Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Состояние и развитие рынка России    Логистика и маркетинг в постреформенной экономике России

Логистика и маркетинг в постреформенной экономике России

Логистика и маркетинг в постреформенной экономике России

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №6 год - 1999

Новиков Д.Т.

профессор РЭА им. Г. Плеханова


Гребнев Е.Т.,
зав. кафедрой маркетинга Московской государственной академии
приборостроения и информатики д. э. н., профессор


Глушковская А.А.,
аспирантка РЭА им. Г. Плеханова

Усиливающееся несовпадение и даже противоречие между интересами и целями общественной системы и ее рынком, о чем шла речь в предыдущей статье, происходит объективно по следующим причинам.

Во-первых, прогрессирующее нарастание сложности и структурного многообразия общественных систем в современных условиях и повышение степени их воздействия на планетарную среду объективно требует научного прогнозирования и достоверной оценки последствий развития таких общественных систем новой формации. Сделать это без создания специальных научно-исследовательских подразделений в составе главных распорядительных центров системы (государственных, правительственных и др.) объективно невозможно. При этом критерии оценки различных вариантов развития общественной системы далеко не всегда определяются экономическими показателями, которые выступают в качестве обеспечивающего средства для достижения более приоритетных конечных целей системы. К ним относятся, например, геополитические, оборонные, экологические, социальные и иные стратегические доминанты.

Такого рода цели и задачи не могут быть не только решены, но и даже поставлены исключительно с помощью традиционного рыночного регулятора, поскольку с трудом поддаются трансформации в сугубо рыночную, т.е. товарную форму, хотя тот же рыночный механизм может успешно подключаться для коммерческой реализации государственных проектов и программ, сформулированных государством и правительством.

Даже развитому цивилизованному рынку становится все труднее трансформировать проблему создания общих условий эффективности общественного и прежде всего материального производства (реального сектора), а также других сфер жизнедеятельности общества в коммерческую выгоду рыночных субъектов в силу высокой неопределенности и отдаленности последствий (в том числе и самой выгоды) от создания этих общих условий, а также большой вероятности риска.

Во-вторых, очевидна индифферентность рынка к явлениям науки, искусства, культуры, моды, которые намного опередили свое время, и во многих случаях будут определять судьбу общественных систем в обозримом будущем, но не могут быть поняты, адекватно оценены и востребованы современниками через потребность и платежеспособный спрос.

В-третьих, современный этап человеческой цивилизации существенно изменил и деформировал структуру, а также приоритеты потребностей населения большинства промышленно развитых стран. По мере удовлетворения первичных, жизненно-важных потребностей, развиваются все новые и новые потребности, многие из которых противоестественны и неразумны не только с точки зрения всей общественной системы, но и для самих индивидуумов — носителей этих потребностей. К числу такого рода вредных и разрушительных потребностей относится чрезмерное пристрастие к курению, алкоголю, наркотикам, цинизм и насилие, отрицание всех общественных ценностей, неоправданный и безудержный вещизм и т. п. Чем полнее и глубже удовлетворение подобных потребностей и нужд, тем разрушительнее последствия подобных потребительских установок для общественной системы, ее жизнеспособности и устойчивого развития. Это означает, что даже максимально полное и всестороннее удовлетворение совокупных потребностей и нужд рынка через механизм платежеспособного спроса-предложения (что соответствует концепции маркетинга), перестает автоматически совпадать на определенной стадии развития общественной системы с ее реальными потребностями и нуждами, а становятся только частью ее потребностей и нужд. Такая ситуация вызывает к жизни новую философию бизнеса, призванную рассматривать проблемы потенциальных конфликтов потребностей и общественного благосостояния.

Во всех этих случаях распорядительные центры общественной системы, не снимая с повестки дня проблемы максимального удовлетворения повседневных здоровых потребностей и нужд нации спонтанным, т. е. рыночным путем, берет на себя новую миссию — решать что-то в пользу и на благо системы, а следовательно, и большинства народа.

Этот не характерный для классического рынка подход получил свое выражение в концепции социально-этического маркетинга, который в отличие от всех предыдущих эволюционно выстроенных концепций маркетинга, сориентированных не только на более полное удовлетворение потребностей и нужд потребителей, трансформированных в платежеспособный спрос, но и на активное, подчас безудержное формирование этих новых потребностей всеми доступными маркетингу средствами, направлен на разумное ограничение этих потребностей в пользу целостности и будущего системы.

Тем самым обозначен переломный исторический момент, когда безраздельно господствующий рынок, подчиненная ему и обслуживающая его общественная система со своими распорядительными центрами и институтами, начинают постепенно меняться местами и приоритетами. Рынок в этих условиях призван все больше обслуживать общественные интересы и цели, поставленные главными «мозговыми центрами» общества, подстраиваясь под них и подключаясь для реализации общесистемных глобальных стратегических задач.

Таким образом, эволюция общественных систем обнаруживает на определенном историческом этапе обоюдную ущербность для дальнейшего развития цивилизации и всего мирового хозяйства каждого из господствующих (преобладающих на макроуровне) указанных способов управления обществом и главным образом его экономикой. Речь идет о планово-организованных структурах в условиях командной экономики, и о классическом рыночном механизме промышленно развитых стран. Эта ущербность должна быть объективно преодолена и уже успешно преодолевается исторической практикой конца 20-го века оптимальным сочетанием этих двух способов управления в виде своеобразного синтеза «плана и рынка». Такая новая для истории форма управления целостными общественными системами наилучшим образом реализуется и выражается в концепции смешанной экономики.

Основным блоком, своеобразной «центральной нервной системой», представленной главными распорядительными центрами общественной системы являются планово-организованные структуры управления. Последние, исходя из непосредственных интересов общества, руководствуясь идеологией построения определенной модели общества, определяют не только организационное построение и будущую траекторию сбалансированного развития, но и формирует стратегическую программу достаточно эффективного функционирования и сбалансированного развития всех других обеспечивающих блоков, в том числе и работоспособного рыночного механизма, как важнейшего из них. Такая программа регулирования центром всех подконтрольных ему блоков осуществляется в меньшей степени в форме прямого вмешательства путем (административно-правовыми способами), а в большей степени методами косвенного экономического регулирования (создание благоприятной институциональной среды для становления и развития частного предпринимательства: гарантия прав частной собственности, поощрение механизма конкуренции, стимулирование притока отечественных и иностранных инвестиций и др.).

Отклонение от оптимального сочетания интересов общества и бизнеса в большей или меньшей степени наносит вред системе в целом, как при гипертрофированном развитии планово-организованных структур якобы в пользу общественных интересов (советская плановая экономика), так и при доминировании процессов стихийного рынка при слабой регулирующей роли органов государства. В первом случае подавление экономических свобод и сковывание деловой инициативы, как известно, ведут к запуску механизма скрытой инфляции и формированию «экономики тотального дефицита», огромной затратности общественного производства и его общей неэффективности, разбуханию бюрократического аппарата, замедлению темпов экономического роста и т. д. Во втором случае возникает реальная угроза «осечки» рынка, т. е. неспособности последнего решать новые перечисленные выше общественные проблемы, что неизбежно сопровождается потерей рациональности и тем более оптимальности организации управления. Это в свою очередь ведет к нарастающей неуправляемости обществом и как следствие этого — к хаосу, криминализации экономики, поляризации социальных групп, финансовой неустойчивости.

В то же время смешанная экономика создает исключительно благоприятные условия для эффективного применения логистики и маркетинга в ее различных блоках. Наметившийся в настоящее время переход промышленно развитых стран Запада к новой постиндустриальной цивилизации сопровождается рядом качественных изменений социально-экономических процессов в экономике:

ускорение НТП обусловливает появление новых отраслей и производств, что приводит к резкому росту новых отраслей, сокращению жизненного цикла товаров и услуг технологий;

производство все больше ориентируется на индивидуальные запросы потребителей, избранные сегменты рынка;

резко возрастают требования к качеству продукции со стороны потребителей, что ведет к преобладанию неценовой конкуренции;

растет влиятельность общественных групп, призывающих усилить социальную ответственность бизнеса (консьюмеризм).

Если раньше естественным побуждением компании было следовать принципу «ориентации на большинство», разрабатывая товар среднего уровня с тем, чтобы соответствовать предпочтениям большинства потребителей, то в нынешней ситуации компания сталкивается с необходимостью выявления новых, сравнительно узких сегментов рынка, недостаточно освоенных конкурентами, и создания новых товаров, специально адресованных определенным группам покупателей. Усложнение микро- и макросреды компании, усиление неопределенности, «турбулентности» внешнего окружения бизнеса, растущая взаимозависимость различных политических, социальных, экономических явлений хозяйственной практики, вызывают к жизни в условиях смешанной экономики новый стратегический подход к пониманию маркетинга. Стратегический подход к маркетингу наилучшим образом позволяет обеспечить согласование целей и стратегии предприятия и маркетинга с возможностями предприятия и их реализацию в виде стратегического плана маркетинга. Стратегический план маркетинга является не просто долгосрочным маркетинговым планом, он содержит в себе важнейшие ориентиры развития компании: определение и корректировку ее миссии, базового рынка фирмы, формирование сбалансированного товарного портфеля, выбора оптимальной конкурентной стратегии.

К сожалению, непредсказуемый путь российских реформ, трудности с формированием смешанной экономики, реальная угроза повторения новых финансовых потрясений по образцу 17 августа, настраивают большинство участников российского рынка скорее на ведение «короткого» бизнеса и получение сиюминутной выгоды в ущерб разработке сколько-нибудь долговременной экономической стратегии. Вместе с тем изменение макроэкономической ситуации (преодоление финансового и инвестиционного кризисов), создание институциональных условий для нормального функционирования рыночных агентов, санация неблагополучных предприятий, подготовка нового поколения менеджеров создадут необходимые предпосылки для востребованности стратегического маркетинга.

Поскольку смешанная экономика предусматривает не только наличие двух блоков: блока централизованного, преимущественно государственного регулирования и блока рыночного механизма саморегулирования, но и более или менее их правильное соотношение и взаимодействие, то поиск такого, наиболее выгодного для всей целостной системы, оптимального или близкого к нему построения этих блоков и их взаимодействия органически связан с формированием логистической общественной системы.

В этих условиях логистике, помимо ее традиционного использования в качестве предпринимательской или бизнес-логистики, отводится особая роль. Логистика как наука и эффективный инструмент управления потоковыми воспроизводственными процессами приобретает решающее значение в формировании логистической общественной системы. Последняя, по мнению ряда зарубежных и отечественных ученых, играет роль «центральной нервной системы» в более сложных общественных организациях, которая определяет долговременные стратегические цели и оптимальную траекторию развития целостной общественной системы (ЦОС), отвечающие ее жизненным интересам, и одновременно поддерживает эффективность (рациональность и работоспособность) подчиненной ей «вегетативной системы» в виде рыночного механизма саморегулирования.

Поэтому на макроуровне, то есть применительно к общественным интересам, целям и задачам ЦОС, логистика и маркетинг могут поменяться приоритетами. Смешанная экономика может использовать в этой ситуации логистику, прежде всего, как науку для построения адекватных принципам и целям смешанной экономики логистических систем управления, наиболее полно отвечающих требованиям более развитых и сложных общественных организмов. В этом случае постановка и решение стратегических, перспективных и других глобальных задач управления с помощью логистики вытекает из особенностей функционирования и развития этих рациональных (оптимальных) логистических общественных систем, а маркетинг, равно как и другие инструменты рыночного механизма (товарно-денежные отношения, формы собственности, институциональная среда, рыночная инфраструктура, система косвенных и прямых управляющих воздействий, да и сами «правила игры» предпринимательских рыночных структур) выступают уже в качестве производных от целеполагания и постановки задач логистической общественной системы. Рынок в смешанной экономике перестает быть самодостаточным для выбора и реализации общесистемных целей и интересов, а его функционирование и развитие перестает быть самоцелью. Рыночный механизм выступает здесь в большей степени средством обеспечения общесистемных целей и интересов (решения глобальных логистических задач на макроуровне).

Многие из этих задач, преимущественно межсистемного (межотраслевого и межрегионального) характера, относятся к производственной и материальной инфраструктуре ЦОС, наиболее важной содержательной частью которой являются системы материально-технического обеспечения (МТО).

Наиболее общей глобальной задачей МТО является достижение и поддержание такого уровня развития производственной и материальной инфраструктуры, а также сбалансированного состава ее основных отраслей и видов деятельности, которые были бы адекватны их объектам обслуживания — материальному производству и непроизводственной сфере.

Под адекватностью в данном случае понимается наличие необходимых по количеству и пропускной способности каналов товародвижения продукции производственно-технического назначения от ее изготовителей к потребителям в соответствии с объемами, ассортиментом и режимами ее производства, поставок и производственного потребления.

«Сборку» смешанной экономики в форме оптимального сочетания «плана» и «рынка» на разных уровнях управления история предпочла осуществлять двумя разными путями, на что имеются серьезные основания.

Следуя эволюционному пути, рынок на Западе зарождается, развивается, совершенствуется на протяжении многих столетий, достигает высшей формы товарности и своего классического завершения в экономиках ведущих промышленно развитых стран. Процесс становления современного рынка сопровождался, как известно, многочисленными кризисами перепроизводства, массовыми банкротствами товаропроизводителей, финансовыми потрясениями и социальными конфликтами. Именно таким образом осуществлялся далеко не безболезненный для человеческой цивилизации селекционный отбор форм и методов рыночного механизма, прежде чем они приобрели, наконец, современную привлекательность и респектабельный вид. Несмотря на периодические сбои рыночному механизму за счет внутренней природы классического товарного хозяйства, с присущей ему работоспособностью и продуктивностью, успешно удавалось преодолевать нарастающее противоречие между системным характером общественного производства и потребностью в осмысленном целеполагании и корректировке рынка, с одной стороны, и стихийными экономическими процессами, управляемыми только «невидимой рукой» рынка, с другой стороны. В результате эволюционный путь развития рынка, сформировавший современную структуру экономики со значительной ролью в ней государства, наконец подвел рынок к той критической черте, когда последний, оставаясь необходимым, перестал быть достаточным условием для дальнейшего развития нового общества.

В то же время неразвитость рыночных отношений, исторически характерная для другой группы стран (Россия, Китай), обусловившая их хроническое отставание от стран-лидеров, повлияла на выбор пути развития «догоняющего» типа, предусматривающего мобилизационную экономику с жесткой иерархией управления и директивным распределением ресурсов. В этих странах экономико-правовой основой для распространения планово-организованных структур управления стала всецело доминирующая государственная собственность. Однако, гипертрофированные при тотальном огосударствлении планово-организованные структуры управления, стремившиеся распространить контроль и непосредственное воздействие практически на все народнохозяйственные процессы и элементы системы, не смогли заменить способность рынка осуществлять автономное самонастраивание и саморегулирование большинства социально-экономических процессов и организующих их структур. Несмотря на то, что планово-иерархическая система ценой огромных усилий разрешила некоторые стоящие перед страной задачи (завершение индустриализации и формирование массового производства, создание оборонной мощи, освоение сырьевого потенциала), новые, более высокие требования, связанные с вступлением западного мира в постиндустриальную цивилизацию (информационная революция, распространение «высоких технологий», диверсификация производства и миграция капиталов, быстрый рост жизненного уровня), оказались невыполнимыми для систем управления, основанных на архаичных отношениях собственности и рудиментарных управленческих процедурах.

Тем самым создание продуктивного рынка в качестве обязательного дополнения к планово-организованным структурам, неотвратимо теряющим свою работоспособность, сделалось исторически актуальным и объективно встало на повестку дня всего социалистического лагеря.

В результате страны социалистического лагеря столкнулись с выбором двух стратегических путей их реформирования.

Первый — это последовательное развитие и совершенствование прежней системы, ориентируясь на лучшие мировые модели смешанной экономики, опираясь при этом на объективные преимущества планово-организованных структур.

Главной задачей государства и правительства на этом этапе явилась бы защита нарождающегося рынка, основанного на здоровой конкуренции и равных для всех возможностей, от внешних и внутренних негативных факторов и явлений, деформирующих нормальный рынок (монополизация, сговор олигархических групп, криминализация, незаконные привилегии и т.п.), позволяющих рыночным структурам получать значительную часть дохода и прибыли за счет непроизводительных и тем более антиобщественных факторов и источников.

Такой путь предполагает также формирование двухсекторной экономики, с помощью которой эмпирически устанавливаются наиболее приемлемые для каждой национальной модели пропорции между планово-организованными и рыночными структурами и одновременно гарантируется социально-экономическая безопасность в случае затяжного и не всегда удачного экспериментирования.

Реальность перспектив, а главное — относительная безболезненность для всего общества такого пути успешно продемонстрировала КНР, сопроводив такой переход к рыночной экономике значительным ростом и повышением эффективности своего общественного производства.

Другой путь, к сожалению, выбранный Россией на пути преобразований, — это полное и необратимое уничтожение всех планово-организованных структур управления путем радикальной либерализации. Однако трансформация сложившегося исторически способа управления на диаметрально противоположный, тем более построение современного рыночного хозяйства невозможно без кардинальных и длительных преобразований.

Естественно, когда одна глобальная система управления разрушена, а другую еще только предстоит создать в отдаленном будущем, в стране образуется и разрастается вакуум управления, который не в состоянии заполнить стихийный слаборазвитый и к тому же деформированный полукриминальный рынок.

К тому же сама центральная идея российских реформ догнать развитые капиталистические страны или хотя бы повторить путь их развития, предварительно осуществив для этого тотальную атомизацию прежней экономической системы, представляется утопичной и поэтому бесперспективной.

Во-первых, потому что надежды отечественных реформаторов на повторение в режиме спрессованного времени многовековой эволюции рынка от его примитивных и диких форм к современным цивилизованным формам абсолютно беспочвенны. Для подобных экспериментов уже нет ни времени, ни пространства, ни соответствующих исторических условий. К тому же оформление страны в новую сверхдержаву с развитой рыночной экономикой едва ли устраивает стабильных и сильных соперников-конкурентов, которые постараются создать трудности для функционирования такой искусственной лаборатории.

Во-вторых, современные капиталистические страны не стоят на месте и в своем развитии на пути к смешанной экономике критически осмысливают как негативный, так и позитивный опыт стран бывшего соцлагеря, берут на вооружение наиболее эффективные и доказавшие на практике свои преимущества многие элементы, формы и методы социалистических планово-организованных структур управления. К ним относятся долгосрочное планирование (Япония), индикативное планирование (Япония, Франция), использование межотраслевых и межпродуктовых балансов по методологии В. Леонтьева при определении основных макропропорций развития экономики (США, Япония), формы и методы оптимального управления, в частности разработки Л. Канторовича, В. Глушкова, А. Аганбегяна и др., отдельные достижения в области организации социальной сферы и науки.

Разрушив планово-организованные структуры управления прежней системой на всех иерархических уровнях вместо их преобразования и дополнения рыночным блоком, отечественные реформаторы лишили себя не только рассмотренных ранее преимуществ этих структур, но и закрывают для себя пути к смешанной экономике, поскольку ввергают страну в нарастающий кризис неуправляемости, парализующий, а затем и последовательно разрушающий саму государственность России и ее ослабленную подобными реформами экономику. Ведь искусственное конструирование блока рыночной экономики, альтернативное его эволюционному развитию, требует исходного стабильного плацдарма для его проектирования, ресурсного обеспечения и гарантии социальной безопасности в случае неудач в таком рискованном эксперименте.

Из сказанного вытекает: главной задачей государства и правительства на данном этапе реформ становится задача — вернуть стране стабильность и управляемость, т. е. сориентировать проведение реформы на общесистемные цели и интересы. Дальнейшее ухудшение макроэкономической ситуации в стране, новые витки финансового кризиса в силу банкротства государства, раскручивание инфляционной спирали с целью покрытия бюджетного дефицита, дальнейшая деградация инвестиционного климата и обострение инвестиционного «голода» в реальном секторе способны привести к быстрому свертыванию реформ, полной невозможности отладить механизм государственного регулирования рыночной экономики методами тонкой настройки и косвенного управления и реанимации методов непосредственного примитивного управления производительными силами общества с целью их хоть какого-то пусть и малоэффективного взаимодействия в противовес разрушению в условиях неуправляемости и криминализации системы. Эти грубые и примитивные формы и методы управления кризисной экономикой могут носить только преходящий характер, поскольку призваны решить временную и ограниченную задачу — навести в стране элементарный порядок. Новый цикл реформ будет уже осуществляться под контролем и при поддержке управляемого государства и дееспособной, сориентированной на системные интересы власти.

Таким образом, ошибочная стратегия российских реформ, а точнее отсутствие какой-либо стратегии, заставляет реформаторов пойти по новому кругу и потерять много драгоценного времени и ресурсов. При этом стартовая позиция для нового цикла преобразований будет несравнимо худшая по сравнению с 1992 г., когда страна не была обременена долгами, имела более мощный экономический потенциал, нерастраченный кредит доверия населения к реформаторам.

При таком неоптимальном курсе российских реформ, который может приводить к довольно частым и резким изменениям в экономической политике страны, формы и методы логистики и маркетинга, применяемые в России, должны быть инвариантны к возникающим при этом проблемам и даже кризисным ситуациям. При этом меняется их соотношение и характер взаимодействия.

Чрезмерное государственное регулирование экономики, особенно преобладание его нетоварных форм, создает более благоприятные условия для образования макрологистических систем преимущественно «толкающего» типа, основанных на интегрированных структурах: корпоративных и ассоциативных объединениях с довольно широким использованием планово-организованных структур, особенно во внутрифирменной деятельности. Перед маркетингом же в этих условиях, когда усиливается тенденция монополизации экономики и тем самым подавляется конкуренция, стоит важная задача по созданию предпосылок, вынуждающих не только новообразованные, но и естественные монополии искать пути снижения издержек производства и цен на их продукцию и услуги путем использования внешних и внутренних побудительных импульсов (часто с помощью и госорганов) к новым формам конкуренции и сотрудничества. Такая конкуренция может осуществляться среди поставщиков комплектующих изделий, сырья, полуфабрикатов и кооперированной продукции головной фирме-монополисту по производству и поставке конечной продукции. Так, в настоящее время по инициативе государства (указы Президента РФ и постановления Правительства) создается оптовый рынок электроэнергии и мощности (ФОРЭМ), где в единой монопольной энергосистеме сосредоточено производство, передача и распределение электроэнергии. При этом генерирующие источники получают максимум независимости и возможность извлекать экономическую выгоду от участия в оптовом рынке электроэнергии на конкурентной основе. Это достигается, с одной стороны, путем разделения тарифа на электроэнергию для конечных потребителей на две части: с выделением собственно стоимости производимой энергии (мощности) и стоимости обслуживания по передаче энергии от генерирующего источника до потребителя. С другой стороны, введение в практику производителями конкурентных тарифов для повышения объемов общей товарной продукции на оптовом рынке позволяет максимально удовлетворить покупателей за счет наиболее дешевой энергии.

Аналогичная задача по сохранению продуктивных рыночных отношений в условиях монополизации и ужесточения госрегулирования экономики, стоит перед маркетингом и в других сферах монопольной деятельности: на транспорте (прекращение перекрестного субсидирования, разделение конкурентной и монопольной видов деятельности в организационно-экономическом отношении), в газовой промышленности и др.

В условиях же радикальной либерализации экономики, которая, как не раз уже было, может сопровождаться трудноконтролируемыми, неуправляемыми и даже деструктивными процессами и явлениями (стихийное развитие рынка, малоэффективная приватизация госсобственности, передел частной собственности, расширение неформальной и даже криминальной сфер деятельности), маркетинг становится преобладающим инструментом рыночного механизма для адаптации и производительной деятельности хозяйственных и других структур.

Маркетинговые подразделения этих структур должны взять на себя основные функции системного управления коммерческой деятельностью первичных систем-товаропроизводителей, подчиняя и ориентируя работу всех других подразделений хозяйственной системы и их оценочные показатели на удовлетворение платежеспособного спроса покупателей путем его динамического отслеживания, особенно в условиях часто меняющейся конъюнктуры рынка.

Переход к рынку для отечественных предприятий связан с попаданием в зону хозяйственной неопределенности и коммерческих рисков. Большинство хозяйствующих субъектов впервые сталкиваются с проблемами оценки своих рыночных возможностей, состояния рынка, позиций конкурентов. Во многом определяющим в данных условиях становится выработка собственной рыночной стратегии, проведение регулярных маркетинговых исследований, осуществление мониторинга внешней микро- и макросреды, что позволит фирме успешно адаптироваться к рынку, выработать оптимальную модель поведения, предусматривающую не только выживание и пассивное приспособление к рыночному окружению, но и развитие, активное освоение новых рыночных ниш. Маркетинг позволяет даже при самом динамичном изменении маркетинговой среды осмыслить общий характер и причины этих изменений, осуществить по возможности их прогнозирование, а также имитацию различных рыночных ситуаций для выбора перспективных целей предприятий и основных путей их достижения.

Использование же логистики на этом «зигзаге» реформ целесообразно сосредоточить на создании микро- и металогистических систем, преимущественно «тянущего» типа, которые не только успешно обслуживали бы тактические цели и задачи маркетинговых служб, но и позволили им осуществить более перспективную маркетинговую стратегию.

__________________

1 Окончание. Начало в № 5, 1999 г.

 

Также по этой теме: