Главная    Интернет-библиотека    Менеджмент    Дискуссионный клуб    Стратегия и тактика: критерии отличия

Стратегия и тактика: критерии отличия

28.04.2016

Стратегия и тактика: критерии отличия

Опубликовано в журнале "Менеджмент в России и за рубежом" №4 год - 2010

Сапожникова Е.Ю.,
специалист представительства
ОАО «Нижнекамскшина»

В связанной паре понятий «стратегия – тактика» последнее традиционно считается вспомогательным и менее значимым. Вероятно, поэтому содержание понятия «тактика» редко выступает предметом подробного рассмотрения в теории маркетинговых исследований и стратегического планирования. Исключениями выступают некоторые специализированные работы [1], отдельные публикации в Интернете и дискуссии, с ними связанные [6]. Многие авторы, касавшиеся этой темы, в своих работах исходят из убеждённости, что тактика является частью стратегии, способом её реализации или её «краткосрочной» формой [1; 2; 3; 4; 6]. При этом содержание различий понятий «стратегия» и «тактика» чаще всего не анализируется и не поясняется. Остается открытым целый ряд вопросов. В частности, отличаются ли принципы формирования тактики и стратегии, и если да, то чем? Если тактика – часть стратегии, то какие дополнения необходимы тактике (как части), чтобы стать стратегией (целым)?

Не находя ответов на такие вопросы, некоторые авторы начинают приходить к мысли, что различия между стратегией и тактикой носят сугубо условный характер. Утверждается, что разница этих понятий сводится к противопоставлению «большой – маленький», а «принципиальных различий нет» [6]. Для иллюстрации идеи приводится модель «вложенных матрёшек»: «Та матрёшка, в которую помещаются другие, – это стратегия, а те матрёшки, которые внутри неё, – это тактика, но они также могут быть стратегией по отношению к вложенным в них матрёшкам» [Там же].

Но неспособность найти отличия не означает отсутствия самих отличий. Даже рассуждая в категориях приверженцев «матрёшечной» модели, следует помнить, что «большое» должно иметь конструктивные отличия от «малого», чтобы обладать сопоставимыми характеристиками прочности, быстродействия. Простым масштабированием здесь не обойтись.

В большинстве известных нам работ принято считать, что тактика направлена на достижение частных, промежуточных целей, и именно это отличает её от стратегии.

С этим положением сложно согласиться, поскольку, строго говоря, ни одна из целей не может или, по крайней мере, не должна рассматриваться как «самоцель», то есть итог всех итогов. В противном случае дальнейшее существование субъекта стратегии следует понимать как бесцельное. Если же субъект предполагает в своём дальнейшем существовании хоть какую-то целесообразность, то любая «стратегическая цель» – это лишь промежуточное звено, частное условие достижения следующей цели. Значит, принимать «промежуточность целей» в качестве критерия отличия тактики от стратегии нельзя.

Нельзя согласиться и с тем, что критерием отличия тактики от стратегии является масштаб избираемой цели. Во-первых, никогда не ясно, где проходит грань между «большим» и «малым». Во-вторых, масштаб цели зависит скорее от амбиций целеполагающего, от того иерархического уровня, на котором принимается решение, нежели от существа и состава самих решений.

Также представляется неосновательным утверждение, что отличительным свойством стратегии является её долгосрочность. Да, тактические решения в своём большинстве скоротечны. Но и стратегия может предусматривать весьма краткие сроки своей реализации, при этом наличие сжатых сроков не превращает её в тактику.

В военной литературе часто подчёркивается, что тактика является инструментом стратегии [4]. Однако этого недостаточно, чтобы понять, в чём состоят принципиальные отличия формирования стратегии от тактики. Если же исходить из того, что таких отличий нет, то придётся признать, что простая сумма тактик фактом своего объединения составляет стратегию. Но множество кошек не образуют тигра.

Для того чтобы понять, в чём состоят принципиальные отличия стратегии от тактики, необходимо исходить из того, что и стратегия, и тактика представляют собой планы предполагаемых преобразований, которые направлены на создание более выгодных условий для какого-то конкретного объекта (группы объектов) в системе других объектов. Можно выделить два разных типа таких преобразований. К одному из них относится изменение положения объекта (объектов) в системе существующих обстоятельств, другим типом является изменение обстоятельств, определяющих положение объекта.

Изменения первого типа связаны с необходимостью руководствоваться только совокупностью уже сложившихся обстоятельств, воспринимать их как неизбежную данность. Второй тип изменений предполагает возможность и умение влиять на то, что определяет эти обстоятельства. В первом случае приходится руководствоваться принципом «война план покажет», во втором действует положение, что «действительно хороший экспромт тот, который продуман заранее».

Названные различия носят принципиальный характер и потому способны служить надёжным критерием разграничения возможных планов преобразования. Можно утверждать, что основу отличия стратегии от тактики составляет разница принципов формирования более выгодных условий для какого-то конкретного объекта в системе других объектов. Тактика в своем формировании вынуждена руководствоваться уже сложившимися обстоятельствами, не обладая возможностью упредить их. Стратегия предполагает возможность влиять на причины тех обстоятельств, которые определяют положение объекта в системе.

В этой связи я не разделяю убеждения тех авторов, которые полагают, что тактика – это часть стратегии [1; 4]. Я склонна считать тактику альтернативой стратегии, причём альтернативой вынужденной, следствием отсутствия достаточных возможностей или умения изменить обстоятельства, которые определяют положение объекта в системе. Такая позиция позволяет понять, почему, «хотя менеджеры предпочли бы, чтобы тактические действия вписывались в рамки долгосрочной стратегии фирмы, сделать это часто не удаётся» [5, с. 476].

Предложенный критерий указывает ещё на одно свойство, кардинально отличающее стратегию от тактики. Стратегия подразумевает не только преобразование системы объектов для изменения (улучшения) положения определённого объекта или их группы, но и изменение причин, обусловливающих возможное состояние системы.

Это означает, что неотъемлемым свойством стратегии является преобразование средств преобразования системы. Тактика строится исходя из тех инструментов, которые уже есть.

Существующие инструменты лишь приспосабливаются к достижению цели.

Создание принципиально новых инструментов достижения целей для тактики – непозволительная роскошь. Стратегия, напротив, включает создание новых средств, специализированных для достижения избранной цели. Реализация стратегии предполагает обогащение системы элементами, у которых есть новые качества.

Литература
1. Щегорцов В.А., Щербин В.А., Таран В.А. Маркетинг предприятия: стратегия, тактика и политика. – М. : Российская академия труда и занятости Минтруда России, 2000.
2. Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. – М. : Дело, 1992.
3. Райс Э., Траут Дж. Маркетинговые войны. – СПб. : Питер, 2000.
4. Стратегия в трудах военных классиков. Том II / под ред. А. Свечина – М. : Госвоениздат, 1926.
5. Уолл Н., Маркузе Я., Лайнз Д., Мартин Б. Экономика и бизнес. А–Я : словарь-справочник. – М. : ФАИР-ПРЕСС, 1999.
6. Чугреев В. Стратегия и тактика. В чём отличие и зависимость? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: chugreev.ru/st-article/st_t.html/

Также по этой теме: