовский городской суд ХМАО-Югры Тюменской области признал, что работодатель и региональная группа Государственной инспекции труда неправомерно отказались производить расследование несчастного случая на производстве и не составили акт по форме Н-1. Суд обязал работодателя и инспектора труда провести расследование и составить акт по форме Н-1.

Основной статьей, по которой Государственная инспекция труда может привлечь работодателя к ответственности за нарушение процедуры расследования несчастного случая, является ст. 5.27(2) «Нарушение законодательства о труде и об охране труда» КоАП РФ. Так как данная статья находится в гл. 5 «Административные правонарушения, посягающие на права граждан» КоАП РФ, то Государственная инспекция труда обязана не только доказать факт неисполнения обязанностей работодателя, но и нарушения прав работника. Органы Роструда иногда ошибочно привлекают работодателей к ответственности по ст. 15.34 «Сокрытие страхового случая» КоАП РФ, но в силу положений ст. 23.12 КоАП РФ (в ред. от 28.03.2010) должностные лица Государственной инспекции труда не вправе выносить протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных данной статьей. Данными полномочиями в настоящий момент наделен Фонд социального страхования.

Некоторые инспекции труда пытаются обойти норму закона и возложить на работодателя ответственность по ст. 5.27 КоАП РФ за состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 15.34 КоАП РФ. Ленинский районный суд г. Курска указал(3), что, так как обязанность оповещать о страховом случае предусмотрена п. 6 ст. 17 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (а не Трудовым кодексом РФ), то отсутствует факт нарушения трудового законодательства и соответственно не может быть применена ст. 5.27 КоАП РФ. Сложным моментом в подобных ситуациях является вопрос о подведомственности дела.

Исходя из применяемой статьи (5.27 КоАП РФ) дело должно рассматриваться в районом суде общей юрисдикции, исходя же из фактического состава инкриминируемого правонарушения (который должен подпадать под ст. 15.34 КоАП РФ) дело должно быть рассмотрено в арбитражном суде. Так как жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления (ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ), лицо, подавшее ее, может поздно получить определение о том, что дело подлежит рассмотрению в другом суде, и пропустить срок. В связи с этим необходимо подавать одновременно жалобу в районный суд и заявление в арбитраж. По рассмотренному выше делу данные документы были приняты обоими судами.

Споры о процедуре расследования несчастного случая возникают и между другими субъектами. Так, Приморское региональное отделение ФСС оспорило в суде заключение Дальнегорского бюро МСЭ учреждения государственной службы медикосоциальной экспертизы.  


(1) http://www.trudohrana.ru/practice/detail.php?ID=1136
(2) Российская газета. – 2001. – 31 дек.
(3) Решение Ленинского районного суда г. Курска от 08.04.2011.


Данное заключение было составлено при отсутствии акта о несчастном случае (из-за смерти работодателя), который был заменен заключением государственного инспектора по охране труда. Суд(1) пришел к выводу, что в соответствии с Правилами установления утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденными постановлением Правительства РФ от 16.10.2000, освидетельствование проводится в учреждении медико-социальной экспертизы по месту его жительства либо по месту прикрепления к государственному или муниципальному лечебно-профилактическому учреждению здравоохранения при предоставлении акта о несчастном случае на производстве или акта о профессиональном заболевании. Осуществление освидетельствования на основании заключения ГИТ является нарушением действующего законодательства.

Споры о наличии вины потерпевшего
В п. 10 акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1 может быть отражена степень вины потерпевшего. Вина потерпевшего от несчастного случая может быть в форме грубой неосторожности и умысла. В соответствии со ст. 14 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», если комиссией установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25%. Так, придя к выводу, что в действиях пострадавшего имела место грубая неосторожность, Верховный суд Республики Коми (2) отменил решение комиссии и определил, что работник виновен на 25%, а работодатель – на 75%.

Согласно рассмотренной выше статье вред, возникший вследствие умысла застрахованного, подтвержденного заключением правоохранительных органов, возмещению не подлежит.


(1) Решение Фрунзенского суда г. Владивостока от 04.03.2003.
(2) Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми по делу № 33-3888/2008.


Приложение см. на стр. 109.

Также по этой теме: