Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Особый порядок приема и проверки сообщений о должностных преступлениях судей, прокуроров и следователей

Особый порядок приема и проверки сообщений о должностных преступлениях судей, прокуроров и следователей

25.04.2014

Особый порядок приема и проверки сообщений о должностных преступлениях судей, прокуроров и следователей

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №1 год - 2012

Рыжаков А.П.,
заслуженный работник высшей школы РФ,
профессор ТФ МЮИ

Согласно п. 21 Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации(1) (СК России) «поступившие в следственный орган СК России сообщения, заявления, обращения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, руководителями следственных органов, следователями или иными сотрудниками следственных органов, высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят в связи с этим вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, также не подлежат регистрации в книге регистрации сообщений о преступлении и не требуют проверки в порядке,  предусмотренном статьями 144–145 УПК РФ.

В случае поступления указанного сообщения, заявления, обращения от гражданина лично  дежурному следователю, следователю, руководителю следственного органа в ходе личного приема оно подлежит обязательному принятию под роспись соответствующего должностного лица, при этом талон-уведомление заявителю не выдается.

Такие сообщения, заявления, обращения регистрируются как входящие документы и рассматриваются в порядке, установленном Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» или статьей 124 УПК РФ, а также соответствующими организационно-распорядительными документами СК России. Заявители письменно уведомляются руководителем следственного органа СК России или его заместителем о принятом решении с разъяснением права и порядка его обжалования».


(1) Далее для краткости, если иное специально не оговорено, – настоящая Инструкция или комментируемая Инструкция.


Получается, что разработчики настоящей Инструкции полагают возможным поставить в особые условия судьей, прокуроров, руководителей следственных органов, следователей или иных сотрудников следственных органов. Поступившие в отношении указанных должностных лиц сообщения о совершении ими «должностного преступления» не регистрируются и не проверяются «в порядке, предусмотренном статьями 144–145 УПК РФ».

В этой связи стоит заметить, что порядок регистрации сообщений о преступлении, действительно, определяет ведомство. Другое дело круг сообщений, по которым требуется проверка в порядке, предусмотренном ст. 144–145 УПК РФ.

Таковой установлен законом, УПК РФ. И никакое ведомство собственной инструкцией не вправе его менять. В этой части закрепленное в абз. 2 п. 21 настоящей Инструкции положение представляется, если и не незаконным, то, несомненно, небезупречным.

Если в сообщении содержатся уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, оно должно быть разрешено с соблюдением требований ст. 145–148 и некоторых других статей УПК РФ, а в необходимых случаях и проверено в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ.

Между тем мы вынуждены признать, что на практике должностные лица следственных органов Следственного комитета РФ будут вынуждены игнорировать закон и соотносить свои действия с требованиями п. 21 настоящей Инструкции.

В этой связи важно понять, что понимается здесь под «судьей», «прокурором», «руководителем следственного органа», «следователем», «иным сотрудником следственного органа»,  «должностными преступлениями».

Под «судьями» в п. 21 настоящей Инструкции подразумеваются лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе (ч. 3 ст. 1 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»). К числу лиц, на которых распространяется неприкосновенность судьи, законодатель также отнес судей, пребывающих в отставке (п. 1 ст. 15 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»). Таким образом, имеет право на существование позиция, согласно которой к числу судей, о которых идет речь в п. 21 настоящей Инструкции, следует относить не только должностных лиц, осуществляющих правосудие, но и судей, находящихся в отставке. Но судья, находящийся в отставке, правосудие осуществлять не вправе(1). Между тем мы бы не стали рекомендовать столь расширительное толкование данного термина. Мы полагаем, что судья в отставке не является тем судьей, сообщение о совершении которым должностного преступления не влечет регистрации в книге регистрации сообщений о преступлении и проверки такового «в порядке, предусмотренном статьями 144–145 УПК РФ».


(1) По делу о проверке конституционности статьи 7.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», части первой статьи 1, части третьей статьи 8 и статьи 297 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В. В. Милехина: Постановление Конституционного Суда РФ от 16,07.2009 № 14-П // Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 31. – Ст. 3998.


Согласно ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 28.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях  федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» установленные Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», п. 1 (за исключением абз. 3, 4 и 6), и абз. 1 п. 2 ст. 9, ст. 10, п. 1, 2, 5, 6, 7 и 8 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Рос сий ской Федерации», Федеральным законом от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» и Федеральным законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» гарантии неприкосновенности судьи в полном объеме распространяются на присяжных заседателей в период осуществления ими правосудия. Поэтому, думается, соответствующие сообщения, заявления, обращения, в которых высказывается предположение о совершении присяжным заседателем должностного преступления и ставится в связи с этим вопрос о привлечении его к уголовной ответственности, также должны регистрироваться как входящие документы и рассматриваться в порядке, установленном Федеральным законом от 2.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», а также соответствующими организационно-распорядительными документами Следственного комитета РФ.

То же самое можно сказать и об арбитражных заседателях. Если в следственный орган  Следственного комитета РФ поступило сообщение, в котором заявитель требует привлечения арбитражного заседателя к уголовной ответственности за совершение должностного преступления, связанного с осуществленным арбитражным заседателем правосудием, то такое заявление исходя из буквального толкования абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции не подлежит регистрации в книге регистрации сообщений о преступлении и проверке «в порядке, предусмотренном статьями 144–145 УПК РФ».

Требования абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции распространяются не только на судей арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Таковые полностью касаются и статуса судей Конституционного Суда РФ.

К числу судей, о которых идет речь в абз. 2 п. 21 настоящей Инструкции, следует относить не только федеральных судей, но и судей субъектов Российской Федерации. Соответственно таковыми будут и мировые судьи.

Прокурорами, о которых идет речь в абз. 2 п. 21 комментируемой Инструкции, являются Генеральный прокурор РФ, прокуроры республик, краев, областей, прокуроры городов,  действующие на правах прокуроров областей, прокуроры автономной области, автономных  округов, районные и городские прокуроры, военные, транспортные и другие прокуроры, приравненные к прокурорам областей, районным или городским прокурорам, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры (помощники, прокуроры отделов и управлений прокуратур и др.), действующие в пределах своей компетенции, закрепленной в Федеральном законе «О прокуратуре» и УПК РФ. Под понятием «прокурор» здесь понимается вышеуказанное должностное лицо, осуществляющее прокурорский надзор либо иное направление деятельности прокуратуры.

В п. 3 приведено значение терминов, использованных в настоящей Инструкции. В подп. «з» названного пункта к следственным органам отнесены лишь следственные подразделения Следственного комитета РФ. Поэтому позволим себе утверждать, что правила абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции не распространимы (по крайней мере, при существующей редакции п. 3 настоящей Инструкции) на руководителей следственных органов, следователей или иных сотрудников других органов предварительного расследования федерального органа  исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). Таким образом, под руководителем следственного органа здесь понимается должностное лицо, определение которому дано в подп. «и» п. 3 настоящей Инструкции.

Исходя из содержания подп. «б» п. 2 комментируемой Инструкции следователем является должностное лицо следственного органа Следственного комитета РФ, состоящее в должности старшего следователя по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ, старшего следователя по особо важным делам, следователя по особо важным делам, старшего следователя либо следователя.

Разработчики настоящей Инструкции видят разницу между статусом следователя и следователя-криминалиста. Поэтому старших следователей-криминалистов, следователей-криминалистов следственного органа Следственного комитета РФ мы вынуждены отнести к числу иных сотрудников следственных органов. Таковыми (иными сотрудниками следственных органов) также являются, по крайней мере, те должностные лица, о которых идет речь в подп. «г» п. 2 настоящей Инструкции. Все сообщения, заявления, обращения, в которых заявители выражают несогласие с принятыми указанными лицами решениями, высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят в связи с этим вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, тоже, в соответствии с закрепленными в настоящей Инструкции требованиями, не подлежат регистрации в книге регистрации сообщений о преступлении и не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст. 144–145 УПК РФ.

Заметьте, согласно абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции специфичны регистрация и проверка сообщений лишь о должностном преступлении. Когда в следственный орган поступило сообщение о совершении судьей, прокурором, руководителем следственного органа, следователем или иным сотрудником следственного органа преступления, не являющегося должностным, такое сообщение о преступлении принимается и регистрируется в общем порядке, предусмотренном настоящей Инструкцией, а проверяется и разрешается в порядке, предусмотренном прежде всего ст. 144–148 УПК РФ. В этой связи важно разобраться со значением понятия «должностное преступление».

В УК РСФСР 1960 г. была предусмотрена специальная глава (гл. 7 УК РСФСР), которая так и называлась «Должностные преступления». Ее составляли статьи, предусматривающие уголовную ответственность за злоупотребление властью или служебным положением (ст. 170 УК РСФСР), превышение власти или служебных полномочий (ст. 171 УК РСФСР), халатность (ст. 172 УК РСФСР), получение взятки (ст. 173 УК РСФСР), дачу взятки (ст. 174 УК РСФСР), посредничество во взяточничестве (ст. 174.1 УК РСФСР), должностной подлог (ст. 175 УК РСФСР) и нарушение антимонопольного законодательства (ст. 175.1 УК РСФСР).

В УК РФ 1996 г. одноименной главы нет.

Согласно действующему закону ряд преступлений совершается должностными лицами. Речь идет о таких преступлениях, как отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140 УК РФ), вмешательство с использованием должностного или служебного положения в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, с целью повлиять на ее решения, а именно требование или указание должностного лица по вопросам регистрации кандидатов, списков кандидатов, подсчета голосов избирателей, участников референдума и по иным вопросам, относящимся к исключительной компетенции избирательной комиссии, комиссии референдума, а равно неправомерное вмешательство в работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» (ч. 3 ст. 141 УК РФ), незаконное воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них либо принуждение к участию в них, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения либо с применением насилия или с угрозой его применения (ст. 149 УК РФ), ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или юридического лица в зависимости от организационно-правовой формы, а равно незаконное ограничение самостоятельности либо иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или юридического лица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения (ст. 169 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), получение взятки (ст. 290 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ), халатность (ст. 293 УК РФ) и др.

Эти преступления могут быть совершены и лицами, находящимися на должности судьи,  прокурора, руководителя следственного органа, следователя или иного сотрудника следственного органа. Думается, имеет право на существование позиция, согласно которой правила абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции распространяются на все сообщения, заявления, обращения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, руководителями следственных органов, следователями или иными сотрудниками следственных органов, высказывают предположение о совершении ими какого-либо из указанных выше (причем не только такого, которое ранее было законодательно отнесено к категории должностных преступлений) должностного преступления.

К тому же, во-первых, буквально получается, что под решениями здесь подразумеваются не  только решения, принятые по уголовным делам, но и все иные решения указанных должностных лиц, как предусмотренные законом, так и противоречащие таковому.

Во-вторых, сообщения о рассматриваемых преступлениях не подлежат регистрации в книге  регистрации сообщений о преступлении, а равно проверке «в порядке, предусмотренном статьями 144–145 УПК РФ» и в случае наличия в заявлении о такого рода преступлении просьбы о  привлечении этих лиц к уголовной ответственности, и когда соответствующий вопрос перед следователем (руководителем следственного органа, руководителем либо членом следственной группы, следователем-криминалистом) поставлен не был.

Под «проверкой в порядке, предусмотренном статьями 144–145 УПК РФ», здесь подразумевается «проверка сообщения о преступлении», определение которой дано в подп. «е» п. 3  комментируемой Инструкции.

Правила абз. 3 п. 21 настоящей Инструкции, если их соотнести с положениями, закрепленными в п. 2 и 3 той же Инструкции, буквально не распространяются на старших следователей-криминалистов, следователей-криминалистов, а равно иных должностных лиц следственных органов Следственного комитета РФ, уполномоченных осуществлять прием и регистрацию сообщений о преступлении. Между тем мы бы рекомендовали расширительное толкование употребленного здесь термина «следователь». Под таковым следует понимать не только старших следователей по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ, старших  следователей по особо важным делам, следователей по особо важным делам, старших  следователей и следователей, но и всех иных должностных лиц, уполномоченных осуществлять прием сообщений, заявлений и обращений в следственных органах Следственного комитета РФ.

Согласно абз. 4 п. 21 настоящей Инструкции поступившие в следственный орган Следственного комитета РФ сообщения, заявления, обращения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, сотрудниками следственных органов, высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят в связи с этим вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, рассматриваются в одном из двух порядков. А именно в порядке, установленном:
1) Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», а также соответствующими организационно-распорядительными документами Следственного комитета РФ;
2) ст. 124 УПК РФ, а равно надлежащими ведомственными документами.

Сначала охарактеризуем первый из порядков. При этом стоит обратить внимание на некоторое несоответствие требований абз. 4 п. 21 настоящей Инструкции нормам Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Как было отмечено выше, в абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции речь идет о специфического рода сообщении. Наверное, в следственный орган может поступить сообщение (заявление, обращение), в котором заявитель, выражая несогласие с решением, принятым следователем (судьей, прокурором, сотрудником следственного органа), высказав предположение о совершении должностного преступления и поставив в связи с этим вопрос о привлечении следователя (судью, прокурора, сотрудника следственного органа) к уголовной ответственности, тем не менее не изложил в нем даже вероятных сведений об уголовно-процессуально значимых признаках объективной стороны состава какого-либо преступления. Такого рода сообщения не являются сообщениями о преступлении и поэтому, действительно, могут и должны быть зарегистрированы как входящие документы и рассмотрены в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» или ст. 124 УПК РФ, а равно соответствующими организационно-распорядительными документами Следственного комитета РФ.

Однако абз. 2 п. 21 настоящей Инструкции сформулирован так, что, очевидно, содержащимися в нем положениями должностные лица следственных органов Следственного комитета РФ должны будут руководствоваться и в тех случаях, когда к ним поступает сообщение пусть и о «должностном», но все же именно о преступлении.

Согласно же ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» установленный данным Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан не распространяется на обращения, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами. Порядок же рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлении, в том числе и о «должностных преступлениях», учрежден таким Федеральным законом, как Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ, в частности и прежде всего ст. 144 УПК РФ.

Уже только поэтому отказ следователя (руководителя следственного органа, руководителя либо члена следственной группы, следователя-криминалиста) осуществить проверку сообщения о «должностном» преступлении, совершенном судьей, прокурором или сотрудником следственного органа, является правонарушением.

Нам понятно, что действующий закон в настоящее время так «устроен», что почти не позволяет восстановить в приведенной для примера ситуации справедливость.

Даже прокурор, реализовавший свое полномочие, предусмотренное п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, исходя из буквального толкования нормы не вправе в этом случае требовать от следственного органа устранения нарушений федерального законодательства. Ведь согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства он может, лишь когда им выявлено правонарушение, совершенное в ходе производства предварительного следствия, а не приема, регистрации, рассмотрения и (или) разрешении сообщений о преступлении.

В то же время следует признать, что рассмотрение сообщения о должностном преступлении в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», а равно отказ в осуществлении по такому сообщению о преступлении проверки в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, могут быть обжалованы в суд.

В соответствии с требованиями абз. 4 п. 21 настоящей Инструкции в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» или ст. 124 УПК РФ рассматриваться должны «сообщения, заявления, обращения». И даже это словосочетание небезупречно. Согласно ст. 4 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» обращением именуются «направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления». Заявление, в свою очередь, – это «просьба гражданина о содействии в реализации его конституционных прав и свобод или конституционных прав и свобод других лиц, либо сообщение о нарушении законов и иных нормативных правовых актов, недостатках в работе государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, либо критика деятельности указанных органов и должностных лиц».

Таким образом, исходя из содержания закрепленных в ст. 4 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» основных терминов заявление является разновидностью обращения, а сообщение – видом заявления. Соответственно, через запятую перечисляя таковые («сообщения, заявления, обращения»), разработчики настоящей Инструкции нарушают логические законы деления. Здесь члены деления не исключают друг друга (пересекаются). Соразмерным это деление также именовать вряд ли было бы правильно.

Предусмотренный законами и ведомственными нормативными актами порядок регистрации и рассмотрения обращений граждан в государственный орган или к должностному лицу имеет ряд серьезных отличий от процедуры регистрации и проверки сообщений о преступлении.

Если по общему правилу регистрация как письменного, так и устного сообщения о преступлении в книге регистрации сообщений о преступлении должна быть осуществлена незамедлительно (п 5, 24 настоящей Инструкции), то исходя из содержания ч. 2 ст. 8, ч. 4 ст. 13 и др. Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» регистрации подлежат лишь письменные обращения, да и то не немедленно, а в течение трех дней с момента поступления в государственный орган или должностному лицу.

Прямо об этом законодатель не говорит, но то обстоятельство, что обращение, полученное по электронной связи, в Федеральном законе «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» именуется обращением в форме электронного документа, позволяет нам отнести его к разновидности письменных документов и рекомендовать регистрировать и такого рода обращения. Но и в этом случае институт регистрации обращений, подлежащих рассмотрению в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», не распространим на устные обращения. А это значит, что устные сообщения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми сотрудниками следственных органов (судьями, прокурорами), высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят в связи с этим вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, не будут регистрироваться. Они лишь заносятся в карточки личного приема гражданина (ч. 3 ст. 13 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»).

Не требует их регистрировать и абз. 4 п. 21 настоящей Инструкции. В нем речь идет о регистрации «сообщения, заявления, обращения» «как входящего документа». То обстоятельство, что ни комментируемая Инструкция, ни Федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» не требуют оформлять какой-либо документ при поступлении в государственный орган (должностному лицу) устного обращения, позволяет говорить об отсутствии как законодательного, так и ведомственного требования регистрации устных обращений, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми сотрудниками следственных органов (судьями, прокурорами), высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят в связи с этим вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности.

Существенно отличаются и сроки рассмотрения обращений в государственный орган (должностному лицу) от предусмотренных ст. 144 УПК РФ сроков проверки заявлений (сообщений) о преступлении.

Согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ срок проверки заявления (сообщения) о преступлении не может превышать 3 суток. Он может быть продлен до 10 суток, а при необходимости производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов – до 30 суток. Срок же рассмотрения обращения гражданина в государственный орган (должностному лицу) уже с самого начала устанавливается в размере 30 суток. Если же при осуществлении данной проверки были запрошены документы (материалы) в другом государственном органе, органе местного самоуправления или у должностного лица либо в ином исключительном случае, то срок рассмотрения обращения гражданина может быть продлен еще, правда, не более чем на 30 дней.

С одной стороны, такой срок позволит всесторонне и полно рассмотреть сообщение, в котором заявитель выражает несогласие с решением, принятым сотрудником следственного органа  судьей, прокурором), высказывает предположение о совершении обжалуемым действием указанного лица должностного преступления и ставит в связи с этим вопрос о привлечении этого лица к уголовной ответственности. С другой – существенно увеличивается срок, в течение которого должно быть разрешено сообщение о «должностном» преступлении. Это обстоятельство может привести к утрате доказательств совершения преступления. Свидетели что-то забудут или на них будет оказано давление. В ходе такой проверки следственные действия производить нельзя, и, соответственно, своевременно не будут собраны доказательства, подтверждающие (опровергающие) вину должностного лица в совершении преступления.

В ходе проверки заявления (сообщения) о преступлении возможно производство некоторых следственных действий. По крайней мере, допустим, осмотр места происшествия. Во время такового на практике нередко изымаются необходимые документы (материалы). При рассмотрении обращения в государственный орган (должностному лицу) документы и материалы могут быть запрошены. Но изъятие указанных объектов при производстве такого неотложного следственного действия, как осмотр места происшествия, неравнозначно запрашиванию.

Запрошенные документы (материалы) согласно ч. 2 ст. 10 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» государственный орган, орган местного самоуправления, а равно должностное лицо обязаны предоставить в течение 15 дней. Соответственно у них имеется возможность «скорректировать» содержание запрашиваемых материалов (документов). В случае же изъятия таковых в ходе осмотра места происшествия должностное лицо, осуществляющее проверку, изымает именно те документы (материалы), которые имелись в учреждении (организации, предприятии) на момент производства следственного действия.

Между тем не все так плохо, как на первый взгляд могло бы показаться.

Некоторые положения Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан  Российской Федерации», представляется, в большей степени защищают права пострадавшего (заявителя) в сравнении с аналогичными правилами, предусмотренными УПК РФ.

Так, заявителем (в Федеральном законе «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» он именуется «гражданин») при поступлении обращения в государственный орган, должностному лицу в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», является не только гражданин, обратившийся в нашем случае к следователю (руководителю следственного органа) с письменным или устным обращением. Таковым исходя из анализа текста ч. 3 ст. 7 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» считается также гражданин, направивший в государственный орган, должностному лицу обращение в форме электронного документа.

В УПК РФ, а равно в настоящей Инструкции такого рода «сообщения о преступлении» заявлениями не признаются. Сообщение о преступлении, поступившее следователю (руководителю следственного органа, руководителю либо члену следственной группы, следователю-криминалисту) в форме электронного документа, оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления. И, как следствие тому, гражданин, обратившийся с такого вида заявлением о должностном преступлении, заявителем, с позиции УПК РФ, не станет, правами заявителя не наделяется. УПК РФ не требует даже уведомлять его о принятом по его электронному обращению решении. Другое дело в ситуации, когда рассмотрение его заявления осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В ходе такой проверки у гражданина, направившего следователю (руководителю следственного органа) обращение в виде электронного документа, имеются все права заявителя. На него распространяются также предусмотренные тем же законом меры безопасности.

Согласно ст. 5 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» данный гражданин (заявитель) при рассмотрении обращения государственным органом или должностным лицом имеет право:
1) представлять дополнительные документы и материалы либо обращаться с просьбой об их истребовании, в том числе в электронной форме;
2) знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения обращения, если это не затрагивает права, свободы и законные интересы других лиц и если в указанных документах и материалах не содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну;
3) получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, за исключением случаев, указанных в ст. 11 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», уведомление о переадресации письменного обращения в государственный орган или должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов;
4) обращаться с жалобой на принятое по обращению решение или на действие (бездействие) в связи с рассмотрением обращения в административном и (или) судебном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации;
5) обращаться с заявлением о прекращении рассмотрения обращения.

Таким образом, у заявителя появляются некоторые права, которые отсутствовали бы у него при осуществлении проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 и некоторыми другими статьями УПК РФ. К примеру, УПК РФ не предоставил заявителю права представлять дополнительные документы и материалы, а тем более обращаться к следователю (руководителю следственного органа, руководителю либо члену следственной группы, следователю-криминалисту) с просьбой об их истребовании, в том числе в электронной форме.

При рассмотрении обращения в порядке, установленном Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», у заявителя есть право получать письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов, а не только быть уведомленным о принятом по его заявлению решении (ч. 2 ст. 145, ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Сразу следует пояснить, что ссылка в п. 3 ст. 5 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» на ст. 11 того же закона как на содержащую перечень исключений из данного правила не лишает «гражданина», обратившегося к следователю (руководителю следственного органа) с заявлением, в котором он выражает несогласие с решением, принятым сотрудником следственного органа (судьей, прокурором), высказывает предположение о совершении обжалуемым действием указанного лица должностного  преступления и ставит в связи с этим вопрос о привлечении этого лица к уголовной  ответственности, права получать письменный ответ по существу поставленных им в «обращении» вопросов.

Да, действительно, во втором предложении ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» речь идет об обращении, в котором содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем. Кого-то данное обстоятельство может привести к мысли, что наш случай (когда гражданин обратился к должностному лицу с заявлением «о должностном преступлении») законодателем признается исключительным.

И, как следствие тому, заявитель, о котором идет речь в абз. 2–4 п. 21 настоящей Инструкции, лишается права получать письменный ответ по существу поставленных им в обращении вопросов.

Однако данный вывод следует признать неверным. В ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» регламентируется ситуация получения письменного обращения, в котором не указаны фамилия гражданина, направившего обращение, и почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ. Именно такому обращению, которое в то же время содержит сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем, посвящено второе предложение той же части. Соответственно лишается права получить письменный ответ по существу поставленных в обращении вопросов не любой гражданин, в обращении которого содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем. Данного права нет лишь у того заявителя, который не указал в обращении свою фамилию и (или) почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ.

Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» предусмотрены также гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением, которые отсутствуют в УПК РФ и соответственно у заявителя, чье заявление о преступлении проверяется в порядке ст. 144 УПК РФ.

Так, в ст. 6 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» закреплен запрет преследования гражданина в связи с его обращением в государственный орган или к должностному лицу с критикой деятельности указанного органа или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц. Эта же статья закона не допускает при рассмотрении обращения разглашение сведений, содержащихся в обращении, а также сведений, касающихся частной жизни заявителя, без его согласия.

Так же как и в случае с приемом и проверкой заявлений (сообщений) о преступлении в порядке ст. 144 и некоторых других статей УПК РФ, поступившие в государственный орган (должностному лицу) обращения подлежат в соответствии с компетенцией органа (лица) обязательному рассмотрению. При этом рассмотрение обращения может быть сопряжено с выездом на место (ст. 9 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»).

Сообщения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми сотрудниками следственных органов (судьями, прокурорами), высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят в связи с этим вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, могут быть рассмотрены также в порядке, установленном ст. 124 УПК РФ. В данном случае, думается, речь идет о решениях (действиях, бездействии) следователя (руководителя либо члена следственной группы, следователя-криминалиста), обжалуемых руководителю следственного органа, в котором данный следователь (руководитель либо член следственной группы, следователь-криминалист) проходит службу. В таком же порядке может быть рассмотрена жалоба гражданина на решение (действие, бездействие) руководителя следственного органа. Таковая подается руководителю вышестоящего следственного органа.

Законом не предусмотрено общей обязательной структуры направляемой руководителю следственного органа в порядке ст. 123 УПК РФ жалобы на действия (бездействие, решения), осуществленные в уголовном процессе. Однако в письменной жалобе рекомендуется отражать следующие сведения:
1) наименование учреждения, должность, а если заявителю известны, то и фамилия, инициалы руководителя следственного органа, которому жалоба адресуется;
2) наименование процессуального документа – «жалоба»;
3) должность, звание, фамилия, имя и отчество (если заявителю они известны) следователя (нижестоящего руководителя следственного органа, руководителя либо члена следственной  группы, следователя-криминалиста), чье действие (бездействие) и (или) решение обжалуется;
4) какое именно действие (бездействие) и (или) решение обжалуется (где, когда оно имело место и в чем именно выразилось);
6) ссылка на ст. 123 УПК РФ, а равно на специальные статьи (если таковые имеются),  предусматривающие право данного субъекта уголовного процесса приносить жалобу;
7) процессуальное положение, фамилия, имя, отчество и адрес места жительства участника уголовного процесса, который приносит данную жалобу.

Законодатель не требует от заявителя мотивировать свое утверждение. Тем не менее следует рекомендовать включение в содержание жалобы участника уголовного процесса описательно-мотивировочной части. Ее наличие позволит руководителю следственного органа, рассматривающему жалобу, принять по ней законное и обоснованное решение. Но даже в случае отсутствия в жалобе обоснования сделанных заявителем выводов о незаконности тех или иных действий (бездействия, решений) следователя (нижестоящего руководителя следственного органа, руководителя либо члена следственной группы, следователя-криминалиста) жалоба должна быть принята руководителем следственного органа, рассмотрена и по ней вынесено законное и обоснованное процессуальное решение.

По общему правилу жалобу руководитель следственного органа обязан рассмотреть «в течение 3 суток со дня ее получения». Правильнее было бы сказать, что законодатель установил трехсуточный срок, во время которого жалоба руководителем следственного органа должна быть разрешена. Причем в течение 3 суток жалоба руководителю следственного органа должна быть разрешена только тогда, когда уже в самой жалобе содержатся достаточные данные, указывающие на необходимость принятия того или иного процессуального решения, т. е. нет нужды в проведении ее проверки.

В соответствии с правилами ч. 2 ст. 128 УПК РФ срок, о котором идет речь в ст. 124 УПК РФ, истекает в 24 часа последних суток. «В течение 3 суток» означает, что если жалоба была разрешена на третьи сутки «со дня ее получения», то данное требование не нарушено.

В ч. 2 ст. 128 УПК РФ закреплено также правило, согласно которому, если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый, следующий за ним рабочий день. Данное правило полностью распространяется и на исчисление урегулированных ч. 1 ст. 124 УПК РФ сроков. Если жалоба руководителю следственного органа поступила, к примеру, 12 декабря (вне зависимости, во сколько по времени – в 1 час, в 23 часа), то по общему правилу таковая должна быть разрешена до истечения 24 часов 15 декабря того же года, если 15 декабря является рабочим днем. А если 15 декабря – нерабочий день, то жалоба должна быть разрешена до истечения 24 часов следующего за 15 декабря первого рабочего дня.

В этой связи важно уточнить некоторые высказывания ученых по аналогичным вопросам. Так, А. В. Федулов утверждает, что «срок разрешения жалобы исчисляется со дня поступления ее в прокуратуру по день направления ответа заявителю»(1).

Во-первых, срок не разрешения, а рассмотрения и разрешения жалобы. Во-вторых, течение указанного срока завершает постановление, в котором жалоба разрешена.

А после того как постановление прокурором (руководителем следственного органа) вынесено, заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования. Если постановление вынесено в указанный в ч. 1 ст. 124 УПК РФ срок, а уведомление о принятом решении заявитель получил по его истечении (к примеру, на следующие сутки), то закон не нарушен, так как жалоба рассмотрена и разрешена в указанные в законе сроки.

Срок исчисляется «со дня… получения» жалобы руководителем следственного органа, где днем получения жалобы считаются те сутки, в течение которых впервые руководитель следственного органа взял врученную (присланную) ему письменную жалобу либо устная жалоба им была выслушана. Мы бы сказали, что это сутки, когда он первый раз узнал о ее существовании, причем имел реальную возможность ознакомиться с содержанием жалобы. И еще одно уточнение.

Данный момент не может быть позже тех суток, в течение которых поступившая в следственный орган жалоба была зарегистрирована как входящий документ. А вот наоборот – может быть. Уголовно-процессуальный закон не нарушен, когда жалоба поступила не в канцелярию, а непосредственно руководителю следственного органа. В этом случае момент, с которого следует исчислять срок ее рассмотрения, наступит еще до того, как руководитель следственного органа даст распоряжение о регистрации указанной жалобы в соответствии с требованием абз. 4 п. 21 настоящей Инструкции как входящего документа.

Как было уже отмечено, законом не предусмотрена процессуальная форма жалобы, которую может получить руководитель следственного органа.


(1) Федулов А.В. Глава 16. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство / А. В. Федулов // Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В. И. Радченко; научн. ред. В. Т. Томин, М. П. Поляков. – М.: «Юрайт-Издат», 2004. – С. 340.


Соответственно у последнего нет права отказывать заявителю в принятии жалобы по каким-либо формальным основаниям. Если в жалобе отсутствуют какие-то необходимые для ее разрешения сведения, руководитель следственного органа должен принять меры к их установлению (уточнить у заявителя, провести процессуальное действие и др.).

Но и в этом случае днем получения жалобы будут сутки, когда участник уголовного процесса впервые устно обратился с таковой к руководителю следственного органа либо руководителю следственного органа был вручен письменный вариант жалобы.

Это общее правило. Но из него есть и исключения. Данное исключение касается не момента, с которого руководителем следственного органа должна быть разрешена жалоба, а срока ее рассмотрения. Во втором предложении ч. 1 ст. 124 УПК РФ, в частности, отмечается, что «в исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель».

Проверка, о которой идет речь в ч. 1 ст. 124 УПК РФ, – это специфический как мыслительно-логический, так и иного рода процесс, осуществляемый в целях установления достоверности или недостоверности изложенных в жалобе сведений, наличия или отсутствия правонарушения (общественно вредного действия, бездействия, решения), о котором сообщается в жалобе. Иначе говоря, если проверить жалобу можно и без истребования дополнительных материалов и (или) принятия иных мер, то срок ее рассмотрения не может превышать 3 суток.

Но что значит «истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры»? Под «материалами» в ч. 1 ст. 124 УПК РФ понимаются различного рода документы и оформленные в виде таковых объяснения лиц, которым известны имеющие отношение к предмету жалобы сведения. Дополнительные материалы – это документы, делающие более полной ту информацию, которая позволит руководителю следственного органа принять по поступившей к нему жалобе правильное, законное и обоснованное процессуальное решение.

Во втором предложении ч. 1 ст. 124 УПК РФ речь идет об истребовании дополнительных материалов. Истребование осуществляется путем направления в орган (должностному лицу) требования (запроса, поручения) руководителя следственного органа. Согласно ч. 2 и 3 ст. 7 Федерального закона от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» требования (запросы, поручения) сотрудника Следственного комитета РФ, предъявленные (направленные, данные) при осуществлении его полномочий, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными и иными лицами незамедлительно или в указанный в требовании (запросе, поручении) срок.

Информация, справки, документы и их копии, необходимые для осуществления возложенных на следственные органы и учреждения Следственного комитета РФ полномочий, предоставляются по требованию сотрудника Следственного комитета РФ безвозмездно.

Законодатель в ч. 1 ст. 124 УПК РФ говорит об истребовании, а не о получении дополнительных материалов. Соответственно предполагается возможность обеспечения данного полномочия руководителя следственного органа государственным принуждением. Неисполнение законных требований руководителя следственного органа, а также уклонение от явки по их вызову влекут установленную законом ответственность (ч. 4 ст. 7 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации»).

Оформлять факт истребования рекомендуется запросом со ссылкой на соответствующую статью УПК РФ и на факт проверки поступившей руководителю следственного органа жалобы. Однако возможны и любые иные письменные формы закрепления факта истребования. К таковым относятся:
1) протокол истребования;
2) постановление об истребовании;
3) иные формы истребования.

Причем истребование предметов и (или) документов путем оформления протокола истребования рекомендуется осуществлять с учетом и по аналогии с правилами производства (протоколирования) выемки.

Руководитель следственного органа вправе рассматривать жалобу в течение 10, а не 3 суток, также когда для вынесения законного и обоснованного по жалобе решения он вынужден осуществить любые другие, помимо истребования документов, действия (мероприятия), направленные на проверку содержащихся в жалобе сведений.

П.А. Лупинская полагала, что таковыми могут быть следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и др.(1) По поводу того, что руководитель следственного органа наделен правом производства следственных действий, вопросов нет. А вот оперативно-розыскные меры руководитель следственного органа никогда не имел права принимать. В ст. 13 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» определен круг оперативных подразделений, которые имеют право осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации. В приведенном там перечне нет и никогда не было ни следственных подразделений, ни самого руководителя следственного органа.

И об этом следует помнить правоприменителю хотя бы потому, что на практике пока еще  встречаются случаи применения оперативно-розыскных мер непосредственно следователями(2). Это нарушение законности, а значит, правонарушение. Поэтому, думается, не этот вид деятельности рекомендовала осуществлять П.А. Лупинская. Она, скорее всего, имела в виду производство оперативнорозыскных мер по поручению в нашем случае руководителя следственного органа.

Но в этой ситуации нельзя было в комментарии к ст. 124 УПК РФ писать, что «к исключительным случаям рассмотрения жалобы в срок до 10 суток отнесены… производство… оперативно-розыскных мероприятий»(3). Избранная автором формулировка, представляется, не соответствовала тому, что уважаемая ученая хотела рекомендовать.

Итак, зачастую руководителю следственного органа для проверки жалобы нужно не только истребовать материалы, но и осуществить иные действия. Такими действиями могут быть:
– изучение материалов уголовного дела;
– приглашение заявителя и других лиц на беседу;
– получение объяснений;


(1) Лупинская П.А. Статья 124. Порядок рассмотрения жалобы прокурором / П.А. Лупинская // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. – М.: Юристъ, 2002. – С. 275.
(2) Материалы уголовного дела № 172003199, возбужденного в 1999 г. следователем Кимовской межрайонной прокуратуры Тульской области.
(3) Лупинская П.А. Указ соч..


– назначение исследования;
– перевод заявления или материалов проверки на язык, на котором ведется уголовно-процессуальная деятельность (о таком ином обстоятельстве пишут некоторые ученые);
– другие действия.

Иначе говоря, при указанных во втором предложении ч. 1 ст. 124 УПК РФ обстоятельствах проводить проверку жалобы разрешается во временном промежутке, который начинается с момента получения жалобы и завершается вынесением по ней решения. Этот интервал не может быть больше 10 суток. Причем следует иметь в виду, что срок проверки жалобы продлению не подлежит. К такому выводу приходят и другие ученые(1).

А.Н. Гуев полагает, что «перенос (продление)» срока рассмотрения жалобы до десяти суток оформляется постановлением. По крайней мере, он пишет, что о переносе (продлении) срока рассмотрения жалобы прокурор указывает в постановлении(2). Что это за постановление, автор не разъясняет. В этой связи хотелось бы заметить, что в законе не закреплено требование оформлять постановлением факт рассмотрения жалобы в срок до 10 суток. Это процессуальное решение отражается лишь в таком предусмотренном законом процессуальном документе, коим является извещение заявителя об увеличении срока проверки его жалобы.

Если разрешить жалобу не представляется возможным в течение 3 суток и есть необходимость истребовать дополнительные материалы и (или) принять иные меры, направленные на проверку жалобы, то об этом факте «извещается заявитель».

Таково наше мнение. Однако следует признать, что в ч. 1 ст. 124 УПК РФ четко не указано, о чем именно должен быть извещен заявить. Бесспорно, что он должен быть уведомлен о превышении трехсуточного срока проверки жалобы.

Некоторые же ученые считают, что в извещении также указываются причины «продления» срока рассмотрения жалобы(3). Данная точка зрения имеет право на существование. Однако вряд ли можно обвинить руководителя следственного органа в несоблюдении требований закона, если в его извещении о «продлении» срока рассмотрения жалобы заявителю не будут сообщены конкретные причины увеличения срока ее проверки.

Согласно ч. 2 ст. 124 УПК РФ «по результатам рассмотрения жалобы руководитель следственного органа выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении». Иначе говоря, прокурор «выносит постановление» на основании тех материалов проверки жалобы, которые им были собраны.

С позиций русского языка «выносить» значит «принимать какое-нибудь решение и официально объявлять о нем»(4). Так ли понимается термин «выносить постановление» в уголовном процессе? В нашем случае вынесенным постановление будет и тогда, когда оно заявителю не объявлено. Объявлением рассматриваемого здесь постановления не обязательно является объявление его заявителю или какому-либо иному участнику уголовного процесса.


(1) См. например: Безлепкин Б.Т. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Б.Т. Безлепкин. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – C. 158.
(2) Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / А.Н. Гуев. — М.: Юридическая фирма «Контракт»: Издательский Дом «ИНФРА-М», 2003. – С. 201.
(3) См. например: Качалова О.В. Глава 16. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 242.
(4) Краткий толковый словарь русского языка / сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. – 4-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1985. – С. 36.


Для того чтобы считать постановление руководителя следственного органа, разрешающего жалобу, объявленным с позиций русского языка, достаточно того, что соответствующий процессуальный документ должным образом будет оформлен, а заявителю направлено уведомление «о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования».

Итак, по результатам рассмотрения жалобы руководитель следственного органа) выносит «постановление». Исходя из содержания п. 25 ст. 5 УПК РФ под постановлением в ч. 2 ст. 124 УПК РФ понимается процессуальный документ, зафиксировавший волевое решение руководителя следственного органа «о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении».

Если руководитель следственного органа принял решение об исполнении всех содержащихся в жалобе требований, то им выносится постановление о полном удовлетворении жалобы. Если согласно его решению следует исполнить хотя бы одно из нескольких содержащихся в жалобе требований или же исполнить требование не в полном объеме, то оформляется постановление о частичном удовлетворении жалобы. И в этом случае неважно, что остальные составляющие жалобу требования не удовлетворены (не исполнены).

Руководителем следственного органа может быть вынесено также постановление «об отказе в удовлетворении» жалобы. Постановление об отказе в удовлетворении жалобы выносится тогда, когда ни одно из заявленных в жалобе требований ни в какой мере не подлежит исполнению. Такое постановление выносится, когда отсутствуют фактические основания удовлетворения жалобы. Между тем через некоторое время ситуация может измениться. Органами предварительного расследования, да и самим заявителем могут быть выявлены новые обстоятельства, в связи с установлением которых поступившая к руководителю следственного органа новая аналогичного рода жалоба вполне может быть частично или даже полностью удовлетворена.

И еще одно уточнение. В постановлении о полном или частичном удовлетворении жалобы, так же как и в постановлении об отказе в удовлетворении жалобы, мы бы рекомендовали отражать фактические основания принятия руководителем следственного органа данного конкретного процессуального решения.

В одном из комментариев к ст. 124 УПК РФ указано на то, что «жалоба, полученная прокурором после направления уголовного дела в суд, направляется в тот же суд»(1). Получается, что автор данного высказывания считает законным рассмотрение жалобы завершить не так, как это указано в ч. 2 ст. 124 УПК РФ, а иным, по его мнению, правильным способом. Между тем следует  заметить, что уголовно-процессуальный закон не предоставляет руководителю следственного  органа, а равно прокурору права отказаться от разрешения поступившей к нему жалобы на действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), за деятельностью которого руководителем следственного органа осуществляется процессуальный контроль, а прокурором – прокурорский надзор.

Поступившую жалобу руководитель следственного органа обязан разрешить.


(1) Качалова О.В. Глава 16. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ «ЭКМОС», 2002. – С. 242.


Перечень же решений по таковой определен ч. 2 ст. 124 УПК РФ, и направления  жалобы в суд в этом перечне нет. Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые(1).

В случае удовлетворения жалобы, поданной в связи с нарушением разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу, в постановлении должны быть указаны процессуальные действия, осуществляемые для ускорения рассмотрения дела, и сроки их осуществления.

Заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования.

В то же время в случаях, предусмотренных УПК РФ, следователь (руководитель либо член следственной группы, следователь-криминалист) вправе обжаловать действия (бездействие) и решения руководителя следственного органа вышестоящему руководителю вышестоящего следственного органа.


(1) Коротков А.П. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: комментарий /А.П. Коротков, А. В. Тимофеев. – М.: Издательство «Экзамен», 2004. – С. 213.


Также по этой теме: