Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Допрос свидетеля, потерпевшего и эксперта

Допрос свидетеля, потерпевшего и эксперта

Допрос свидетеля, потерпевшего и эксперта

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №5 год - 2011

Чашин А.Н.,
главный редактор

Допрос – следственное действие, заключающееся в получении вербальной информации от одного лица, обладающего сведениями, имеющими отношение к уголовному делу.

В приведенном определении отражены все сущностные признаки допроса, которые сводятся к следующим моментам:

– вербальная основа содержания следственного действия. Допрос производится путем свободного рассказа осведомленного лица и, как дополнение, вопросно-ответного диалога с ним субъекта расследования. В ходе допроса словесная информация переводится в письменную речь, отражаемую в протоколе. Метод наблюдения в ходе допроса не используется, что отличает его от иных следственных действий, в которых этот метод сочетается с методом опроса (например, проверка показаний на месте);

– допрашиваться одновременно и под один протокол может только одно лицо. В этом отличие допроса от очной ставки.

Указание на вербальность (или устность) существа допроса содержится в ряде определений, даваемых этому следственному действию в специальной литературе(1). Другие авторы при определении понятия «допрос» используют термин «показания»(2) (как правило, в  словосочетании «получение показаний»), что также не является ошибкой и указывается на устность сообщаемых сведений, так как показания нельзя наблюдать, их можно только воспринимать как речь. Не исключение и восприятие субъектом расследования письменной речи допрашиваемого в случаях, когда последний лишен устной речи либо воспользовался правом лично записывать в протокол допроса ответы на поставленные ему вопросы.


1 Уголовный процесс Российской Федерации / отв. ред. А.П. Кругликов. – М., 2010. – С. 411; Белоносов В.О., Чернышева И.В. Российский уголовный роцесс. – М., 2008. –С. 269; Уголовный процесс / под общ. ред. А.В. Смирнова. – М., 2008. – С. 411.
2 Уголовный процесс / под ред. В.П. Божьева. – М., 2002. – С. 347; Рыжаков А.П. Уголовный процесс. – М., 2003. – С. 410; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / отв. ред. П.А. Лупинская. – М., 2009. – С. 533; Руководство для следователей / под ред. Н.А. Селиванова, В. А. Снеткова. – М., 1998. – С. 306.


Несмотря на то что в отличие от нашего определения другими авторами не акцентируется внимание на то обстоятельство, что допрашивается только одно лицо, все же в подобных определениях повсеместно о лице, подвергаемом допросу, упоминается в единственном числе(1).

Неудачными следует признать определения термина «допрос», не содержащие указаний на два отмеченных выше признака этого следственного действия. Так, коллективом авторов одного из учебников по уголовному процессу предлагается под допросом понимать «следственное действие, направленное на получение и проверку показаний указанных лиц»(2). Такое определение слишком широкое. На проверку показаний может быть направлено любое из предусмотренных УПК РФ следственных действий, поэтому процитированное определение не позволяет отграничить допрос от всех прочих следственных действий.

«Допрос – самое распространенное следственное действие по собиранию доказательств. Именно посредством допросов почти по каждому делу добывается наибольшее количество доказательств, позволяющих установить истину. В этом смысле допрос можно считать основным, или главным, источником получения доказательств»(3).

О значении допроса как следственного действия образно высказался в начале ХХ в. Г. Гросс: «Допрашиваемые лица – это скелет, а их показания – кровь и плоть предварительного следствия. Если существенные свидетели совсем не допрошены, то скелет не полон и части его не связаны, если же вызванные лица допрошены поверхностно, то кровь и плоть есть, но бессильна и не жизнедеятельна»(4).

Одновременно М.А. Сильнов предостерегающе пишет, что «...в процессе расследования не должно придаваться неоправданно высокое значение многочисленным дополнительным допросам, направленным якобы на «закрепление» доказательств, а фактически не добавляющим никакой новой информации к уже имеющейся в распоряжении следствия в условиях, когда эту информацию можно проверить и оценить за счет производства специально предназначенных для этого следственных действий с более сложной операционной структурой»(5).

Уголовно-процессуальный закон знает следующие виды допроса:

  • допрос подозреваемого;
  • допрос обвиняемого;
  • допрос свидетеля и потерпевшего;
  • допрос эксперта.

В теории уголовного процесса имеется мнение, согласно которому допрос свидетеля и потерпевшего составляют один вид допроса. Так, А.Н. Васильев и Л.М. Карнеева пишут, что «процессуальная природа показаний свидетеля и потерпевшего одна и та же, поэтому потерпевший допрашивается по правилам, установленным для допроса свидетеля»(6). Противоположной точки зрения придерживается М.Л. Якуб, который утверждает, что «специфические черты показаний потерпевшего дают основание характеризовать их как особый самостоятельный источник доказательств.


1 Уголовный процесс Российской Федерации / отв. ред. А.П. Кругликов. – М., 2010. – С. 411; Уголовный процесс / под ред. В.П. Божьева. – М., 2002. – С. 347; Белоносов В.О., Чернышева И.В. Указ. соч – С. 269; Уголовный процесс / под общ. ред. А.В. Смирнова. – М., 2008. – С. 411; Рыжаков А.П. Уголовный процесс. – М., 2003. – С. 410; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / отв. ред. П.А. Лупинская. – М., 2009. – С. 533.
2 Уголовный процесс / под ред. А. И. Долговой. – М., 2002. – С. 187.
3 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. – М., 1970. – С. 5.
4 Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. Изд. перепеч. с изд. 1908. – М., 2002. – С. 74.
5 Сильнов М.А. Допрос как средство процессуального доказывания на предварительном следствии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1998. – С. 45.
6 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Указ. соч. – С. 33.


Они могут отразиться на процессе формирования показаний, а потому должны учитываться при исследовании и оценке их. В связи с этим нельзя согласиться с тем, что показания потерпевшего являются разновидностью свидетельских показаний и что выделение их в самостоятельный источник неоправданно»(1). Как бы то ни было, действующий УПК РФ предписывает допрашивать потерпевших и свидетелей по единым правилам.

На практике вызывают сложности случаи допроса представителей потерпевших – юридических лиц. Это породило дискуссию и в теории уголовного процесса.

Представители одной точки зрения придерживаются мнения, согласно которому представитель юридического лица не является лицом, осведомленным об обстоятельствах события преступления, и призван выполнять исключительно представительские функции. Так, И.Л. Петрухин отмечает, что «у потерпевших физических и юридических лиц сходные, однако не во всех случаях совпадающие по содержанию процессуальные интересы. В силу объективных причин они обладают не вполне одинаковыми правами. Различаются и их обязанности. Во многом такое различие обусловлено особенностями оснований приобретения своего процессуального статуса указанными субъектами. Следует отметить и то, что они по-разному принимают участие в процессе доказывания. Так, потерпевший – физическое лицо ценен своими показаниями.  Потерпевший – юридическое лицо показаний не дает. Если юридическое лицо имеет в уголовном процессе представителя, то он может давать суду объяснения»(2). Сходной позиции придерживается А.А. Орлова, которая пишет, что «принимая во внимание, что закон делегирует представителям права представляемых лиц, следует подчеркнуть, что право давать объяснения является неотъемлемым правом потерпевшего. УПК РФ не предусматривает такого доказательства, как показания представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика»(3).

Однако при этом не следует упускать из виду, что в личности одного участника уголовного судопроизводства могут совпасть два процессуальных статуса: представителя юридического лица и свидетеля. Это будет иметь место в том случае, если представитель юридического лица будет осведомлен о фактах, имеющих значение для уголовного дела. Так, например, любой руководитель юридического лица, являясь его представителем в соответствии с учредительными документами и приказом о назначении на должность, является лицом, осведомленным о хозяйственно-экономической деятельности руководимого юридического лица, о контрольно-пропускном режиме, действующем на нем, о замещении должностей в соответствии со штатным расписанием, о привычках персонала и т. п. В подобных случаях представитель юридического лица является полноценным свидетелем. Поэтому опрометчиво каждого представителя потерпевшего – юридического лица автоматически исключать из числа свидетелей и наделять его исключительно правами и обязанностями представителя потерпевшего.

В связи с этим более приемлемой следует признать позицию Л.И. Даньшиной, по мнению которой «представитель потерпевшего, которым признается юридическое лицо, обладает всеми правами потерпевшего, предусмотренными статьей 42 УПК РФ. Он может быть допрошен в качестве свидетеля, как и любое должностное лицо, если его показания будут иметь значение для уголовного дела.


1 Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. – М., 1968. – С. 111.
2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / под ред. И.Л. Петрухина. – М., 2002. – С. 79.
3 Предварительное следствие в органах внутренних дел : курс лекций / под ред. М.В. Мешкова. – М., 2004. – С. 144.


Допрос в качестве потерпевшего в этой ситуации исключается»(1). Сходной позиции придерживается Д.П. Чекулаев: «В ряде случаев такой представитель допрашивается как свидетель. Однако, по нашему мнению, соответствует закону сложившаяся в некоторых органах внутренних дел практика допросов таких лиц как потерпевших. О правильности указанного подхода говорит и то, что в судебном заседании представитель потерпевшего – юридического лица имеет все права потерпевшего, в том числе присутствовать в зале судебного заседания при допросе других потерпевших и свидетелей»(2). Как видим, сходство теоретических позиций Л.И. Даньшиной и Д.П. Чекулаева сводится к допущению допроса представителя потерпевшего – юридического лица. Однако относительно оформления хода и результатов такого допроса названные авторы продемонстрировали диаметрально противоположные суждения. Л.И. Даньшина настаивает на оформлении протокола допроса свидетеля, а Д.П. Чекулаев – протокола допроса потерпевшего. По нашему мнению, предпочтительнее второй вариант. Такой вывод получается при проведении аналогии с допросом потерпевшего – физического лица. Если потерпевший от преступления гражданин является одновременно очевидцем преступного деяния (например, при грабеже), то он есть лицо, осведомленное в уголовно-процессуальном смысле. Допрашивается он как потерпевший, хотя одновременно фактически является свидетелем  преступления. Таким образом, статус потерпевшего является специальным статусом относительно статуса свидетеля и доминирует над ним. В ситуации, если от преступления потерпело не физическое, а юридическое лицо, оснований для применения иного подхода к определению соотношения статусов свидетеля и потерпевшего не имеется. Следовательно, и в последнем случае должен быть оформлен протокол допроса участника уголовного процесса – не свидетеля. Но юридическое лицо, как общепризнано цивилистической теорией, есть юридическая фикция. Поэтому само юридическое лицо дать показания ни в качестве свидетеля, ни в качестве потерпевшего не может. Юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (п. 1 ст. 53 ГК РФ) или через своих участников (ч. 2 ст. 53 ГК РФ). Таким образом, право юридического лица на дачу показаний подлежит реализации посредством допроса в качестве потерпевшего его единоличного исполнительного органа (например, директора) или участника в предусмотренном законом случае.

Место и время допроса

Место производства допроса (ч. 1 ст. 187 УПК РФ):

  • место производства предварительного следствия;
  • место нахождения допрашиваемого.

Длительность допроса:

  • не более 4 часов непрерывно (ч. 2 ст. 187 УПК РФ);
  • не более 8 часов в течение дня с перерывом не менее чем на 1 час (ч. 3 ст. 187 УПК РФ);
  • сокращенная на основании заключения врача при наличии медицинских показаний (ч. 4 ст. 187 УПК РФ).

1 Даньшина Л.И. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование в уголовном процессе России: учеб. пособие для вузов. – М., 2003. – С. 155.
2 Чекулаев Д.П. Потерпевший в уголовном судопроизводстве: доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2005. – С. 67.


Порядок вызова на допрос

Свидетель или потерпевший в соответствии с ч. 1 ст. 188 УПК РФ вызывается на допрос повесткой. В повестке должны быть указаны:

  • кто и в каком качестве вызывается;
  • к кому и по какому адресу вызывается лицо;
  • дата и время явки на допрос;
  • последствия неявки без уважительных причин.

Повестка вручается посредством одного из следующих способов (ч. 2 ст. 188 УПК РФ):

  • лицу, вызываемому на допрос, под расписку;
  • передается с помощью средств связи;
  • совершеннолетнему члену семьи лица, вызываемого на допрос в случае его временного отсутствия;
  • передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

Согласно ч. 3 ст. 188 УПК РФ лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему может быть применена мера процессуального принуждения в виде денежного взыскания.

Для лиц, не достигших 16-летнего возраста, и военнослужащих уголовнопроцессуальным законом установлены особенности их вызова на допрос (ч. 4 и 5 ст. 188 УПК РФ).

Лицо, не достигшее возраста 16 лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела.

Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.

Общие правила проведения допроса

Общие правила проведения допроса закреплены в ст. 189 УПК РФ. К ним относятся:

  • удостоверение личности допрашиваемого лица до начала производства допроса;
  • разъяснение допрашиваемому лицу его прав, ответственности и порядка производства допроса до его начала;
  • если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания;
  • следователь свободен при выборе тактики допроса, кроме формулировки наводящих вопросов. Наводящим считается такой вопрос, в содержании которого предполагается ответ. Например, вопрос: «Были ли Вы в 18 часов 30 минут 20 августа 2010 г. в своей квартире?» – это наводящий вопрос. Ненаводящей будет следующая формулировка: «Где вы были в 18 часов 30 минут 20 августа 2010 г.?»;
  • допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями;
  • по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются;
  • если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 УПК РФ. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса.

Протокол допроса

Для проведения допроса не нужно выносить постановление либо получать судебное разрешение. Производство этого следственного действия оформляется протоколом, который должен быть составлен с учетом требований ст. 166, 167 и 190 УПК РФ.

Часть 2 ст. 190 УПК РФ предъявляет требования к содержанию текста протокола допроса. В частности:

  • показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно;
  • вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса;
  • в протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа.

В протоколе допроса указываются все лица, участвовавшие в нем (ч. 7 ст. 190 УПК РФ).

Если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны быть отражены показания допрашиваемого лица, данные при этом (ч. 3 ст. 190 УПК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 190 УПК РФ, если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать:

  • запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;
  • сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудиои (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи;
  • заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;
  • подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола.

Допрашиваемым лицом в ходе допроса могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись (ч. 5 ст. 190 УПК РФ).

В соответствии с ч. 6 ст. 190 УПК РФ по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению.

Каждый из участников допроса подписывает протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения (ч. 7 ст. 190 УПК РФ), а допрашиваемое лицо, к тому же подписывает каждую страницу протокола (ч. 8 ст. 190 УПК РФ).

Отказ от подписания протокола допроса или невозможность его подписания лицами, участвовавшими в допросе, удостоверяется следователем, двумя понятыми, а также, если они участвовали в допросе, адвокатом, законным представителем и представителем (ст. 167, ч. 9 ст. 190 УПК РФ).

Особенности допроса несовершеннолетних свидетелей или потерпевших

Особенности допроса несовершеннолетних свидетелей или потерпевших закреплены в ст. 191 УПК РФ, согласно которой:

  • допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет проводятся с участием педагога;
  • при допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель;
  • потерпевшие и свидетели в возрасте до 16 лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Вместо этого им указывается на необходимость говорить правду.

В специальной литературе вопрос о целесообразности участия в допросе несовершеннолетнего лица педагога относится к числу остро дискуссионных.

Большая группа авторов считает, что ч. 1 ст. 191 УПК РФ подлежит модификации и вместо педагога необходимо допрос несовершеннолетнего лица проводить с участием специалиста в области психологии.

Так, Э.Б. Мельникова считает, что «более полезными при допросе будут специальные познания не педагога, а психолога или врача-психотерапевта, присутствие при допросе несовершеннолетнего такого специалиста позволит обеспечить полноту допроса с помощью правильно  сформулированных вопросов»(1).

И.И. Мамайчук пишет, что функции педагога как участника допроса несовершеннолетнего может «более успешно осуществить детский психолог как специалист, обладающий научными знаниями в области психологии детей и подростков и владеющий профессиональными практическими навыками общения с ними»(2).

С.Г. Любичев: «Участие педагога в допросе является архаизмом, отголоском того времени, когда в образовательных учреждениях и других организациях отсутствовали кадры профессиональных психологов, функции которых и возлагались на педагогов тех или иных учебных заведений как лиц, работающих с детьми и в ходе получения профессии изучавших учебный курс психологии.


1 Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. – М., 2001. – С. 96.
2 Мамайчук И.И. Экспертиза личности в судебно-следственной практике. – СПб., 2002. – С. 248.


Только профессиональный психолог, обладающий фундаментальными знаниями, знающий особенности подростковой психологии, закономерности формирования и развития личности несовершеннолетнего, может в полной мере осуществить возложенные на него обязанности в уголовном процессе»(1).

По мнению И.В. Гецмановой, «представляется целесообразным заменить участие педагога в уголовном процессе по делам несовершеннолетних участием специалиста в области подростковой и социальной психологии»(2).

А.Н. Попов также считает, что необходимо «исключить педагога из числа специалистов, участие которых обязательно»(3).

Представители другой группы процессуалистов критикуют ч. 1 ст. 191 УПК РФ в более мягкой форме, указывая на целесообразность участия в допросе несовершеннолетнего психолога наряду с педагогом. Так, М.В. Костицкий пишет, что «к допросу несовершеннолетних должны в первую очередь привлекаться психологи, специалисты в области детской и педагогической психологии. Не имеется возражений и против участия в этих следственных действиях и педагогов»(4).

С.В. Тетюев в свою очередь считает, что «следователю целесообразно предоставить право выбора между педагогом и психологом, а при необходимости возможность пользоваться помощью сразу и того и другого сведущего лица»(5).

На практике бывают ситуации, когда допрашиваемое лицо одновременно является и несовершеннолетним и страдает психическим заболеванием. В этом случае мнение специалистов о необходимости привлечения к производству допроса психолога единодушно(6). А.Н. Попов в своих рекомендациях идет дальше. Он придерживается мнения, что «в допросе  несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого, признанного умственно отсталым, необходимо предусмотреть в УПК РФ обязательное участие врача-психиатра, так как именно врач является специалистом по патологиям в умственном развитии, а не педагог или психолог»(7).

Допрос эксперта

Допрос эксперта в качестве самостоятельного следственного действия регламентируется ст. 205 УПК РФ, согласно которой:

  • следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или защитника допросить эксперта для разъяснения данного им заключения;
  • такой допрос не допускается до представления экспертом своего заключения;
  • эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы.

1 Любичев С.Г. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних на современном этапе // Проблемы отправления правосудия по уголовным делам в современной России: теория и практика : сб. науч. статей : в 2 ч. / отв. ред. Т.К. Рябинина, А.А. Козявин. – Курск, 2007. – Ч. 1, с. 166.
2 Гецманова И.В. Особенности предварительного следствия по делам о преступлениях  несовершеннолетних : дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 149.
3 Попов А.Н. Правоведение. Производство по делам о преступлениях несовершеннолетних : учеб. пособие. Книга 1. – Красноярск, 2004. – С. 44–45.
4 Костицкий М.В. Использование специальных психологических знаний в советском уголовном процессе : дис. ... д-ра юрид. наук. – Львов, 1990. – С. 177.
5 Тетюев С.В. Случаи участия педагога и психолога в допросе несовершеннолетних правонарушителей по УПК РФ // Ученые записки : сб. науч. тр. юрид. факультета Оренбургского гос. ун-та. – 2007. – Вып. 5. – С. 255–256.
6 Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебно-психологическая экспертиза : учеб.-практ. пособие. – Екатеринбург, 1993. – С. 13; Сорокотягина Д.А., Сорокотягин И.Н. Судебная  экспертиза : учеб. пособие. – Ростов н/Д, 2006. – С. 66; Семьянова И.С. Проблемы совершенствования расследования преступлений несовершеннолетних (организационно-правовой аспект) : дис. ... канд. юрид. наук. – Омск, 2003. – С. 114.
7 Попов А.Н. Указ. соч. – С. 45.


Также по этой теме: