Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Наступление тяжких последствий в результате злоупотребления полномочиями

Наступление тяжких последствий в результате злоупотребления полномочиями

08.05.2015

Наступление тяжких последствий в результате злоупотребления полномочиями

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №6 год - 2012

Далгатова А.О.,
к. ю. н., заведующая кафедрой
государственно-правовых дисциплин
ГАОУ ВПО «Дагестанский государственный
институт народного хозяйства»

Среди видов состава преступления выделяют основной и квалифицированный. Основной состав содержит признаки, которые выражают суть преступления, его специфические черты, проявляющиеся всякий раз при совершении деяния данного вида. Квалифицированные составы обладают признаками, усиливающими ответственность. Такие составы содержат помимо признаков основного состава также признаки, характеризующие увеличенную общественную опасность деяния сравнительно с основным составом(1).

Квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ, являются тяжкие последствия, вызванные злоупотреблением полномочиями.

Как и понятие существенного вреда, понятие тяжких последствий относится к категории  оценочных понятий(2) и подлежит установлению в каждом конкретном случае. Для применения указанной нормы необходимо установить в деянии лица, выполняющего управленческие функции, все элементы основного состава, то есть признаки злоупотребления полномочиями, и аргументировать наступившие последствия как тяжкие.

В частности, тяжкими могут быть признаны такие последствия злоупотребления полномочиями, которые привели к экономическому разорению потерпевших или к такому воспрепятствованию осуществления государственными органами или общественными организациями существенных социальных, экономических или иных функций, которое создало угрозу финансовой стабильности, общественной или государственной безопасности.


(1) См.: Костарева Т.А. Квалифицирующие обстоятельства в уголовном праве. – Ярославль: Изд-во Ярославского ун-та, 1993. – С. 47–48.
(2) Многие авторы считают, что понятие «тяжкие последствия? является оценочной категорией в любом юридическом тексте, в том числе и нормативном. См.: Старкова Т.А. Гносеологическое исследование оценочных категорий, используемых в уголовном праве при характеристике преступлений в сфере экологии : метод. пособие под ред. А.Я. Сухарева // Сборник НИИ при Генеральной прокуратуре РФ. – М., 2004. – С. 94–100.


Решая вопрос о наличии тяжкого вреда, следует учесть, что он, так же как и существенный вред, может быть причинен не только организации, где работает виновный, но и гражданам, иным организациям, обществу, государству.

В связи с тем, что ч. 2 ст. 201 УК РФ содержит ссылку на наступление тяжких последствий, а их конкретное описание встречается в составах иных преступлений, мы считаем, что при определении тяжести последствий злоупотребления полномочиями необходимо исходить из положений УК РФ, дающих соответствующие законные определения.

Так, например, согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком злоупотребления должностными полномочиями и превышения должностных полномочий следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного нарушения деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т. п.(1)

Толкование понятий, содержащихся в одних уголовно-правовых нормах, посредством привлечения других норм уголовного закона успешно применяется на практике. В случае причинения вреда государству и обществу в виде тяжких последствий, которые можно оценить в денежном выражении, необходимо обращаться к практике применения данной правовой нормы, поскольку предусмотреть в законе все возможные проявления тяжких последствий материального характера и подлежащих оценке не представляется возможным. Однако необходимо отметить, что и в данном вопросе отсутствует единообразная судебная практика.

Например, 26 января 2000 г. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ в отношении руководителей ЗАО «РОСПРОМ», умышленные действия которых, связанные с отчуждением акций ОАО «Томскнефть «ВНК» с целью извлечения для себя выгод и преимуществ, нанесли материальный ущерб государству в сумме 50 млн долл. США(2).

По другому уголовному делу к тяжким последствиям был отнесен ущерб, причиненный  организации в размере 17 033 685 руб. Согласно материалам данного уголовного дела Б., работая заместителем директора филиала ОСАО «Ингосстрах» в г. Махачкале, а с 9 ноября 2004 г. исполняя обязанности директора филиала, то есть являясь должностным лицом ОСАО «Ингосстрах», исполняющим в компании управленческие, организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции, заключил договоры и выдал полисы страхования животных – птицы: с ООО Птицефабрика «Эльдама» на страховую сумму 5 143 500 руб.; с ОАО Птицефабрика «Махачкалинская» на страховую сумму 12 451 400 руб.; с ЗАО Птицефабрика «Карантайская» на страховую сумму 5 151 000 руб., выгодопри обретателем по которым являлся Дагестанский региональный филиал (ДРФ) ОАО «Россельхозбанк».


(1) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной  практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // БВС РФ. – 2009. – № 12.
(2) См.: Кузнецов А.П., Изосимов С.В. Уголовный кодекс Российской Федерации : ответственность за преступления, совершаемые в коммерческих и иных организациях // Следователь. – 2002. – № 2. – С. 9.


В марте 2006 г., после гибели поголовья птицы в результате инфекционного заболевания – высокопатогенного гриппа птицы H5N1, имевшего место в январе– феврале 2006 г., то есть после наступления страховых случаев по заключенным договорам страхования, Б. в нарушение предписаний руководства ОСАО «Ингосстрах» о запрете заключения любых договоров страхования сельскохозяйственных рисков, а также с превышением полномочий, предоставленных ему доверенностью, используя свое служебное положение вопреки законным интересам ОСАО «Ингосстрах» в целях извлечения выгоды сторонними организациями, заключил и подписал дополнения к ранее заключенным договорам страхования птиц. Подписанием  указанных дополнений, датированных задними числами, Б. безосновательно внес существенные изменения, касающиеся объектов страхования, в уже заключенные  договоры страхования, то есть изменения породы, возраста и количества птицы, чем расширил страховое покрытие по договорам страхования возраста и количества птицы, чем расширил страховое покрытие по договорам страхования после наступления страховых случаев, в результате чего ОСАО «Ингосстрах» было вынуждено выплатить ДРФ ОАО «Россельхозбанк» 17 033 685 руб., что повлекло за собой тяжкие последствия в виде причинения ОСАО «Ингосстрах» прямого ущерба на указанную сумму(1).

Тем самым в каждом отдельном случае суд по-разному определяет, какие последствия относятся к тяжким; думается, что этому способствует отсутствие законодательного положения, касающегося данного вопроса.

По результатам проверки, проведенной УБЭП Хасавюртовского района Республики Дагестан, от 5 января 2009 г. за № 9106 возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 201 УК РФ в отношении генерального директора ОАО «Хасавюртовский приборостроительный завод» Ш., который в сентябре 2006 г., злоупотребляя своими полномочиями, незаконно (без решения совета директоров) заключил в ущерб возглавляемого им завода договор (о реализации имущества завода) с ООО «Маребо» на сумму 1 млн 300 тыс. руб.(2)

Приведем еще одно дело, возбужденное по ч. 2 ст. 201 УК РФ в результате проверки УБЭП Бабаюртовского района Республики Дагестан от 9 октября 2009 г. № 916134 в отношении председателя СКП «Хосе-Диас» А., который в период с 2003 по 2006 г., злоупотребляя полномочиями, не обеспечивал сохранность сельскохозяйственной техники и автомашин, чем причинил существенный ущерб в сумме 210 тыс. руб.(3)

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что судебная и правоохранительная практика не отличается единообразием в вопросе определения «тяжких последствий», что может привести к неверной квалификации содеянного. Кроме того, при определении тяжких последствий соответствующие органы никак не соотносят размер причиненного ущерба с активами самой организации. Тем самым остается неясным, является ли причиненный ущерб действительно тяжким для конкретной организации.

Таким образом, как показывает практика, установление реального размера причиненного ущерба является одним из труднейших вопросов в практической деятельности.


(1) Архив Советского районного суда г. Махачкалы за 2008 г. Уголовное дело № 1-65/08.
(2) Данные ОБЭП ОВД по Хасавюртовскому району Республики Дагестан за 2009 г.
(3) Данные ОБЭП ОВД по Бабаюртовскому району Республики Дагестан за 2009 г.


Вследствие этого при его определении необходимо учитывать рыночную стоимость имущества, стоимость имущества, по которой оно было реализовано, возможность реализации имущества на конкурсной основе, значимость его для организации. Кроме того, полагаем, что не совсем правильно относить к тяжким последствиям внешние проявления «тяжести» последствий в виде массовых митингов и демонстраций вкладчиков, лишившихся своих сбережений в результате банкротства коммерческой организации.


Материал публикуется по итогам VIII Научно-практической конференции с международным участием «Проблемы правоприменительной практики».


Также по этой теме: