Главная    Интернет-библиотека    Право    Судебное толкование     Практика судебного рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств

Практика судебного рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств

Практика судебного рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №1 год - 2010

Тарасенко Ю.А.

канд. юр. наук, ООО «Традиции качества»,
юрисконсульт

Разъяснения, данные Пленумом ВАС РФ относительно дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств, посвящены не столько последним, сколько некоторым процессуальным вопросам, возникающим в связи с рассмотрением данной категории дел.

Основной акцент был сделан Пленумом на делах, результаты которых взаимоисключают друг друга: с одной стороны, это дела о взыскании по договору, с другой – дела о признании такого договора недействительным (незаключенным). Лейтмотив разъяснений сводится к тому, что в силу указанной взаимосвязи названные дела целесообразно рассматривать в одном процессе. Вместе с тем Пленум затронул одну важную проблему – проблему преюдициальных фактов и, на наш взгляд, решил ее не традиционным способом.
1. Пленум ВАС РФ в п. 1 комментируемого Постановления акцентировал внимание на том обстоятельстве, что далеко не всякий незавершившийся спор между теми же лицами, находящийся на рассмотрении другого суда, влечет необходимость в приостановлении производства по делу.

Применительно к проблематике ненадлежащего исполнения обязательств ранее суды обычно придерживались прямо противоположного подхода. Например, если в суде, рассматривающем спор о взыскании долга, заявлялось стороной ходатайство о при­остановлении производства по делу вследствие того, что в другом суде находится дело о признании такого договора недействительным (незаключенным), данное ходатайство, как правило, удовле­творялось. Мотив решения был следующим: если в другом судебном процессе договор будет признан недействительным, то теряет всякую актуальность процесс о взыскании задолженности по такому договору.

В настоящее время возобладал иной подход. Суд принимает решение о при­остановлении производства по делу, исходя из конкретной ситуации, которая же­стко не связана с  наличием между сторонами другого спора, способного повлиять на рассматриваемый. В тех случаях, когда решение по иному спору вступает в противоречие с решением текущим, то сложившаяся ситуация исправляется путем пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Вот иллюстрация такого подхода.
В Арбитражный суд г. Москвы обратилось ООО «Золотой Дом» с иском к ООО «Камышинские колбасы Соловьева» о взыскании задолженности по договору поставки. Решением Арбитражного суда г. Москвы исковые требования удовлетворены. Не согласившись с принятым решением, истец обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд.
ООО «Камышинские колбасы Соловьева» в Девятый арбитражный апелляционный суд подано ходатайство о приостановлении производства по делу до рассмотрения Арбитражным судом г. Москвы дела № А40–81130/09–34–639 о признании договора поставки недействительным.
Протокольным определением Девятого арбитражного апелляционного суда в удовлетворении ходатайства отказано. При этом суд исходил из того, что оснований, предусмотренных ст. 143 АПК РФ, не имеется.

В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылался на наличие оснований, предусмотренных ст. 143 АПК РФ.
Окружной суд в удовлетворении жалобы отказал, мотивировав следующим. В соответствии с постановлением Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57, вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда или суда общей юрисдикции, которым удовлетворен иск об оспаривании договора, не влечет отмены (изменения) судебного акта по делу о взыскании по договору, а в силу п. 1 или 5 ст. 311 АПК РФ является основанием для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.
В свою очередь, Пленум ВАС РФ ориентирует участников спора не на «растаскивание» требований по разным процессам, а на рассмотрение всех спорных вопросов в одном процессе. Об этом говорит абз. 2 п. 1 комментируемого постановления.
2. Отдельного рассмотрения заслуживают вопросы о злоупотреблении правами участниками спорного правоотношения. Например, иск с требованием признать договор недействительным (незаключенным) весьма часто предъявляется в качестве ответной меры на иск контрагента о взыскании задолженности по такому договору. Вот иллюстрация.

Возражая против предъявленного иска о признании договора недействительным, представитель ответчика пояснил, что у истца образовалась по оспариваемому договору задолженность по оплате поставленного товара и предъявление им настоящего иска имеет цель избежать ответственности по оплате товара. Данный иск был предъявлен племзаводом после обращения ОАО в суд за взысканием задолженности за поставленный товар.
Суд округа в иске о признании договора недействительным отказал, мотивировав это следующим.
Истец не указал при предъявлении настоящего иска, какие его права были нарушены и как удовлетворение этого иска приведет к восстановлению его права, при том, что последствием признания сделки недействительной является обязанность вернуть все полученное по недействительной сделке.

Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 23.07.2009 № 57, лица, участвующие в деле, должны добросове­стно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупо­требление процессуальными правами либо неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия.
Принимая во внимание установленные судом обеих инстанций обстоятель­ства, пояснения представителя ответчика, предъявление иска о признании сделки недей­ствительной в данном конкретном случае может свидетельствовать о злоупо­треблении истцом процессуальными правами.

Учитывая то обстоятельство, что норма о злоупотреблении правами не так часто использовалась судами, указание на недопустимость злоупотребления в тексте постановления Пленума ВАС РФ будет являться стимулом к активному использованию этой нормы при разрешении дел.
Пленум ВАС РФ также ориентирует участников процесса на активное использование тех механизмов, которые предоставлены сторонам нормами АПК РФ, в частности, при рассмотрении дел в судах первой инстанции. Неиспользование имеющихся возможностей квалифицируется судами как риск соответствующей стороны в споре с отнесением на нее соответствующих неблагоприятных послед­ствий.

3. Пункт 2 комментируемого постановления конкретизирует действия суда по данной категории дел на этапе подготовки дела к судебному разбирательству. В отличие от общей нормы, посвященной этому вопросу (ст. 133 АПК РФ), Пленум обращает внимание на необходимость арбитражного суда при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору определять круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших.

Исходя из того, что предмет иска определяется судом на основе исковых требований и возражений на них, по делам о взыскании по договору, как правило, устанавливались следующие факты: а) наличие договора; б) факт поставки продукции; в) факт получения покупателем продукции; г) факт неоплаты (частичной оплаты).
Теперь, вне зависимости от того, ссылаются стороны на сопутствующие обстоятельства или нет, арбитражный суд обязан установить факт действительности (заключения) договора.

Такой подход направлен в первую очередь на предотвращение ситуаций, когда одна из сторон спора о взыскании задолженности по договору инициирует самостоятельный процесс, в основе которого лежит требование о каком-либо пороке в договоре.
Установив факт заключения договора, его действительность и т. п., суд обязан отразить это в мотивировочной части судебного решения. В последующем такие факты образуют преюдицию, т. е. не подлежат доказыванию вновь
при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (ч. 2
ст. 69 АПК РФ).

4. Особое внимание следует обратить на рекомендацию Пленума ВАС РФ о применении предустановленных фактов: судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (абз. 3 п. 2).
Указанная рекомендация ставит точку в давнем споре о том, подлежат ли применению правила о преюдиции только к фактам или распространяются также и на правоотношения.

В доктрине указанное обстоятельство принадлежит к числу наиболее спорных: существовало два направления по данному вопросу. Представители первого считают, что поскольку предметом доказывания служат только факты, но не правоотношения, то с объективной стороны преюдициальность распространяется только на факты. Представители другого направления относят к числу устанавливаемых судом обстоятельств и факты, и правоотношения.
Несколько ранее Президиумом ВАС РФ была высказана следующая позиция: норма п. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.
Можно ли рассматривать позиции Президиума ВАС РФ и Пленума ВАС РФ в качестве взаимодополняемых в вопросе о том, на что распространяется и что охватывает преюдиция?

Полагаем, что на поставленный вопрос следует дать отрицательный ответ. Президиум исходил из того, что преюдиция распространяется только на фактиче­ские обстоятельства; правовая же оценка таких обстоятельств может быть различной – все зависит от характера дела и конкретных аспектов спора. В свою очередь, это означает, что один и тот же факт может получить столько различных правовых оценок, сколько судов будет рассматривать спор с участием такого факта.
Пленум прямо не говорит о возможности различной правовой оценки фактических обстоятельств. Речь идет об обязанности суда, рассматривающего второе дело, указать соответствующие мотивы иных выводов.
Что означает соответствующее разъяснение высшей судебной инстанции?
Пленум ВАС РФ в п. 2 указывает, что при подготовке к судебному разбирательству арбитражный суд должен определить круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора. Указанные обстоятельства, будучи установленными, не подлежат доказыванию вновь.

Возникает вопрос – чем являются данные обстоятельства? Просто фактом? Или его правовой оценкой?
Если названные Пленумом обстоятельства, которые должен установить суд, представляют собой просто факты, то в другом процессе суд может им дать правовую оценку. Допустим. Но тогда получается, что установленная заключенность и дей­ствительность договора в более раннем процессе являются юридическим фактом, в то время как в более позднем процессе те же самые обстоятельства становятся правовой оценкой, которую суд применяет, констатируя незаключенность или недействительность договора.

Очевидно, такое толкование не может быть правильным, поскольку установленное обстоятельство не может для одного процесса быть юридическим фактом, а для другого – правовой оценкой.
Если установленные обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, не являются юридическим фактом, а представляют правовую оценку, то рекомендация, данная Пленумом ВАС РФ относительно круга обстоятельств, которые должен установить суд, противоречива.

Получается, с одной стороны, Пленум ВАС РФ к числу преюдициальных (а значит, установленных) относит и правовую оценку фактов, с другой – позволяет судам, рассматривающим дело позднее, иначе оценивать уже установленные обстоятельства! В таком случае речь уже идет не об иной правовой оценке установленного факта, а о пересмотре самого преюдициального факта.
Полагаем, что разграничение устанавливаемых обстоятельств на факты и их правовую квалификацию (оценку) не совсем правильно. Разрешая спор, суд устанавливает обстоятельства, которые значимы для дела. В связи с тем, что любой иск представляет собой требование о защите нарушенного права (оспариваемого интереса), то и устанавливаемые судом обстоятельства представляют собой значимые для дела факты, т. е. такие ситуации, с которыми право связывает наступление, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей. Факты, не являющиеся значимыми, для права (следовательно, и для спора) безразличны. Они не способны ни подтвердить что-либо, ни опровергнуть.
Суд, устанавливая фактические обстоятельства (например, факт поставки продукции, факт неоплаты товара, факт заключения договора и т. п.), одновременно дает им правовую оценку. Может ли оценка обстоятельств существовать отдельно от факта? Нет, не может.

Установление, например, заключения (незаключения), действительности (недействительности) договора представляет собой обыкновенное установление факта. В противном случае получается абсурд: какой факт устанавливает суд, который впоследствии оценивается как действительный договор? Факт обмена сторонами документами? Или факт составления единого документа? Но ведь и в том, и в другом случае, прежде чем установить такие факты, суд должен вольно или невольно их оценить. Иначе установление факта вне проводимой одновременно правовой оценки не будет иметь смысла – установление факта будет иметь смысл только тогда, когда суд понимает, что за факт он устанавливает.
Сказанное позволяет усомниться в возможности существования значимых фактов в отрыве от их правовой квалификации. Если суд установил факт наличия между сторонами договора, это означает, что договор заключен и что договор дей­ствителен. В противном случае непонятно, что тогда устанавливает суд. Излишне говорить о том, что такое понимание исключает возможность «различной правовой оценки» факта.

Как же следует понимать разъяснение Пленума о возможности иных выводов, нежели тех, которые уже были даны судом, ранее рассмотревшим дело?
Традиционно (как в доктрине, так и в судебной практике) считалось, что преюдициальные факты повторно не доказываются в процессе, в котором участвуют те же лица. Такие факты суд принимает уже как установленные. В свою очередь, наличие преюдициальных фактов влекло невозможность предоставления других доказательств, опровергающих такие факты.

Теперь, судя по всему, ситуация изменится. Дословный смысл разъяснения Пленума ВАС РФ означает возможность фактического опровержения предустановленных фактов. Причем если ранее преюдициальными фактами были связаны только лица, участвовавшие в ранее рассмотренном деле, в то время как для новых лиц предрешенные факты не имели установленного значения, то сейчас Пленум ВАС РФ обращает внимание на то, что оценка фактов, произведенная судом с одним составом лиц, сохраняет свое значение и для лиц, которые в первом процессе не участвовали.
Означает ли это, что высшая судебная инстанция придала преюдиции максимально широкое значение, распространив ее действие и на лиц, на которых она не может распространяться в силу того, что они не участвовали в процессе, где такие факты устанавливались судом? Или речь все же идет о знакомой нам преюдиции?

Обоснование последнему выводу может быть таково. Предписание суду, рассматривающему текущее дело, учитывать оценку установленных в ранее прошедшем процессе обстоятельств не означает обязанности принимать такую оценку в качестве неопровержимой. В этом смысле учет судом оценки обстоятельств, установленных другим судом, по делу, рассмотренному ранее, независимо от состава лиц, участвующих в текущем процессе, нужно понимать следующим образом: то, что установил суд в ранее прошедшем процессе, может иметь свое значение и в процессе идущем; для лиц участвовавших такие обстоятельства будут иметь преюдициальное значение, в то время как лица, в прошедшем процессе не участвовавшие, не лишены возможности такие факты оспаривать. И только если новые лица опровергнут установленные в прошедшем процессе факты, суд, рассматривающий второе дело, должен отразить это в своих выводах.

Думается, что такой вывод все-таки не следует из буквального значения данного ВАС РФ разъяснения.
Вышеприведенное рассуждение ничего нового не добавляет в уже существующее понятие преюдиции. В таком случае его незачем воспроизводить в постановлении Пленума, придавая ему характер разъяснения.
Мы полагаем, что данное разъяснение продолжает постепенный отход от прин­ципа преюдиции (или сильное его изменение). Смысл рекомендации Пленума ВАС РФ видится в следующем.

Указание на учет оценки обстоятельств, установленных судом по ранее рассмотренному делу, вне зависимости от состава лиц, участвующих в деле, означает, что и в тех случаях, когда состав лиц остается неизменным, суд тем не менее при определенных обстоятельствах может прийти к иным выводам, нежели суд, ранее рассмотревший дело.
Такой вывод с неизбежностью влечет пересмотр существующего института преюдиции.
5. Пункт 3 разъяснения Пленума ВАС РФ ориентирует суды на рассмотрение всех взаимосвязанных требований в одном процессе. Причем особое внимание обращено на целесообразность объединения дел даже в тех случаях, когда в первом процессе оспаривается сам договор.

Комментируемый пункт посвящен той ситуации, когда встречный иск о взыскании задолженности по договору кредитором предъявляется в то время, когда дол­жник уже оспаривает заключенный договор.
Как известно, для того чтобы объединить иски в одно производство, последние должны отвечать требованиям, предусмотренным в п. 3 ст. 132 АПК РФ. Анализ арбитражной практики свидетельствует, что далеко не все ходатайства участников процесса о предъявлении встречных требований судами удовлетворялись. Распространенной причиной отказа служил критерий о более быстром разрешении дела: суды мотивировали отказ тем, что принятие встречного иска, как правило, не способствует быстрому рассмотрению дела.

В настоящем постановлении Пленум ВАС РФ устраняет данный субъективный судебный фактор, устанавливая положение, в соответствии с которым дела о взыскании задолженности по договору и дела об оспаривании этого договора взаимосвязаны по определению, и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному разрешению дела.
6. В п. 4 постановления Пленума ВАС РФ разрешается вопрос о том, как происходит объединение в одно производство нескольких дел, возбужденных в одном суде. Это новый институт процессуального права, коррелирующий с новой редакцией ст. 130 АПК РФ.
Однако, в отличие от предписаний ст. 130 и ст. 132 АПК РФ, Пленум ВАС РФ разъясняет, что дела, возбужденные в одном суде, могут быть объединены ввиду взаимосвязанности предметов споров, наличия общего состава лиц. Очевидно, названное условие объединения дел следует рассматривать в качестве дополнительного к названным в ст. 132 АПК РФ.
Пленумом ВАС РФ установлено и ограничение для объединения дел в одно производство: такое объединение не должно приводить к чрезмерному затягиванию процесса по первому делу.

Если сравнить рекомендации, данные Пленумом ВАС РФ в п. 3 и 4, то можно обратить внимание на следующее различие: принятие встречного иска фактически вменено в обязанность арбитражному суду, в то время как возможность объединения дел, находящихся в одном суде, поставлена в зависимость от усмотрения суда.
Подобное разъяснение не совсем логично, если речь идет о делах одной и той же категории (в данном случае иск об оспаривании договора, с одной стороны, и иск о взыскании по этому договору – с другой). Если встречный иск способен привести к более быстрому и правильному разрешению дела, то отчего же при объединении дел (по сути, с тем же правовым эффектом) возможно чрезмерное затягивание процесса?

7. В п. 5 постановления конкретизируется судьба тех судебных дел, которые рассмотрены не во взаимосвязи друг с другом (см. п. 3 и 4), а потому являются взаимоисключающими.
Исправление подобной ситуации осуществляется не путем отмены судебного акта, а через институт пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.
В приложенях (стр. 102) приведены образцы процессуальных документов,
офор­мление которых может потребоваться при юридическом сопровождении указанных в статье ситуаций.

Также по этой теме: