Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Коррупция (практика учета преступлений)

Коррупция (практика учета преступлений)

18.03.2016

Коррупция (практика учета преступлений)

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №11 год - 2012

Андреева Л.А.,
к. ю. н., доцент кафедры
экономико-управленческих
и правовых дисциплин филиала
Российского государственного
 гуманитарного университета
 г. Великий Новгород

По уровню коррупционной преступности Россия занимает одно из первых мест в ряду других стран. Сложилась обстановка, при которой коррупция процветает и многие факты пресечения коррупции не могут быть реализованы в полном объеме из-за пробелов в законодательстве, мягкости санкций за нарушение установленного законом порядка, а соответственно, субъекты данных преступлений пользуются этим положением.

Для граждан коррупция в основном ассоциируется только с получением взятки. Однако для криминологической оценки данного преступного явления важно оценить фактическое количество совершенных преступлений, их виды, сможет ли ужесточение наказания способствовать уменьшению коррупционных преступлений.

В условиях новых экономических отношений происходят изменение структуры преступности, переоценка общественной опасности деяний. Многие виды коррупционных проявлений относятся к категории должностных преступлений, главным стимулом которых является возможность получения экономической выгоды, связанной с использованием властных полномочий. Исходя из анализа норм международного права и результатов научных исследований, можно выделить следующие формы проявления коррупции: взяточничество (или подкуп); злоупотребление служебным положением; злоупотребление влиянием; легализацию имущества, приобретенного преступным путем; незаконное участие в предпринимательской деятельности и т. д.

Деловая коррупция возникает при взаимодействии власти и бизнеса, происходит непосредственное взаимодействие служащего и предпринимателя. Наиболее многочисленными нарушениями, допускаемыми коррупционерами в сфере хозяйствования, являются те, которые связаны с ненадлежащим исполнением законодательства контролирующими органами, созданием различных административных барьеров предпринимательству, вымогательством взяток, неправомерным предоставлением льгот отдельным хозяйствующим субъектам, нарушениями законодательства при государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности и их лицензировании, прямым и косвенным воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности.

В условиях масштабного кризиса, охватившего государство, проблема коррупции приняла новые масштабы и формы, действия коррупционеров многообразны, что создает определенные трудности для квалификации их действий, определения правовой природы и юридической ответственности. Методы, или меры по противодействию коррупции в основном носят криминологический характер, в том числе:  меры борьбы с внешними проявлениями коррупции (взятки отдельным чиновникам); с уже существующей коррупцией; с конкретными коррупционерами; с предпосылками, обусловливающими коррупцию; с потенциальной коррупцией; с тем коррупционером, в которого может, при некоторых условиях, превратиться государственный либо муниципальный служащий.

Однако ужесточение ответственности коррупционеров может привести и к обратному процессу – росту коррупции, так как происходит подмена объекта криминологического воздействия, а в рамках данных мер с коррупцией среди государственного аппарата борются исключительно представители этого аппарата, что нередко перерастает в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг. К мерам превентивного характера относятся: обеспечение независимости и эффективности судебной власти; обязанность служащих декларировать имущество; правила, регулирующие вопрос конфликта интересов; гарантирование свободы информации; снижение барьеров входа на рынок, связанных с необходимостью получения различных разрешений; достойная оплата труда служащих; децентрализация власти; повышение прозрачности бюджетного процесса для контролирующих органов; совершенствование законодательства и администрирования; проведение экспертиз на коррупциогенность проектов и действующих правовых актов.

Таким образом, коррупционные преступления имеют криминологический признак  коррупциогенности, могут корреспондировать с административной и дисциплинарной  ответственностью; распространены в экономике и общественных отношениях. Особое значение для квалификации коррупционных преступлений имеет Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее – Закон о противодействии коррупции)(1), устанавливающий обязанность служащих уведомлять об обращениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений. Служащий обязан уведомлять представителя нанимателя (работодателя), органы прокуратуры или другие государственные органы обо всех случаях обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений. Невыполнение государственным и муниципальным служащим такой должностной (служебной) обязанности является правонарушением, влекущим его увольнение с государственной либо муниципальной службы, привлечение к иным видам ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации. Эволюция преступности является зеркальным отражением изменений в экономических, социально-политических отношениях в обществе, что неуклонно требует совершенствования уголовного законодательства.


(1) Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции« // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 52 (ч. 1). – Ст. 6228.


До настоящего времени российским законодателем не раскрыто понятие «коррупционные  преступления». Нет разъяснения по этому вопросу ни в Законе о противодействии коррупции, ни в Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальных планах противодействия коррупции, утвержденных указами Президента РФ. В Законе о противодействии коррупции определены деяния, относимые к коррупционным: злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение перечисленных деяний от имени или в интересах юридического лица (ч. 1 ст. 1 Закона о противодействии коррупции). В перечне явно усматриваются преступления, предусмотренные ст. 201, 204, 285, 290 и 291 УК РФ, однако не раскрыто «иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения». Таким образом, в целом следует констатировать, что в российском уголовном законодательстве отсутствуют нормы, квалифицирующие коррупционные преступления.

Научные исследования вышеуказанной проблемы также не смогли указать путь практикам при квалификации коррупционных преступлений. Например, Б.В. Волженкин отмечает, что коррупция – это социальное явление, заключающееся в разложении власти, когда государственные (муниципальные) служащие и иные лица, уполномоченные на выполнение государственных функций, используют свое служебное положение, статус и авторитет занимаемой должности в корыстных целях для личного обогащения или в групповых интересах(1). Б.В. Волженкин к коррупционным преступлениям отнес следующие преступления ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160, ст. 285, 289, 290, 291, 292, 169, 178, 201, 204, 184 УК РФ(2). Тем самым к рассматриваемым  преступлениям отнесено 13 составов, в связи с чем не совсем ясна избирательность  деяний, указанная Б.В. Волженкиным.

Например, Л. Гаухман отметил, что к преступлениям коррупционной направленности относятся общественно опасные деяния, и указал только пять составов преступлений. В данном случае к рассматриваемым деяниям выборочно отнесены преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, в перечне отсутствует ст. 291 УК РФ (дача взятки)(3).

Попытки определения перечня коррупционных преступлений предпринимались правоохранительными органами как в международных соглашениях, так  и в правовых актах в системе правоохранительных органов России. Например, межведомственное Соглашение о сотрудничестве генеральных прокуратур (прокуратур) государств – участников СНГ в борьбе с коррупцией (25.04.2007, г. Астана) сторонами была принята договоренность считать коррупционными следующие деяния4, которые в УК РФ предусмотрены соответственно ст. 290, 291, 285, 292, ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ. Всего – 6 составов преступлений.


(1) Волженкин Б.В. Коррупция. – СПб. : Санкт-Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры РФ, 1998. – С. 112.
(2) Там же. – С. 76.
(3) Гаухман Л. Коррупция и коррупционное преступление // Законность. – 2000. – № 6. – С. 2–6.
(4) Заседание Координационного совета генеральных прокуроров государств – участников Содружества Независимых Государств (25.04.2007, г. Астана, Республика Казахстан) // Прокурорская и следственная практика. – 2007. – № 1–2. – С. 45.


В совместном Указании Генпрокуратуры РФ № 399/11, МВД России от 28 декабря 2009 г. № 1 (ред. от 30.04.2010) «О введении в действие Перечней статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчетности»(1) преступления коррупционной направленности дифференцированы на три группы:
1) преступления, относящиеся к перечню без каких-либо условий;
2) преступления, относящиеся к перечню при наличии определенных условий: относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке основного преступления отметки о его коррупционной направленности; относящиеся к перечню в соответствии с международными актами при наличии в статистической карточке основного преступления отметки о его  коррупционной направленности; относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления с корыстным мотивом; относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления должностным лицом,  государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации; относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации
и с корыстным мотивом; относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своего служебного положения;
3) преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке сведений о совершении преступления, связанного с подготовкой, в том числе мнимой, условий для получения должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества, незаконного представления такой выгоды. Всего – 40 составов преступлений.

В приказе Следственного комитета при Прокуратуре РФ от 19 марта 2009 г. № 7 «Об утверждении и введении в действие формы статистической отчетности «Сведения о противодействии коррупции при организации деятельности по выявлению, расследованию, раскрытию и предупреждению коррупционных преступлений следственными органами Следственного комитета при прокуратуре РФ»(2) к преступлениям коррупционной направленности отнесены 29 составов, представляемых почти все родовые объекты российского уголовного законодательства.

Представляет интерес отнесение преступлений к коррупционным судебными органами. В приказе Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 20 мая 2009 г. № 97 «Об утверждении Табеля форм статистической отчетности о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей, образцов форм статистической отчетности»(3) к ним отнесены: п. «а», «б» ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 145.1, п. «г» ч. 3 ст. 146, ч. 3 и 4 ст. 159, ч. 3 и 4 ст. 160, ст. 170, 174, 174.1, ч. 3 ст. 175, ч. 2 ст. 176, ст. 177, ч. 2 и 3 ст. 178, ч. 3 и 4 ст. 183, 184, п. «б» ч. 3 и ч. 4 ст. 188, ч. 2 и 3 ст. 189, ст. 193, 201, 202, 204, ч. 3 ст. 210, п. «в» ч. 3 ст. 226, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ; совершенные лицом с использованием своего служебного положения ч. 2 ст. 228.2, п. «в» ч. 2 ст. 229, ст. 285, 285.1, 285.2, 286 (кроме п. «а», «б» ч. 3 – совершены с применением насилия или с угрозой его применения, оружия или специальных средств), 289, 290, 291, 292, 294, 295, 296, 299, 300, 301, 302, ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ; по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия ст. 309 УК РФ. Всего – 42 состава, охватывающих весь объектный спектр Особенной части УК РФ.


(1) [Электронный ресурс]. durex-promo.ru
(2) [Электронный ресурс]. durex-promo.ru
(3) [Электронный ресурс]. durex-promo.ru


Таким образом, как на теоретическом уровне, так и на практике отсутствует единое мнение о преступлениях, относимых к коррупционным. Большинство специалистов, работающих в данном направлении, под коррупционными преступлениями понимают все должностные или служебные преступления; отсутствует четкое объектное отнесение преступлений к коррупционным; не определен круг субъектов коррупционных преступлений, так как большинство исследователей под ним понимают только государственного или муниципального служащего.

В новой редакции проекта Закона о противодействии коррупции предлагалось определять преступления, обладающие признаками коррупции. В частности, к таким преступлениям, обладающим признаками коррупции, были отнесены деяния, запрещенные следующими статьями УК РФ: п. «а», «б» ч. 2 ст. 141 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа); ст. 170, 183 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа), 184, 201, 202 (в случае совершения в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц), 204, 210 (при наличии цели совершения любого преступления, обладающего признаками коррупции), 285, 285.1, 285.2, 286 (при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности), 289, 290, 291, 309 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа). Всего – 15 составов уголовных преступлений. Вместе с тем в новом проекте Закона о противодействии коррупции минимизируются все усилия законодателя в определении составов преступлений, указывая, что к иным преступлениям, обладающим признаками коррупции, в соответствии с проектом Федерального закона относятся запрещенные статьями УК РФ и содержащие в качестве самого деяния либо квалифицирующего признака указание на использование лицом своего служебного положения либо должностных полномочий. Тем самым, охватывается весь объектный спектр Особенной части УК РФ. Таким образом, понятие «коррупционное преступление» становится синонимом понятия «должностное преступления», а это не отражает сложившейся практики оценки преступности.

Таким образом, представляется, что к коррупционным преступлениям необходимо отнести только п. «а» ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ч. 1 ст. 183, ст. 184, 204, 290, 291, ч. 1 ст. 309 УК РФ. Множественность и несогласованность статистических учетов коррупционных преступлений привели к искажению картины преступности, к размытости и неопределенности итогов применения мер уголовно-правовой ответственности к коррупционерам.

Также по этой теме: