Назад в будущее?

12.04.2017

Назад в будущее?

М. Дмитриева,
налоговый эксперт

Нынешний кризис – понятие ни для кого уже не призрачное. А это значит, что правительство как никогда готово на структурные реформы в общей экономической политике. И, конечно, без них не обойдется бюджет нашего государства, механизм пополнения которого, по всей видимости, ожидает значительная корректировка в самое ближайшее время.

Пульс падает – нужна реанимация

Еще совсем недавно Кабмин бодренько рапортовал, что, несмотря на непредсказуемость цен на нефть, правительство держит руку на бюджетном пульсе и пока ничего ужасного в экономике не предвидится. Но вот в конце прошлого года Дмитрий Медведев печально констатировал, что цены на нефть, вроде бы, не самые низкие за последние 17 лет, но все-таки…

И вот, похоже, дальше от цен на «черное золото» ждать ничего хорошего не приходится, а правительство абсолютно готово к кардинальным изменениям подхода к федеральному бюджету. Способы эти известны и не новы:

1. Идти по пути еще большего сокращения расходов. Понятно, что на этот путь мы уже встали, и урезается все, что можно. Но ведь и Резервный фонд не резиновый, и наступит момент, когда урезать придется еще больше.

2. Повышать налоги. И хотя еще недавно нам обещали бизнес не трогать, в сегодняшней ситуации нужно быть к этому готовыми. Да и что себя успокаивать – давайте вспомним про торговый сбор и про обложение грузоперевозок на дальние дистанции. И это, по всей видимости, только начало.

3. Брать займы. Вполне цивилизованный способ, который активно государством используется. Вот только не стоит здесь забывать о печальном опыте других стран, к примеру, горемычной Греции и беснующейся Украины.

4. Напечатать денег. Самый плохой путь из имеющихся – это как раз то, что делалось в начале 90-х.

ЕСН, с возвращением!

Способов выправления ситуации много, но давайте поговорим о налогах. В середине января наступившего года появилась информация, что Владимир Путин подписал Указ от 15.01.2016 № 13, заменяющий страховые взносы единым социальным налогом. 

Таким образом, если подобная инициатива будет принята, то все то, что сегодня называется взносами, будет уходить напрямую в Минфин, а он уже будет эти средства распределять по фондам.

С одной стороны, это логично: экономика в кризисе, бюджету требуются деньги, а налоговики научились их собирать куда эффективнее, чем специалисты фондов. Ведь как проверяют правильность начисления взносов представители ПФР, Медстраха и ФСС? Все, что они делают, – инспектируют корректность расчета взносов и больничных, правомерность применения льгот, при этом не ставя под сомнение главное – размер начисленных зарплат. Поэтому даже во время выездных проверок «улов» их оказывается небольшим: даже у крупных организаций редко когда обнаруженные недочеты «оцениваются» больше, чем несколько десятков тысяч рублей.

Совсем другое дело налоговики, априори ставящие под сомнение правильность налогового учета налогоплательщика. Да и выходят они на ревизию досконально подготовленными, осуществив углубленный предпроверочный анализ.

Сами же проверки зарплатной налоговой базы проводятся так:
– сравниваются зарплаты, выплачиваемые проверяемым налогоплательщиком, со средними по отрасли в данном регионе согласно алгоритму, описанному в Приложении № 2 к приказу ФНС от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок»;
– анализируется размер зарплат, предлагаемых работодателями на аналогичные вакансии в открытых источниках (например, в Интернете). Таким образом, будут получены ориентировочные предпроверочные цифры зарплат и взносов, которые, по мнению фискалов, являются объективными. Далее будет проведено сравнение этих цифр с данными по фонду оплаты труда проверяемой компании. А рассчитанная разница считается потенциальной суммой занижения налоговой базы – на ее поиск и будут брошены все силы проверяющих;
– в ходе проведения выездной налоговой ревизии осуществляется масса опросов, а может быть, и допросов, причем не только сегодняшних работников проверяемой фирмы, но и бывших. И если, например, зарплата была белой частично, то в каком-то месте цепочки этот факт с большой долей вероятности выплывет наружу. А далее – долго фантазировать не надо.

Каков итог? Все очень просто. Доначислений уже будет не 10–50 тыс. рублей, а миллионы, что, в общем-то, и требуется.

Есть еще две новости – как говорят, хорошая и плохая.

Хорошая заключается в том, что возврат к ЕСН вызвал бурю негативных откликов чиновников, поэтому факт перехода к налогу пока остается под сомнением. К тому же, даже в худшем сценарии у нас будет время подготовиться – ведь до ориентировочной даты возврата ЕСН еще целый год (до 1 января 2017 года).

Плохая новость вполне закономерна, учитывая сложную финансовую ситуацию в стране. Речь идет о том, что, кроме возврата к ЕСН, обсуждаются инициативы и по увеличению налогов с высоких зарплат. А это значит, что не поздоровится ни бизнесу, ни работникам.

Остались надежды

И все-таки, есть небольшая надежда, что не все так плохо, и отката назад не будет. Вот лишь некоторые доводы против ЕСН:
1) взносы необходимо сохранить в связи с их социальной природой, позволяющей заинтересовать сотрудника в том, чтобы они платились в полном объеме. Следует не менять их кардинально, а совершенствовать порядок сбора взносов;

2) действующая система сборов позволяет исчислять справедливую пенсию.

Налог идет «в пользу» государства, которое далее распределяет полученные средства по собственному усмотрению. Страховой же взнос – это своего рода «личные» средства гражданина, из которых будет сформирована его пенсия;

3) планы по возможному перераспределению функций между ФНС и фондами – не что иное, как борьба ведомств за право управлять огромными средствами – порядка 6 трлн рублей, что составляет почти половину доходной части федерального бюджета;

4) произойдет увеличение зарплат в «конвертах» со всеми негативными нюансами как для работников, так и для бюджета;

5) процесс возврата ЕСН выглядит как беспорядочное шарахание от одной системы к другой, при этом потребуются значительные суммы средств на отладку новой системы;

6) возврат ЕСН ставит под сомнение судьбу накопительной пенсии, поскольку ФНС не сможет осуществлять администрирование добровольных взносов в силу их неналоговой природы. А это значит, что данную функцию потребуется оставить в ведении ПФР, или же у граждан будет только одна возможность – взаимодействовать с частными пенсионными фондами. А это означает не что иное, как ликвидацию государственной накопительной пенсии.

Так что нас ждет в будущем? Вопрос сложный. Но все-таки будем надеяться, что здравый смысл победит.

Также по этой теме: