Главная    Интернет-библиотека    Право    Гражданские дела    Проблемы раздела совместно нажитого имущества состоятельного супруга («олигарха») при расторжении брака

Проблемы раздела совместно нажитого имущества состоятельного супруга («олигарха») при расторжении брака

03.04.2015

Проблемы раздела совместно нажитого имущества состоятельного супруга («олигарха») при расторжении брака

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №5 год - 2012

Левушкин А. Н.,
к. ю. н., доцент кафедры
гражданского права и процесса
ФГБОУ «Ульяновский
государственный университет»

В обществе распространено мнение о том, что имущество так называемого олигарха ему формально не принадлежит. Якобы оно оформлено на трастовые, офшорные компании (к  примеру, на Кипре). В списке бенефициариев может быть указан непосредственно «олигарх» или его особо доверенное лицо. Управляют трастами (офшорами) лица, особо приближенные к олигарху. Получение информации о конечных бенефициарах зачастую затруднено местным законодательством иностранных компаний. По законам ряда государств (офшорных зон) никто не вправе разглашать информацию о трастах.

Рассмотрим несколько примеров из новейшей российской истории, иллюстрирующих перспективы раздела имущества при разводе с состоятельным супругом.

Пример № 1. Когда жена Романа Абрамовича подала на развод, британские юристы (бракоразводный процесс начался в Великобритании) не сомневались в том, что она сможет отсудить половину состояния российского олигарха. Как сообщил британский таблоид News of the World, супруга Абрамовича обратилась за помощью к двум британским адвокатам из компании Sears Tooth, специализирующейся на бракоразводных процессах.

По словам адвоката Александра Добровинского, прокомментировавшего ситуацию «Газете.Яи», бракоразводный процесс должен был проходить в Великобритании по местным законам, и супруга олигарха имела возможность отсудить себе половину семейного имущества. «В случае развода по закону детям причитается до 50% доходов, которые в случае Романа Абрамовича могут быть как ежемесячные, так и квартальные и ежегодные – в зависимости от того, как приносят прибыль основные предприятия, находящиеся в его собственности», – рассказал Добровинский. У Р. Абрамовича пятеро детей.

Однако дело закончилось мировым соглашением. Якобы олигарх согласился выплатить жене 300 млн долл. плюс 100 тыс. долл. на детей ежемесячно.

Сколько бы ни стоил развод Роману Абрамовичу, очевидно, что сумма мирового соглашения даже близко не стояла с половиной стоимости имущества, нажитого в браке с лицом, которое является миллиардером. Таким образом, мы так и не увидели исторического бракоразводного процесса,  который, несомненно, надолго вошел бы в учебники по семейному праву как яркий пример того, как разводят у НИХ по сравнению с НАМИ.

Пример № 2. После развода Елена Мордашова стала претендовать на четверть состояния мужа Алексея Мордашова, возглавляющего одно из крупнейших металлургических предприятий страны – ОАО «Северсталь».

Развелся А. Мордашов еще в 1996 г., заранее подписав соглашение об алиментах на сына. Суд обязал бизнесмена выплатить сыну 300 млн неденоминированных рублей (более $54 000) и ежемесячно перечислять ему сумму, равную 106 МРОТ(10 600 руб.), а раз в год – еще $6000. Кроме того, бывшей супруге отошла трехкомнатная квартира в Череповце и машина ВАЗ-2109. Однако в 2002 г. Е. Мордашова подала в суд на экс-супруга, потребовав выплаты алиментов в размере четверти дохода и половину акций компании на сумму примерно в $20 млн. Выиграть процессей не удалось. Вполне возможно, что А. Мордашову удалось доказать в суде, что имущество, принадлежащее ему, было нажито уже после развода.

По сообщению информационного канала subscribe.ru, Никулинская межрайонная прокуратура по жалобе Е. Мордашовой подала иск к А. Мордашову. В июле 2001 г. Е. Мордашова пожаловалась в прокуратуру, указав, что согласно ст. 101 Семейного кодекса РФ она вправе требовать изменения соглашения о выплате дивидендов. В обоснование жалобы Е. Мордашова указала на то, что А. Мордашов опубликовал налоговую декларацию за 2000 г., согласно которой его доход составил 80 млн долл. США. Е. Мордашова полагала, что ей полагается 20 млн с этой суммы. Никулинский суд наложил арест на 32% акций, которые контролировал А. Мордашов.

По сообщению газеты «Ведомости», А. Мордашову лично принадлежало 16,63%  акций «Северстали», а в целом под его контролем находится более 50% акций комбината: он совладелец ряда компаний – учредителей «Северстали», таких, как «Северсталь-инвест» и др. В исковом заявлении, имеющемся в распоряжении «Ведомостей», прокурор Поневежский требовал расторгнуть действующие соглашения об уплате алиментов и о разделе имущества, передать Е. Мордашовой 32,5% акций самой «Северстали», доли в нескольких из ее компаний-учредителей, заставить А. Мордашова ежемесячно отдавать сыну четверть дохода и взыскать с него 563,2 млн руб. недоплаченных за последние полтора года алиментов.

Е. Мордашова подготовилась к делу. К заявлению прилагались и копия декларации о доходах директора «Северстали», и учредительные документы комбината и его компаний-учредителей, и выписки из акта проверки финансово-хозяйственной деятельности компаний.

«В деле фигурируют факты, которые свидетельствуют о том, что дело носит заказной характер», – сказал «Ведомостям» А. Мордашов. «Иск против меня подал прокурор Поневежский, тот самый, который участвовал в деле Качканарского ГОКа против Хайдарова, – пояснил глава «Северстали». – Это тот прокурор, который заводил на Хайдарова уголовные дела, которые потом разваливались и рассыпались. Сегодня г-н Поневежский… вдруг ни с того ни с сего решил защитить права несовершеннолетнего Ильи Мордашова, моего старшего сына».

Пример № 3. Первый громкий бракоразводный процесс с разделом крупного имущества между супругами произошел в России в конце 1990-х гг. Тогда жена алюминиевого магната Льва Черного потребовала и отсудила около 150 млн долл. и алименты на двоих детей.

Отсудить-то, конечно, можно и миллиард, однако если предприниматель проживает за границей, а его имущество надежно спрятано от российской фемиды за рубежом, то судебный акт о присуждении баснословных сумм так и останется неисполненным. Для его принудительного исполнения необходимо, чтобы активы предпринимателя находились в государстве, с которым Россия подписала соглашение о правовой помощи.

Пример № 4. Бывший полномочный представитель Президента РФ в Южном федеральном округе Виктор Казанцев оформил развод с Тамарой Казанцевой в январе 2006 г., после чего подал в суд на нее и ее дочь Маргариту, потребовав 60% акций мясоптицекомбината «Каневской». В 2003 г. эти активы были куплены за 58 млн руб. и оформлены на Казанцеву-младшую, но, как утверждал Казанцев, доля в предприятии приобретена на деньги, которые ему дали взаймы, а потому активы должны принадлежать именно ему. В феврале 2006 г. суд частично удовлетворил исковые требования.

Давайте разберемся, насколько справедливо сложившееся в обществе представление о  невозможности справедливого раздела имущества, нажитого с бизнесменом. Для начала надо иметь в виду, что наиболее ценное, чем располагает бизнесмен (будем называть его «олигарх»), – это не его личные особняки, автопарк, авиапарк, яхты и т. п., а доли в компаниях, которые, принося доход, позволяют олигарху приобретать предметы роскоши.

Таким образом, именно на вопросе о том, какие именно доли в компаниях принадлежат «олигарху», необходимо сосредоточить внимание его супруге. Согласно ст. 34 СК РФ (1) имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К такому имуществу относятся помимо всего прочего также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое  супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

Таким образом, неработающая супруга «олигарха» имеет полное право на долю в совместной собственности от общего имущества супругов.

Какой же размер этой доли? Согласно ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.


(1) Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (в ред. от 30.11.2011 № 363-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.


Таким образом, супруга «олигарха», имеющая несовершеннолетних детей, вправе претендовать даже не на половину всего совместного имущества, а на его большую часть, если иное не определено брачным договором.

Согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (1), если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, если в брачном договоре указано на то, что супруга в результате развода не получает ничего или получает крайне мало, то такие положения договора могут быть признаны судом недействительными.

В связи с этим следует признать, что «олигарху» (его адвокатам) не составляет большого труда указать в брачном договоре, что супруга вместо 1 млрд руб. получает 1 млн. При этом данная сумма в соответствии с общепринятыми в России стандартами жизни (МРОТ, размер пенсии, зарплат и т. п.) не может считаться ничтожной. Как быть, если имущество продано «олигархом» помимо воли супруги?

Итак, право у супруги получить при разводе как минимум половину имущества, нажитого «совместно», имеется. Но как сделать так, чтобы, не дожидаясь развода, до вынесения судебного акта или после него олигарх не распродал совместную собственность и не утаил вырученные денежные средства?

В соответствии со ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Если «олигарх» продал имущество (в том числе доли в компаниях), о существовании которого супруге известно не было, то невозможно ставить вопрос о недействительности сделки, так как несогласие супруги на сделку доказать в этом случае нельзя. И уж тем более невозможно доказать, что другая сторона по сделке знала или должна была знать о возражениях супруги на совершение сделки.


(1) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» // Российская газета. 1998. – № 219.


Такая сделка по продаже долей может быть осуществлена для вида своему доверенному лицу (родственнику, другу, компаньону и т. д.). Сразу же после развода олигарх может приобрести имущество обратно. Конечно, в этом случае суд может признать сделку мнимой, однако необходимо будет доказать, что она была совершена без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (ст. 170 ГК РФ(1)).

К сожалению, СК РФ не раскрывает вопрос о том, как быть, если олигарх скрыл от супруги на момент развода информацию о том, какое имущество ими нажито в период брака, т. е. вопрос о правовых последствиях распродажи имущества, информация о наличии которого не была предоставлена ни супруге, ни суду.

Может ли быть расценено как несогласие на совершение любых сделок с общим имуществом письменное заявление супруги, данное в процессе развода или еще до него (или устное заявление в присутствии свидетелей, заявление в суде т. п.)? Может ли супруга подать заявление в общество, налоговый орган, ФСФР России о том, что не согласна на сделки с долями? Могут ли данные органы информировать приобретателя долей о наличии возражения супруги?

Все эти вопросы законодательно не урегулированы.

Вызывает сомнение тот факт, что суды признают факт несогласия с любыми  (неконкретизированными) сделками надлежащим доказательством того, что конкретное  имущество продано помимо воли супруги.

Так, в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано следующее: «Учитывая, что в соответствии с п. 1 ст. 34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость».

Конечно, попытаться оспорить заключенную сделку можно. Более того, если имущество было перепродано, его все равно можно попытаться истребовать в порядке ст. 302 ГК РФ, так как оно выбыло из владения помимо воли одного из супругов, которому оно принадлежит на праве совместной собственности.

Однако в этом случае, как уже было указано выше, крайне сложно доказать, что супруга выражала свое несогласие с продажей имущества, и об этом несогласии знала другая сторона по сделке. Для того чтобы выражать несогласие, необходимо, как минимум, знать, в отношении какого именно имущества его высказывать.

Таким образом, жена «олигарха», не желающая, чтобы ее муж при разводе представил  доказательства того, что все имущество продано, а денежные средства даны взаймы третьему лицу и т. п., должна заблаговременно подготовиться и получить информацию о всех долях, которыми владеет супруг.

Возможность защитить свои интересы при разводе дает брачный договор. Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.


(1) Гражданский кодекс РФ. Часть вторая от 30.11.1994 51-ФЗ (в ред. от 30.11.2011 № 363-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1994. – №5. – Ст. 410.


Помимо прямого указания на то, какое недвижимое и движимое имущество, включая акции и доли в компаниях, переходит к супруге после развода, следует прямо предусмотреть вопрос о том, что супруга выражает свое несогласие на совершение мужем-«олигархом» сделок с определенным имуществом без ее согласия. Полагаем, что единственным шансом супруги «олигарха» на справедливый раздел имущества является обращение к конкуренту мужа за финансовой и организационной помощью и физической охраной в обмен на передачу в будущем в пользу конкурента части бизнеса бывшего супруга. В этом случае солидные денежные средства частные детективные агентства, служба собственной безопасности, политические связи  административный ресурс) и т. п. должны помочь выявить место, где находится та самая иголка, в которой «Кощеева смерть».

Также по этой теме: