Главная    Интернет-библиотека    Право    Судебное толкование    Процедура возбуждения уголовного дела по ст. 305 УК РФ сквозь призму конституционного правосудия

Процедура возбуждения уголовного дела по ст. 305 УК РФ сквозь призму конституционного правосудия

11.07.2014

Процедура возбуждения уголовного дела по ст. 305 УК РФ сквозь призму конституционного правосудия

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №1 год - 2012

Пляскин Ю.О.,
Юрист

18.10.2011 Конституционным Судом РФ вынесено Постановление № 23-П «по делу о проверке конституционности положений статей 144, 145 и 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 16 закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С. Л. Панченко»(1).

Произведем краткий обзор содержания судебного решения и выводы, к которым пришел суд.

Фабула дела заявителя. Высшая квалификационная коллегия судей РФ дала согласие на возбуждение уголовного дела в отношении судьи в отставке, С. Л. Панченко, по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» УК РФ. Объективная сторона вмененного преступного деяния включает вынесение судебного решения от 12.08.2004 по гражданскому делу.

Гарнизонный военный суд, куда С. Л. Панченко обратился с жалобой, не принял во внимание довод заявителя о том, что вынесенное им решение от 12.08.2004, которое послужило поводом для производства проверки, вступило в законную силу и не отменено в надлежащей процедуре, и в  удовлетворении жалобы отказал. Заявление С. Л. Панченко об отмене решения Высшей  квалификационной коллегии судей РФ о даче согласия на возбуждение в отношении него уголовного дела оставлено без удовлетворения решением Верховного Суда РФ, подтвержденным определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ.

Суть жалобы. Заявитель оспаривает конституционность положений ст. 144, 145 и 448 УПК РФ, как допускающих возбуждение уголовного дела в отношении судьи по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, в связи с вынесением этим судьей судебного акта, который уже вступил в законную силу и не отменен в установленном законом порядке.


(1) Российская газета. – 2011. – № 5622.


Обоснование жалобы. Такое регулирование, по мнению заявителя, противоречит ч. 1 и 2 ст. 118, ст. 120 и 122 Конституции РФ. Пункт 8 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» вопреки правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 17.07.2007 № 615-О-О, не позволяет квалификационной коллегии судей отказывать в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи при наличии обстоятельств, исключающих его уголовное преследование, чем нарушаются требования  указанных статей Конституции РФ.

Аргументы суда. В начале приводимой в анализируемом судебном решении аргументации суд приводит положения о независимости судей, ссылаясь на свои же постановления от 07.03.1996 № 6-П, от 19.02.2002 № 5-П, от 28.02.2008 № 3-П и др.

Далее КС РФ указал, что такой подход корреспондирует международным стандартам и  рекомендациям в сфере правосудия. В соответствии с Бангалорскими принципами поведения судей(1) беспристрастность, честность, компетентность и добросовестность при исполнении обязанностей судьи имеют первостепенное значение для поддержания независимости судебной власти (п. 1.6); следование высоким стандартам поведения в ходе судебного заседания и вне стен суда способствует поддержанию у общества, коллег и участвующих в судопроизводстве сторон уверенности в беспристрастности как самого судьи, так и судебной власти в целом (п. 2.2); имея в виду постоянное внимание со стороны общественности, судья сознательно, по доброй воле принимает на себя необходимые для поддержания достоинства судебной власти ограничения, которые рядовыми гражданами могут рассматриваться как обременительные (п. 4.2), и не вправе совершать поступки, которые позволяли бы усомниться в его профессиональной добросовестности (п. 6.7). Если же судья выполняет свои обязанности неэффективно и ненадлежащим образом или если с его стороны имеют место дисциплинарные нарушения, государство, согласно Рекомендации № R (94) 12 по вопросам независимости судей(2), должно принимать не наносящие ущерба независимости судебных органов необходимые меры; при этом судья не может быть снят с должности до достижения возраста обязательного выхода на пенсию без веских на то оснований; такие основания должны точно определяться законом и могут быть обусловлены неспособностью судьи выполнять свои функции, совершением уголовного правонарушения или серьезным нарушением дисциплинарных норм (п. 1 и 2 принципа VI).

Аналогичное требование включено в Основные принципы независимости судебных органов, принятые седьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями(3), п. 18 которых допускает временное отстранение судьи от должности или увольнение только по причине неспособности выполнять обязанности судьи или поведения, не соответствующего занимаемой должности.

Возложением на судей функции отправления правосудия обусловливается и необходимость особого порядка возбуждения в отношении них уголовных дел, в том числе введение дополнительных процессуальных гарантий, которые, не исключая уголовную ответственность судьи за совершенное преступление, обеспечивали бы ему защиту при осуществлении профессиональных обязанностей, носящих публичный характер.


(1) Одобрены резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2006/ 23 от 27.07.2006.
(2) Принята 13 октября 1994 г. Комитетом министров государств – членов Совета Европы.
(3) Милан, 26 августа – 6 сентября 1985 г.


Соответственно регулирование отношений по поводу уголовного преследования судьи за деяние, совершенное им в процессе осуществления правосудия, требует от федерального законодателя соблюдения на основе принципа соразмерности баланса таких конституционно значимых ценностей, как ответственность перед обществом судебной власти как института, служащего гарантией законности и верховенства права, с одной стороны, и независимость и неприкосновенность судьи – с другой.

К числу гарантий, обеспечивающих независимость судьи при осуществлении правосудия, Закон РФ «О статусе судей в РФ» относит неприкосновенность судьи (п. 1 ст. 9). Согласно п. 2 ст. 16 названного Закона, раскрывающему одну из сторон принципа неприкосновенности, судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных  приговора, решения или иного судебного акта.

Вместе с тем гарантии судейского иммунитета, включая неприкосновенность, не носят абсолютного характера. Устанавливая в качестве общего правила запрет на привлечение судьи к ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и вынесенные судебные акты, федеральный законодатель исходил из того, что при осуществлении судебной деятельности возможны неумышленные ошибки ординарного характера, не дискредитирующие априори лиц, их допустивших, которые возникают в ходе разрешения конкретного дела при толковании и применении норм материального или процессуального права и подлежат исправлению вышестоящими судебными инстанциями. Что касается судебных ошибок, которые являются следствием профессиональной некомпетентности или небрежности судьи, т. е. недобросовестного исполнения им функции по отправлению правосудия, то они могут приводить к искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса и соответственно повлечь вынесение неправосудного судебного акта, которое хотя и не подпадает под признаки состава преступления, тем не менее может служить основанием для применения к судье мер дисциплинарной ответственности(1).

Тем более не предполагается ограждение судьи, совершившего преступление, от уголовной ответственности – иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью(2).

Процедурный механизм осуществления уголовного преследования в отношении судей урегулирован УПК РФ, в том числе его ст. 144, 145 и 448, во взаимосвязи с положениями Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и предусматривает в качестве составной части и одновременно способа обеспечения неприкосновенности и независимости судей особый – усложненный по сравнению с обычным – порядок возбуждения уголовного дела в отношении судьи и привлечения его в качестве обвиняемого.


(1) Постановления Конституционного Суда РФ от 28.02.2008 № 3-П и от 20.07.2011 № 19-П.
(2) Определения Конституционного Суда РФ от 16.12.2004 № 394-О, от 07.02.2008 № 157-О-О и др.


Обязательным условием этого порядка является наличие решения квалификационной коллегии судей о даче согласия на осуществление в отношении судьи уголовного преследования, что само по себе, как указывал Конституционный Суд РФ, не предопределяет обязательности вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении судьи или о привлечении его в качестве обвиняемого либо отказе в этом, а также принятия того или иного итогового решения по уголовному делу; при этом сама квалификационная коллегия судей в своем решении не вправе делать выводы (в том числе о виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица), которые могут содержаться только в приговоре (ст. 302 УПК РФ) или ином итоговом решении, постановляемом по результатам непосредственного исследования в ходе судебного разбирательства всех обстоятельств уголовного дела, т. е. разрешать вопросы, которые могут стать предметом доказывания на последующих стадиях уголовного процесса(1).

При осуществлении уголовного преследования в отношении судьи за деяние, совершенное им в процессе осуществления правосудия, должен безусловно учитываться вытекающий из ст. 10, ч. 1 ст. 11, ст. 18, ч. 1 ст. 118 и ч. 1 ст. 120 Конституции РФ и закрепленный в ФКЗ «О судебной системе РФ» (ст. 1 и 6) и «О судах общей юрисдикции в РФ» (ст. 5), а также в соответствующих нормах процессуального законодательства принцип обязательности судебных актов, их неукоснительного исполнения на всей территории РФ и опровержимости только в судебном порядке в специальных, предусмотренных законом процедурах.

В результате КС РФ сформулировал юридическую презумпцию следующего содержания: Вступивший в законную силу, неотмененный и неизмененный судебный акт не может рассматриваться как неправосудный, поскольку отсутствие подтверждения в установленном порядке незаконности и необоснованности этого судебного акта вышестоящей судебной инстанцией презюмирует его правосудность. Это презумпция правосудности судебного акта, не утратившего силу: СУДЕБНЫЙ АКТ В СИЛЕ = ПРАВОСУДНЫЙ ? НЕПРАВОСУДНЫЙ. Эта презумпция имеет значение не только в уголовно-процессуальном аспекте, но и в уголовно-правовом при квалификации содеянного по ст. 305 УК РФ.

Применительно к вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, устанавливающей ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, это означает, что квалификационная коллегия судей не вправе самостоятельно определять, является ли конкретный судебный акт неправосудным, т. е. оценивать его законность и обоснованность, в том числе с точки зрения правильности применения материального закона или соблюдения процессуальных правил, – такая проверка может осуществляться лишь в специальных, закрепленных  процессуальным законом процедурах, а именно посредством рассмотрения дела судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Как следует из правовой позиции, изложенной Конституционным Судом РФ в Определении от 17.07.2007 № 615-О-О, возбуждение в отношении судьи уголовного дела и привлечение его в качестве обвиняемого в связи с вынесением им заведомо неправосудного решения не являются средством пересмотра такого решения, в связи с чем они могут иметь место лишь после того, как в установленной процессуальным законом процедуре принятое судьей решение будет признано незаконным и (или) необоснованным. Данный вывод соотносится с международными стандартами в сфе


(1) Определения от 14.12.2004 № 452-О и от 07.02.2008 № 224-О-О.


ре правосудия, исключающими возможность пересмотра судебных актов во внесудебном порядке (п. 4 Основных принципов независимости судебных органов), и подкрепляется имеющей универсальный характер правовой позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой иная – не судебная – процедура ревизии судебных актов принципиально недопустима, поскольку означала бы возможность замещения (вопреки обусловленным природой правосудия и установленным процессуальным законом формам пересмотра судебных решений и проверки их правосудности исключительно вышестоящими судебными инстанциями) актов органов правосудия административными актами, что является безусловным отступлением от необходимых гарантий самостоятельности, полноты и исключительности судебной власти(1).

Таким образом, обращение следственных органов в квалификационную коллегию судей с представлением о даче согласия на возбуждение в отношении судьи уголовного преследования по ст. 305 УК РФ, предусматривающей ответственность за вынесение заведомо неправосудного судебного акта, в случае, когда сам этот акт не отменен как незаконный и необоснованный, а потому не признан в качестве неправосудного, получение согласия квалификационной коллегии судей, разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела и его дальнейшем процессуальном движении означают, по сути, отрицание окончательности, исполнимости, неопровержимости и обязательности судебного решения, гарантированно исполняющегося силой государства, и являются неправомерным вмешательством в осуществление судебной власти, самостоятельность и независимость которой находятся под защитой Конституции РФ, прежде всего ее ст. 10.

Кроме того, само по себе возбуждение в отношении судьи уголовного преследования по ст. 305 УК РФ предполагает необходимость доказывания именно заведомой неправосудности вынесенного им судебного акта. Если же при этом соответствующий судебный акт не был отменен в надлежащей процедуре, возбуждение уголовного дела в таком случае означает, что следственными органами констатируется вынесение судьей незаконного или необоснованного судебного акта, – тем самым осуществляется уголовное преследование судьи за вынесенное им решение по делу, сохраняющее свою законную силу, чем нарушаются закрепленные ст. 118 и 120 Конституции РФ принципы осуществления правосудия только судом, а также независимости судей как гарантии самостоятельности и независимости судебной власти.

В 2010 г. Высшей квалификационной коллегией судей РФ до сведения квалификационных коллегий судей субъектов РФ доведены разъяснения, которыми следует руководствоваться при принятии решений по рассмотрению внесенных Председателем Следственного комитета РФ представлений о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи. Согласно этим разъяснениям соответствующая квалификационная коллегия судей не дает согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи по ст. 305 УК РФ в случае, если вынесенный судьей судебный акт не отменен или не изменен вышестоящей судебной инстанцией как неправосудный(2).


(1) Постановления от 25.01.2001 № 1-П, от 04.04.2002 № 8-П, от 28.02.2008 № 3-П и от 17.03.2009 № 5-П.
(2) Письмо от 21.07.2010 № ВКК-ИП 389/10.


Аналогичная позиция нашла отражение в определении Военной коллегии Верховного Суда РФ по делу № 2 н-261/08: проверка органами прокуратуры, не обладающими полномочиями по пересмотру судебных актов, заявления о вынесении судьей заведомо неправосудного, на взгляд заявителя, судебного акта допустима только при условии отмены этого акта вышестоящим судом в кассационном либо надзорном порядке; иное означало бы незаконное вмешательство в отправление судом правосудия, допускало бы оценку законности судебного акта и проверку его по существу некомпетентным органом(1).

Однако другие материалы, изученные Конституционным Судом РФ при рассмотрении дела, в том числе конкретные правоприменительные решения, вынесенные в отношении С. Л. Панченко, свидетельствуют о том, что органы прокуратуры РФ, Следственный комитет РФ, Высшая квалификационная коллегия судей РФ и Верховный Суд РФ допускают применительно к случаям возбуждения уголовных дел по ст. 305 УК РФ и прямо противоположное толкование закона.

Такое неоднозначное понимание рассматриваемых законоположений в правоприменительной практике свидетельствует о наличии неопределенности, дающей возможность неограниченного усмотрения при определении процессуальных прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства, что, в свою очередь, означает нарушение вытекающего из Конституции РФ принципа юридического равенства, которое, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, может быть обеспечено лишь при условии единообразного применения правовых норм, возможного только при наличии их формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности и согласованности в системе действующего правового регулирования. Отступление же от указанных критериев неизбежно приводит к нарушению конституционных гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан, включая реализуемые в процедурах уголовного преследования за совершение преступления (ч. 1 ст. 19, ст. 46, ч. 1 ст. 49 Конституции РФ).

Выводы суда. Суд постановил признать взаимосвязанные положения ст. 144, 145 и 448 УПК РФ и п. 8 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в РФ» не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 10, ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 46, ст. 118, 120 и 122, в той мере, в какой этими положениями допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, в случае, когда соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке.

В целях совершенствования правового регулирования, как указано в приводимом Постановлении, порядка привлечения судей к уголовной ответственности, а также обеспечения гарантий справедливой и эффективной судебной защиты федеральному законодателю надлежит внести в действующее законодательство необходимые изменения, вытекающие из требований Конституции Российской Федерации и настоящего Постановления.

Оговорка. Конституционный Суд не преминул подчеркнуть, что своим Постановлением не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных УПК РФ действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному ст. 305 УК РФ, составов преступлений, таких, как «Мошенничество» (ст. 159), «Злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285), «Превышение должностных полномочий» (ст. 286), «Получение взятки» (ст. 290).


(1) Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2008 г., утвержденный постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 04.03.2009 и 25.03.2009.


Также по этой теме: