Главная    Интернет-библиотека    Право    Европейский Суд по правам человека    Внутригосударственные и европейские механизмы защиты прав человека: способы защиты

Внутригосударственные и европейские механизмы защиты прав человека: способы защиты

07.11.2013

Внутригосударственные и европейские механизмы защиты прав человека: способы защиты

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №3 год - 2012

Андреева Л.А.,
к. ю. н., доцент кафедры экономико-управленческих
и правовых дисциплин филиала Российского государственного
гуманитарного университета, г. Великий Новгород

Демократические требования к праву граждан на судебную защиту, которое формирует основу демократического общества, является узловым моментом в контексте между национальными судами и Европейским судом. Наибольшее число прецедентов, рассмотренных Страсбургским судом, относятся именно к ст. 6 Европейской Конвенции(1), конструирующей право на справедливое разбирательство, включающее три самостоятельных блока прав: право на судебное разбирательство, отвечающее набору основных процессуальных требований; презумпцию невиновности; права каждого обвиняемого в совершении уголовного преступления. Реализация первого положения не вызывает особых трудностей, так как основные требования к судебному решению (публичность) и к суду (быть независимым от исполнительной власти и сторон, беспристрастность и соблюдение судебной процедуры) не создают особых трудностей в деятельности Европейского суда. Вместе с тем для России в настоящее время особенно актуальны сроки рассмотрения дел, так как чрезмерно длительные процессы таят в себе серьезную угрозу подорвать доверие к судам, что совершенно недопустимо с позиций Европейской Конвенции, где говорится о «разумных сроках» рассмотрения дел.

Принятый Федеральный закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в  разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок столкнулся вновь с проблемой рассмотрения с этими же сроками. Она состоит в том, что рассмотрение дела о разумности сроков проходит по материалам дела в том же суде, который рассматривал материалы дела по первой инстанции, и возникает обратная ситуация повторного рассмотрения опять же в неразумные сроки. Возможно, в 2012 г. граждане, обратившиеся в российские суды по поводу компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумные сроки, будут вынуждены обратиться в Страсбургский суд уже по поводу нового нарушения прав российских граждан.


(1) Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) ETS № 005 – [Электронный ресурс] – http://www.echr.ru/documents/doc/2440800/


Связь и взаимодействие национального и международного процессов начинаются с момента обращения в Европейский суд по правам человека после того, как внутригосударственные средства защиты исчерпаны. Любой гражданин имеет возможность обратиться в Европейский суд по правам человека если он считает, что правительство нарушило его права и свободы, закрепленные в Европейской Конвенции и протоколах к ней. Условия приемлемости жалобы закреплены в Конвенции, согласно которой суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу (применительно к Российской Федерации – с момента вступления в законную силу приговора или решения суда). Для обращения в суд не требуется прохождения надзорных инстанций, хотя многие, ошибаясь в сроках обращения, пропускают шестимесячный срок, что автоматически делает жалобу неприемлемой как поданную по истечении предусмотренного Конвенцией срока. Это значит, что защиту прав человека прежде всего обязаны обеспечивать внутригосударственные органы, включая и национальные суды, которые в качестве приоритетной основы своей деятельности обязаны признавать и применять принципы и нормы Конвенции.

В практике определился достаточно гибкий подход к применению требований об исчерпании всех правовых средств. Суд выработал несколько критериев для решения вопроса о том, какие внутренние средства защиты в каждом конкретном случае подлежат исчерпанию и мог ли подавший жалобу добиться успеха при их использовании. К таким критериям относятся доступность, целесообразность и эффективность обращения. Например, если российская правовая система предусматривает возможность подачи индивидуальной жалобы о нарушении прав и свобод в Конституционный Суд, то этот орган признается одним из необходимых средств правовой защиты, т. е. должен быть задействован до обращения в международные судебные инстанции, но только в том случае, если данная жалоба ему подведомственна. При решении вопроса о процедуре исчерпания определенное значение придается также критериям, выявляющим бессмысленность или бесполезность обращения в судебные или административные органы государства, когда сложившаяся в них практика правоприменения не оставляет никаких шансов на удовлетворение жалобы. Такое же значение имеют критерии определения адекватности и эффективности средств правовой защиты, когда жалоба направляется в государственные органы, обладающие лишь консультативной компетенцией, или в инстанции, не способные приостановить исполнение обжалуемых судебных или административных решений.

Чаще всего при рассмотрении жалоб приходится иметь дело с так называемыми прямыми (непосредственными) жертвами: обращающееся лицо само непосредственно уже стало жертвой нарушения его права. Кроме этого лицо может быть признано потенциальной жертвой, в случае если оно подвергается реальному риску применения к нему законодательства, противоречащего Европейской Конвенции, и его права, закрепленные в Конвенции, будут нарушены. В данном случае очень важно указать, почему к заявителю применимы положения законодательства, при каких обстоятельствах существует реальный риск такого применения. Косвенной жертвой может быть признано лицо, испытывающее нарушение своих личных прав и из-за того, что нарушены права другого. Поэтому в определенных обстоятельствах лицо может подать жалобу о нарушении своих прав, несмотря на то, что само непосредственно не претерпело ущерба. Для этого необходимо, чтобы у этого лица с непосредственной жертвой была очень близкая связь (родственная или иная).

Наиболее распространенным примером будет являться обращение родственников лица, страдающего по вине государственных органов или по причине необеспечения ими надлежащей защиты права на жизнь, а родственники в этом случае испытывают нравственные страдания и несут материальные убытки.

Существует ряд условий, только при соблюдении которых Европейский суд по правам человека признает жалобу приемлемой: исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права. Исчерпанием внутренних средств правовой защиты будет прохождение заявителем первой и кассационной инстанций. Окончательным внутренним решением для дел, рассматривающихся судами общей юрисдикции, является кассационное определение, для дел, рассматривающихся мировыми судьями, –  апелляционные постановления, арбитражными судами – кассационная инстанция. Прохождение Верховного Суда обязательно только тогда, когда дело рассматривается в его первой и (или) кассационной инстанции, а это всегда определенная категория дел, закрепленная гражданским и уголовным процессуальным законодательством, и перечень их исчерпывающий; соблюдены внутригосударственные процессуальные правила о подсудности и подведомственности дел. В случае если заявитель считает нужным обратиться с надзорной жалобой, ему необходимо  обратиться в Европейский суд по правам человека с жалобой до истечения шестимесячного срока с момента вынесения определения кассационной инстанцией, не дожидаясь ответа из надзорной инстанции, так как обращение с жалобой в порядке надзора не будет считаться уважительным основанием пропуска шестимесячного срока. Таким образом, решение о приемлемости жалобы, исчисления сроков обращения с жалобой в международные судебные инстанции основываются на процедуре рассмотрения гражданских и уголовных дел в российской судебной системе. Вместе с тем в системе российского государства отсутствуют механизмы, обеспечивающие порядок обращения граждан в международные судебные инстанции.

Теория и практика защиты прав человека представляют сложный взаимопроникающий правовой процесс, характеризующийся значительным разрывом между внутригосударственными нормами и европейскими правовыми механизмами защиты прав человека. С точки зрения правовой науки возможно выделение особого предмета регулирования международного права человека. В частности, в программах юридических факультетов предусмотрены специальные курсы по данной тематике, которые требуют дальнейшего совершенствования и теоретического осмысления.

В то же время важным является и прикладной аспект внутригосударственных и европейских механизмов защиты прав человека. Практика показывает, что обращения в европейские судебные инстанции вызывает определенные правовые трудности, а также проблемное толкование норм как внутригосударственного законодательства, так и международных процессуальных норм обеспечивающих механизм защиты прав человека. Наконец, личный опыт автора, основанный на двух жалобах, поданных в Европейский суд по правам человека в защиту своих прав, позволяет не только рассмотреть нерешенные проблемы, но и внести предложения и определить перспективы развития механизмов защиты прав человека.

Международное право предоставляет каждому индивиду, а в определенных случаях и группе граждан, право на прямой доступ в Европейский суд по правам человека. Вместе с тем Страсбургский суд следует считать последней инстанцией по делам, рассмотренным в национальных судах после того, как исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. В то же время это утверждение имеет двойственную сущность и может рассматриваться с разных точек зрения.

В основном под средствами внутригосударственной защиты понимается защита прав индивида в государственных судах в соответствии с системой судоустройства каждого государства. Однако практика показывает, что судебная система способна действовать против интересов гражданина. Например, федеральные суды, рассмотрев иски по существу, принимают решение о том, что гражданин обратился либо к ненадлежащему ответчику, либо сам является ненадлежащим истцом. Фактически не защищают права человека и вышестоящие судебные инстанции, так как в соответствии с процессуальным законодательством могут оценить только доводы по поводу самого факта приема иска, не рассматривая его по существу. Остается дискуссионным, какая стадия судебного разбирательства является исчерпывающей в данном процессе и от какой даты возможен отсчет срока, дающего право на обращение в Европейский суд по правам человека. Например, участник избирательного процесса, выдвинувший кандидата на должность главы местного самоуправления, лишен права на судебную защиту. Определение об отказе в приеме жалобы рассмотрено на всех уровнях российской судебной системы. Однако на уровне Верховного Суда РФ жалоба не принималась трижды, ответы направлялись от имени работников аппарата Верховного Суда либо подписывались судьей Верховного Суда, но представляли собой форму письма и не могли быть оспорены в установленном внутригосударственном порядке. Тем более что процесс отказа в приеме заявления районным судом занял больше года, что фактически свело на нет все усилия, так как итоги выборов уже не могли быть оспорены в судебном порядке, а обращение в Европейский суд по правам человека по основаниям Конвенции о защите прав человека не имело смысла.

Принцип исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, получивший закрепление в международных документах по правам человека, выражен недостаточно четко и не может быть приравнен только к судебной защите внутри государства. Например, до обращения автора в суд за восстановлением права на труд предшествует досудебная процедура. Трудовой спор по вопросу восстановления на работе в должности главного федерального инспектора аппарата полномочного Представителя Президента РФ был рассмотрен судом с нарушением прав человека. Однако отказу в доступе к правосудию предшествовало обращение автора к вышестоящему руководителю Администрации Президента (в настоящее время Президенту РФ) по защите трудовых прав, которое было оставлено без внимания и ответа. Таким образом, обращение за защитой прав в порядке административной подчиненности и должествования не обязывает должностных лиц рассматривать вопросы и просто давать письменные ответы, и обязанность уважать и защищать права человека отсутствует. Аналогичная ситуация создается тогда, когда гражданин имеет выбор обращения в несколько органов, призванных защищать, например, их трудовые права. Гражданин имеет право обратиться либо в прокуратуру, которая обязана потребовать соблюдения законности по выплате заработной платы, либо в суд. Однако прокуратура извещает гражданина о том, что он может обратиться в суд самостоятельно. В этой ситуации срок обращения в российские судебные инстанции автоматически пропущен, а гражданин не имеет возможности и оснований его восстановить, а затем получить возможность обратиться в судебные инстанции.

Обращение в международные органы в отношении прокуратуры не представляется возможным из-за внутриведомственных инструкций, заменяющих закон о рассмотрении обращений и жалоб граждан а также в отдельных случаях из-за отсутствия самого ответа прокуратуры по существу.

Абсолютное бездействие наблюдается со стороны уполномоченных по правам человека в регионах. Законы об уполномоченных, а количество уполномоченных растет в геометрической прогрессии, принимаются региональными парламентами, что лишает уполномоченных способности защиты прав человека как внутри государства, так и вне его. Региональный законодатель исключает полномочия уполномоченных по правам человека на обращение в судебные инстанции от имени и в пользу обратившегося к ним человека, а также исключает право на обращение в суд, в том числе в международные судебные инстанции.

Жалоба, поданная автором по вопросу справедливого разбирательства, признана приемлемой, что указывает на универсальный характер международных стандартов по правам человека, но ни в коей мере не способствовала восстановлению прав автора, а, наоборот, на протяжении длительного периода продолжается административное, уголовное преследование, что послужило второму обращению с жалобой уже в связи с уголовным преследованием. Процедуры Европейского суда по правам человека не предусматривают объединения нескольких дел, тем самым ослабляются позиции механизмов международного контроля и защиты прав человека.

Следует отметить, что процесс признания жалобы приемлемой, а затем ее рассмотрение в Европейском суде продолжается несколько лет. Тем самым внутри государства человек подвергается преследованиям, вынужден терпеть унижения и ограничения прав. Даже в случае положительного решения суда на основе международных норм, права человека внутри государства не могут быть восстановлены в полном объеме. Например, в случае положительного решения суда и выплаты компенсации государственный служащий не может в национальном суде рассчитывать на последующее восстановление прав, даже на том основании, что он жаловался на государство (судья, федеральный инспектор и т. д.).

Функционирование механизмов самого процесса отправки жалоб, дополнений и документов, по моему мнению, также требует упорядочения. Почтовые отправления в адрес Европейского суда гражданин направляет почтовым отправлением с уведомлением, а обратная связь отсутствует. Тем самым многие заявители, учитывая длительный срок рассмотрения жалобы, с уверенностью не могут сказать, на какой стадии находится процесс ее разрешения. Для оптимизации  внутригосударственных и европейских механизмов защиты прав человека, сокращения срока рассмотрения жалобы в Европейском суде по правам человека, полагаю целесообразным организовать публичную предварительную процедуру рассмотрения жалобы с отражением результатов в электронной базе Европейского суда.

В целом процесс взаимодействия норм международного и внутригосударственного права сложен и многовариативен. Нормы и принципы международного права направлены не только на регулирование отношений между государствами, но адресуются и международным неправительственным организациям и индивидам.

Ратификация международно-правовых актов по правам человека со стороны государств означает, что эти государства согласились взять на себя обязательства друг перед другом и перед своими гражданами. В связи с нарушением норм и принципов международного права по правам человека государства и отдельные индивиды будут нести международно-правовую ответственность. Определение право субъектности индивида и статуса личности в международном праве остается сложным и дискуссионным. Многие российские ученые не признают индивида в качестве субъекта международного права. Получив положительное решение международного суда и компенсационные выплаты, субъект внутригосударственных правоотношений не сможет получить реального исполнения решения международного суда. Таким образом, специфика субъекта международно-правового регулирования обусловливает круг лиц, поведение которых регулируется или может регулироваться нормами международного права, что лишает круг субъектов, получивших положительное решение международного суда, эффективной внутригосударственной защиты.

Таким образом, с ратификацией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод российские граждане получили реальную возможность осуществить закрепленное в ст. 17 Конституции Российской Федерации(1) право на обращение в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека в соответствии и с международными договорами Российской Федерации, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.


(1) Конституция Российской Федерации // Российская газета. – 1993. – 25 дек.


Материал публикуется по итогам VII научно-практической конференции с международным участием «Проблемы правоприменительной практики».

 

Также по этой теме: