Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Догхантер: уголовное обвинение и защита

Догхантер: уголовное обвинение и защита

23.09.2016

Догхантер: уголовное обвинение и защита

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №1 год - 2013

Свиридов И.П.,
Юрист

Современное российское общество, как, население многих прочих стран мира, страдает от последствий эколого-цивилизационного кризиса, одним из факторов (а одновременно причиной и порождением) которого является чрезмерная урбанизация населения. ХХI в. предлагает своим современникам небогатый выбор: если хочешь жить хорошо – живи в мегаполисе или, на худой конец, недалеко от него: в городе-сателлите и т. п. Что представляет собой категория «хорошо» применительно к жизни – вопрос до сих пор не решенный, хотя в такой наполненной мудростью веков науке, как философия, этой проблеме посвящен довольно крупный раздел, именуемый аксиологией. Век массовой культуры обеспечил широкое распространение ценностно-психологических штампов, указывающих, что жить «хорошо» значит иметь высокую зарплату, престижную должность, фешенебельную квартиру (или коттедж), дорогой автомобиль, супругу, посещающую салоны красоты и бутики, доступ в различные клубы и т. п. Всего этого, понятное дело, на селе не сыщешь. Средний обыватель стремится ко всему перечисленному, врываясь в города-миллионники очередной пешкой с амбициями ферзя. При этом свежий воздух, здоровое питание и разряженная психологическая обстановка незаметно, но обязательно приносятся в жертву. Жертвует современный человек и тысячелетиями сложившимися взаимоотношениями с братьями своими меньшими. В нашей статье, как следует из ее названия, речь пойдет о собаках, которые очень давно стали друзьями человека и довольно долго сохраняли этот статус. Сейчас этот статус теряется.

По крайней мере, возникает такое впечатление после ознакомления с новостями, которыми пестрят ведущие (и не очень) отечественные средства массовой информации.

Интернет изобилует призывами к насилию. Так, например, на форуме для гитаристов оживленное обсуждение (надо полагать – именно среди гитаристов) вызвала тема «Собак отстреливать, защитников животных – на кол». Содержание темы таково: «Стая собак, причем не бездомных, загрызла восьмилетнюю девочку насмерть. Причем она умерла не сразу, успела вся израненная убежать от них на 200 метров, потом они ее догнали и добили… Хозяин собак, алкаш, проходит как свидетель. Он их не кормил, они у него на свалках питались и жили, как бездомные. Бездомных собак надо отстреливать и варить из них мыло, а шкуры на бесплатные шапки для бомжей! А весь Гринпис посадить на кол, чтобы неповадно было разводить джунгли в деревнях и городах…»(1). Ассортимент антисобачьих интернет-публикаций поражает своей широтой: «Собаколюбы – человеконенавистники»(2), «В Новосибирской области ротвейлер загрыз годовалого ребенка»(3), продолжать можно до бесконечности.

Много выложено в социальные сети фото- и видеодоказательств опасности четвероногих.

Так, в Вологодской области двум школьникам на двадцатиградусном морозе пришлось почти полчаса спасаться от собачьей стаи на верхушке гимнастической лестницы(4). Другой яркий пример: собака напала на трех взрослых людей, после чего прибывшие на место происшествия два (!) наряда полиции безуспешно и долго стреляли (из трех пистолетов) и давили эту собаку, впрочем, довольно неудачно, полицейскими машинами(5).

Реагируя на такое поведение животных, человек сам ему уподобляется. Даются практические рекомендации по уничтожению бродячих собак. Чаще всего рекомендуется использовать изониазид – лекарство от туберкулеза(6), в больших дозах смертельное. Даются описания приготовления отравленного прикорма(7).

Такого рода насилие над собаками, а равно и призывы к нему влекут за собой реакцию аналогичного характера со стороны обществ собаководов и их представителей в органах законодательной власти. Так, в мае прошлого года Законодательное собрание С.-Петербурга выступило с обращением к губернатору Санкт-Петербурга, оформленным постановлением от 30 мая 2012 г. № 315(8). В этом документе региональные депутаты выразили обеспокоенность участившимися случаями умышленного массового отравления домашних собак в общественных местах. В обращении приведено следующее: «На протяжении последних полутора лет такие случаи происходят в различных районах города. Пострадавшие владельцы собак, общественные организации неоднократно обращались к властям города и в правоохранительные органы с требованием разобраться в ситуации. Проводились также протестные акции (митинги и пикетирования), направленные на привлечение внимания к этой проблеме, однако, несмотря на ее актуальность и остроту, до настоящего времени надлежащая политическая и правовая оценка ей дана не была. Между тем указанная проблема является не только общественной, но и нравственно-политической.


(1) forum.guitarplayer.ru/index.php?topic=102856.msg1868257#msg1868257
(2) sobakam-net.3dn.ru/index/sobakoljuby_chelovekonenavistniki/0-27
(3) regnum.ru/news/1571718.html
(4) youtube.com/watch?v=an3Hv5yzC7E&feature=related
(5) zooeco.com/krim-zveri-krov5–1.html
(6) lj.rossia.org/users/tritopora/81967.html
(7) jampo.com.ua/forum/board56/theme3667.htm/page3/
(8) Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга. – 2012. – № 19.


Внезапная мучительная гибель домашнего питомца, происходящая на глазах его владельцев, а зачастую и на глазах малолетних детей, стала настоящей трагедией для многих петербургских семей. Массовый характер таких случаев и отсутствие какой-либо реакции со стороны правоохранительных органов вызывают у граждан ощущение беспомощности и даже подозрения в попустительстве действиям отравителей со стороны властей. Неудивительно поэтому, что, как свидетельствуют результаты социологических опросов, значительная доля владельцев собак готовы причинить травмы и увечья лицам, причинившим вред их питомцам. Многие из пострадавших граждан, а также активисты зоозащитных организаций распространяют в Интернете призывы к ответным действиям в отношении «отравителей». Таким образом, по данной проблеме налицо нарастание гражданского противостояния, дальнейшее игнорирование которого властью и правоохранительными органами может спровоцировать открытые столкновения. Из сообщений средств массовой информации, обращений граждан и общественных организаций известно, что отравлением собак занимаются не просто отдельные лица, а организованные группы.

Формированию таких групп (члены которых называют себя догхантерами) дополнительно способствуют специальные интернет-сайты, пропагандирующие жестокое обращение с животными. Организаторы этих сайтов размещают в открытом доступе призывы к уничтожению собак, а также описание технологий их уничтожения (в том числе рецепты смертельной отравы, которую можно приготовить из находящихся в свободной продаже в аптеках города ингредиентов). Начав с идеи «очищения» улиц от бродячих собак, многие посетители сайтов уже не довольствуются этим, превратив свою самозваную миссию в жестокое хобби и получая удовольствие от убийства животных. Размещаемые на сайтах фотографии и видео издевательств над животными привлекают психически неуравновешенных людей, а сами догхантеры становятся орудием в руках лиц, делающих бизнес на продаже такого шокконтента».

Интересно отметить, что вопрос «как убить собаку» задается в соцсетях даже о виртуальных собаках. Так, на одном из форумов участник спрашивает, как убить собаку в Sims 2 (популярная игра – имитатор жизни), потому что «собак тут много, а ему охота котеночка»(1). К славе создателей упомянутой игры, убить в ней собаку нельзя, можно только подарить соседу или отдать в питомник. Но пользователя эти варианты не устраивают – ему хочется не что иное, как надгробную плиту для пса.

Наверное, это уже патология.

Но вернемся от компьютерных игр к реалиям. Почему же так происходит?

Почему человек, тысячелетиями ценивший псовых, начал их уничтожать? Как ни странно, на этот вопрос ответить невозможно, да и незачем. Потому что он поставлен неправильно. Догхантерство как явление – это не что-то включающее в себя новое содержание (т. е. убийство собак). Это всего-навсего новое видение всегда имевших место процессов. Задумаемся: неужели на протяжении веков человек не уничтожал собак? Вряд ли кто-то будет утверждать, что нет. Любая собака, становившаяся опасной в поселении (вспомним, что город в древнегреческой философии считался перенаселенным при количестве жителей всего в пять тысяч человек), уничтожалась. Другой вопрос, что никто не додумался до последнего времени назвать это догхантерством и увидеть в этом зло (или напротив – «добро с кулаками»).


(1) otvet.mail.ru/question/58670907/


Статус догхантера общество стало приписывать своим членам только тогда, когда его совокупное общественное сознание, недоразвитое в индивидуальном отношении, стало пытаться угнаться за достижениями ушедшей далеко вперед философии (в первую голову – этики). В результате там, где имеет место насилие, тут же возникает борьба против него в виде общественного протеста и возмущения.

При этом вопрос о том, обоснованно ли такое насилие и необходимо ли оно, вовсе не ставится. Домохозяйке и (или) пенсионерке намного проще удовлетворить свои этические потребности, пожалев убитую собаку, чем сделать что-то действительно полезное: например, взять ту же собаку к себе домой на содержание.

В итоге общество раскололось на два лагеря: граждан, видящих в собаках (как в диких городских стаях, так и в домашних породах-убийцах, выгуливаемых без поводков и намордников) смертельную опасность для себя и своих близких, и на граждан, слепо обожающих собак и готовых демонстративно защищать их.

Наиболее радикально настроенные представители первого лагеря ведут партизанскую войну с четвероногими и именуются догхантерами. Есть, конечно же, и люди, не впадающие в крайности. Они, не примыкая ни к одному из лагерей, а тем более к их крайним течениям, в меру любят собак, содержат их, вовремя прививают, выгуливают в соответствии с установленными правилами: поводок + намордник.

Это, вне всякого сомнения, оптимальный вариант, но самый редкий, поскольку в современном мире разумный человек – это скорее научное название вида, чем характеристика отдельного индивида.

В «сухом остатке» имеем серьезную проблему – гражданам требуется юридическая помощь по результатам взаимодействия с собаками. Так, на одном из юридических форумов лицам, пострадавшим от укусов собак, дано более десяти тысяч рекомендаций(1).

Уголовно-правовая наука много внимания уделила разработке правовой нормы, регламентирующей уголовную ответственность за жестокое обращение с животными. В  юридической литературе справедливо отмечается, что «при обращении с животными граждане и юридические лица обязаны руководствоваться принципом гуманности и не допускать грубого с ними обращения, соблюдать санитарные правила и нормы, правила общественного порядка»(2), а также что «наличие в уголовном законе нормы о жестоком обращении с животными является правильным и необходимым, однако редакция данной нормы вызывает трудности в правоприменительной практике»(3).

Принято считать, что «общественная опасность данного преступления определяется тем, что жестокость по отношению к животным, их истязание способствуют формированию у граждан, особенно у подростков и молодежи, чувства равнодушия к страданиям живых существ, нередко закрепляют в поведении субъекта низменные стремления, что порождает подчас агрессивность и насилие по отношению к окружающим, вандализм, глумление над людьми»(4). Те же авторы далее об этом же: «…как показывают криминологические исследования, многие лица, совершившие насильственные преступления: убийства, тяжкие телесные повреждения, разбои, хулиганство, будучи в малолетнем или несовершеннолетнем возрасте, неоднократно мучили, истязали или бессмысленно убивали животных – кошек, собак и т. п.


(1)9111.ru/answers/titles/%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D0%BA%D0%B8/
(2) Бычков А. Животные как объект права // ЭЖ-Юрист. – 2012. – № 21. – С. 16.
(3) Мирошниченко В.С. Некоторые вопросы квалификации жестокого обращения с животными (ст. 245 УК РФ) //Законы России: опыт, анализ, практика. – 2011. – № 12. – С. 122.
(4) Плешаков А., Щерба С. Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными // Советская юстиция. – 1991. – № 2. – С. 21.


Не получая должной оценки своего поведения, жестокость у них принимала устойчивый характер и постепенно превращалась в черту личности, что впоследствии способствовало совершению антиобщественных поступков, а в дальнейшем нередко и преступлений»(1).

Еще более ста лет назад о подобном писал С. Фишер: «…многократные наблюдения убеждают, что дети, мучающие животных, нередко становятся со временем склонны более других к разным преступлениям и что не удерживающиеся от жестокостей к домашнему скоту часто переносят эту необузданность как на членов своего семейства, так и на других им подвластных людей. Это было одной из главных причин к тому, что во всех почти западных государствах установлены за жестокость к животным довольно строгие наказания»(2).

Сегодня Г. Рамазанов отмечает: «…исследования, проведенные в отношении лиц, совершивших убийство, в т. ч. убийство с особой жестокостью, очень часто обнаруживают незримую связь между жестоким обращением с животными и убийством»(3).

Э. Жевлаков по итогам анализа следственно-судебной приходит к выводу о том, что «многие из тех лиц, кто совершает тяжкие преступления против личности, начинали с издевательства над животными»(4).

И. Апарышев: «…формирование теневого рынка домашних питомцев порождает условия для развития жестокого отношения к животным, которое зачастую становится психологической почвой для других преступлений. Уже на рубеже XX – XXI вв. в исследованиях отечественных криминологов раскрывается проблема того, что многие лица, совершившие насильственные преступления – убийства, тяжкие телесные повреждения, разбои, хулиганство, – будучи в малолетнем или несовершеннолетнем возрасте, неоднократно мучили, истязали или бессмысленно убивали животных»(5).

Например, Н. Китаев сообщает, что серийный убийца В. Кулик в детском возрасте любил вешать кошек, пойманных во дворе своего дома, а Митрофанов (два убийства и покушение на третье) в детстве любил жечь на костре кошек и собак(6).

В. Образцов отмечает, что серийный убийца-педофил Головкин в возрасте 12 лет поймал кошку и принес ее домой для того, чтобы совершить с ней те действия, о которых он мечтал в отношении мальчиков. Повесил кошку и отчленил ей голову, от чего получил весьма приятные ощущения, наступила, по его словам, желанная разрядка(7).

С. Богомолова, В. Образцов, А. Протасевич пишут, что для ряда серийных убийц США в детстве были характерны симптомы «триады Макдональда»: мочился в постели – совершал поджоги – мучил животных(8).


(1) Там же.
(2) Фишер С. Человек и животное. – СПб., 1899. – С. 215.
(3) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.А. Чекалин. – М., 2002. – С. 704; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.А. Чекалин. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2004. – С. 726.
(4) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко. – М., 1996. – С. 426.
(5) Апарышев И. Призвать к ответу тех, кто приручил! // ЭЖ-Юрист. – 2012. – № 32. – С. 16.
(6) Китаев Н. Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств. – Иркутск, 1992. – С. 100.
(7) Образцов В.А. Серийные убийства как объект психологии и криминалистики. – М., 2003. – С. 100.
(8) Монологи: криминалисты о своей науке, призванной адекватно противостоять современной преступности. – Иркутск, 1999. – С. 34.


Имеются и данные, подтверждающие связь между насилием над животными и насилием над человеком, полученные учеными-психологами. Так, специалистами ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского установлено, что «свойственная 20,0% мальчиковгруппы жестокость к животным и сверстникам, проявляемая в дошкольном и младшем школьном периоде, с высокой достоверностью связана с агрессивностью в подростковом возрасте (p = 0,000001)»(1).

К слову, по данным Ю.М. Антоняна, о том, что существует уголовная ответственность за жестокое обращение с животными, знают только 30% респондентов.

Образовательный ценз у этой группы лиц невысокий: у 50% – неполное среднее образование, у 38% – среднее образование, у 11% – начальное образование. Эти данные согласуются с исследованиями личности убийц, проведенными криминологами и психологами(2).

Плавно мы подошли к юридической квалификации действий догхантеров.

В зависимости от того, каким именно способом умерщвляется собака, действия лица, убившего ее, могут либо квалифицироваться по ст. 245 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ(3) (далее – УК РФ), либо нет.

Что же представляет собою деяние, предусмотренное этой статьей уголовного закона? Она называется «Жестокое обращение с животными». Согласно ч. 1 этой статьи жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

Вторая часть той же статьи предусматривает квалифицированный (т. е. более тяжкий) состав того же преступления, а именно: то же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Для состава этого преступления характерны следующие элементы. Объективная сторона заключается в совершении действий, состоящих в жестоком обращении с животными, безжалостном отношении к ним: причинение боли животному, лишение его пищи или питья, нанесение ранений, членовредительство и другие негуманные способы.

Как говорится в определении Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. № 4-О07-13, по смыслу этого закона под жестоким обращением с животным, повлекшим за собой его гибель, понимается систематическое избиение, оставление без пищи и воды на длительное время и тому подобное отношение к животному, или, например, мучительный способ умерщвления. Если животное умерщвлено не мучительным способом, то состав преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, отсутствует. Так, например, Н. убил собаку, нанеся ей неустановленным предметом несколько ударов по голове.


(1) Агрессия и психическое здоровье / под ред. академика РАМН Т.Б. Дмитриевой и проф. Б.В. Шостаковича. – СПб., 2002. – С. 135.
(2) Антонян Ю.М. Психология убийства. – М., 1997. – С. 139.
(3) Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.


Данных о том, что при этом умысел Н. был направлен на причинение страданий животному, по делу не имеется и в приговоре не приведено(1). В связи с этим действия Н. не были квалифицированы по ст. 245 УК РФ.

В другом судебном акте разъясняется следующее: по смыслу ч. 1 ст. 245 УК РФ состав преступления будет иметь место только в том случае, если гибель или увечье животного сопровождались соответствующей мотивацией виновного (хулиганские или корыстные побуждения) или имели место при наличии определенных условий (совершены с применением садистских методов или в присутствии малолетних).

При этом хулиганские побуждения означают желание противопоставить себя обществу, высказать пренебрежение установленными правилами поведения, нормами морали и нравственности. В данном случае в поведении виновного должны иметь место демонстративное проявление жестокости, отсутствие реагирования на возмущение, замечания посторонних лиц, попытки пресечь его деяние. Под корыстными побуждениями следует понимать стремление виновного извлечь материальную выгоду для себя или других лиц, избавиться от имеющихся у него затрат(2).

Е.А. Старков пишет: «…в качестве преступления законодатель предусмотрел гибель животных или причинение им увечья. Данная формулировка позволяет сделать вывод о том, что умышленное причинение незначительных повреждений не должно влечь уголовную ответственность (действуют правила малозначительности, предусмотренные ч. 2 ст. 14 УК РФ), и ответственность может быть административной. Хотя следует отметить, что увечье – понятие оценочное, требующее специальных познаний, а также разъяснений судебных органов»(3).

Обязательным условием привлечения к уголовной ответственности является совершение деяния с применением:
а) садистских методов;
б) в присутствии малолетних.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Деяние, повлекшее гибель или увечье животного, принадлежащего физическому или юридическому лицу, образует состав преступления, предусмотренного ст. 167 «Умышленное уничтожение или повреждение имущества» УК РФ.

Все, что перечислено выше, подлежит доказыванию в ходе проведения предварительного расследования. Стороне обвинения нужно по делам рассматриваемой категории доказать:
– факт причинения животному смерти или увечья;
– наличие у лица, привлекаемого у уголовной ответственности, хулиганских либо корыстных побуждений;
– или факт применения садистского метода (нескольких таких методов);
– или в присутствии малолетнего.

Использованный законодателем союз «или» означает, что уголовная ответственность наступит в том случае, если формула уголовного обвинения будет содержать один из двух иксов: «х1» (причинение смерти животному) либо «х2» (причинение животному увечья) плюс один из игреков: «у1» (хулиганские побуждения) или «у2» (корыстные побуждения) или «у3» (применение садистского метода) или «у4» (в присутствии малолетнего).


(1) Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. № 4-О07-13.
(2) Обзор судебной практики Челябинского областного суда от 12 апреля 2010 г.
(3) Старков Е.А. Особенности субъективной стороны преступлений против общественной нравственности // Адвокатская практика. – 2009. – № 5. – С. 36.


Один из признаков «х» сам по себе не образует состава преступления. Например, можно убить собаку, но если это сделано без присутствия малолетних детей, из побуждения, не связанного с хулиганством или корыстью (например, самозащиты, жалость к больному животному, испытывающему мучения, и т. п.), и не садистским способом (например, путем производства выстрела в голову), то уголовная ответственность не наступит.

Не образует состава преступления и деяние, содержащее сколько угодно игрекпризнаков, но без икс-признака. В этом случае состав преступления не будет полным. Например, если некто в присутствии малолетних (у4) из хулиганских побуждений (у1) мучает собаку, не давая ей пить длительное время (т. е. применяет садистские методы – у3), но собака остается жива и не искалечена, то состав преступления будет отсутствовать.

Методика правозащитной деятельности (на стороне лица, привлекаемого к уголовной ответственности за акт догхантерства) предполагает обращение внимания на следующие моменты.

Подлежит доказыванию факт присутствия малолетнего на месте преступления. Доказательством такого факта является допрос несовершеннолетнего свидетеля, т. е. ребенка, присутствовавшего при убийстве собаки. Если в материалах уголовного дела нет таких протоколов допросов, то сторона защиты может поставить под сомнение то обстоятельство, что убийство животного было совершено в присутствии малолетнего.

Иногда допросы самих несовершеннолетних свидетелей (очевидцев) заменяются показаниями взрослых свидетелей:
– опять же очевидцев, которые свидетельствуют о том, что в процессе убийства животного на месте совершения преступления находились малолетние дети;
– родителей детей, находившихся в период убийства собаки на месте происшествия. Этой категории свидетелей подробности преступления становятся известны уже после его окончания, т. е. от своих детей, рассказавших дома о случившемся.

Факт нахождения на месте преступления малолетних детей может быть доказан приобщенной к уголовному делу видеозаписью, зафиксировавшей причинение собаке смерти и присутствие на месте преступления малолетних детей.

Стороне защиты при этом необходимо обращать особое внимание на установление и доказывание стороной обвинения малолетнего возраста детей, явившихся очевидцами действий обвиняемого по причинению смерти собаке. Если допрашивается сам малолетний, то установить его возраст легко, достаточно внести в протокол допроса анкетные данные, сверенные со свидетельством о рождении и (или) записью на странице «Дети» паспорта одного из родителей. Но если личность ребенка, присутствовавшего при убийстве собаки, не установлена (к примеру, детей просто видели прохожие, допрошенные в качестве свидетелей), то стороне защиты целесообразно оспаривать возраст ребенка, трактуемый в данном случае стороной обвинения как малолетний произвольно, так как он установлен только со слов взрослых свидетелей, которые могут ошибаться. К примеру, возраст ребенка, которому тринадцать лет и девять месяцев от роду, может быть не очевиден свидетелю, а возникшие сомнения должны толковаться в пользу подсудимого.

Мотивационная составляющая субъективной стороны преступления устанавливается стороной обвинения, как правило, исключительно из показаний самого лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Если такое лицо на вопрос сотрудника правоохранительного органа о причине убийства собаки ответит «не знаю», «захотелось» или еще что-нибудь подобно неразумное, то его мотивы будут истолкованы как хулиганские. Если же ответ будет содержать вескую причину необходимости убийства собаки, например, опасность ее для окружающих ввиду бродячего состояния и т. п., то хулиганский мотив вменен быть не может. При этом в случае, когда лицо, привлекаемое к уголовной ответственности за акт догхантерства, избирает в качестве версии защиты именно устранение опасности, необходимо учитывать, что угроза, исходившая от убитой собаки, должна отвечать критериям наличности и реальности.

Признак наличности предполагает, что посягательство (на охраняемые законом интересы человека, т. е. в нашем случае – на его жизнь и здоровье) уже началось либо существует непосредственная угроза этого. Непосредственная угроза от бродячей собаки существует тогда, когда это животное имеет потенциальную возможность совершить нападение на человека. Поэтому лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, необходимо давать подробные показания, расписывая, чего именно от опасался со стороны убитой им собаки. Например, нужно пояснить под протокол лицу, ведущему уголовное расследование, что собака (стая собак) постоянно или большую часть времени находилась на пути гражданина с учетом его маршрута движения на работу, с работы, в детское дошкольное учреждение за ребенком, в магазин и проч. Если ранее были факты нападения со стороны этой собачьей стаи, необходимо указать об этом на допросе. Желательно заявить ходатайство о допросе свидетелей защиты, которые могут подтвердить факты предыдущих нападений животных на лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, или на других людей.

Признак реальности предполагает, что посягательство должно существовать в реальной действительности, а не в воображении человека. В рассматриваемой категории дел, как правило, догхантеры убивают собак, опасных потенциально.

Если убивается собака, уже совершившая нападение, то уголовное дело возбуждено не будет, так как с очевидностью будет иметь место крайняя необходимость, устраняющая преступность деяния. Но если даже отдельная собака или собачья стая нападения на человека не совершила, угроза такого нападения является реальной.

Доказывать такую реальность необходимо посредством ссылки на процессуальный институт общеизвестных фактов. То, что стая бродячих собак может напасть на человека, является общеизвестным фактом и не подлежит доказыванию специальными доказательствами. Лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, достаточно только сослаться на опасность нападения.

Стороной обвинения по анализируемой категории дел должны быть проведены экспертные исследования. Таким исследованиям подлежат:
– во-первых, причина смерти или увечья животного, в том числе механизм причинения собаке телесных повреждений. Если заключение эксперта противоречит материалам дела, то возникают обоснованные сомнения в виновности догхантера. Так, если лицо обвиняется в отравлении животного, но в крови и мягких тканях собаки следы яда экспертом не обнаружены, то речь о виновности идти не может;
– во-вторых, поскольку термин «садизм» является понятием психолого-психиатрическим, то и характеристика методов убийства или калечения животного как садистских может являться обоснованным только по итогам проведения соответствующей экспертизы.

Стороне защиты рекомендуется заказывать и проводить соответствующие экспертизы в независимых экспертных организациях. Независимыми на практике являются не только экспертные учреждения, ведомственно не подчиненные Министерству внутренних дел РФ, но и такие, с которыми у органов следствия и дознания нет налаженных постоянных связей. Альтернативная (дублирующая) экспертиза может заставить судью вынести оправдательный приговор, в случае если иные доказательства прямо или косвенно вызывают сомнение в виновности догхантера по ст. 245 УК РФ.

Все вышеизложенное применимо при работе по уголовным делам, возбужденным по признакам преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ. То есть, проще говоря, только в случае причинения смерти либо увечья бродячей (ничейной) собаке. Если же убита собака, принадлежащая на праве собственности гражданину либо юридическому лицу, то уголовная ответственность наступает как по ст. 245 УК РФ, так и по ст. 167 «Умышленные уничтожение или повреждение имущества» УК РФ.

Если эту статью читает неспециалист в области юриспруденции, то удивляться ему не стоит. Действительно, хотя собака является объектом одушевленным, все же она не что иное, как имущество, которое может принадлежать как индивидуальному (гражданину), так и коллективному пользователю (юридическому лицу).

Статья 167 уголовного закона предусматривает два состава преступления: основной и квалифицированный.

Согласно ч. 1 ст. 167 УК РФ умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Имеющее значение для квалификации содеянного по ст. 167 УК РФ понятие значительного  ущерба раскрывается в п. 2 приложения к ст. 158 УК РФ, согласно которому значительный ущерб гражданину в статьях настоящей главы определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей. Так как в п. 2 приложения к ст. 158 УК РФ речь идет только о значительном ущербе, причиненном гражданину, то в случаях убийства или увечья собаки, принадлежащей предприятию, учреждению или организации, значительный ущерб становится оценочной категорией и определяется в зависимости от финансово-экономического состояния юридического лица – собственника собаки.

По ч. 2 ст. 167 УК РФ уголовная ответственность наступает за те же действия, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Они наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Уголовная ответственность наступает по двум статьям УК РФ сразу, поскольку может иметь место так называемая идеальная совокупность, при которой преступник одними и теми же действиями совершает сразу два и более уголовно наказуемых деяния. Например, некто убил собаку, принадлежащую соседу, в присутствии малолетних. Он будет осужден по ст. 245 УК РФ, так как имеет место причинение смерти животному + обязательный признак объективной стороны: присутствие при убийстве малолетнего лица. Одновременно нарушены имущественные права соседа, подлежащие уголовно-правовой защите посредством применения положений ст. 167 УК РФ.

Иногда лицо может привлекаться к уголовной ответственности только по одной ст. 167 УК РФ. Так случается, когда отсутствуют основания для привлечения виновного к уголовной ответственности по ст. 245 УК РФ. Например, один сосед ночью из чувства мести убил собаку другого соседа посредством производства выстрела из охотничьего ружья крупного калибра в голову животного, от чего оно скончалось на месте. В этом случае признаков преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, нет, но могут иметься признаки состава преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ.

Предмет доказывания по уголовным делам, расследуемым по фактам уничтожения собак, принадлежащих гражданам либо организациям, включает следующие обязательные элементы.

Первое. Подлежит доказыванию факт отношений собственности лица (потерпевшего) в отношении животного. Он может доказываться:
– договором купли-продажи собаки;
– свидетельскими показаниями соседей и знакомых;
– фотографиями, на которых владелец запечатлен со своим питомцем;
– документами на животное (ветеринарный сопроводительный документ на животное, включающий сведения о прививках, ветеринарный паспорт животного и т. п.);
– документами об обращении владельца в ветеринарные клиники за помощью в лечении своего питомца;
– справкой из клуба собаководов, в котором состоял гражданин со своей собакой;
– родословной;
– документами об участии гражданина со своей собакой в различных специализированных мероприятиях: выставках собак и т. п.

Если кандидат в потерпевшие не может ничем доказать факт обладания собакой на праве  собственности, это должно быть использовано стороной защиты. Необходимо обратить внимание на то, что только свидетельских показаний о принадлежности собаки конкретному лицу либо фотографий из семейного архива недостаточно. Даже если гражданин покупает собаку с рук, не оформляя это документально, то он в соответствии с местным законодательством обязан документировать принадлежащее ему животное. В разных муниципальных образованиях (городах, районах и т. п.) требования к процедуре документирования домашних животных разные. Так, например, согласно п. 2.2.6 Правил содержания собак и кошек в городском поселении «Город Амурск» Амурского муниципального района Хабаровского края (утв. решением Совета депутатов городского поселения «Город Амурск» Амурского муниципального района от 28.09.2006 № 175(1)) собаководы обязаны собак с трехмесячного возраста доставлять в ветеринарные учреждения для освидетельствования и обязательной вакцинации против бешенства, лептоспироза, дегельминтизации.


(1) Сборник правовых актов органов местного самоуправления городского поселения «Город Амурск». – 2006. – № 4.


В соответствии с п. 1.3 того же документа об этом государственной ветеринарной службой города в ветеринарном паспорте животного делаются отметки. Если гражданин не представил таких документов на животное, то, во-первых, можно ставить вопрос о том, что он владеет животным с нарушением закона, а во-вторых, о том, что животное является потенциально опасным для окружающих, поскольку не привито в установленном порядке. В этом случае защита может ссылаться на уголовно-правовой институт крайней необходимости, так как лицо, убившее собаку, могло руководствоваться таким мотивом, как устранение опасности для себя и своих близких, потенциально исходящей от животного, обязательные ветеринарные мероприятия в отношении которого его владельцем не обеспечены.

Второе. Доказыванию подлежит стоимость животного. Такая стоимость доказывается:
– договором купли-продажи конкретной (убитой) собаки;
– справкой из общества (клуба) собаководов;
– справкой оценщика или заключением товароведческой экспертизы;
– объявлениями о продаже собак (щенков) аналогичных пород в средствах массовой информации.

Стороне защиты при этом необходимо обращать внимание на следующее:
– стоимость собаки зависит от наличия, отсутствия и качества родословной.

Поэтому если сторона обвинения прилагает к материалам уголовного дела справку о стоимости щенков собак той же породы, что была умерщвлена подзащитным, необходимо сравнить данные щенков с данными убитой собаки. Вполне может оказаться, что убитая собака не имеет родословной или имеет, но короткую и не насыщенную призами родителей и прародителей, тогда как справка выдана на щенков, произведенных от многократно титулованных кобеля и суки;
– на цену животного влияет его возраст. Очевидным является то обстоятельство, что чем младше собака, тем дороже она стоит. Если к материалам уголовного дела сторона обвинения приобщает справку о стоимости щенков, а убита десятилетняя (т. е. престарелая) собака, то стороне защиты необходимо заявлять о том, что такое доказательство (справка о стоимости щенка) не соответствует критерию относимости и не может быть использовано при доказывании вины фигуранта по делу;
– цена на собак даже одной породы сильно различается как по регионам, так и у различных собакозаводчиков.

Как видим, стороне обвинения выгодно «взвинтить» цену на пострадавшее животное (как минимум, до суммы, превышающей 2500 руб.). Сторона защиты, напротив, всегда заинтересована в «сбивании» цены, так как цена собаки менее 2500 руб. ведет к прекращению уголовного дела за отсутствием в деянии лица состава преступления. Поэтому стороне защиты нужно «перебивать» справки, втиснутые в дело стороной обвинения, своими справками, в которых стоимость собак ниже.

Стороне защиты иногда выгодно доказывать, что лицо, привлекаемое к уголовной  ответственности за убийство чужой собаки, сделало это в состоянии крайней необходимости. Для того чтобы доказать факт необходимости применения уголовно-правового института крайней необходимости, следует доказать факт наличия угрозы, исходящей со стороны собаки. Факт такой угрозы проще всего доказывать через доказывание факта нарушения собственником собаки возложенных на него законодательством обязанностей по содержанию животного и обеспечению безопасности окружающих. Для того чтобы доказать нарушения нормативных предписаний о содержании домашних животных со стороны их владельцев, нужно изучить нормативный правовой акт, закрепляющий правила содержания домашних животных на территории того муниципального образования, в котором была убита собака. Как правило, такие нормативные акты возлагают на собаководов следующие обязанности:
– выводить собак на улицу только на коротком поводке, а собак средних и крупных пород (размеров) в наморднике; с номерным жетоном на ошейнике. Спускать собаку с поводка можно только в малолюдных местах, при этом следует надевать собаке намордник(1);
– по обязательной регистрации, ежегодной перерегистрации и вакцинации против бешенства в органах ветеринарии(2);
– обеспечивать безопасность граждан от воздействия домашних животных(3);
– не осуществлять выгул собак: на детских и спортивных площадках; внутри огражденных территорий детских дошкольных, школьных и огражденных территорий иных учебных заведений и лечебных учреждений; на городских пляжах и купание их на городских пляжах; в иных местах, где установлены запретительные знаки(4);
– соблюдать запрет на сопровождение собак, требующих особой ответственности владельца (бультерьер, американский стаффордширский терьер, ротвейлер, черный терьер, кавказская овчарка, южнорусская овчарка, среднеазиатская овчарка, немецкая овчарка, московская сторожевая, дог, бульдог, ризеншнауцер, доберман, мастино, мастиф, их помеси между собой, другие крупные и агрессивные собаки служебных, служебно-спортивных и бойцовых пород), лицами: не достигшими 14-летнего возраста; не способными в силу психического и физического развития руководить своими действиями или действиями животных; находящимися в состоянии алкогольного, наркотического либо токсического опьянения(5);
– соблюдать запреты на выгул собак без сопровождающего лица; оставление животного без присмотра, за исключением случаев, когда животное временно находится на привязи около зданий, строений, сооружений(6);


(1) См., например, п. 4.1 Правил содержания домашних животных (собак и кошек) в городе Дудинка и на территории, подведомственной администрации города (утв. решением Городского собрания г. Дудинки от 25.12.2001 № 4-1-4).
(2) См., например, п. 3 Правил содержания и выгула собак в Ханты-Мансийском автономном округе (утв. постановлением Правительства ХМАО от 23.07.2001 № 366-п) // Собрание законодательства Ханты-Мансийского автономного округа. – 2001. – № 7. – Ст. 919.
(3) См., например, п. 2.3 Правил содержания собак и кошек на территории муниципального образования «Городской округ «Город Нарьян-Мар» (утв. решением Совета городского округа «Город Нарьян-Мар» от 24.06.2010 № 124-р) // Наш Город. – 2010. – № 14.
(4) См., например, п. 3.10 Временных правил содержания домашних животных на территории города Сосновый Бор Ленинградской области (утв. решением Совета депутатов муниципального образования Сосновоборский городской округ Ленинградской области от 27.06.2012 № 83).
(5) См., например, п. 7.9 Правил содержания домашних животных на территории города Барнаула (утв. решением Барнаульской городской Думы от 22.12.2006 № 481) // Вечерний Барнаул. – 2007. – № 9.
(6) См., например, п. 7.1 Правил содержания домашних животных на территории Дальнереченского городского округа (утв. решением Думы Дальнереченского городского округа от 28.09.2010 № 119).


– обеспечивать прохождение собакой общего курса обучения (дрессировки) под руководством аттестованного инструктора(1);
– соблюдать запрет на содержание домашних животных с наследственно закрепленной  повышенной агрессивностью(2).

Перечень обязанностей не является стандартным и единообразным, он варьируется от города к городу и от района к району. Ознакомившись с действующими на конкретной территории правилами содержания собак, можно подвести поведение собственника собаки под нарушение правовой нормы. Нарушения можно тактически разделить на два вида:
– те, которые необходимо для доказывания фиксировать самому обвиняемому или его защитнику. Это, например, факты выгула собаки крупной породы без поводка или (и) намордника. Если опасность исходила при жизни собаки именно вследствие того, что ее хозяин пренебрегал намордником, то нужно это фиксировать: либо при жизни собаки на видеоноситель, либо постфактум – путем опроса очевидцев (соседей);
– те, которые доказываются без дополнительной фиксации. Так, если собственник собаки не исполнил обязанность по прохождению курса дрессировки (а из этого можно сделать вывод о том, что собака является опасной для окружающих, так как не была научена подчиняться основным командам), то это нарушение закона со стороны собаковода доказывается просто: если он не представил документ о прохождении курса дрессировки, значит, такой дрессировки не было.

Другой пример: если догхантер убил собаку агрессивной породы, а на территории его муниципального образования гражданам вовсе запрещено содержание агрессивных пород собак, то лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, действовало в ответ на противоправные действия собаковода. Если даже это не устранит уголовной ответственности, то в любом случае может быть признано как обстоятельство, смягчающее вину.

Подводя к концу нашу статью, хотим резюмировать следующее. Во-первых, собаководы должны соблюдать правила содержания животных. Если собаковод соблюдает такие правила, то он и его собака НИКОГДА не станут жертвами догхантера. Вспомним приведенное выше обращение петербургских депутатов. В нем говорится об отравлениях догхантерами собак. Но, если собака в наморднике и на поводке, разве она может съесть отраву? Отраву собака съедает на улице тогда, когда хозяин за ней не следит. А коль скоро собаковод не следит за своим питомцем, то он может отведать не только отравы, но и человечины. Звучит жутковато, тем более для журнальной статьи. Но именно это и провоцирует догхантеров. Можно утверждать, что догхантерство – порождение нерадивых собаководов, которые либо слабо следят за своими питомцами, чем создают опасность для окружающих, либо вовсе выгоняют надоевших братьев своих меньших на улицу, пополняя бродячие стаи четвероногих. Тем же гражданам, которые гордо именуют себя догхантерами, настоятельно рекомендуем пользоваться исключительно мирными средствами для решения конфликтов.


(1) См., например, подп. 9 п. 15 Правил содержания домашних животных на территории города Магнитогорска (утв. решением Магнитогорского городского Собрания депутатов от 22.02.2011 № 27) // Магнитогорский рабочий. – 2011. – № 35.
(2) См., например, п. 2.6.9 Правил содержания домашних животных (собак и кошек) на территории Темрюкского городского поселения Темрюкского района (утв. решением Совета Темрюкского городского поселения Темрюкского района от 22.05.2012 № 332).


Местное законодательство содержит множество обязанностей как для собаководов, так и для органов местного самоуправления по содержанию и отлову опасных животных. Чем убивать собаку, лучше пожаловаться (может быть, неоднократно) на ее владельца участковому уполномоченному полиции, в прокуратуру, вчинить иск (и не один) в суд. Конечно, это сложнее и дольше, но все же более цивилизованно, чем лично душить, стрелять и травить собак. Если же дело дошло все-таки до убийства собаки и возбуждения по этому факту уголовного дела,
необходимо воспользоваться рекомендациями, данными в настоящей статье. Приведенные в ней рекомендации помогут дознавателю или следователю как доказать виновность обвиняемого в убийстве или нанесении увечий животному, так и, напротив, избежать вынесения неправосудного обвинительного приговора.

Также по этой теме: