Главная    Интернет-библиотека    Финансы    Управление финансами предприятия    Фандрайзинг как новое направление финансового менеджмента

Фандрайзинг как новое направление финансового менеджмента

24.05.2016

Фандрайзинг как новое направление финансового менеджмента

Опубликовано в журнале "Финансовый менеджмент" №6 год - 2009

Шекова Е.Л.,
к. э. н., доцент
Высшей школы менеджмента
Санкт-Петербургского
Государственного университета

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФАНДРАЙЗИНГА

Использование понятия «фандрайзинг» в отечественной науке и практике началось с переходом России на рыночные условия. Термин «фандрайзинг» был заимствован из США, где он используется уже многие десятилетия, преимущественно в области привлечения финансирования в так называемый третий сектор. Третий сектор США, развивающийся с конца XIX в. – начала XX в. и функционирующий наряду с частным и государственным сектором, объединяет  некоммерческие негосударственные организации, для которых основной целью деятельности является не получение прибыли, а решение различных социальных задач, игнорируемых частным и государственным сектором.

Активное развитие фандрайзинга во второй половине XX в. связано с возрастанием роли третьего сектора в США. В 1997 г. некоммерческий сектор США объединял около 2,1 млн организаций по сравнению с 309 тыс. в 1967 г. [1, p. 11]. О масштабе третьего сектора свидетельствует и уровень занятых в некоммерческих организациях. Исследование структуры занятости в США показало, что в 1977 г. удельный вес некоммерческого сектора в общей численности занятых в экономике достиг 3,4%, причем абсолютное число работающих в неприбыльных организациях составило 6,3 млн человек [2, p. 29]. Об усиливающейся роли некоммерческого сектора в экономике США дает представление анализ его доли в национальном доходе страны.

В 1980 г. на долю третьего сектора приходилось около 3,8% национального дохода, что в 1,5 раза выше уровня 1965 г. [3, p. 43].

Новый толчок развития фандрайзинг получил в США в 1980-е гг. во времена правления Р. Рейгана, когда некоммерческая сфера переживала финансовый кризис в связи с сокращением бюджетного финансирования на социально-культурные цели(1). Несмотря на то, что некоммерческий сектор США во все времена в большей степени ориентировался на привлеченные и собственные источники финансирования, чем на финансирование со стороны государства, тем не менее сокращение прямого и косвенного государственного финансирования стало причиной финансового кризиса третьего сектора.

Фандрайзинг с 1980-х гг. стал ориентироваться на активную диверсификацию источников финансирования со стороны физических и юридических лиц, государственных и местных властей, а также разработку новых форм привлеченного финансирования некоммерческих организаций, помимо традиционных пожертвований, грантов, благотворительных, спонсорских и членских взносов.

Множественность и разнообразие привлеченных источников финансирования некоммерческих организаций привели к необходимости планирования и контроля над процессом привлечения средств, а также к введению такого понятия, как фандрайзинговая кампания (FR-кампания).

Фандрайзинговая кампания – комплекс управленческих мероприятий по планированию, организации, проведению и контролю процесса привлечения средств в некоммерческую организацию.

Проведение долгосрочных и крупномасштабных фандрайзинговых кампаний создало спрос на новых специалистов – фандрайзеров, предоставляющих услуги в области привлечения средств.

Задачами фандрайзера являются анализ рынка доноров, определение совместных интересов доноров и некоммерческой организации, разработка системы привилегий для доноров, методов привлечения средств, непосредственная организация фандрайзинговой кампании.

С 1980-х гг. фандрайзинг окончательно оформился в самостоятельную управленческую дисциплину.

В России термин «фандрайзинг» стал активно использоваться с начала 1990-х гг., преимущественно государственными некоммерческими организациями для покрытия дефицита финансовых средств. Причины дефицита были аналогичны причинам 1980-х гг. в США – сокращение государственного финансирования на социальную сферу. Несмотря на то, что фандрайзинг в США преимущественно ориентирован на поддержку негосударственных некоммерческих организаций, в России, где третий сектор находится только в процессе становления, фандрайзинг нашел новые сферы применения.

В связи с тем, что в России к некоммерческим организациям согласно ГК РФ относятся как государственные, так и негосударственные организации, некоммерческая сфера России не соответствует классическому третьему сектору. По данным Госкомстата РФ, 51% некоммерческих организаций функционируют в форме государственных и муниципальных учреждений.

Преобладание государственных организаций в некоммерческой сфере России привело к тому, что фандрайзинг в 1990-е гг. использовался для диверсификации структуры финансирования отечественных государственных некоммерческих организаций и создания альтернативы бюджетным источникам финансирования.


(1) Аналогичная ситуация имела место в Великобритании в 1980-е гг. в связи с сокращением государственного финансирования социальной сферы во времена правления М. Тэтчер.


Однако в настоящее время фандрайзинг в России все более широко применяется и негосударственными некоммерческими организациями, которые активно формируют независимый третий сектор.

В России можно встретить различные транскрипции англоязычного термина – фандрейзинг, фандрайзинг.

На наш взгляд, фандрейзинг (fund raising) является более точным переводом англоязычного термина, означающего собирание, «добывание» денежных средств, тогда как фандрайзинг (fund rising) дословно означает не привлечение, а рост фондов, который может быть обусловлен иными факторами, например, ростом доходов от некоммерческой и предпринимательской деятельности. Однако в России перевод термина как фандрайзинг является более распространенным.

ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ КАМПАНИЯ
Организация фандрайзинговой кампании является сложным процессом, который условно можно разделить на четыре этапа. Первый этап заключается в планировании финансовой кампании, второй этап состоит в реализации фандрайзинга, третий этап включает контроль над ходом реализации фандрайзинга, а четвертый этап сводится к оценке результатов проведенной фандрайзинговой кампании (табл. 1).

На первом этапе непосредственному планированию фандрайзинговой кампании предшествует разработка содержательной программы привлечения средств.

В крупных некоммерческих организациях этот процесс начинается за год до начала кампании. В ходе его определяются основные направления работы на следующий год, составляются перечни краткосрочных и долгосрочных проектов, прогнозируются потоки посетителей, доноров и т. д.

Чаще всего фандрайзинговое планирование осуществляется на год, но может иметь место и поквартальное планирование, или трех-, пятилетнее планирование. В соответствии с планами деятельности детально определяются расходы некоммерческой организации на предстоящий период и источники их покрытия.

Каждая фандрайзинговая кампания имеет строго определенные задачи, в соответствии с которыми выделяются два основные вида фандрайзинга.

Первый вид фандрайзинга. Если задачи фандрайзинга сводятся к поступлению конкретных средств под реализацию проектов, то данный вид фандрайзинга можно назвать проектным. Проектный фандрайзинг является наиболее удобной формой привлечения средств как для самой некоммерческой организации, так и для финансирующей стороны. Это объясняется наличием четко определенных целей использования средств, возможностью привлечения значительных финансовых источников при низких расходах на фандрайзинг, а также получением коммерческих выгод от финансирования проекта.

Второй вид фандрайзинга. В случае направления привлеченных средств на покрытие текущих расходов можно считать такой вид фандрайзинга оперативным. Оперативный фандрайзинг является наименее эффективной формой привлечения средств в некоммерческую организацию, так как поступающие средства не имеют целевого назначения и аккумулируются в ее текущем бюджете. Они могут идти на выплату заработной платы, покрытие коммунальных и материальных расходов, вследствие чего снижается заинтересованность доноров в подобном финансировании. Чаще всего оперативный фандрайзинг применяется некоммерческими организациями,  находящимися в критическом финансовом положении. В этой ситуации в силу своей общественной значимости организации могут привлечь от государства и частных лиц средства на погашение своих долгов.

В качестве примера можно привести опыт Метрополитен-музея в Нью-Йорке. В 1998 г. в связи с резким сокращением бюджетного финансирования у музея образовались долги по уплате коммунальных расходов и заработной плате на общую сумму 7,8 млн долл., что заставило музей обратиться к оперативному фандрайзингу, с помощью которого были собраны средства на покрытие текущих расходов музея [4, p. 39].

Непосредственно сам план фандрайзинговой кампании утверждается дирекцией некоммерческой организации за 4–6 месяцев до начала кампании. Это необходимо для тщательной подготовки финансовой кампании, обеспечения всеми необходимыми информационными материалами (описаниями проекта, обращениями к спонсорам и т. д.), а также для определения круга потенциальных доноров, баланса расходов и доходов и т. д.

Как правило, годовой план фандрайзинговой кампании разбивается по кварталам и месяцам и учитывает территориальный аспект. В этом случае можно говорить о наличии методов территориального фандрайзинга в некоммерческих организациях. К ним относятся проведение выездных выставок, концертов, публичных лекций и других мероприятий; распространение информации и рекламы через организации-партнеры и туристические агентства; создание филиалов и представительств.

Второй этап организации фандрайзинговой кампании связан с ее реализацией на практике. Методы реализации фандрайзингового плана крайне разнообразны (табл. 2). Это проведение рекламных кампаний в средствах массовой информации, по почте (распространение брошюр, буклетов), а также размещение наружной рекламы (стенды, баннеры); обращение к потенциальным спонсорам и благотворителям по телефону и факсу (телефандрайзинг), а также в ходе личной беседы (индивидуальный фандрайзинг); приобретение поддержки влиятельных, известных лиц (солофандрайзинг); распространение бесплатных приглашений на мероприятия, презентации (полифандрайзинг) и т. д.

На само проведение фандрайзинга некоммерческая организация выделяет собственные средства и устанавливает должностную ответственность за их оперативное использование, а также за конечные и промежуточные финансовые результаты.

Ответственность за проведение фандрайзинговой кампании может возлагаться на внутренние службы некоммерческой организации, как то: отделы развития, маркетинга, связей с общественностью. Кроме того, участие в фандрайзинге принимают самостоятельные организации, действующие на базе некоммерческой организации – клубы друзей, общества и фонды. Так, в «Метрополитене» проведение фандрайзинга входит в задачи отдела развития. Данный отдел, насчитывающий более 75 штатных сотрудников, отличается разветвленной организационной структурой (рис. 1). Около 35 специалистов заняты в Обществе друзей «Метрополитена», составной части отдела развития. Каждый сотрудник Общества отвечает за одно из трех направлений деятельности – программное обеспечение (организацию мероприятий Общества друзей), работу с волонтерами, а также с индивидуальными и корпоративными членами. Около 40 сотрудников отдела развития «Метрополитена» специализируются на маркетинговом планировании и исследовании рынка, а также организации и проведении кампаний для привлечения средств частных лиц, спонсоров, благотворительных фондов и др.

Таким образом, организация фандрайзинга в крупных некоммерческих организациях отличается разветвленной структурой управления. Однако небольшие организации, как правило, не имеют специальных фандрайзинговых служб и нередко обращаются к услугам сторонних организаций. За рубежом действуют специальные агентства, оказывающие консультации по привлечению средств и предоставляющие услуги фандрайзеров. Услуги фандрайзера являются крайне дорогостоящими, поэтому не каждая некоммерческая организация может позволить себе их использовать.

Третий этап организации фандрайзинговой кампании сводится к постоянному мониторингу со стороны финансовых служб за ходом реализации фандрайзинга, а также к корректировке планов с учетом произошедших изменений.

Не менее важной составляющей наряду с выше рассмотренными этапами является оценка результатов фандрайзинга. Оценка результативности фандрайзинга должна дать ответы на три основных вопроса.

Первый вопрос – насколько поставленные цели фандрайзинговой кампании отвечают фактическим потребностям некоммерческой организации, то есть определяется эффективность этапа планирования.

Второй вопрос – насколько фактические результаты фандрайзинга соответствуют  запланированным, то есть анализируется эффективность этапа реализации фандрайзинга. В ходе этой оценки рассчитываются такие итоговые экономические показатели, как степень выполнения финансового плана в установленные сроки; фактическая реализация программ и т. д.

Третий вопрос – насколько эффективными оказались затраты на фандрайзинг по сравнению с полученными результатами. Это эффективность конечных результатов.

Для оценки эффективности конечных результатов фандрайзинга – четвертый этап – используются коэффициент окупаемости расходов на фандрайзинг  время окупаемости расходов на фандрайзинг и коэффициент рентабельности фандрайзинга

Коэффициент окупаемости расходов на фандрайзинг показывает, сколько раз за выбранный период расходы на фандрайзинг окупаются за счет привлеченных в ходе фандрайзинга средств:

Время окупаемости расходов на фандрайзинг является обратным показателем первого коэффициента и свидетельствует о количестве дней, необходимых для окупаемости расходов на фандрайзинг за счет привлеченных средств:

Коэффициент рентабельности фандрайзинга показывает, сколько прибыли (разница между привлеченными средствами и расходами на фандрайзинг) приходится на единицу привлеченных от фандрайзинга средств:

Для каждого вида фандрайзинга можно выделить частные показатели эффективности. Так, для проектного фандрайзинга актуальными будут показатели доходности проекта, расходы на проект и др. Для оперативного фандрайзинга целесообразно применять коэффициенты покрытия различных видов расходов (коммунальных расходов, расходов на заработную плату и др.).

В целом эффективность конечных результатов фандрайзинга зависит от уровня организации каждого из четырех этапов кампании. Насколько эффективно ведутся планирование, реализация, контроль и анализ фандрайзинга, отражается на итоговых показателях.

Таким образом, фандрайзинг не является эпизодическим явлением. Под фандрайзингом  понимается целый комплекс управленческих мероприятий, регулярно проводимых  некоммерческими организациями, что позволяет выделить его в отдельное направление менеджмента.

Фандрайзинг некоммерческих организаций как эффективная методика привлечения финансирования в рыночных условиях приобретает большое значение России. Недостаток финансовых средств заставляет российские некоммерческие организации заниматься поиском дополнительных источников доходов.

Российский опыт фандрайзинга не является полным дублированием американского опыта. В нем нашли отражение такие факторы, как национальная специфика функционирования некоммерческой сферы, направления развития отечественной благотворительности, что привело к формированию особенно стей отечественного фандрайзинга.

Фандрайзинг многих российских некоммерческих организаций ориентирован в большей степени на привлечение иностранных ресурсов как наиболее стабильного источника финансирования в условиях отечественной экономики. Привлечение средств из зарубежных источников требует от некоммерческих организаций применения специальных организационных форм управления, которые обеспечивали бы высокий уровень координации и контроля за фандрайзингом в других странах. В качестве таких форм выступают представительства и благотворительные организации, действующие от имени некоммерческой организации за рубежом.

Создание иностранных представительств преследует цели притока инвестиций в некоммерческую организацию и расширения ее деятельности за рубежом.

В задачи таких представительств входят организация культурно-просветительских мероприятий, разработка системы членства и проведение фандрайзинговых кампаний. Так, новой политикой Государственного Эрмитажа стало открытие в 2000 г. представительств музея в Амстердаме и Лондоне.

Структура доходов Эрмитажа показывает, что фандрайзинг достаточно успешно решает задачи привлечения финансирования. Так, доходы от фандрайзинга в бюджете Эрмитажа составляют 35% (рис. 2).

Однако по сравнению с США российские музеи и театры существенно уступают по этому показателю своим американским партнерам. К примеру, в «Метрополитен» поступления от фандрайзинга формируют 65% бюджета музея (рис. 3).

Проведение фандрайзинга в российских учреждениях культуры происходит в условиях дефицита управленческих ресурсов. Создаваемые в организационной структуре учреждений культуры отделы развития, маркетинга, общества друзей, службы гостеприимства и связей с  общественностью не имеют возможности выполнять заявленные функции из-за нехватки кадров. Так, в Государственном Эрмитаже служба связей с общественностью фактически является пресс-службой, а штат отдела развития и маркетинговых исследований состоит всего из пяти человек (рис. 4) [5, с. 143]. В Третьяковской галерее отдел развития, служба маркетинга и Общество друзей занимаются проведением различных мероприятий, при этом не имея четко определенных функций.

Таким образом, фандрайзинг отечественных некоммерческих организаций требует дальнейшего усовершенствования. Актуальными становятся, прежде всего, кадровые проблемы, отсутствие специалистов в области фандрайзинга.

НАЛОГОВОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ В РАМКАХ ФАНДРАЙЗИНГА
Одной из актуальных проблем развития фандрайзинга в России является отсутствие эффективных мер налогового стимулирования лиц, выделяющих благотворительные и спонсорские средства в ходе фандрайзинга.

Согласно социологическому исследованию ВЦИОМ, 76% представителей российских коммерческих компаний оценили условия для ведения благотворительной деятельности в стране скорее как неудовлетворительные [6, с. 8]. Причем названные ими причины сложившейся ситуации в основном связаны с государственной политикой, а именно: несовершенством налоговой и законодательной сфер, а также недостатком государственной поддержки и признания благотворителей. Большинство опрошенных особенно подчеркивали, что существующая налоговая политика не оказывает заметного влияния на рост поддержки некоммерческих организаций со стороны физических и юридических лиц.

Федеральные налоговые льготы для физических лиц. Согласно ст. 219 главы 23 Налогового кодекса РФ от 05.08.2000 № 117-ФЗ, вступившего в силу с 1 января 2001 г., при определении размера налоговой базы по налогу на доходы физических лиц налогоплательщик имеет право на получение социальных налоговых вычетов «в сумме доходов, перечисляемых на благотворительные цели в виде денежной помощи организациям культуры, образования, здравоохранения, социального обеспечения, частично или полностью финансируемым из средств соответствующих бюджетов, в размере фактически произведенных расходов, но не более 25% суммы дохода, полученного в налоговом периоде».

Отсюда следует, что применение данной налоговой льготы ограничено, с одной стороны, суммой, на которую уменьшается налогооблагаемая база по налогу на доходы физических лиц, а с другой стороны, условием оказания помощи некоммерческим организациям только в денежной форме и исключительно финансируемым из бюджета.

Первое ограничение является новым, введенным с 1 января 2001 г. Налоговым кодексом. До 31 декабря 2000 г. в соответствии с утратившим силу Законом РФ «О подоходном налоге с физических лиц» 1991 г. рассматриваемая налоговая льгота распространялась на всю сумму дохода, учитываемого при налогообложении за соответствующий календарный год, то есть закон не ограничивал суммы, которые могут направляться на благотворительные цели и на которые может уменьшаться налогооблагаемый доход физического лица. Однако, несмотря на отсутствие в законе данного ограничения, уровень благотворительности в некоммерческой сфере все равно оставался крайне низким. Таким образом, можно утверждать, что введенное Налоговым кодексом ограничение вряд ли окажет существенное влияние на снижение объемов благотворительной деятельности в стране.

Второе условие, существовавшее также и в Законе «О подоходном налоге с физических лиц», существенно тормозило и тормозит развитие благотворительности в сфере культуры, так как под льготу не подпадают натуральная безвозмездная поддержка (передача товарно-материальных ценностей, оказание услуг и выполнение добровольных работ), а также поддержка тех некоммерческих организаций, которые не финансируются из средств бюджетов. Учитывая тот факт, что с каждым годом все меньше и меньше организаций являются получателями бюджетных средств, масштабы применения данной налоговой льготы имеют тенденцию к сокращению.

Кроме того, необоснованным выглядит распространение данных ограничений на организации культуры и образования, что ставит их в менее выгодное положение по сравнению, например, с религиозными и физкультурно-спортивными организациями. Причем на практике приоритеты при выборе сфер поддержки, согласно результатам исследования ВЦИОМ, отдаются в меньшей степени организациям культуры и образования, чем религиозным и спортивным организациям (табл. 3).

Источник: Корпоративная филантропия: мифы и реальность. Результаты социологич.  исследования. – М., 2002.

Для сравнения приведем данные по США.

В США для частных лиц при направлении благотворительных средств в денежной и натуральной формах в организации культуры, образования, здравоохранения и социального обеспечения от налога освобождается до 50% совокупного дохода при условии наличия льготного налогового статуса некоммерческой организации [7, p. 45; 8, p. 217].

Таким образом, в США критерием определения налоговых льгот для благотворителей выступает не наличие бюджетного финансирования некоммерческих организаций, а их налоговый статус, что расширяет сами возможности получения льгот для частных лиц. Кроме того, под льготу подпадают натуральные благотворительные взносы в некоммерческие организации и сумма, на которую может уменьшаться налогооблагаемый доход физического лица, в два раза выше  российского уровня. Причем при натуральных благотворительных взносах дополнительно  предоставляются льготы по налогу на имущество. Налоговые скидки могут доходить до 75% от стоимости взноса [9, с. 181].

Федеральные налоговые льготы для юридических лиц. Для юридических лиц,  осуществляющих благотворительную деятельность в некоммерческой сфере, согласно введенной в действие с 1 января 2002 г. главы 25 второй части Налогового кодекса, налоговые льготы на прибыль не предусмотрены.

До 1 января 2002 г., согласно утратившему силу Закону РФ от 27.12.1991 № 2116–1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций», для предприятий была предусмотрена льгота по налогу на прибыль в случае оказания ими благотворительной поддержки. Однако отмененная льгота имела существенные количественные ограничения, что не увеличивало заинтересованность организаций в оказании благотворительной помощи в сфере культуры. Так, на основе ст. 6 приведенного закона «при определении налогооблагаемой базы прибыль вправе быть уменьшенной на сумму благотворительных взносов, а также взносов, направленных на восстановление объектов культурного наследия, в фонды поддержки образования и творчества и др., в пределах 3% облагаемой налогом прибыли; а в случае перечисления средств государственным учреждениям и организациям культуры и искусства, кинематографии, творческим союзам и т. д. – не более 5%. При этом общая сумма благотворительных взносов не может превышать 5% налогооблагаемой прибыли». Для банков и страховых организаций сумма благотворительных перечислений ограничивалась еще более низким уровнем – в 3%. Для сравнения: в США для юридических лиц при перечислении благотворительных взносов некоммерческим организациям культуры действует льгота сокращения налогооблагаемой прибыли до 10% [7].

Кроме того, по мнению юриста А.К. Толмасовой, до 2001 г. «наибольшие психологические трудности вызывала у благотворителей необходимость платить налоги, если в качестве пожертвования передавались не деньги, а товар или не используемые ими основные средства, например автомобиль или оргтехника» [10, с. 59].

В соответствии со ст. 3 Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость» 1991 г. объектом обложения налогом на добавленную стоимость являлись среди прочих обороты по «передаче безвозмездно или с частичной оплатой товаров (работ, услуг) другим организациям или физическим лицам». Плательщиком НДС в этом случае являлась передающая сторона.

Таким образом, законодательство до 2001 г. не предусматривало исключений по уплате НДС при безвозмездной или льготной передаче имущества, оказании услуг и выполнении добровольных работ в рамках фандрайзинга. Благотворители или спонсоры должны были исчислить и заплатить НДС в том же размере, как если бы они продали свою продукцию или выполнили объем работ по рыночной стоимости. В результате действующая налоговая политика снижала заинтересованность предприятий в натуральных формах поддержки и в целом оказывала отрицательный эффект на развитие фандрайзинга в стране.

Попытки реформирования российского налогового законодательства применительно к западному опыту уже имели место, но пока не привели к ожидаемым результатам. Так, с 1 января 2001 г., согласно ст. 149 Налогового кодекса, не подлежат обложению НДС операции по «передаче товаров (выполнению работ, оказанию услуг) безвозмездно в рамках благотворительной деятельности в соответствии с Федеральным законом «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», за исключением подакцизных товаров».

Однако из Налогового кодекса следует, что НДС продолжают облагаться в рамках  благотворительной деятельности операции по льготной передаче имущества, оказанию услуг и выполнению добровольных работ; спонсорская поддержка, а также добавляются обороты по передаче подакцизных товаров в рамках благотворительной деятельности. Таким образом, проблема уплаты НДС с благотворительной и спонсорской поддержки в натуральной форме решена законодательством лишь частично.

Налоговые льготы для юридических лиц на уровне субъектов федерации. О законодательных инициативах на уровне субъектов федерации можно также с уверенностью утверждать, что они не решили проблем налогового стимулирования участников фандрайзинга в некоммерческой сфере.

Санкт-Петербург. 28 декабря 1995 г. в Санкт-Петербурге был принят закон «О льготном налогообложении участников благотворительной деятельности», который предусматривает дополнительные к федеральным льготы. Согласно данному закону «при исчислении налога на прибыль в бюджет Санкт-Петербурга налогооблагаемая прибыль уменьшается на сумму средств, направленных на реализацию благотворительных программ или переданных безвозмездно общественным объединениям, в пределах 3%». Однако введенная льгота носит крайне ограниченный характер, поэтому не оказывает заметного стимулирующего воздействия на масштабы благотворительной деятельности в некоммерческой сфере.

Москва. На уровне субъектов РФ к эффективным методам стимулирования благотворительной деятельности можно отнести действующие законодательные акты г. Москвы. Московское законодательство позволяет в большем объеме уменьшать налогооблагаемую прибыль предприятий, а также вводит жесткие требования к определению статуса благотворительной организации. Так, согласно ст. 3 закона г. Москвы «О ставках и льготах по налогу на прибыль» от 29.11.1999 № 35 при исчислении налога на прибыль, подлежащего уплате в столичный бюджет, юридические лица имеют право исключать из налогооблагаемой базы средства, направленные на благотворительные цели в организации, имеющие статус «благотворительная» в г. Москве, но не более 5% налогооблагаемой прибыли.

Статус «благотворительная» согласно ст. 8 закона г. Москвы «О благотворительной деятельности» от 05.07.1995 № 11–46 официально присваивается Городским благотворительным советом и подтверждается особым документом – паспортом благотворительной организации.

Кроме того, согласно закону г. Москвы «О ставках и льготах по налогу на прибыль» предприятия могут уменьшать сумму налога на прибыль на величину фактически произведенных затрат, связанных с реализацией московских благотворительных программ, утвержденных Городским благотворительным советом. Другими словами, сумма взноса (в денежной или натуральной форме), направленного на благотворительную программу с официальным статусом, вычитается из суммы налога на прибыль, подлежащего зачислению в столичный бюджет. Таким образом, законодательство г. Москвы позволяет существенно уменьшать налоговые платежи в бюджет субъектов РФ.

Однако опыт Москвы не получил широкого распространения за пределами столицы. В целом по стране стимулирование благотворительности как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях осуществляется крайне неэффективно.

Из приведенных примеров следует, что система налоговых льгот, установленных для участников фандрайзинга в некоммерческой сфере, не является достаточно гибкой и привлекательной.

Актуальными остаются проблемы разработки стимулирующего механизма налоговых льгот для физических и юридических лиц, осуществляющих поддержку некоммерческой сферы. На это указывают также 65% опрошенных в ходе социологического исследования ВЦИОМ [6].

Для решения данных проблем необходимо, внести серьезные изменения в налоговое законодательство РФ. В частности, разработать гибкую дифференцированную систему налоговых льгот как для некоммерческих организаций, так и для участников фандрайзинга. Данная система должна не просто фиксировать потенциальные налоговые льготы физических и юридических лиц, а активно стимулировать последних в финансировании некоммерческой сферы.

Предлагаю ввести льготы по налогу на прибыль для юридических лиц, занимающихся благотворительной деятельностью, и расширить соответствующие налоговые льготы на доходы физических лиц. В частности, установить налоговые вычеты из прибыли юридических лиц, осуществляющих благотворительные взносы, в размере 10% и увеличить налоговые вычеты из доходов физических лиц до 50%; расширить формы благотворительной поддержки – помимо денежной формы предусмотреть взносы в натуральной форме (передача товарно-материальных ценностей, оказание услуг, выполнение работ и т. д.) и увеличить круг благополучателей (включить некоммерческие организации, не финансируемые из средств бюджетов). Крайне важным является также освобождение от НДС операций по передаче с частичной оплатой товаров, услуг, работ в рамках благотворительной деятельности, а также спонсорской поддержки.

Литература
1. Nonprofit Almanac. – N. Y., 1998.
2. Menchik P., Weisbrod B. Volunteer Labor Supply // Journal of Public Economics. – 1997. – № 32.
3. Nonprofit Public Policy. A Sourcebook on Think Tanks in Government. – N. Y., L., 1993.
4. The Metropolitan Museum of Art. Annual Report of Trustees for the Year 1998–1999.
5. Государственный Эрмитаж: Отчет о деятельности музея за 2002 г. – СПб.: Славия, 2003.
6. Корпоративная филантропия: Мифы и реальность: Результаты социологического исследования. – М., 2002.
7. Clotfelter C. Tax Incentives and Charitable Giving: Evidence from a Panel of Taxpayers // Journal of Public Economics. – 1990. – № 13.
8. Clotfelter C. Federal Tax Policy and Charitable Giving. – Chicago: Univ. of Chicago Press, 1995.
9. Шишкин С.В. Экономика социальной сферы. – М.: ГУ ВШЭ, 2003.
10. Толмасова А.К. Проблемы налогообложения некоммерческих организаций. – М., 2003.

Также по этой теме: