Главная    Интернет-библиотека    Право    Гражданские дела    Вступление в наследство на имущество, хранящееся в банковской (сейфовой) ячейке

Вступление в наследство на имущество, хранящееся в банковской (сейфовой) ячейке

02.10.2015

Вступление в наследство на имущество, хранящееся в банковской (сейфовой) ячейке

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №7 год - 2012

Чашина О. Ю.,
заместитель председателя
 КАМО «Дальневосточная»
по управлению персоналом

Согласно ст. 922 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ 1 (в ред. от 30.11.2011 г., далее – ГК РФ) (1) договором хранения ценностей в банке может быть предусмотрено их хранение с использованием поклажедателем (клиентом) или с предоставлением ему охраняемого банком индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке).

По договору хранения ценностей в индивидуальном банковском сейфе клиенту предоставляется право самому помещать ценности в сейф и изымать их из сейфа, для чего ему должны быть выданы ключ от сейфа, карточка, позволяющая идентифицировать клиента, либо иной знак или документ, удостоверяющие право клиента на доступ к сейфу и его содержимому.

Условиями договора может быть предусмотрено право клиента работать в банке с ценностями, хранимыми в индивидуальном сейфе.

(2) По договору хранения ценностей в банке с использованием клиентом индивидуального банковского сейфа банк принимает от клиента ценности, которые должны храниться в сейфе, осуществляет контроль за их помещением клиентом в сейф и изъятием из сейфа и после изъятия возвращает их клиенту.

(3) По договору хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа банк обеспечивает клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятия их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны банка.

(4) К договору о предоставлении банковского сейфа в пользование другому лицу без ответственности банка за содержимое сейфа применяются правила о договоре аренды.

Предоставление банками отделений сейфа – традиционная банковская услуга. Клиентура пользуется ею для сохранности различных ценностей (золота, драгоценностей, документов) (2).


(1) СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.
(2) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3-х т. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Т. 2. – 3-е изд., перераб. и доп./ под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. – М.: Юрайт-Издат, 2006. – Комментарий к ст. – 922.


Предоставление этой услуги осуществляется на основании ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (1) (в ред. от 06.12.2011 г.), п. 5 которой предусматривает предоставление в аренду физическим и юридическим лицам специальных помещений или находящихся в них сейфов для хранения документов и ценностей.

Несмотря на то что правила об этих договорах помещены в гл. 47 «Хранение» ГК РФ и наряду с хранением в ломбарде, гардеробах, камерах хранения транспортных организаций и прочих отнесены к специальным видам хранения (§ 3 гл. 47 ГК РФ), на самом деле они носят смешанный характер и неоднородны по отношению друг к другу. Например, если договором хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа не предусмотрено иное, банк освобождается от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 922 ГК РФ). К договору о предоставлении банковского сейфа в пользование другому лицу без ответственности банка за содержимое сейфа применяются правила ГК РФ о договоре аренды (п. 4 ст. 922). Банковское законодательство рассматривает данные договоры как аренду физическим и юридическим лицам специальных помещений или находящихся в них сейфов для хранения документов и ценностей (п. 5 ч. 2 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности). Независимо от квалификации подобного договора хранением или арендой находящиеся в банке деньги физического лица не могут быть завещаны последним непосредственно путем дачи завещательного распоряжения банку, а только в обычном порядке, т. е. посредством составления завещания в установленном порядке и форме (2).

Сейфовая ячейка является продуктом банковского сектора экономики, только недавно достигшим стадии зрелости. Советскому человеку либо вовсе нечего было хранить в таких ячейках, либо деньги он хранил на сберкнижке, а «золото, брильянты» – «в чулке». Во времена перестройки и первое десятилетие новой российской государственности имело место отчетливое повальное обнищание населения страны в результате шоковой терапии правительства, поэтому вести речь о каких-либо накоплених, подлежащих складыванию в сейфовые ячейки банков, приходилось только в единично-олигархических случаях. И только перейдя рубеж ХХI в., россиянин среднего класса, наконец-то, накопил кое-какие пожитки в денежном и ювелирном варианте. Услуга сейфовых ячеек стала востребованной, население понесло в банки деньги и ценности, которые не хотело бы обезналичивать. Окончание первого десятилетия ХХI в. кроме прочего ознаменовалось началом наследственных процессов, в которых фигурирует содержимое банковских ячеек. Ничего нет странного в том, что это происходит именно сегодня, так как экономически (и физически) сильные граждане (т. е. фактически патерфамилиас, отцы семейств), достигнувшие такого личного финансового состояния, которое подразумевает обзаведение сейфовой ячейкой в банке, успели состариться и начать (как это, к сожалению, случается со всеми рано или поздно) умирать. Вполне естественно, что родственники арендодателей сейфовых банковских ячеек стали претендовать на вступление в наследство на содержимое этих самых ячеек.


(1) СЗ РФ. – 1996. – № 6. – Ст. 492.
(2) Блинков О. Е. Наследование имущества на счетах в банках//Банковское право. – 2007. – № 5. – С. 2–3.


Но не тут-то было. Как это всегда бывает в нашем многострадальном государстве, законодатель позаботился о чем угодно (о системе «бесплатной» юридической помощи, о едином государственном экзамене, о двухуровневом высшем образовании болонского формата, о политических минипартиях и т. п.), но действия участников правоотношений по вступлению в наследство на содержимое банковских ячеек в хоть каком-нибудь (пускай даже подзаконном и узковедомственном) нормативном правовом акте прописать забыл. Это привело к тому, что нотариусы не знают, как именно им действовать, а потому не действуют вовсе, сотрудники
банков делают примерно то же самое, что и нотариусы, суды требуют у сторон нормативно-правового обоснования исков (которого не может быть в принципе), а наследники бьются как рыбы об лед, пытаясь получить, казалось бы, бесспорное имущество, пылящееся в банковских хранилищах.

В чем же проблемы? В следующем:
а) ни один нормативный правовой акт не содержит детальных (или хотя бы общих) предписаний относительно действий субъектов правоотношений при оформлении наследственных прав на имущество, хранящееся собственником в рассматриваемой форме;
б) поскольку менталитет российского юриста отторгает любые элементы прецедентного права, отсутствие правовой нормы в статье закона не позволяет вынести судье решение об удовлетворении заявленных наследником требований. Такие тонкости, как общие принципы права (в частности, принцип справедливости), аналогия закона или аналогия права, российских судей смущают еще больше, мотивируя их скорее отказать заявителю или истцу в заявленных требованиях, чем удовлетворить их, создав новую правовую норму. Рождение правовой нормы для судьи из России в отличие от его англо-американского коллеги окутано покровом тайны, навеваемой со стороны бюрократических кабинетов Федерального Собрания. Поэтому сколько бы наши ученые в тиши университетских библиотек, прижатые к тому же образовательными стандартами третьего поколения, ни критиковали правовую семью общего права с его неудобной необозримостью и затруднительностью кодификации, национальная судебная система серьезно проигрывает в случаях, когда участники правоотношений нуждаются в разрешении своей ситуации сегодня, а не через многие годы, пока вызреет соответствующий (причем не всегда удачный) законопроект.

Суть проблемы в следующем. Учебные и специализированные пособия по нотариату учат действовать следующим образом. При необходимости принятия мер к охране наследственного имущества, находящегося в арендованной наследодателем банковской ячейке, меры эти принимаются в соответствии с нормами законодательства, регулирующего общий порядок охраны наследственного имущества.

В целях выявления состава наследства и его охраны банки, другие кредитные организации и иные юридические лица обязаны по запросу нотариуса сообщать ему об имеющихся у этих лиц сведениях об имуществе, принадлежавшем наследодателю.

Нотариус вправе описать имущество только при условии, если банк, во владении которого находится наследственное имущество, обеспечит допуск нотариуса в помещение для производства описи.

В акт описи включается все имущество, находящееся в банковской ячейке.

Акт описи составляется не менее чем в трех экземплярах. Все экземпляры подписываются нотариусом, заинтересованными лицами (если они принимали участие в описи) и свидетелями. Один экземпляр акта описи приобщается к наследственному делу, второй под расписку выдается хранителю наследственного имущества, третий – наследникам.

После составления акта описи нотариус решает вопрос о передаче описанного имущества на хранение. Законодательство устанавливает, что не всякое наследственное имущество передается на хранение наследникам или другим лицам. Для некоторой категории вещей, входящих в состав описанного имущества, установлен особый порядок хранения.

Так, входящие в состав наследства наличные деньги вносятся в депозит нотариуса. Входящие в состав наследства валютные ценности, драгоценные металлы и камни, изделия из них и не требующие управления ценные бумаги передаются банку на хранение по договору в соответствии со ст. 921 ГК РФ. Данный договор нотариус заключает в качестве поклажедателя.

Оружие и взрывчатые вещества, оказавшиеся в составе имущества умершего, сдаются органам внутренних дел по особой описи.

Государственные награды, на которые распространяется законодательство РФ, не входят в состав наследства. Передача этих наград после смерти награжденного другим лицам осуществляется в порядке, установленном законодательством РФ о государственных наградах. В соответствии с действующим законодательством ордена, медали, нагрудные знаки к почетным званиям умерших награжденных граждан и награжденных посмертно, а также документы о их награждении оставляются или передаются их семьям для хранения как память.

Ценные рукописи, литературные труды, письма, имеющие историческое или научное значение, включаются в акт описи и передаются на хранение наследникам.

Если наследников нет, нотариус передает документы на хранение по отдельной описи соответствующим организациям.

Таковы общие положения, применяемые к описи имущества, находящегося в банковской ячейке. Как видно, никакими особенностями это действие не отличается. Свидетельство о праве на наследство выдается на общих основаниях со ссылкой на акт о производстве описи в качестве правоподтверждающего документа на имущество. В свидетельстве о праве на наследство может быть перечислено все имущество, внесенное в акт описи, либо просто сделана ссылка на этот акт. В таком случае акт описи должен быть приобщен к свидетельству о праве на наследство.

Вместе с тем возникает вопрос, насколько необходимо принятие мер к охране имущества, находящегося в банковской ячейке? Меры по охране наследства принимаются исключительно в целях защиты прав наследников, отказополучателей и других заинтересованных лиц при возникновении необходимости, в целях устранения возможности порчи, гибели или расхищения наследственного имущества.

Как правило, банки обеспечивают достойные условия для обеспечения сохранности имущества, хранящегося в сейфовых ячейках, и необходимости в охране этого имущества нотариусом не возникает. Опись же наследственного имущества не является самостоятельным нотариальным действием, она производится только в порядке принятия мер к охране наследственного имущества.

Представляется, что в ситуации, когда не имеется оснований опасаться утраты имущества, находящегося в банковской ячейке, нотариусу было бы более правильным выдать свидетельство о праве на наследство, на права и обязанности по договору аренды ячейки. На основании этого договора к наследникам перейдет принадлежавшее наследодателю право получать доступ к ячейке. Наследники, получившие во владение имущество, смогут распорядиться им так, как если бы это имущество находилось, к примеру, в жилище наследодателя, тем более что в ячейках, как правило, хранят имущество, в отношении которого у наследников не возникает необходимости в получении свидетельства о праве на наследство.

В практике достаточно распространены случаи, когда представители банка по истечении срока договора аренды банковской ячейки до получения свидетельства о праве на наследство производят изъятие содержимого ячейки с составлением акта описи имущества. В этом случае нотариус также вправе выдать свидетельство о праве на наследство на перечисленное в указанном акте имущество, использовав его для подтверждения права собственности наследодателя, если представленный акт соответствует предъявляемым требованиям. Заменить данный акт может также справка, выданная банком и содержащая весь объем информации об изъятом из банковской ячейки и находящемся на хранении в банке имуществе наследодателя (1).

К сожалению, приведенный текст не содержит никаких нормативных обоснований. По своему стилю он идентичен криминалистической методике, не покушающейся на регулирование  поведения сторон правоотношения.

Посмотрим, какие позиции занимают основные участники процесса оформления наследства на содержимое сейфовых ячеек: нотариусы, представители банков (для краткости будем именовать их немного наивно банкирами), сами наследники и судьи.

Типичные позиции сторон: нотариусы. Интересно, как же ведут себя в рассматриваемой ситуации представители отечественного нотариата. Типичное поведение нотариуса таково:
– в соответствии с п. 3 ст. 1171 ГК РФ с целью выявления состава наследства в кредитную организацию нотариусом направляется запрос о представлении соответствующих требований;
– если наследник заявляет о наличии в составе наследства имущества, находящегося в сейфовой ячейке, нотариус направляет в соответствующий банковский офис письмо с предложением ограничения доступа к ячейке умершего всех лиц до момента, пока не определится круг наследников;
– свидетельство о праве на наследство на содержимое сейфовой ячейки нотариус не выдает, поскольку он не знает, какое именно имущество находится в ячейке, следовательно, не может его ни поименовать, ни рассчитать размер подлежащей оплате пошлины; зачастую нотариусы не выдают свидетельства о праве на наследство на содержимое сейфовых банковских ячеек еще и потому, что, как они полагают, неизвестно, кому это имущество принадлежит.

Такая позиция является как минимум странной – ведь нотариус не сомневается в том, что имущество, находящееся в квартире покойного, принадлежало ему. Это презюмируется. Такая презумпция может быть опрокинута заинтересованным лицом, если оно докажет, что какая-то вещь из квартиры покойного тому не принадлежала при жизни и не входит в наследственную массу (например, некто дал почитать наследодателю книгу, пусть даже редкую (антикварную) и дорогостоящую, и т. п.). Почему же нотариусы при молчании закона на практике выработали презумпцию «принадлежности содержимого банковской ячейки наследодателя не ему, если не доказано иное», непонятно;


(1) Зайцева Т. И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. – М.: Волтерс Клувер, 2008. – Вып. 2.  Разд. 6.12; Она же. Нотариальная практика: ответы на вопросы. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – Разд. 8.89.


– нотариусы требуют у наследников обращения в суд с заявлением о включении содержимого банковской ячейки в состав наследственной массы; это понятно – нотариусу всегда легче переложить бремя доказывания на заинтересованное лицо, а ответственность за принятое решение – на суд;
– в связи с тем что согласно ст. 1171 ГК РФ нотариус осуществляет меры по охране наследственного имущества исключительно в течение времени, необходимого наследникам для вступления во владение наследством, но не более чем в течение шести (в некоторых случаях – девяти) месяцев со дня открытия наследства, нотариуса по истечении этого срока на аркане не подтянешь к сейфовой ячейке. Здесь же нотариусы опираются на ст. 68

Основ законодательства о нотариате, согласно которой охрана наследственного имущества продолжается до принятия наследства (но содержимое банковской ячейки принять до истечения шестимесячного срока со дня открытия наследства не представляется возможным, поскольку не определен окончательный круг наследников), а если оно не принято – до истечения срока принятия наследства. Таким образом, с истечением срока на принятие наследства истекает возможность обязать нотариуса предпринять меры по охране наследственного имущества, хранящегося в ячейке. А так как иных обязанностей в отношении имущества нотариус не несет, то его никак нельзя заставить явиться в банк и принять участие в работе с банковской ячейкой (например, в ее вскрытии и описи содержимого). В связи с тем, что в большинстве случаев наследники заявлений об охране наследственного имущества нотариусам не делают, содержимое банковских ячеек «зависает». При этом нотариусы считают, что поскольку наследники вступили в наследство (т. е. во владение всей наследственной массой, известна ли она им полностью или только частично), то последующее вмешательство в эти отношения собственности нотариуса является незаконным;
– другая мотивировка отказа от принятия мер по охране наследственного имущества нотариусами (в рамках которого могла бы быть составлена опись содержимого сейфовой ячейки, являющаяся камнем преткновения) заключается в том, что они не видят необходимости охранять имущество, которое уже находится в банке, т. е. в специализированном учреждении и охраняемом помещении;
– в итоге нотариус, ведущий наследственное дело, спокойно сидит в своей нотариальной конторе и ожидает, пока наследник принесет ему документ, подтверждающий и перечень содержимого банковской ячейки, и принадлежность этого имущества именно наследодателю. Только при наличии таких документов нотариусы соглашаются оформить свидетельство о праве на наследство на содержимое банковской ячейки. Такими документами могут быть либо выданные банком, либо судебное решение. Получение и того, и другого – чрезвычайно проблематично, о чем ниже. При этом необходимо принимать во внимание, что договор аренды сейфовой ячейки в банке нотариусы вовсе не считают доказательством того, что содержимое такой ячейки принадлежит арендатору. Можно подумать, что граждане массово арендуют сейфовые ячейки для того, чтобы хранить в них чужое имущество. Но тогда не являлся бы доказательством принадлежности денег на банковском счете договор банковского счета, заключенный между банком и наследодателем, поскольку на банковский счет гражданин может положить и не свои деньги. Но к банковским счетам нотариусы относятся не столь придирчиво;
– нотариус может направить в банк письмо с требованием составить опись наследственного имущества, но банк этого делать не будет (о причинах ниже);
– если наследники докучают нотариусу своими требованиями, то он выносит постановление об отказе в совершении нотариального действия (выдаче свидетельства о праве на наследство на содержимое банковской ячейки).

Основанием для такого отказа нотариус указывает несоответствие требованиям законодательства документов, предоставленных для совершения нотариального действия.

Типичные позиции сторон: банкиры. Поведение российских банкиров никак не свидетельствует о желании без эскалации конфликта оформить наследственное имущество. Представители кредитных организаций действуют так:
– как правило, на запросы нотариусов, направленные им в соответствии с п. 3 ст. 1171 ГК РФ с целью выявления состава наследства, проверяются только банковские счета, о наличии либо отсутствии которых и дается ответ. Имеют место случаи умалчивания представителями банков (умышленно или нет – вопрос не поднимается, да и вряд ли может быть разрешен в рамках журнальной публикации) о наличии в своем подразделении сейфовой ячейки, арендованной на имя наследодателя;
– действуя во исполнение нотариального предписания, сотрудники банка никого к сейфовой ячейке не допускают; поэтому нельзя имущество из ячейки не только забрать, но и посмотреть, что же в ней находится, для того чтобы составить перечень (опись) предметов, подлежащих включению в наследственную массу;
– после того как истекает срок аренды, за который была произведена оплата наследодателем, сотрудники банка создают комиссию и вскрывают сейф, содержимое которого помещают в сейф-пакет и оформляют опись содержимого; – тонкий момент – опись содержимого, составленная такой комиссией, – это вовсе не то же самое, что опись наследственного имущества. Таковую банкиры вовсе отказываются составлять, ссылаясь на ст. 1172 ГК РФ и ст. 66

Основ законодательства о нотариате, согласно которым опись наследственного имущества производится только нотариусом и никем иным (никакой нормативный правовой акт не предусматривает делегирования нотариальных полномочий в рассматриваемых случаях). Таким образом, поскольку согласно п. 6 ст. 1171 ГК РФ порядок описи наследства определяется законодательством о нотариате, банкиры считают, что у нотариусов нет оснований для возложения на них такой функции. Поэтому опись содержимого банковской ячейки не составляют ни нотариусы, ни банкиры;
– выдать содержимое сейфовой ячейки банкиры согласны только нотариусу (но он не явится, т. к. нет для этого никакой нормы права) либо наследнику, предъявившему свидетельство о праве на наследство (его не выдаст нотариус, т. к. у него нет ни перечня содержимого ячейки, ни доказательств его принадлежности именно наследодателю).

Типичные позиции сторон: наследники. Наследники, желая получить наследство в полном объеме, бьются как рыбы об лед. Проявляется это в следующем:
– как правило, зная прижизненную информацию от наследодателя о том, что у него где-то есть сейфовая ячейка, наследники заявляют об этом нотариусу.

Естественно, ни номера этой ячейки, ни номера договора ее аренды наследники назвать не в состоянии; иногда даже неизвестно, в каком банке ячейку с наследством искать;
– обращаются в банк, но там им отказывают, требуя либо присутствие нотариуса для установления перечня имущества, либо свидетельство о праве на наследство на содержимое сейфовой ячейки;
– обращаются в суд с исковыми заявлениями о признании действий нотариусов в форме отказа произвести опись индивидуального сейфа незаконными, возложении обязанности произвести такую опись, о включении содержимого сейфовой ячейки в наследственную массу, а также о возложении обязанности распределить между наследниками и выдать содержимое банковской ячейки наследникам в соответствии с законодательством РФ;
– обращаются в суд с требованием о признании незаконными действий (бездействия) банков об отказе в допуске в отсутствие нотариуса, ведущего наследственное дело, к вскрытию сейфа, выемке и передаче нотариусу предметов, находящихся на хранении в сейфе; возложении на банк обязанности произвести комиссионное вскрытие индивидуального сейфа, произвести  надлежащую опись содержимого и осуществить выемку предметов, находящихся на хранении в индивидуальном сейфе, в присутствии истца;
– обращаются в суд с заявлениями о признании отказа в совершении нотариального действия (выдачи свидетельства о праве на наследство на содержимое индивидуального банковского сейфа) незаконным;
– обращаются в суд с требованием о включении содержимого банковской ячейки в наследственную массу;
– обращаются в суд о признании права на наследство в части перехода правового статуса арендатора сейфовой ячейке (от наследодателя к наследнику).

Типичные позиции сторон: суды. Суды (конечно же – судьи) действуют не лучше нотариусов и банкиров. Среди изученных материалов гражданских дел нами обнаружены следующие судебные акты:
– о оставлении искового заявления (о признании действий нотариусов в форме отказа произвести опись индивидуального сейфа незаконными, возложении обязанности произвести такую опись) без движения и предложении истцу указать, какое конкретно имущество находилось в ячейке, и представить доказательство того, что данное имущество принадлежало наследодателю на праве собственности. Здесь судья требует у истца то же самое, что истец пытается потребовать у нотариуса при помощи суда. Из искового заявления судье уже ясно, что истец не знает о содержимом индивидуального сейфа и нотариус отказывается составлять опись, но судья все равно требует от истца «рентгеновского зрения» и самому где-то раздобыть опись содержимого ячейки;
– о возложении обязанности на банк произвести вскрытие банковской ячейки и опись содержимого имущества в данной ячейке в присутствии наследника (решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 28.06.2011 по делу № 2-3432/2011);
– об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований о признании незаконными действий банков, выразившихся в отказе в допуске истца в отсутствие нотариуса, ведущего наследственное дело, к вскрытию индивидуального сейфа и передаче нотариусу предметов, не имеющих материальной ценности в денежном выражении, о возложении обязанности произвести опись имущества (решение Магаданского городского суда от 24.02.2012 по делу № 2-351/12);
– об отказе в удовлетворении требований о признании незаконным постановления нотариуса об отказе в совершении нотариального действия, выразившегося в отказе произвести опись индивидуального сейфа, о возложении на нотариуса обязанности произвести опись имущества, находящегося в сейфе, и осуществлении выемки предметов, находящихся в таком хранилище, в присутствии заявителя (решение Магаданского городского суда от 23.03.2012 по делу № 2-812/2012).

Как видим, суд (причем один и тот же) одному и тому же наследнику отказывает в удовлетворении требований о понуждении к вскрытию индивидуального банковского сейфа и составлению описи хранящегося в нем имущества, являющегося частью наследственной массы, как относительно нотариуса, так и относительно банка. Собственно, ситуация выглядит следующим образом: банк спихивает с себя обязанность и пытается ее возложить на нотариуса, нотариус же, наоборот, всячески отверчивается от выполнения тех же действий, считая, что их должен совершить банк (его сотрудники). Суд же считает, что такие действия не должен совершать ни банк, ни нотариус.

Кто же должен вскрыть сейф и произвести опись имущества, суд умалчивает.

Судьба имущества незавидна:
– нотариусу и суду она вовсе не нужна;
– наследник вступить в права собственности не может, т. к. не получается добиться составления описи;
– но и банк собственником имущества никогда не станет. В договорах аренды банковских ячеек, как правило, прописывается, что в случае, если за арендатором накапливается задолженность, погасить ее банк может в свою пользу из имущества, находящегося в индивидуальном сейфе. Но задолженность не может расти с того момента, с которого другая сторона (банк) уведомлена о смерти арендатора. После смерти он индивидуальный сейф уже не арендует, поэтому платить арендную плату не обязан. Поэтому банк должен продолжать хранить содержимое индивидуального сейфа безвозмездно;
– государство содержимое индивидуального банковского сейфа также не получит, т. к. если наследники вступили в часть наследства, то никакое имущество не будет считаться выморочным.

Судебная практика показывает, что разрубить этот гордиев узел законодатель не желает, а суды и нотариусы не умеют.

Форма иска. Несмотря на то обстоятельство, что российский гражданский процесс не приемлет такой элемент, как институт формуляров, было бы неверным утверждать, что тень формулярного процесса никогда не лежит на лице, имеющем намерение подать в суд заявление. Кто-то из знаменитых юристов произнес крылатую фразу (применительно к отмене формуляров в некоторых странах Западной Европы), суть ее сводится к утверждению, согласно которому формуляры похоронены, но продолжают руководить нами из могилы. К большому прискорбию, похороненный в Европе (вероятно, не очень глубоко) формулярный процесс продолжает руководить из могилы и российским судебным процессом. Действительно, до подачи бумаги в суд необходимо определиться не только с ее содержанием, но и с наименованием, исковое ли это заявление, заявление в порядке особого производства и т. п.

В рассматриваемой категории юридических дел ответ не будет однозначным и зависит от того, кто именно из участников правоотношений нарушает права и законные интересы наследника. Если имеет место незаконное удержание содержимого банковской ячейки со стороны кредитной организации, то необходимо подавать исковое заявление. Если же незаконные действия (либо бездействие) имеют место со стороны нотариуса, то необходимо инициировать не исковое, а особое производство.

Как известно, эти два вида судебного производства регламентируются разными подразделами раздела II Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (1) (в ред. от 06.02.2012, далее – ГПК РФ).

ПРИМЕР. М. обратился в суд с заявлением об оспаривании отказа нотариуса в выдаче  свидетельства о праве на наследство по закону после смерти 27.08.2009 М. Ю. Его наследниками первой очереди являются: М. – сын, и М. Н. – отец. Оба наследника обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства, в состав которого входят: квартира, автомобили, земельный участок с домовладением и денежные средства, находящиеся на хранении в сейфовой ячейке банка. 17 октября 2011 г. нотариус вынес постановление об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство по закону на 1/2 долю имущества, указанного банком в описи [содержимого банковской ячейки]. Данный отказ нотариуса заинтересованное лицо считает незаконным и подал заявление в порядке гл. 37 ГПК РФ (т. е. в порядке особого производства. – О. Ч.). Возвращая заявление заинтересованному лицу, суд исходил из того, что имеет место спор о праве, который должен быть рассмотрен в исковом порядке. С данным выводом суд второй инстанции не согласился, поскольку требования о незаконности нотариальных действий между заинтересованным лицом и нотариусом не являются спором о праве. Из заявления М. усматривается, что им оспаривается отказ нотариуса в выдаче свидетельства о праве на наследственное имущество в виде денежных средств, указанных банком в описи в порядке гл. 37 ГПК РФ, и суду надлежало проверить законность отказа нотариуса. Согласно п. 3 ст. 310 ГПК РФ возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом в порядке искового производства. Из представленных материалов дела не усматривается, что между наследниками возник спор о праве. При таких обстоятельствах определение суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене(2).

Формулировка требований. В практике возникают сложности с формулировкой требований к суду относительно обеспечения прав наследника. В исковое заявление (по делам, в которых ответчиком выступает кредитная организация) включаются требования двух основных видов:
а) о выдаче содержимого банковской ячейки;
б) о понуждении к замене стороны договора аренды банковской ячейки (т. е. заменить умершего арендатора на его наследника).


(1) СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.
(2) Определение Московского городского суда от 30.11.2011 по делу № 33–39035.


Несмотря на то что практика высших судебных инстанций к настоящему времени еще не сформировалась, имеются прецеденты (конечно же, необязательные для судов того же уровня), в которых в качестве верного избирается первый путь. Поэтому рекомендуем в исковом заявлении к кредитной организации – арендодателю банковской ячейки предъявлять требования о выдаче наследнику ее содержимого.

ПРИМЕР. Е. Т. обратилась в суд с иском к ОАО «Сбербанк России», просила признать ее правопреемником Д. В. по договору № … аренды индивидуального сейфа, заключенному … года между Акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ (ОАО) и Д. В., истребовать от ответчика и передать истцу предметы вложения, изъятые … года из индивидуального сейфа № …, находящиеся в хранилище, расположенном по адресу: …, дополнительном офисе …Сбербанка России, мотивируя требования тем, что … года умер ее сын Д. В. Наследниками умершего Д. В. по закону являются: его мать Е. Т. (истец по настоящему делу), его отец Е. В. и его жена Ч. В процессе оформления наследственных прав стало известно о том, что … г. Д. В. заключил со Сбербанком России договор № … аренды индивидуального сейфа, по условиям которого банк предоставил Д. В. во временное пользование (аренду) индивидуальный банковский сейф № … в хранилище, расположенном по адресу: г. …, в дополнительном офисе … … г. комиссия банка произвела открытие сейфа № …, о чем составила соответствующий акт, и по описи произвела выемку предметов вложения. Изъятые предметы вложения остались на хранении в банке … г. нотариус г. …

О. Н. сообщила в банк о наличии наследственного дела к имуществу Д. В., умершего … г., о составе наследников, принявших наследство, и указала на то, что изъятые документы подлежат передаче наследникам для оформления их наследственных прав. … г. банк в выдаче истцу документов отказал, ссылаясь на то, что они подлежат выдаче либо нотариусу, либо назначенному нотариусом хранителю или наследнику/наследникам на основании свидетельства о праве на наследство. Нотариус г. … О. Н. в выдаче свидетельства о праве на наследство на указанные документы отказала по тем мотивам, что они имуществом не являются и в состав наследственной массы не могут быть включены. По мнению истца, право доступа к ячейке и право получения предметов вложения являются имущественными правами и наследуются на общих основаниях. В связи с этим к истцу в порядке универсального правопреемства перешли права Д. В. по договору № … аренды индивидуального сейфа. Истец считает, что отказ ОАО «Сбербанк России» возвратить ей изъятые из сейфа  предметы вложения является незаконным.

Представитель ответчика ОАО «Сбербанк России» в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражал и пояснил, что банк права истца не нарушил; в данном случае отказ нотариуса выдать свидетельство о праве на наследство является неправомерным; решение вопроса о правопреемстве по договору аренды сейфа находится в компетенции нотариуса; предметы вложения сейфа могут быть переданы нотариусу.

Судом второй инстанции установлено, что … года между АК СБ РФ (ОАО) и Д. В. Был заключен договор № … аренды индивидуального сейфа, в соответствии с которым банк обязуется предоставить клиенту во временное пользование (аренду) индивидуальный банковский сейф № …, а клиент принять и оплатить аренду индивидуального банковского сейфа №… в хранилище, расположенном по адресу: г. …, в дополнительном офисе … банка.

Срок аренды сейфа –… дней исчисляется со дня подписания сторонами акта приемапередачи (п. 1.3 договора).

…года Д. В. умер.

Наследниками умершего Д. В. по закону являются его мать Е. Т., его отец Е. В. и его жена Ч., которые в установленный законом срок обратились к нотариусу г. Москвы С. О. с заявлениями о принятии наследства.

Наследственное дело № … к имуществу умершего Д. В. открыто нотариусом г. Москвы С. О. … года.

…года комиссией в составе сотрудников ОАО «Сбербанк России» СДО № … в связи с возникновением просроченной задолженности по арендной плате индивидуальный сейф № … открыт и из него по акту и описи изъяты документы, принадлежавшие Д. В.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Е. Т. об истребовании и передаче предметов и документов, изъятых из индивидуального сейфа, суд [первой инстанции] исходил из вывода о том, что указанные предметы и документы относятся к объектам гражданских прав, содержат информацию, имеющую значение для решения вопроса о правах и обязанностях наследников на наследуемое имущество, ОАО «Сбербанк России» обязано было выдать указанные предметы и документы наследникам умершего Д. В., в том числе Е. Т., в соответствии с распоряжением нотариуса, адресованным в дополнительный офис … отделения ОАО «Сбербанк России».

Возлагая на ОАО «Сбербанк России» обязанность выдать предметы и документы, изъятые из индивидуального сейфа, Е. Т., суд исходил из того, что другие наследники Д. В. – Е. В. и Ч. против выдачи Е. Т. указанных предметов вложения не возражают.

Судом верно указано, что оснований требовать признания за Е. Т. Правопреемства по договору аренды сейфа не имеется, так как обязательство (договор аренды индивидуального сейфа) в связи со смертью должника Д. В., последовавшей … г., прекращено (п. 1 ст. 418 ГК РФ), кроме того, срок действия указанного договора истек … года, задолженность по оплате арендных платежей образовалась уже после смерти Д. В., начиная с … г.

Правовые основания для удовлетворения исковых требований Е. Т. о признании ее правопреемником Д. В. по договору № … аренды индивидуального сейфа отсутствуют.

Ссылки ответчика ОАО «Сбербанк России» в кассационной жалобе на отсутствие оснований для передачи предметов и документов, изъятых из индивидуального сейфа, наследникам умершего, в том числе Е. Т., являются необоснованными(1) .

Профилактические рекомендации. Красочно описанных в настоящей статье сложностей со вступлением на наследство на имущество, находящееся в индивидуальном банковском сейфе гражданина, можно избежать, если при жизни арендатор такого сейфа выполнит следующие несложные рекомендации:
– попросит представителя банка при заключении договора аренды индивидуального сейфа внести в текст этого договора положение о том, что арендатор обязуется хранить в сейфовой ячейке только имущество, принадлежащее ему на праве собственности, и принадлежащие ему документы. Для наследственного дела это будет доказательством принадлежности содержимого сейфовой ячейки именно наследодателю, а не иному лицу;
– составит завещание, в тексте которого оставит распорядительные указания на случай своей смерти, назначив при этом душеприказчика, в обязанности которого вменит обращение к нотариусу в течение шестимесячного срока с момента открытия наследства с соответствующим заявлением, касающимся содержимого арендуемого индивидуального банковского сейфа;
– даже само упоминание в тексте завещания о наличии индивидуального сейфа в конкретном подразделении (офисе) конкретного банка значительно облегчит наследникам процесс вступления в наследство, поскольку исключит ситуацию, при которой наследники узнают о наличии такого хранилища с частью наследственной массы за пределами установленного законом  шестимесячного срока, который из-за пробельности законодательства и неразвитости нотариальной и судебной правоприменительной практики и юридической культуры блокирует оформление наследства на эту часть имущества, оставшегося после смерти его собственника.


(1) Определение Московского городского суда от 18.07.2011 по делу № 33–2222.


В приложении к настоящей статье приведены образцы основных документов, которые могут понадобиться наследнику (его представителю) при оформлении наследства на имущество, хранившееся наследодателем при жизни в индивидуальном банковском сейфе.

Также по этой теме: