Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Решение некоторых проблем статистики преступлений террористической направленности в выступлениях руководителей правоохранительных органов и спецслужб России

Решение некоторых проблем статистики преступлений террористической направленности в выступлениях руководителей правоохранительных органов и спецслужб России

08.01.2016

Решение некоторых проблем статистики преступлений террористической направленности в выступлениях руководителей правоохранительных органов и спецслужб России

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №10 год - 2012

Паненков А.А.,
с. н. с. отдела проблем борьбы с организованной
преступностью, терроризмом и экстремизмом
НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ,
старший советник юстиции

Всем известно выражение, уже ставшее пословицей: «Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика» – высказывание, приписываемое премьер-министру Великобритании Бенджамину Дизраэли, а известность оно получило благодаря Марку Твену(1) после публикации «Главы моей автобиографии» в журнале North American Review 5 июля 1907 г.(2)

Но практика свидетельствует о том, что без точной, выверенной государственной статистики очень трудно принимать решения в любой области человеческих знаний, в том числе по борьбе с организованной преступностью и ее наиболее опасным сегментом – преступлениями террористической направленности.


(1) Полный вариант: Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика (англ. There are three kinds of lies: lies, damned lies, and statistics). «Цифры обманчивы, – писал он, – я убедился в этом на собственном опыте; по этому поводу справедливо высказался Дизраэли: „Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика“«. Mark Twain Chapters from My Autobiography. North American Review. Project Gutenberg (7 сентября 1906).
(2) Однако этой фразы нет в работах Дизраэли. Также она не была известна ни при его жизни, ни вскоре после смерти. С точки зрения современных представлений наиболее вероятной  кандидатурой на авторство является Чарльз Дилк (1843–1911). URL: ru.wikipedia.org/wiki/Ложь, наглая ложь и статистика (дата обращения: 07.12.2011).


Статистические данные по преступлениям террористической направленности в выступлениях руководителей государства, правоохранительных органов и спецслужб России играют существенную роль в объективной оценке криминальной ситуации и не только показывают активность государственных органов в борьбе с терроризмом, степень защищенности наших граждан, но и позволяют совершенствовать саму борьбу с терроризмом (на основе выделе ния основных ее направлений, четкого формулирования целей, совершенствования  предупредительной и правоохранительной деятельности)(1). В данном случае мы имеем в виду количество зарегистрированных преступлений террористической направленности(2) без учета латентной преступности: скрытой и скрываемой.

На коллегии ФСБ России 7 февраля 2012 г. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев сказал так: «… Прошедший год для ФСБ и других правоохранительных органов был, в общем, таким же непростым, как и другие годы, потому что задачи, которые выполняете вы, выполняют ваши коллеги, сохраняются в полном объеме. Это и нейтрализация боевиков на Северном Кавказе, и предотвращение террористических актов, иных преступлений, анализ потенциальных внешних угроз. Все это требует предельной концентрации сил от вас, от ваших коллег. В 2011 г. благодаря применению силовых и профилактических мер при координирующей роли Национального антитеррористического комитета (НАК) удалось добиться вполне конкретных и, я бы сказал, ощутимых результатов. Достаточно сказать, что предотвращено 94 преступления  террористической направленности, в том числе восемь терактов. А это спасенные жизни.

Вместе с тем кардинально снизить количество подобных преступлений пока не удается. …Траты должны быть разумными. Во всяком случае, они должны быть направлены на то, чтобы пресекать именно террористическую активность, саму возможность совершения теракта…»(3).

Ежегодно Главный информационно-аналитический центр (ГИАЦ) МВД России готовит сборник «Состояние преступности в России» (например, за 2010 г.)(4), в котором находят отражение сведения о результатах разрешения заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях в органах внутренних дел, общие сведения о состоянии преступности, сведения о преступлениях, выявленных субъектами учета, состояние и динамика преступности в регионах России и т. д., в том числе по преступлениям террористической направленности. Состояние преступности, судимости, аварийности на транспорте, обстановка с пожарами и их последствиями в России, субъектах Российской Федерации находит отражение также в статистических сборниках МВД Российской Федерации за 5 лет, например: «Преступность и правонарушения (2006–2010)»(5). В составлении статистического сборника за пятилетие принимали участие Главный информационный центр МВД России, Департамент обеспечения дорожного движения МВД России, Департамент надзорной деятельности МЧС России, Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации.


(1) Долгова А.И. Криминология. – 2010. – С. 115.
(2) В науке и на практике употребляются три следующих выражения: «террористические преступления» (документы ООН), «преступления террористической направленности». Например, Перечень 22 преступлений террористической направленности (приложение к Указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел РФ от 28 декабря 2010 г. № 450/85/3). Термин «преступления террористической направленности» употребляется в пп. 1.5–1,9, 2.1, 2.3 приказа Генерального прокурора от 22 октября 2009 г.
№ 339 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о  противодействии терроризму». Автор в данной статье использует выражение «преступления террористической направленности» как в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 г. № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности».
(3) Заседание коллегии Федеральной службы безопасности. 7 февраля 2012 г., 13:30 Москва. Дмитрий Медведев выступил на расширенном заседании коллегии ФСБ, посвященном итогам работы службы в 2011 г. kremlin.ru/news/14459. 08.02.2012.
(4) Состояние преступности в России за 2010 год. – М, 2011. – 84 с.
(5) Преступность и правонарушения (2006–2010). Статистический сборник. – М., 2011. – 180 с.


На странице 157 есть данные о количестве осужденных по приговорам, вступившим в законную силу, за преступления против общественной безопасности (ст. 205–227 УК РФ)(1) в динамике за 5 лет: 2006 г. – 16 008 лиц, 2010 г. – 11 468 лиц, а также удельный вес в общем числе осужденных (2006 г. – 1,8%, 2010 г. – 1,4%).

Поэтому работникам правоохранительных органов и спецслужб России важно знать основные направления деятельности федерального казенного учреждения «Главный информационно-аналитический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации», которые указаны на сайте МВД Российской Федерации(2).

В 2011 г. совершенствовалась правовая основа борьбы с преступностью, в том числе с преступлениями террористической направленности. Генеральная прокуратура РФ с 1 января 2012 г. стала вести государственный единый статистический учет сведений о зарегистрированных преступлениях и их раскрываемости. Это решение озвучил 21 февраля 2011 г. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев на Всероссийском координационном совещании правоохранительных органов. С 1 января 2012 г. вступила в силу новая редакция ст. 51 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», которая предусматривает наделение органов прокуратуры новой функцией по регистрации и учету преступлений, хотя на практике прокуратура уже давно осуществляет надзор за соблюдением законодательства при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений и заявлений о преступлениях.

Ежегодно прокуроры выявляют свыше 2 млн нарушений законов, допущенных органами дознания при рассмотрении сообщений о преступлениях. «…По-прежнему имеют место факты укрытия преступлений от учета. Основные наши усилия в ближайшее время будут сосредоточены на создании Государственной автоматизированной системы правовой статистики. По заказу Генеральной прокуратуры уже разработано специальное программное обеспечение федеральной базы данных, которое в декабре прошлого года прошло предварительные испытания. В течение первого полугодия 2012 г. планируется провести его опытную апробацию на реальных статистических данных…»(3).


(1) Статья 205 «Террористический акт» УК РФ.
(2) Направления деятельности ГИАЦ МВД России: 1. Централизованное информационное обеспечение подразделений МВД России, органов государственной власти Российской Федерации, правоохранительных органов иных государств оперативно-справочными, оперативными, розыскными, криминалистическими, дактилоскопическими, статистическими, архивными и научно-техническими сведениями. 2. Ведение централизованных учетов, баз данных оперативно-справочной, розыскной, криминалистической, дактилоскопической, статистической и иной информации. 3. Формирование архивных фондов, осуществление учета, хранения, экспертизы научной и практической ценности, научно-технической обработки архивных документов центрального аппарата МВД (МООП) СССР, МВД (МООП) РСФСР, МВД СССР, МВД России и территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации. 4. Оказание услуг в целях обеспечения реализации предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий МВД России.  mvd.ru/mvd/structure/unit/giac/ (дата обращения: 07.12.2011). 
(3) Предлагаем вашему вниманию интервью Генерального прокурора Российской Федерации Юрия Чайки Российской газете. «Сегодня у органов прокуратуры России юбилей – 290 лет с момента образования. По традиции накануне профессионального праздника мы встретились с Генеральным прокурором России Юрием Чайкой. В такие дни принято поздравлять виновников торжества, но должность главного блюстителя законов не делает исключений на праздники. Поэтому наш разговор – о том, что сегодня особенно остро отзывается в обществе. genproc.gov.ru/news/news-74671/ (13.01.2012; 12.01.2012). «… За 9 месяцев 2011 г. были зарегистрированы 1 млн 705 тыс. преступлений. А прокуроры выявили и дополнительно поставили на учет 99 978 преступлений. В их числе – 201 убийство, 1494 факта причинения тяжкого вреда здоровью и 47 915 преступлений против собственности. Для обеспечения новой функции в центральном аппарате Генеральной прокуратуры создано управление правовой статистики. Аналогичные подразделения созданы и в прокуратурах субъектов Российской Федерации». Генеральный прокурор подчеркнул, что «… это не просто передача части функций из органов внутренних дел, а фактически реформа существующей системы учета и регистрации сообщений о преступлениях в правоохранительных органах…».


Таким образом, статистика преступности, включая преступления террористической направленности, уже давно перестала быть закрытой (секретной), стала более доступной. НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по итогам полугодия и года (ежегодно) готовит информационно-аналитический доклад «Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры», в котором имеется раздел «Организованная преступность, терроризм и иные проявления экстремизма и реагирование на них», составленный на основе, в том числе данных ГИАЦ МВД России.

Несмотря на то, что преступления террористической направленности составляли всего три сотые процента в структуре преступности России в 2011 г., они представляли очень большую общественную опасность и вызывали огромный общественный резонанс.

В 2011 г. произошел рост на 7,1% зарегистрированных преступлений террористической направленности: 622 против 581 преступлений в 2010 г., удельный вес в структуре преступности увеличился с 0,02 до 0,03% соответственно, предварительно расследовано 428 (+4,4%) преступлений, выявлено 377 лиц по предварительно расследованным преступлениям, или снижение на – 6,2% к АППГ(1). Как и ранее, наибольшее их количество – 576 преступлений (против 464 в 2010 г., рост на 24,1%, удельный вес в структуре преступности 0,62 и 0,80 соответственно) – имели место в Северо-Кав казском федеральном округе (СКФО), то есть террористическая активность доминировала в СКФО. На первом месте по числу зарегистрированных преступлений террористической направленности в России стала Республика Дагестан, где в 2011 г. было зарегистрировано 220 преступлений террористической направленности (против 63 в 2010 г., рост на 249,2%, удельный вес в структуре преступности 0,54 и 1,75% соответственно). Несмотря на снижение в 2011 г. на 31,9% преступлений террористической направленности: 218 (против 320 преступлений в 2010 г., удельный вес в структуре преступности 5,12 и 6,99% соответственно) в Чеченской Республике, она была на втором месте после Республики Дагестан по числу зарегистрированных преступлений и на первом месте по удельному весу преступлений террористической направленности в структуре преступлений (5,12%)(2).

В Республике Дагестан в 2011 г. было предварительно расследовано преступлений  террористической направленности 143 (+232,6%) и направлено в суд с обвинительным  заключением уголовных дел 55 (рост на +161,9%, удельный вес к числу предварительно расследованных преступлений – 38,5%)3. В Республике Ингушетия в 2011 г. предварительно расследовано преступлений террористической направленности 48 (+108,7%) и направлено в суд с обвинительным заключением уголовных дел 29 (+190,0%, удельный вес к числу предварительно расследованных преступлений – 60,4%).


(1) Согласно ф. 282 кн. 5 лист 2, январь–декабрь 2011 г. ГИАЦ МВД России из 622  зарегистрированных преступлений террористической направленности, выявленных сотрудниками подразделения по противодействию экстремизму (ППЭ), 157, или 25,2% от числа  зарегистрированных преступлений. Сотрудниками ОВД выявлено 403, или 43,3% преступлений.
(2) В Чеченской Республике зарегистрированные преступления террористической направленности в 2011 г. составляли 35,04% (2010 г. – 55,1%) от числа зарегистрированных в России и 37,8% (2010 г. – 68,96%) от числа зарегистрированных в СКФО. В то же время в Чеченской Республике в 2011 г., несмотря на динамику снижения, было больше всего предварительно расследовано преступлений террористической направленности: 172 (–31,5%) и направлено в суд с обвинительным заключением уголовных дел 103 (-16,3%, удельный вес к числу предварительно расследованных преступлений – 59,9%), то есть, несмотря на динамику снижения из года в год количества предварительно расследованных преступлений и направленных с обвинительным заключением в суд уголовных дел, следственные и оперативные подразделения правоохранительных органов Чеченской Республики оставались лидерами в борьбе с преступлениями террористической направленности, как и ранее, работали в усиленном режиме.
(3) Форма 494 кн. 21, январь–декабрь 2011 г. Преступления террористической направленности. Лист 64.


Активизировался в 2011 г. прокурорский надзор за исполнением законов о федеральной безопасности и противодействии терроризму: выросли количество и качество прокурорских проверок, актов прокурорского реагирования, их эффективность(1).

Анализом преступлений террористической направленности занимаются не только правоохранительные органы и спецслужбы России, но и общественные организации (причем не первый год).

Например, по данным правозащитного центра «Мемориал» существенные расхождения наблюдаются уже при сравнении предлагаемых различными силовыми ведомствами статистики преступлений террористической направленности(2) и делается вывод о том, что «…скорее всего, налицо, как и раньше, халатная небрежность помощников высокопоставленного чиновника и полное равнодушие его самого к обнародуемым им данным…».

Таким образом, наряду с системой официальной статистики, которую формируют правоохранительные органы и спецслужбы России, мы имеем неофициальную статистику, формируемую на основе выступлений руководителей государства, правоохранительных органов и спецслужб, а также размещенную на сайтах правоохранительных ведомств, анализируемую правозащитными организациями, журналистским сообществом, от которой «отмахнуться как от назойливой мухи» было бы глубоко ошибочно и неправильно.

Необходимо ли правоохранительным органам анализировать, в том числе приводимую статистику правозащитных организаций за определенные промежутки времени, и сравнивать с официальной статистикой ГИАЦ МВД России, Генеральной прокуратуры Российской Федерации?

Мы отвечаем на этот вопрос положительно. Конечно, можно этого не делать.


(1) Всего в 2011 г. прокурорами субъектов Российской Федерации проведена 44 251 проверка исполнения законов о противодействии терроризму (в 2010 г. – 37 704), в ходе которой выявлено 137 914 нарушений (100 789), в том числе незаконных правовых актов 1104 (1031). Было принесено 1089 протестов (1013), из которых отклонен один (в 2010 г. – 10), по 987 (в 2010 г. – 940) удовлетворенным протестам отменены и изменены незаконные правовые акты. Направлено в суд 14 740 исков (заявлений) (в 2010 г. – 9958), из которых удовлетворено и прекращено дел ввиду добровольного удовлетворения требований прокурора – 12 311 (в 2010 г. – 8238). Внесено 33 573 представления (24 572), по результатам рассмотрения которых к дисциплинарной ответственности привлечено 23 759 должностных лиц (15 837), по постановлению прокурора органами административной юрисдикции привлечено к дисциплинарной ответственности – 9595 (2010 г. – 9410), предостережено 3997 лиц о недопустимости нарушения закона (2010 г. – 4531), вынесено предупреждений – 2 (2010 г. – 22), направлено материалов для решения вопроса об уголовном преследовании в порядке ч. 2 ст. 37 УПК РФ – 12 (8), по направленным в порядке ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурорами материалам возбуждено 7 уголовных дел (7).
(2) «… По данным начальника Главного управления МВД по СКФО С. Ченчика, по состоянию на 30 ноября 2010 г. (т. е. за 11 месяцев 2010 г.) на территории СКФО было совершено 609 преступлений террористической направленности, зафиксировано 74 боестолкновения. Согласно данным заместителя руководителя аппарата Национального антитеррористического комитета Е. Потапова, таких преступлений зафиксировано уже 779 (Российская газета, 10.03.2011). Зато, по данным начальника Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, озвученным им уже 17 февраля 2011 г., таких преступлений оказалось всего 464. При этом Бастрыкин предложил очень странную раскладку преступлений по регионам СКФО: в Дагестане – 63, в Ингушетии – 35, в КабардиноБалкарии – 26 (ИТАР-ТАСС, 17.02.2011). Остается предположить, что на Чечню пришлись в прошлом году оставшиеся 340 преступлений террористической направленности, а в Кабардино-Балкарии многие акции боевиков намеренно квалифицировались вне перечня статей УК, отнесенных Генпрокуратурой к «преступлениям террористической направленности…».


Но в любом случае, как нам представляется, необходимо аргументированно объяснить возникшую разницу данных по безвозвратным потерям сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, количеству раненых, численности участников ОПФ и их потерям, количеству зарегистрированных преступлений террористической направленности и террористических актов по регионам, и по России в целом за конкретные временные промежутки.

По нашему мнению, это дополнительная информация (дополнительный источник информации), которую необходимо проверять, объективно оценивать и, в случае необходимости, давать правовую оценку, внося соответствующие коррективы и изменения.

В основе этой разницы (между официальной статистикой ГИАЦ МВД России и формируемой журналистами и правозащитным сообществом) могут быть: недостоверные источники информации, попытки умышленного искажения фактических обстоятельств, неправильная юридическая квалификация события преступления, недостаточная профессиональная подготовка лиц, которые пишут по данной тематике, халатность отдельных должностных лиц, «просто досадные ошибки», сбои в электронных программах (технические ошибки), «человеческий фактор» и т. д. Следует отметить, что разница в количестве зарегистрированных преступлений террористической направленности может складываться, как правило, за счет того, что представители правозащитных организаций, СМИ и сотрудники правоохранительных органов по-разному оценивают (квалифицируют) взрыв самодельного взрывного устройства, самоподрыв, например, «смертника»: в одних случаях по ст. 205 УК РФ (террористический акт), в других – по ст. 317, 105 УК РФ (по совокупности со ст. 222, 223 УК РФ и т. д.).

Например, по данным электронного издания Lenta.ru, по фактам двух взрывов в г. Кизляре 31 марта 2010 г. было возбуждено уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, незаконном изготовлении и хранении оружия, убийстве и покушении на убийство, но не было статьи «террористический акт» УК РФ, несмотря на упоминание термина «теракт» в названии новостной ленты (то есть при возбуждении уголовного дела ст. 205 УК РФ не было)(1), трое подсудимых были осуждены, в том числе по ст. 205 УК РФ(2).


(1) Число погибших при теракте в Кизляре выросло до 12 человек. Lenta.ru, 31.03.2010. lenta.ru/news/2010/03/31/toll1/(дата обращения: 07.12.2011).
(2) 27 октября 2011 г. Верховный Суд Российской Федерации утвердил приговор в отношении участников крупного теракта, совершенного в марте 2010 г. в г. Кизляре. www.genproc.gov.ru/news/news-73987/ (дата обращения: 28.10.2011). Возьмем конкретный пример. В процессе расследования уголовного дела квалификация преступлений была изменена: в Верховный Суд Республики Дагестан уголовное дело ушло, в том числе с квалификацией по ст. 205 УК РФ. Потом была кассационная жалоба. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел приговор в отношении жителей Республики Дагестан Рамазана Магомедова, Пахрудина Ахмедова и Шамиля Газиева по факту взрыва в г. Кизляре 31 марта 2010 г. и осудил их, в том числе за террористический акт (но на момент возбуждения уголовного дела ст. 205 УК РФ не фигурировала). Они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ (бандитизм), п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ (совершение террористического акта), ч. 3 ст. 223 УК РФ (незаконное изготовление самодельного взрывного устройства), ч. 3 ст. 222 УК РФ (незаконный оборот взрывчатых веществ). Верховный Суд Республики Дагестан приговорил М. Рамазанова и Пахрудина Ахмедова к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, а Шамиля Газиева – к 24 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Осужденные и их защитники не согласились с приговором и обжаловали его в вышестоящую инстанцию. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, согласившись с доводами  представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации, признала приговор законным и обоснованным, оставив его без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения. Приговор вступил в законную силу.


Можно привести другой пример, имевший место в Республике Дагестан, когда при возбуждении уголовного дела отсутствовала ст. 205 УК РФ (террористический акт). 6 марта 2012 г. в 22 часа 10  минут на контрольно-заградительном посту (КЗП-1) при въезде в село Карабудахкент женщина привела в действие самодельное взрывное устройство. В результате взрыва от полученных осколочных ранений на месте скончались 5 сотрудников отдела полиции МВД России по Карабудахкентскому району и еще двое получили ранения различной степени тяжести. Значительные повреждения получило здание КЗП-1. По данному факту следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Республике Дагестан возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ст. 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), ч. 1 ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия, совершенный группой лиц), ч. 1 ст. 223 УК РФ (незаконное изготовление оружия, взрывных устройств) и ч. 2 ст. 167 УК РФ (умышленное повреждение чужого имущества общеопасным способом)(1).

В соответствии с Положением «О едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений», утвержденным приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России «О едином учете преступлений» от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399, а также в целях обеспечения единого подхода и полноты отражения в формах государственного  статистического наблюдения сведений о состоянии преступности в России введены в действие с 1 января 2011 г. Перечни статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемые при формировании статистической отчетности(2). Важен Перечень № 22 преступлений террористического характера(3).

Директор ФСБ России А.В. Бортников 15 февраля 2012 г. на заседании Национального антитеррористического комитета сообщил: «..Благодаря повышению уровня координации взаимодействующих структур в 2011 г. удалось предотвратить… в том числе подрывы скоростного поезда «Сапсан», центральной мечети в Махачкале, торгового центра в Хасавюрте, ряда объектов жизнеобеспечения в регионах России… Во исполнение поручений Президента Российской Федерации


(1) Установлена личность женщины, подорвавшей себя на контрольно-заградительном посту в Дагестане. 7 марта 2012 г. 13:15. sledcom.ru/(08.03.2012). Использование смертников является характерной чертой международных террористических организаций, таких как «Кавказский эмират» Д. Умарова, и, по нашему мнению, квалификация по ст. 205 УК РФ необходима даже на момент возбуждения уголовного дела. Верховный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 9 февраля 2012 г. не дал ответ на этот спорный вопрос.
(2) Приказ Генпрокуратуры России № 39, МВД России № 1070, МЧС России № 1021, Минюста России № 253, ФСБ России № 780, Минэкономразвития России № 353, ФСКН России № 399 от 29 декабря 2005 г. «О едином учете преступлений» (вместе с Типовым положением о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, Положением о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений, Инструкцией о порядке заполнения и представления учетных документов). (Зарегистрирован в Минюсте России 30.12.2005 № 7339). Российская газета, № 13, 25 января 2006 г., Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, № 5, 30 января 2006 г. Установить, что внесение изменений в настоящие Перечни осуществляется Министерством внутренних дел Российской Федерации по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.
(3) Перечень № 22 преступлений террористического характера (в Указании он называется именно так, а не перечень № 22 преступлений террористической направленности). 1. Преступления, относящиеся к перечню без дополнительных условий: ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 277, 281, 360. Здесь и далее перечисление преступлений происходит по статьям (пунктам, частям) УК РФ, которыми они предусмотрены. 1.1. Преступления, отнесение которых к перечню зависит от даты возбуждения уголовного дела: ст. 207 (дата < 10.03.2006), ст. 211 (дата >= 10.03.2006), ст. 220 (дата >= 29.10.2010), ст. 221 (дата >= 29.10.2010). 1.2. Преступления, отнесение которых к перечню зависит от даты возбуждения уголовного дела, при наличии в статистической карточке отметки о связи совершенных преступлений с террористической деятельностью или финансированием акта терроризма либо террористической организацией: ст. 278 (дата >= 10.03.2006), ст. 279 (дата >= 10.03.2006), ст. 282.1 (дата >= 10.03.2006), ст. 282.2 (дата >= 10.03.2006). (Указание Генпрокуратуры России № 450/85, МВД России от 28.12.2010 № 3 «О введении в действие Перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности»).


Во исполнение поручений Президента Российской Федерации особое внимание Комитета в 2011 году уделялось разработке и реализации комплекса предупредительно-профилактических мероприятий…»(1).

Согласно п. 1 Положения о Национальном антитеррористическом комитете (утв. Указом Президента РФ от 15.02.2006 № 116), с изменениями от 2 августа 2006 г.) «Национальный антитеррористический комитет является органом, обеспечивающим координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по противодействию терроризму, а также осуществляющим подготовку соответствующих предложений Президенту Российской Федерации»(2).

Таким образом, помимо ГИАЦ МВД России, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, исчерпывающая информация по преступлениям террористической направленности, в том числе «предотвращенным террористическим актам», «предотвращенным преступлениям террористической направленности» имеется в НАКе и его Федеральном оперативном штабе (ФОШ)(3).

Озвучивая несогласованную с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, ФОШ НАК Российской Федерации, ГИАЦ МВД России информацию по преступлениям террористической направленности, мы даем повод некоторым правозащитным организациям (включая иностранные), отечественным и иностранным корреспондентам, анализирующим многочисленные выступления руководителей правоохранительных органов и спецслужб России (где приводятся конкретные цифры, расходящиеся с данными других ведомств, информацией Главного  информационно-аналитического центра России) делать необъективный, предвзятый и крайне неблагоприятный вывод об отсутствии координации и взаимодействия (согласованности) действий по борьбе с терроризмом, недостаточной компетенции тех должностных лиц, которые возглавляют эту борьбу, что, естественно, не соответствует действительности.

Динамика преступлений террористической направленности в различных регионах и России в целом очень важна для оценки не только эффективности деятельности правоохранительных органов и спецслужб России по борьбе с терроризмом, но и для совершенствования действующих Программ по борьбе с терроризмом


(1) Информационное сообщение. Сегодня в соответствии с планом работы Национального антитеррористического комитета под руководством его Председателя, Директора ФСБ России генерала армии А.В. Бортникова проведено тридцать второе заседание Комитета. 15 февраля 2012 г. Москва. http://nak.fsb.ru/nac/main.htm (22.02.2012). «… В рамках реализации оперативного замысла по силовому подавлению диверсионно-террористической деятельности бандподполья на территории Северо-Кавказского федерального округа проведено 85 контртеррористических операций и комплекс оперативно-боевых мероприятий. В результате их проведения уничтожено 45 главарей, 3 эмиссара «Аль-Каиды» и 297 других активных членов бандгрупп. Задержано 660 бандитов и их пособников, в том числе 12 лидеров религиозно-экстремистского бандподполья. Из незаконного оборота изъято значительное количество оружия, боеприпасов и взрывчатых  веществ… Раскрыты многие резонансные преступления, в том числе террористический акт в аэропорту «Домодедово», расстрел туристов в Баксанском районе Кабардино-Балкарской Республики, подрыв СВУ у здания ГУВД в Волгограде, убийство начальника пресс–службы администрации президента Республики Дагестан. Установлены их организаторы и исполнители, большинство которых задержаны или нейтрализованы при оказании вооруженного  сопротивления. К отказу от террористической деятельности в истекшем году склонено 49 человек…».
(2) nak.fsb.ru/nac/members.htm (дата обращения: 07.12.2011).
(3) Поэтому представляется целесообразным по согласованию с ФОШ НАК России озвучивать или публиковать конкретные данные по преступлениям террористической направленности как в целом в Российской Федерации, так и в конкретном регионе (субъекте России) за определенный промежуток времени (если исчерпаны возможности получения указанной информации из ГИАЦ МВД России, ИЦ МВД субъектов Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации и прокуратур субъектов России и т. д.).


Динамика преступлений террористической направленности в различных регионах и России в целом очень важна для оценки не только эффективности деятельности правоохранительных органов и спецслужб России по борьбе с терроризмом, но и для совершенствования действующих Программ по борьбе с терроризмом (именно борьбе, а не противодействию терроризму)(1), их финансовому обеспечению, правильной расстановке сил и средств на текущий момент и на перспективу для минимизации последствий преступлений террористической направленности: людских потерь, материального ущерба.

Но как быть в том случае, когда количество зарегистрированных преступлений террористической направленности за 2011 г. в выступлении директора НАК Российской Федерации А.В. Бортникова расходятся с данными, изложенными руководством МВД Российской Федерации и Генеральным прокурором Российской Федерации?

Например, «Кавказский узел» 16 февраля 2012 г. на своем сайте изложил свою версию указанного расхождения, акцентировав внимание на том, что «… МВД зарегистрировало большее количество преступлений террористической направленности, чем ФСБ… Число  преступлений террористической направленности в России в 2011 г., согласно данным ФСБ РФ, составило 365. МВД РФ в свою очередь называет цифру 622…»(2).

1 марта 2012 г. корреспондент Сергей Коновалов в «Независимой газете» опубликовал другую заметку, где указано о том, что «… Генпрокуратура и ФСБ разошлись в статистике антитеррора. Юрий Чайка и Александр Бортников по-разному оценивают итоги борьбы с экстремизмом на Северном Кавказе…» и делается вывод о том, что «…руководители силовых структур страны разошлись в оценке эффективности борьбы с терроризмом. Похоже, единые критерии анализа ситуации, сложившейся в горячих регионах Северного Кавказа, так и не выработаны…»(3).

Вряд ли стоит искать политический или иной подтекст в данной ситуации со статистикой. Объясняем почему. По нашему мнению, в данном конкретном случае нет никакого существенного противоречия. ФСБ России и НАК Российской Федерации пользуются данными ГИАЦ МВД России так же, как и другие правоохранительные органы. То есть в соответствии с Положением «О едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений», утвержденным приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России «О едином учете преступлений» от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399, органы ФСБ России тоже являются субъектом учета.

Самым большим сегментом (80,55%) в преступлениях террористической направленности оставались организация незаконного вооруженного формирования (НВФ) или участие в нем. В 2011 г. в России было зарегистрировано 501 преступление по ст. 208 УК РФ, или рост на 24,3%. По нашему мнению, причина расхождений в цифровых показателях кроется в разной оценке самой большой части преступлений террористической направленности (в 2011 г. – 80,55%, или 501 преступление), предусмотренных ст. 208 УК РФ.


(1) Виташов Д.С. (кандидат юридических наук). О зарубежных подходах и терминологии в области контртеррористической деятельности // Международное публичное и частное право. – 2010. – № 2 (53). – С. 39–41. Вместо термина «борьба» предлагается использовать термин «противодействие».
(2) ФСБ и МВД по-разному отчитались о терроризме в России. Февр (16.2012, 15:15). Число преступлений террористической направленности в России в 2011 г., согласно данным ФСБ России, составило 365. МВД России в свою очередь называет цифру 622. Приводя статистику, оба ведомства особо выделяют Северный Кавказ. kavkaz-uzel.ru/articles/201284/?print=true (19.02.2012).
(3) Генпрокуратура и ФСБ разошлись в статистике антитеррора. Юрий Чайка и Александр Бортников по-разному оценивают итоги борьбы с экстремизмом на Северном Кавказе. Сергей Коновалов. Независимая газета. 01.03.2012. ng.ru/politics/2012–03–01/2_fsb.html (01.03.2012).


Ведь нет никаких расхождений по количеству зарегистрированных террористических актов (ст. 205 УК РФ), захвата заложников (ст. 206 УК РФ) и других преступлений, указанных в ст. 24 Федерального закона «О противодействии терроризму», в Перечнях статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности(1).

Следовательно, существенных противоречий в выступлениях руководителей  правоохранительных органов и спецслужб России по вопросу количества зарегистрированных преступлений террористической направленности в 2011 г. нет, а есть разная оценка самого большого сегмента преступлений террористической направленности, а именно – преступлений, предусмотренных ст. 208 УК РФ (организация незаконного вооруженного формирования (НВФ) или участие в нем).

Все правоохранительные органы и спецслужбы России пользуются официальной статистикой преступлений террористической направленности ГИАЦ МВД России, но по-разному оценивают ее различные сегменты. Поэтому целесообразно при размещении на сайтах правоохранительных органов статистических данных по преступлениям террористической направленности за любой временной промежуток, расходящийся с официальной статистикой ГИАЦ МВД России, например, в сносках, оговаривать новые цифровые показатели (почему именно эти цифры, отличающиеся от официальных, положены в основу оценки криминальной ситуации в том или ином регионе России).

Таким образом, согласованное приведение статистических данных по преступлениям  террористической направленности по итогам 6, 9, 12 месяцев в публичных выступлениях руководителей государства, правоохранительных органов и спецслужб России, на страницах СМИ или в Интернете позволяет не только объективно оценить эффективность деятельности правоохранительных органов и спецслужб России по борьбе с терроризмом, уровень координации и взаимодействия, произвести необходимую корректировку планов и программ по борьбе с терроризмом и их финансирования, уточнить и оптимизировать расстановку сил и средств, наметить новые направления профилактических мероприятий, но и показать реальную степень защищенности личности от террористов и пути ее повышения.


(1) Перечень № 22 преступлений террористического характера (в Указании он называется именно так, а не перечень № 22 преступлений террористической направленности).


Также по этой теме: