Главная    Интернет-библиотека    Финансы    Поведенческие финансы    Об одной проблеме с диверсификацией

Об одной проблеме с диверсификацией

Об одной проблеме с диверсификацией

Опубликовано в журнале "Финансовый менеджмент" №2 год - 2008

Рудык
Николай Борисович,
канд. экон. наук, доцент
АНХ при правительстве РФ

Сложно, если вообще возможно, найти человека, который занимался бы финансовым менеджментом и не был знаком с эффектом диверсификации. Однако, как мы в самом скором времени выясним, далеко не все, кто знают об эффекте диверсификации, действительно используют его на практике. Что же заставляет инвесторов игнорировать эффект диверсфиикации?
– вот вопрос, на который мы попытаемся ответить в этой статье.

Классический эффект диверсификации
Диверсификация – это процесс включения в портфель ценных бумаг, доходности которых слабо коррелируют друг с другом. Эффект диверсификации заключается в попытке снизить  собственный риск портфеля при помощи увеличения в нем количества активов. На систематический риск портфеля диверсификация не оказывает никакого влияния. Хороший вопрос будет звучать следующим образом: при каком количестве акций в портфеле достигается максимум выгод диверсификации (собственный риск портфеля приближается к нулю)? Ниже читатель найдет несколько наиболее часто встречающихся в академической литературе мнений относительно того, при каком количестве активов в портфеле достигаются все выгоды диверсификации.

«Портфельные менеджеры не должны чрезмерно усердствовать и распылять финансовые ресурсы на большое количество активов. Если 10 или 15 различных активов отобраны для портфеля, максимум выгод от диверсификации уже получен. Дальнейшее увеличение количества активов в портфеле является излишней диверсификацией, которую необходимо избегать».

«Надлежащая диверсификация не требует инвестирования в большое количество различных индустрий или ценных бумаг ...Диверсифицируемый (т.е. собственный риск портфеля) риск снижается так скоро, как скоро в портфеле оказывается восемь или девять акций».

«Когда количество акций в портфеле увеличивается до девяти, диверсифицируемый риск практически полностью исчезает».

«Что касается диверсификации, то несколько работ показали, что можно получить все выгоды диверсификации на портфеле, который состоит из 12–18 акций. Для проведения адекватной диверсификации вовсе не нужно составлять портфель из 200 акций».

«Хорошо диверсифицированный портфель должен включать в себя, по меньшей мере, 30 акций для оператора, использующего безрисковое заимствование и 40 акций для оператора, использующего безрисковое кредитование».

Итак, картина проясняется. Хорошо диверсифицированный портфель ценных бумаг должен состоять как минимум из десяти акций. На следующем графике читатель обнаружит «классическую» взаимосвязь между количеством ценных бумаг, включенных в портфель инвестора, и ожидаемым риском этого портфеля.

Очевидно, что «качество» эффекта диверсификации (т. е. процент риска,который может быть удален из общего риска портфеля при помощи диферсификации) меняется от одного национального фондового рынка к другому. Например, для таких фондовых рынков, как швейцарский и итальянский, характерна высокая доля систематического риска в общем риске инвестирования, а для американского и голландского рынков наоборот, – низкая. Соответствующим образом работает на этих рынках и эффект диверсификации. Максимум же выгод диверсификации можно получить, работая на международном рынке. В следующей таблице читатель найдет сведения о том, какой процент от первоначального риска инвестирования можно удалить при помощи диверсификации на различных фондовых рынках.

Диверсификация портфеля на российском фондовом рынке является делом достаточно сложным (по крайней мере, с использованием одних только обыкновенных голосующих акций) из-за крайне высокой доли систематического риска в общем риске инвестирования. Этим мы отдаленно напоминаем Швейцарию и Италию.

Выбираю то, что знаю
Есть мнение, что подавляющее большинство инвесторов игнорируют очевидные выгоды диверсификации и вину за это возлагают на нашу старую знакомую – эвристику представительности(1). Из миллионов активов обращающихся на национальных фондовых рынках, инвесторы формируют портфели, руководствуясь самым примитивным вариантом эвристики представительности: «покупаю в свой портфель то, что знаю». Естественно, этот принцип подбора активов в портфель начисто игнорирует постулаты диверсификации. И с человеческой точки зрения подобное поведение более чем объяснимо. Люди любят вещи, которые они хорошо знают. Одни болеют за местную футбольную команду, другие покупают лекарство, о котором слышали от хороших друзей, а третьи приобретают акции компании, на которую работают. Все это из-за степени знакомства с той или иной вещью. Когда человек вынужден делать выбор между двумя рискованными перспективами, он скорее выберет ту, что выглядит более знакомой для него. Или другой пример. Поставьте человека в ситуацию, когда он должен будет выбирать, в какую из двух игр, в которых выигрыш зависит от чистого случая, ему сыграть. Вероятность выигрыша и в одной и в другой игре одинаковы (вы сообщаете ему об этом). С одной из предлагаемых вами игр человек знаком хорошо, а о другой слышит впервые. Как вы думаете, какую игру он выберет? Эмпирические исследования утверждают, что ту, с которой он лучше знаком(2). Более того, как показывают те же эмпирические исследования, он выберет более знакомую игру даже тогда, когда вероятность выигрыша в ней меньше, и ему об этом известно. Ведут ли профессиональные инвесторы себя иначе? Ответ – нет. То, как они ведут себя на практике, стало известно в поведенческих финансах как домашнее отклонение (home biase). Оказывается, что инвесторы стремятся инвестировать практически все (или большую часть) своих фондов в активы страны, гражданами которой они являются. Подобное поведение полностью игнорирует рекомендации современной теории портфельного инвестирования относительно международной диверсификации портфеля.


(1)См.: Рудык Н.Б. Эффект оверреакции: причины возникновения и последствия. // Финансовый менеджмент, № 6, 2007. С. 94–103.
(2)См.: Heath, C., Tversky, A. 1991. Preferences and Beliefs: Ambiguity and Competence in Choice Under Uncertainty. Journal of Risk and Uncertainty, Vol. 4. Р. 5–28.


Как мы знаем, инвестируя средства только в активы своей страны, невозможно получить действительно хорошо диверсифицированный портфель. Разумный инвестор должен стремиться воспроизвести в своем портфеле уменьшенную модель мирового рынка капиталов. Если 20% мирового рынка капиталов приходится на Англию, то 20% фондов инвестора должно быть инвестировано в активы, обращающиеся на английском фондовом рынке, и так далее. Куда действительно инвестируют свои средства инвесторы, хорошо видно на следующем графике (рис. 2).

Как видим, американцы покупают акции американских корпораций, японцы – акции японских корпораций, ну а англичане – акции английских корпораций.
Однако какую-то долю средств инвесторы все же вкладывают в иностранные активы. Но знаете, как они это делают? Точнее говоря, акции каких именно иностранных компаний они покупают? Не так давно проведенное по японскому фондовому рынку исследование принесло более чем любопытные результаты(1). Оказалось, что иностранные инвесторы предпочитают владеть акциями только крупных, широко известных японских компаний. Если же японская компания, акции которой попали в руки нашего иностранного инвестора, является небольшой компанией, то с вероятностью 99,9 % бизнес этой компании связан с экспортом. А иначе как бы наш инвестор узнал о ней. А он о ней точно как-то узнал. Откуда мы знаем это? Потому что он с незнакомыми акциями не связывается, так как более подвержен представительности, нежели рекомендациям современной теории портфельного инвестирования.


(1)См.: Jun-Koo Kang, Stulz, R. 1997. Why is there a Home Bias? An Analysis of Foreign Portfolio Equity Ownership in Japan. Journal of Financial Economics. Vol. 46. Р. 3–28.


Также по этой теме: