Главная    Интернет-библиотека    Право    Актуальное законодательство    Административная и уголовная ответственность за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции

Административная и уголовная ответственность за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции

01.11.2013

Административная и уголовная ответственность за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №10 год - 2011

Перминов С.С.,
юрист

21 июля 2011 г. был принят Федеральный закон № 253-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер по предотвращению продажи несовершеннолетним алкогольной продукции»(1).

 Этот Федеральный закон вступает в силу с 5 августа 2011 г. и дополняет:

а) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (в ред. от 04.05.2011 г.)(2) (далее – УК РФ) новой ст. 1511 «Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции»;
б) Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ3 (далее – КоАП РФ) новой ч. 21 ст. 14.16 «Розничная продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции».

Подробно раскроем составы новых статей уголовного и административного кодексов.

(1)Российская газета, № 5537, 26.07.2011.
(2) СЗ РФ, 1996, № 25, ст. 2954; 1998, № 26, ст. 3012; 2003, № 50, ст. 4848; 2007, № 31, ст. 4008; 2009, № 31, ст. 3921; № 52, ст. 6453; 2010, № 19, ст. 2289. 3 СЗ РФ, 2002, № 1, ст. 1; № 30, ст. 3029; № 44, ст. 4295; 2003, № 27, ст. 2700, 2708, 2717; № 46, ст. 4434; № 50, ст. 4847, 4855; 2004, № 31, ст. 3229; № 34, ст. 3529,  3533; 2005, № 1, cт. 9, 13, 37, 40, 45; № 10, ст. 763; № 13, ст. 1075, 1077; № 19, ст. 1752; № 27, ст. 2719, 2721; № 30, ст. 3104, 3124, 3131; № 50, ст. 5247; № 52, ст. 5574; 2006, № 1, ст. 4, 10; № 10, ст. 1067; № 12, ст. 1234; № 17, ст. 1776; № 18, ст. 1907; № 19, ст. 2066; № 23, ст. 2380; № 31, ст. 3420, 3433, 3438, 3452; № 45, ст. 4641; № 50, ст. 5279; № 52, ст. 5498; 2007, № 1, ст. 21, 29; № 16, ст. 1825; № 26, ст. 3089; № 30, ст. 3755; № 31, ст. 4007, 4008; № 41, ст. 4845; № 43, ст. 5084; № 46, ст. 5553; 2008, № 18, ст. 1941; № 20, ст. 2251; № 30, ст. 3604; № 49, ст. 5745; № 52, ст. 6235, 6236; 2009, № 7, ст. 777; № 23, ст. 2759, 2776; № 26, ст. 3120, 3122; № 29, ст. 3597, 3599, 3642; № 30, ст. 3739; № 48, ст. 5711, 5724, 5755; № 52, ст. 6412; 2010, № 1, ст. 1; № 21, ст. 2525, 2530; № 23, ст. 2790; № 25, ст. 3070; № 27, ст. 3416; № 30, ст. 4002, 4006, 4007; № 31, ст. 4158, 4164, 4193, 4195, 4206–4208; № 32, ст. 4298; № 41, ст. 5192; № 49, ст. 6409; № 52, ст. 6984; 2011, № 1, ст. 10, 23, 54; № 7, ст. 901; № 15, ст. 2039; № 17, ст. 2310; № 19, ст. 2715; № 23, ст. 3260.

Административная ответственность за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции

Часть 21 ст. 14.16 КоАП РФ сформулирована следующим образом: «Розничная продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц – от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей». Ст. 14.16 КоАП РФ при помощи административной ответственности обеспечивается реализация положений Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (в ред. от 28.12.2010 г.)(1) (далее – ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»), Федерального закона от 7 марта 2005 г. № 11-ФЗ «Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе»(2) (далее – ФЗ «Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе») и разд. XIX Постановления Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. № 55 «Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации» (в ред. от 27.01.2009 г.)(3) (далее – Постановление Правительства РФ № 55).

Запрет на продажу алкогольной продукции наложен абз. 5 ч. 2 ст. 16 ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», п. 4 ст. 2 ФЗ «Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе» и абз. 5 п. 136 Постановления Правительства РФ № 55.

Объектами административного правонарушения по ч. 21 ст. 14.16 КоАП РФ являются общественные отношения в сфере обеспечения порядка осуществления торговлей алкогольной продукцией. Дополнительный объект – здоровье несовершеннолетних лиц.

Объективная сторона административного правонарушения выражается в розничной продаже несовершеннолетнему алкогольной продукции.

Согласно п. 1 ст. 492 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ(4) (в ред. от 07.02.2011 г.) (далее – ГК РФ) по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью.


(1) СЗ РФ, 27.11.1995, № 48. Ст. 4553.
(2) СЗ РФ, 07.03.2005, № 10. Ст. 759.
(3) СЗ РФ, 26.01.1998, № 4. Ст. 482.
(4) СЗ РФ, 29.01.1996, № 5. Ст. 410.


Иная форма сбыта алкогольной продукции несовершеннолетнему, кроме розничной продажи, не образует состава анализируемого правонарушения. В частности, нельзя привлечь лицо к административной ответственности по ч. 21 КоАП РФ за сбыт несовершеннолетнему алкогольной продукции в форме дарения, мены, оптовой купли-продажи и т. п.

В связи с тем, что розничная продажа, согласно п. 1 ст. 492 ГК РФ, предполагает в качестве одной из сторон продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность, то и субъект анализируемого правонарушения специальный – продавец. При этом продавец может быть как предпринимателем без образования юридического лица, так и работником торговой организации – юридического лица. Поэтому не образует состав данного правонарушения продажа алкогольной
продукции несовершеннолетнему лицом, не являющимся продавцом (например, перепродажа частным лицом алкогольной продукции несовершеннолетнему). В соответствии с п. 1 ст. 21 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ(1) (в ред. от 06.04.2011 г.) (далее – ГК РФ) несовершеннолетним является лицо, не достигшее возраста 18 лет.

Понятие алкогольной продукции дается в п. 7 ст. 2 ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Согласно этой норме алкогольная продукция – пищевая продукция, которая произведена с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции, с содержанием этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции. Алкогольная продукция подразделяется на такие виды, как питьевой этиловый спирт, спиртные напитки (в том числе водка), вино (в том числе натуральное вино).

Обязательным условием объективной стороны анализируемого административного правонарушения является отсутствие в действиях виновного лица признаков уголовно наказуемого деяния. Согласно ст. 1511 УК РФ преступлением признается деяние, аналогичное тому, которое предусмотрено ч. 21 ст. 14.16 КоАП РФ, но совершенное неоднократно (т. е. второй и последующий разы).

С субъективной стороны комментируемое правонарушение характеризуется прямым умыслом.

Санкцию, содержащуюся в ч. 21 ст. 14.16 КоАП РФ, можно охарактеризовать как относительно определенную, без дополнительного наказания.

Согласно абз. 5 ч. 2 ст. 16 ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» в случае возникновения у продавца сомнения в достижении этим покупателем совершеннолетия продавец вправе потребовать у этого покупателя документ, удостоверяющий личность (в том числе документ, удостоверяющий личность иностранного гражданина или лица без гражданства в РФ) и позволяющий установить возраст этого покупателя.

Согласно КоАП РФ в предыдущей редакции продажа алкогольной продукции несовершеннолетнему образовывало состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ(2), наказание по которой несколько ниже, чем наказание по ч. 21 той же статьи. Таким образом, можно констатировать, что законодатель пошел по пути ужесточения административной репрессии за розничную продажу алкоголя несовершеннолетним.


(1) СЗ РФ, 05.12.1994, № 32. Ст. 3301.
(2) См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21.11.2008 № Ф03-5141/2008 по делу № А51-6308/200820–185.


Уголовная ответственность за розничную продажу несовершеннолетнему алкогольной продукции

Ст. 1511 закреплен самостоятельный состав преступления. Текст статьи: «Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции, если это деяние совершено неоднократно, – наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо исправительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Розничной продажей несовершеннолетнему алкогольной продукции, совершенной лицом неоднократно, признается розничная продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение ста восьмидесяти дней».

Объект и субъект анализируемого преступления аналогичен соответствующим элементам административного правонарушения, предусмотренного ч. 21 ст. 14.16 КоАП РФ.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 1511 УК РФ, отличается от объективной стороны правонарушения, предусмотренного ч. 21 ст.1 4.16 КоАП РФ наличием положения об административной преюдиции. В этой связи необходимо вспомнить опыт применения такого института в отечественной правовой системе.

«Сущность административной преюдиции, – пишет Е.М. Ямашева, – заключается в привлечении к уголовной ответственности, если деяние совершено в течение определенного периода времени после наложения одного или двух административных взысканий за такое же правонарушение»(1). Примером первого из названных вариантов является ст. 32 УК Республики Беларусь(2), примером второго – ст. 178 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 июля 2009 г. № 216-ФЗ(3).

Институт административной преюдиции использовался в отечественном уголовном праве с 1922 г. В частности, согласно ст. 79 УК РСФСР 1922 г.(4) неплатеж отдельными гражданами налогов и отказ от выполненияповинностей или производства работ, имеющих общегосударственное значение, в первый раз карался административными взысканиями.

Институт административной преюдиции был воспринят и УК РСФСР 1926 г.(5) (например, ст. 59.9).

Административная преюдиция в течение сорока лет использовалась в рамках ч. 4 ст. 156 Уголовного кодекса РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960)(6) (далее – УК РСФСР 1960 г.), согласно которой уголовно наказуемым признавался обман потребителей в небольшом размере, совершенный повторно в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение.


(1) Ямашева Е.В. К вопросу о восстановлении института административной преюдиции в уголовном законе России // Журнал российского права. 2009. № 10. С. 69.
(2) Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб., 2001. С. 104–105.
(3) СЗ РФ, 03.08.2009. № 31. Ст. 3922.
(4) СУ РСФСР. 1922. № 15. Ст. 153.
(5) СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600.
(6) Свод законов РСФСР. Т. 8. С. 497.


Другой пример – ст. 162.1, введенная в УК РСФСР 1960 г. Указом Президиума ВС РСФСР от 28.05.1986, предусматривающая административную преюдицию в качестве обязательного условия наступления уголовной ответственности за уклонение от подачи декларации о доходах.

Всего в УК РСФСР 1960 г. было включено шесть статей, привлечение к ответственности по которым требовало наличия административной преюдиции (ст. 162, 166, 197, 198, 206, 209).

Однако при принятии Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ(1) (далее – УК РФ) законодатель вовсе отказался от использования административной преюдиции в качестве обязательного признака отдельных преступных деяний.

Это было связано с неоднозначностью оценки института административной преюдиции. Несмотря на многолетнее применение норм уголовного права, предусматривающих административную преюдицию, многие ученые высказывались относительно нее крайне отрицательно.

Например, О.Л. Гулько отмечает, что «включение в сферу уголовно-правовых отношений административных проступков, даже совершенных повторно (что, впрочем, не меняло их сущности), явно не соответствовало принципам уголовного права, чрезмерно расширяло границы уголовно-правовой репрессии»(2).

А.А. Гогин пишет следующее: «Признание некоторых проступков преступными и уголовно наказуемыми деяниями в силу повторности противоречит принципу уголовного права, согласно которому преступлением считается только такое общественно опасное деяние, которое само по себе содержит все признаки состава преступления, независимо от иных обстоятельств, в частности, от того, было ли лицо подвергнуто мерам административного характера за совершенный ранее
проступок»(3).

Одновременно необходимо отметить, что отказ законодателя от использования института административной преюдиции в уголовном праве вызвал ряд критических замечаний со стороны юридической общественности. Г.Н. Борзенков, в частности, по этому поводу констатирует следующее:«Среди юристов все чаще слышатся недоуменные голоса, не поторопился ли российский законодатель, почти полностью исключив административную преюдицию из УК»(4). По мнению Т.Д. Устиновой, отказ от административной преюдиции был недостаточно продуманным решением, и «следует вновь обратиться к этому вопросу, учитывая особенности некоторых преступлений»(5).


(1) СЗ РФ, 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.
(2) Гулько А.Л. История уголовной ответственности за хулиганство в России // Адвокатская практика. 2006. № 5. С. 40.
(3) Гогин А.А. Ответственность за нарушение Федерального закона РФ «О рекламе» // Право и политика. 2004. № 5. С. 31.
(4) Борзенков Г.Н. Тенденции и перспективы развития уголовного законодательства в XXI веке (опыт сравнительно-временного анализа)//Уголовное право в XXI веке. Материалы международной научной конференции. М., 2002. С. 114.
(5) Устинова Т.Д. Расширение уголовной ответственности за незаконное предпринимательство//Журнал российского права. 2003. № 5. С. 103.


Ряд авторов(1) активно отстаивает позицию о включении положений об административной преюдиции в составы отдельных преступлений.

Относительно наличия административной преюдиции существует и третье мнение, согласно которому этот правовой институт УК РФ был все же воспринят, но в несколько завуалированном виде. Проявлением административной преюдиции В.В. Сверчков считает неоднократность в случаях, когда она используется в качестве признака, конструирующего основной состав преступления (ст. 154, 180 УК РФ)(2). Объективности ради следует отметить, что в юридической литературе присутствуют и иные, более аргументированные точки зрения относительно понимания и трактовки термина «неоднократность»(3).

Основная проблема, связанная с институтом административной преюдиции, заключается в разграничении однотипных деяний на административные правонарушения и преступления. Суть позиции противников административной преюдиции в том, что «не может поменяться природа правонарушения в связи с неоднократностью его совершения»(4). Рассуждения относительно верности такой позиции позволяют сделать следующие выводы.

Фактически любое противоправное деяние, признаваемое преступлением с учетом предшествующего административного правонарушения, по большинству элементов своего состава не отличается от этого административного правонарушения. У них полностью тождественны объект посягательства, а также объективная и субъективная стороны.

Различие же видится в субъекте. Не может вызывать сомнений тезис о том, что лицо, совершившее противоправное деяние повторно, в любом случае является более общественно опасным, чем лицо, совершившее такое же деяние впервые. Поэтому преступление с условием административной преюдиции отличается от формирующего преюдицию правонарушения по степени общественной опасности субъекта.

В связи с этим видится вполне оправданным возрождение института административной преюдиции в российском уголовном праве. Это позволит применять различный уровень государственной репрессии (соответственно административной и уголовной) к лицам, впервые вставшим на путь правонарушений, и к лицам, не вставшим на путь исправления после применения к ним административного наказания. В этом свете примечательно высказывание В.Н. Кудрявцева, который
понимал уголовно-правовой запрет как субсидиарный, «в том смысле, что уголовное наказание следует устанавливать в качестве последнего средства»(5).

С момента принятия УК РФ делались неоднократные, но неудачные попытки внести в его текст изменения, возрождающие институт административной преюдиции (например, законопроекты № 71499-3, № 214764-3, № 263738-3, № 3898165-3, № 465813-4).


(1) Радченко В.И. Хорошо сидим. Почти четверть мужского населения уже прошла тюремные университеты//Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2008. № 4. С. 67–73; Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2006. № 3. С. 43–47; Устинова Т.Д. Расширение уголовной ответственности за незаконное предпринимательство//Журнал российского права. 2003. № 5. С. 97–103; Кузнецова Н.Ф. Главные тенденции развития российского уголовного законодательства//Уголовное право в XXI веке. Материалы международной научной конференции. М., 2002. С. 12; Нуркаева Т.Н. Личные (гражданские) права и свободы человека и их охрана уголовно-правовыми средствами. СПб., 2003. С. 222.
(2) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. А.А. Чекалин. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 37
(3) Головизнина И.А. Проблема двусмысленности термина «неоднократность», содержащегося в ст. 180 УК РФ, и пути ее преодоления // Российский следователь. 2006. № 11. С. 15–17.
(4) Широков В., Денисова А. Спорные вопросы новой редакции ст. 178 УК РФ // Уголовное право. 2010. № 1. С. 61–62.
(5) Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982. С. 269.


И все же после тринадцатилетнего перерыва административная преюдиция была возрождена Федеральным законом от 29.07.2009 № 216-ФЗ «О внесении изменения в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации»(1), дополнившим примечание к этой статье пунктом 4-м, согласно которому неоднократным злоупотреблением доминирующим положением признается совершение лицом злоупотребления доминирующим положением более двух раз в течение трех лет, за которые оно было привлечено к административной ответственности. В научной среде(2) названный федеральный закон породил обоснованные ожидания грядущих перемен, связанных с расширением применения института административной преюдиции, и резкую критику(3).

«Формулируя составы преступлений с административной преюдицией, – пишет А.П. Шергин, – законодатель презюмирует возможность предупреждения этих правонарушений посредством административных взысканий. Последние обоснованно рассматриваются как правовые средства борьбы не только с административными проступками, но и с преступными деяниями»(4).

Весьма перспективным видится расширение уголовной репрессии против лиц, причастных к розничной продаже алкогольной продукции несовершеннолетним повторно, т. е. после наложения административного взыскания за такие же нарушения.

Санкцию ст. 1511 УК РФ можно охарактеризовать как альтернативную, относительно определенную, с возможностью наложения дополнительного наказания.


(1) СЗ РФ, 03.08.2009. № 31. Ст. 3922.
(2) Широков В., Денисова А. Спорные вопросы новой редакции ст. 178 УК РФ//Уголовное право. 2010. № 1. С. 60.
(3) Хутов К. О новой редакции ст. 178 УК РФ//Уголовное право. 2009. № 6. С. 76.
(4) Шергин А.П. Административная юрисдикция. М., 2005. С. 299.


Также по этой теме: