Гражданско-правовые основы собаководства



Опубликовано в журнале "Советник юриста" №3 год - 2013


Чашина О.Ю.,
заместитель председателя
 КАМО «Дальневосточная»

К собакам (как и прочим животным) применяются общие правила гражданского права об имуществе (ст. 137 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ(1), далее – ГК РФ).

Отношения, связанные с использованием и охраной животных, регламентируют специальные нормативные правовые акты:
– Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире»(2);
– Закон РФ от 14 мая 1993 г. № 4979-1 «О ветеринарии»(3).

Собаководу полезно знать следующие положения гражданского законодательства:
– имущественный и моральный вред, причиненный владельцу собаки, подлежит возмещению в соответствии с положениями гл. 59 ГК РФ;
– по мнению А. Бычкова, животные не являются имуществом(4), но согласно ст. 137 ГК РФ на них распространяется правовой режим имущества;
– собаки признаются объектом гражданского оборота и подпадают под действие ст. 128 ГК РФ;
– собаки могут приобретаться и отчуждаться по сделкам (купля-продажа, дарение и т. п.);
– если собака причиняет вред иному лицу (моральный, имущественный, в том числе нанесенный животному другого лица (другой собаке)), он подлежит возмещению в порядке ст. 1079 ГК РФ как вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих;
– вред, причиненный собаке, также может быть взыскан владельцем животного с причинителя вреда.

Приведем несколько примеров. Пример 1. Лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков.


(1) CP РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.
(2) СЗ РФ. – 1995. – № 17. – Ст. 1462.
(3) Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 24. – Ст. 857.
(4) Бычков А. Животные как объект права // ЭЖ-Юрист. – 2012. – № 21. – С. 16.


Ш. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании материального ущерба, причиненного в результате неправомерных действий ответчика по отлову собак, в результате которых была уничтожена его собака, русскоевропейская лайка.

Отменяя постановленное районным судом решение о взыскании с ответчика в пользу Ш. денежной суммы материального ущерба, суд кассационной инстанции указал, что, определяя размер материального ущерба в размере стоимости щенка породы русско-европейской лайки, суд оставил без внимания положения ст. 1064 ГК РФ, в соответствии с которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме, а также положения п. 1 и 2 ст. 15 ГК РФ, в силу которых лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата и повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

В обоснование своих требований о размере причиненного ущерба истец указывал, что  уничтоженная собака имела родословную, различные награды на выставках собак, на момент гибели достигла возраста пяти лет и была полноценной охотничьей собакой, стоимость которой отличается от стоимости щенка (№ 33-2482/07)(1).

Пример 2. П.К. обратился в суд с иском к П.А. о компенсации морального вреда в размере 100 000 руб., о возмещении дополнительно понесенных расходов на лечение в связи причинением вреда здоровью на сумму 2480 руб.

В обоснование указал, что 30 мая 2010 г. около 2 часов ночи в с. Мочище на территории лодочной базы «Поплавок» собака породы кавказская овчарка, принадлежащая сторожу лодочной станции «Поплавок» П.А., бегая без привязи по территории лодочной станции, выбежала за ворота и укусила П.К. за левую ягодицу.

Согласно заключению врача судебно-медицинской экспертизы такие телесные повреждения, причиненные П.К., расцениваются как вред здоровью средней тяжести.

Согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 2 июня 2010 г. в ходе проверки заявления П.К. было установлено, что кавказская овчарка, укусившая истца,  действительно принадлежит ответчику П.А. Ответчик был привлечен к административной ответственности за ненадлежащее содержание животных при наличии угрозы жизни и здоровью граждан. Согласно медицинской документации истец П.К. обращался за медицинской помощью, ему был установлен диагноз: «укушенные раны левой ягодичной области», впоследствии истец также обращался за медицинской помощью с жалобами на боль в левой ягодичной области. В общей сложности истец находился на лечении в период с 30 мая 2010 г. по 10 июля 2010 г.,  указанные обстоятельства подтверждают причинение вреда здоровью истца. Исходя из специфики полученной травмы истец не мог нормально ходить, сидеть, лежать, что причиняло физические и нравственные страдания. Также истец был вынужден понести дополнительные расходы на восстановление здоровья, а именно расходы на лечение, связанные с приобретением лекарства и оказанием медицинских услуг, на общую сумму 2480 руб., которые также подлежат взысканию с ответчика.


(1) Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда за четвертый квартал 2007 г.


Решением суда первой инстанции постановлено взыскать с П.А. в пользу П.К. компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб. В остальной части иска – отказать. Суд второй инстанции при пересмотре дела указал следующее. Согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как видно из материалов дела, вред здоровью истца П.К. был причинен в связи с ненадлежащим содержанием ответчиком своей собаки, которая в ночное время 30 мая 2010 г., бегая на территории лодочной станции «Поплавок» без привязи, за ее пределами укусила П.К. за левую ягодицу. В связи с полученной травмой истец длительное время находился на лечении – с 30 мая 2010 г. по 10 июля 2010 г. с диагнозом – укушенные раны левой ягодичной области. Истец просил взыскать расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы – 400 руб. и 700 руб., расходы на лечение, связанные с приобретением лекарства в сумме 396 руб. 25 коп., расходы на оплату платной палаты – 1380 руб., а всего 2875 руб., а также компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Согласно ч. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежат также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Как видно из материалов дела, в связи с полученной травмой П.К. проходил лечение, в том числе и амбулаторно, что подтверждается актом судебно-медицинского освидетельствования от 21 июля 2010 г. № 3379/2485-2010 (л/д 101-103), выпиской из амбулаторной карты. Согласно выписке из амбулаторной карты (л/д 77) П.К. 22 февраля 2011 г. был поставлен диагноз – последствия укуса собаки 30 мая 2010 г., грубые коллоидные рубцы, в связи с чем было назначено медицинское средство – контрактубекс, физиолечение. Чек и копия чека аптеки ООО «Сибирское здоровье» подтверждают факт приобретения этого лекарственного средства на сумму 396 руб. 25 коп.

Также документально подтверждены расходы истца на судебно-медицинское освидетельствование П.К. в связи с полученной травмой (л/д 101-103) в сумме 400 руб. и 700 руб. (л/д 96-97). Поскольку лекарственное средство контрактубекс истец приобрел при лечении амбулаторно по назначению врача и расходы на его приобретение документально подтверждены, в этой части решение суда об отказе в удовлетворении требований истца нельзя признать правильным, оно подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований. В пользу истца с ответчика подлежит взысканию сумма 396 руб. 25 коп.

В силу ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В подтверждение своих требований о взыскании материального ущерба и компенсации  морального вреда П.К. представил акты судебно-медицинского освидетельствования от 4 июня  2010 г. № 248 и от 21 июля 2010 г. № 3379/2485.

В соответствии с ч. 1 ст. 88, ст. 94 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся связанные с рассмотрением дела суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, другие признанные судом необходимыми расходы.

Согласно ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Исходя из указанных положений закона суду следовало взыскать с ответчика в пользу истца понесенные им расходы на судебно-медицинское освидетельствование в сумме 1100 руб. (700 руб. + 400 руб.), поскольку они понесены истцом в связи с необходимостью подтвердить свои требования при обращении в суд с иском и документально подтверждены (л/д 96-97). С учетом изложенного решение суда в части отказа в иске во взыскании расходов на судебно-медицинское освидетельствование подлежит отмене с принятием в этой части нового решения о взыскании с П.А. в пользу П.К. 1100 руб.(1)

Пример 3. Судом первой инстанции взысканы с Е.Т.К. в пользу А.О.В. в счет возмещения материальных затрат, связанных с повреждением здоровья, 16 449 руб., в счет компенсации морального вреда 40 000 руб., в счет возмещения расходов по оплате госпошлины 677 руб. 52 коп., всего 57 126 руб. 52 коп.

Суд второй инстанции указал следующее. А.О.В. обратилась в суд с иском к Е.А.А., Е.Т.К. о возмещении материального вреда после уточнения искового заявления в сумме 16 688 руб., компенсации морального вреда в размере 100 000 руб.

В обоснование иска А.О.В. указала, что 9 мая 2010 г. ее покусала собака, в результате чего она была госпитализирована в отделение травматологии и ортопедии городской клинической больницы № 2 г. Новосибирска с диагнозом: открытый перелом нижней трети левой локтевой кисти со смещением отломков и укусами, ранами левого предплечья. Во время лечения понесла затраты на приобретение лекарственных средств и медицинских изделий. В результате полученной травмы ей были причинены физические и нравственные страдания, выразившиеся в том, что в течение двух месяцев испытывала постоянные ноющие боли, перенесла операцию, не могла осуществлять должный уход за маленьким ребенком, была вынуждена прибегать к помощи посторонних лиц.

В обоснование доводов кассационной жалобы указано, что собака находилась на привязи и сорвалась с нее случайно, что является, по мнению кассатора, обстоятельством непреодолимой силы. Судом не было исследовано имущественное положение ответчика. Истицей не доказана причинно-следственная связь между действиями ответчика и полученными ею травмами. В то же время суд вынес решение на основании недоказанных обстоятельств, имеющих значение для дела, судебно-медицинская экспертиза не проводилась. В обоснование возмещения материального ущерба истица представила копию товарного чека от 13 мая 2010 г., однако покупателем по нему является не истица, а А.В.А. Истицей не доказан и не обоснован размер морального вреда, который существенно превышает размер материального ущерба. Моральный вред взыскан без учета отсутствия вины ответчика и без учета материального положения ответчика.

Проверив в соответствии со ст. 347 ГПК РФ доводы кассационной жалобы по материалам дела, суд кассационной инстанции не находит оснований к ее удовлетворению.


(1) Определение Новосибирского областного суда от 14 июня 2011 г. по делу № 33-4314/2011.


Согласно абз. 1 п. 1 и 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. 2 и 3 ст. 1083 настоящего Кодекса. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.).

В силу п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежат утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

На основании ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Как установлено судом первой инстанции, владельцем собаки породы кавказская овчарка является Е.Т.К., что подтверждается ее объяснениями, объяснениями Е.А.А. и не оспаривается в кассационной жалобе.

Факт нападения собаки на истицу ответчиками в суде первой инстанции не отрицался и в кассационной жалобе не оспаривается.

Согласно справке МУЗ ГКБ № 2 А.О.В. находилась на лечении в травматологическом отделении с 10 мая 2010 г. по 25 мая 2010 г. с диагнозом: открытый перелом нижней трети левой локтевой кости со смещением отломков. Укушенные раны левого предплечья. А.О.В. была прооперирована 18 мая 2010 г. остеметаллосинтез пластиной. При выписке из больницы рекомендовано: косыночная повязка – 5 недель с момента операции, рентгенологический контроль через 5 недель с момента операции, по снятию гипсовой повязки – ЛФК, массаж, физиолечение.

Согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 13 мая 2010 г. следует, что телесные повреждения, полученные А.О.В. в результате укуса собаки, относятся к категории средней тяжести вреда здоровью.

Постановивший решение суд пришел к выводу о том, что факт причинения истице вреда здоровью собакой, являющейся источником повышенной опасности, доказан, следовательно, подлежат частичному удовлетворению требования истицы о возмещении расходов на лечение и компенсации морального вреда.

Суд кассационной инстанции находит выводы суда первой инстанции правильными, соответствующими обстоятельствам дела и требованиям закона, которым суд руководствовался.

Судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, исследованы доказательства, которым дана оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Доводы кассационной жалобы не опровергают выводы суда.

Доводы кассационной жалобы о том, что собака находилась на привязи и сорвалась с нее  случайно, что является обстоятельством непреодолимой силы, являются несостоятельными. В силу положений ст. 1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности несет  ответственность за вред, причиненный этим источником, и при отсутствии своей вины. Это означает, что указанные лица несут ответственность и за случайно причиненный вред.

То обстоятельство, что собака, по утверждению кассатора, сорвалась с привязи, не является обстоятельством непреодолимой силы, поскольку владельцем собаки Е.Т.К. не были предприняты все необходимые меры к предотвращению причинения вреда.

Е.Т.К. не представлено доказательств того, что в момент причинения вреда источник повышенной опасности (собака) выбыл из его владения против его воли, а ответчиком были предприняты все необходимые меры к предотвращению такого обстоятельства.

Доводы кассатора о том, что истицей не доказана причинно-следственная связь между действиями ответчика и полученными травмами, являются несостоятельными.

Причинно-следственная связь между нападением собаки и полученными А.О.В. травмами  подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами – постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, справкой МУЗ ГКБ № 2. Указанные доказательства исследовались судом первой инстанции, в решении им дана оценка.

Ссылка кассатора на то, что по делу не проводилась судебно-медицинская экспертиза, является необоснованной, поскольку ходатайств о проведении экспертизы никем из ответчиков в суде первой инстанции не заявлялось.

Довод кассатора о том, что покупателем в соответствии с товарным чеком от 13 мая 2010 г. является не истица, а А.В.А., не свидетельствует о необоснованности решения.

Как следует из материалов дела, А.О.В. была прооперирована 18 мая 2010 г. остеметаллосинтез-пластиной. Таким образом, приобретение комплекта имплантатов для остеосинтеза обусловлено необходимыми расходами на лечение, поскольку потерпевшая нуждалась в этих видах медицинской помощи, понесены лицом, являющимся мужем истицы, за счет совместных средств.

Размер морального вреда определен судом в соответствии с требованиями ст. 151 и 1101 ГК РФ. При определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции обоснованно принято во внимание, что истица испытала физическую боль, нравственные страдания, поскольку длительное время не могла в полной мере активно заниматься малолетним ребенком, после укуса собаки и проведенной операции остались на левом предплечье рубцы, которые, учитывая  молодой возраст истицы, создают ей дополнительный дискомфорт. Определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда суд кассационной инстанции находит отвечающим требованиям разумности и справедливости.

То обстоятельство, что размер морального вреда превышает размер материального ущерба, не имеет правового значения. Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных  истцу нравственных или физических страданий, а не от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда.

Доводы кассатора о том, что моральный вред взыскан без учета отсутствия вины ответчика и без учета материального положения ответчика, являются несостоятельными.

На основании изложенного суд кассационной инстанции определил решение Новосибирского районного суда Новосибирской области от 1 декабря 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Е.Т.К. – без удовлетворения(1).

В приложении даются образцы основных гражданско-правовых исков, связанных с правоотношениями по поводу содержания собак и взаимодействия с ними.


(1) Определение Новосибирского областного суда от 31 марта 2011 г. № 33-2181-2011.


14.04.2017

Также по этой теме:


Ранее просмотренные страницы

Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста
Яндекс.Метрика