Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Рейдерство: уголовно-правовая политика

Рейдерство: уголовно-правовая политика

14.08.2015

Рейдерство: уголовно-правовая политика

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №7 год - 2012

Андреева Л. А.,
канд. юр. наук, доцент кафедры экономико-управленческих
и правовых дисциплин филиала Российского государственного
гуманитарного университета, г. Великий Новгород

Всякое преступление влечет те или иные изменения в окружающей обстановке и вызывает наступление последствий, вредных для охраняемых уголовным законом личных и общественных интересов. При переходе к рыночным отношениям изменяется структура преступности, происходит переоценка общественной опасности явлений. Одним из таких деяний стало рейдерство. Действия рейдеров направлены на завладение или установление контроля над группой предприятий (сетей), на предприятиях, связанных технологической цепочкой; в сферу интересов рейдеров входят также крупный бизнес. Для правильной квалификации действий лиц, которые совершили рейдерский захват бизнеса или рейдерское нападение на бизнес, необходимо провести отграничение рассматриваемого преступления от составов экономических преступлений гл. 22 Уголовного кодекса РФ (1) (далее – УК РФ).

Захватом, согласно уголовному законодательству, являются внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия.

Нападение и следующее за ним насилие (или угроза) составляют органическое единство двух противоправных актов, которые объединены единой целью – завладение материальным производственным комплексом либо установление контроля над бизнесом.

Поэтому факт рейдерского захвата бизнеса как самостоятельный объективный признак рейдерства можно рассматривать только условно в связи с отсутствием состава преступления в Особенной части Уголовного кодекса; вместе с тем вне насилия или угрозы применения насилия рейдерство не теряет уголовно-правового значения. Физическое насилие может быть определено в статье о рейдерском захвате в общем виде как опасное для жизни и здоровья.

Психическое насилие при рейдерском захвате и рейдерском поглощении заключается в угрозе непосредственного применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Угроза может


(1) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ//СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.


быть выражена словами, жестами, демонстрацией оружия. Цель угрозы – подавить волю потерпевшего, принудить его передать, подарить бизнес или не препятствовать его изъятию. Насилие может быть применено не только к предпринимателю, собственнику имущества, но и к любому другому лицу, препятствующему совершению акта рейдерства.

Основополагающим понятием в определении рейдерского захвата является понятие «захват», т. е. действие, направленное на определенный объект. Насильственный характер действий по захвату предприятия возможен посредством использования организованной силы (преимущественно вооруженной) – законных силовых структур, незаконных вооруженных формирований, а также демонстрации готовности применить силу. Следовательно, употребление понятия «захват» в УК РФ свидетельствует, что «захват» как уголовно-правовое понятие включает в себя насилие с целью установления контроля, господства над захватываемым объектом и применимо к ситуации в области предпринимательства.

Основную характеристику преступного деяния представляет способ совершения преступления, т. е. совокупность определенных приемов, используемых преступником при реализации своих намерений. В отношении рейдерства законодатель избирает оценку посредством набора норм Особенной части УК РФ, тем самым практически не признавая опасность рейдерства как противоправного деяния. Все действия в ходе рейдерской атаки могут быть насильственными и ненасильственными. В большинстве случаев преступление, совершенное путем действия, состоит из последовательных актов, тесно связанных между собой своим объективным содержанием.

Множество способов захвата предприятия рейдерами зависят от разных условий (организационно-правовой формы, наличия задолженности по кредитам, степени близости захватчика к административному ресурсу и многого другого).

В России чаще всего целью захвата является простой вывод активов, моментальная их продажа и дальнейшая перепродажа. В отдельных случаях точнее было бы рассмотреть не действия, а деятельность преступников, слагающуюся из целого комплекса поступков, взаимно друг с другом связанных. Преступник в ряде случаев направляет свои действия не непосредственно на объект посягательства, а использует для достижения преступного результата промежуточные звенья: поступки других лиц (например, при подстрекательстве к совершению преступления), различные механизмы (например, средства транспорта) и т. п. (1)

При выявлении признаков преступления ученые и практики уделяют внимание определению общественной опасности и противоправности конкретного деяния, определению совокупности фактических признаков преступления.

Таким образом, действия рейдеров в уголовно-правовом значении представляют собой активное, осознанное, волевое, обладающее общественной опасностью поведение человека (группы), причиняющее существенный вред или создающее угрозу причинения такого вреда ценностям, охраняемым уголовным правом.

Преступное действие описывается в диспозициях статей Особенной части уголовных кодексов с различной степенью конкретности. Исследовав состояние законодательства, автор считает возможным выделить рейдерство отдельным видом уголовно наказуемого деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство» и выделив отдельную главу о защите бизнеса в Особенной части УК РФ. Необходимо квалифицировать рейдерство исключительно как преступление, совершенное группой лиц.


(1) Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. – М., 2002. – С. 104


Статья УК РФ позволит отграничить это противоправное деяние от других уголовно наказуемых деяний в области экономики. Автор полагает, что ошибочно утверждение, что понятие «рейдерство» не имеет самостоятельного состава преступления, а может быть рассмотрено в совокупности с различными составами УК РФ.

Общественную опасность рейдерства автор определяет как обязательный и основной признак преступления, так как именно общественная опасность как признак раскрывает социальную сущность преступления; общественная опасность выступает основанием привлечения виновного лица к уголовной ответственности; общественная опасность определяется всеми признаками преступления (объектом, последствиями преступления, способом совершения преступления и т. д.); общественная опасность – такое специфическое свойство преступления, которое позволяет отграничивать преступления от непреступных правонарушений и малозначительных деяний.

Общим основанием криминализации рейдерства является степень его общественной опасности, связанной с отрицательными последствиями в развитии рыночных отношений; с последствиями участия капиталов, имеющих криминальную природу, и их отмыванием, в экономических отношениях; с отрицательными последствиями участия коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов в захвате бизнеса. Угроза рейдерского захвата, потери собственности в условиях коррупции, угроза жизни и здоровью собственников и их родственников, представителей менеджмента, несоизмеримые вложениям по обеспечению безопасности, в отдельных случаях приводят к выводу о нерентабельности предпринимательской деятельности и риску потери бизнеса.

Противоправность, по мнению автора, является лишь юридическим выражением общественной опасности деяния. Не может быть преступным деяние, которое не является противоправным. Различная степень конкретности при описании действий имеет важное значение в практической работе следственных и судебных органов.

Главой 22 УК РФ определены виды уголовно наказуемых деяний, совершаемых в сфере экономической деятельности. В указанной главе содержатся виды преступлений, совершаемых лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и другую деятельность экономической направленности; с рейдерством связаны 35 статей УК РФ. Вместе с тем отдельные составы рейдерства отсутствуют, а в целом гл. 22 УК РФ, определяя виды наказуемых деяний в области экономической деятельности, направлена на оценку преступлений, совершаемых предпринимателями.

Некоторые составы преступлений возможно оценить только по совокупности. Рейдерские преступления имеют коррупционный характер, что подтверждается рядом составов, в том числе ст. 290–294, 303, 327 УК РФ (получение взятки, дача взятки, служебный подлог, халатность, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, фальсификация доказательств и подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков). Характерным силовым способом рейдерского захвата является самоуправство (ст. 330 УК РФ), также возможно сравнение мошенничества (ст. 159 УК РФ) с рейдерским завладением, а вымогательства (ст. 163 УК РФ) – с рейдерским захватом.

Автор полагает возможным выделить рейдерство отдельным составом уголовного деяния, создав отдельную статью УК РФ «Рейдерство», определив его как противоправный захват бизнеса либо посягательство на предпринимательскую деятельность. Безусловно, рейдерство является исключительно преступлением, совершенным группой лиц.

Предлагаемые в настоящее время изменения в УК РФ лишь частично реализуют предложения в области корпоративного права, дополняя УК РФ статьей, предусматривающей ответственность за фальсификацию Единого государственного реестра юридических лиц или Реестра владельцев ценных бумаг, и рядом других изменений и дополнений. На практике квалификация рейдерского захвата, отграничение захвата предприятия от рейдерской атаки или недружественного поглощения являются основными элементами в системе предупреждения захвата бизнеса.

Необходимо определить и отграничить термины «рейдерство», «рейдерская атака», «рейдерский захват». Совершенствование УК РФ, федерального законодательства по борьбе с коррупционными и рейдерскими преступлениями, установление и четкое определение перечня коррупционных преступлений и отдельных составов УК РФ будут способствовать более успешному противодействию преступности и иным общественно опасным деяниям в России (1).

Противоречия в дефинициях рейдерства диктуют необходимость уточнения определения данного понятия с целью четкой фиксации его объема и содержания. Понятие «рейдерская атака» корреспондирует с понятиями «рейдерский захват» и «рейдерство», имеющими уголовно-правовые признаки.

По мнению автора, правильно и обоснованно применять термин «захват», чем, например, «завладение», к составу преступления «рейдерство» либо возможно разграничение на два состава, а именно «рейдерский захват» и «рейдерское завладение». Рейдеры при захвате предприятия устанавливают контроль над предприятием (бизнесом) вопреки воле его руководства, как правило, посредством насилия, а при завладении – используют иные схемы преступного поведения.

Как отмечает П. Сычев, при наказании рейдеров формируется практика применения нескольких статей УК РФ (2). Сложность квалификации заключается в субъективности трактовки понятия «захват». В законодательстве пока еще имеются существенные пробелы. Таким образом, «рейдерство» и «криминальный захват» предприятий не являются юридическими определениями, и в УК РФ нет статей, которые охватывали бы эти понятия в целом.

Как видно из проектируемых статей УК РФ, рейдерский захват и рейдерское завладение – схожие преступные деяния в виде нападения с применением насилия либо с угрозой его применения. Общими являются и способы совершения преступных действий – применение насилия либо угрозы его применения. Цель совершения нападения – завладение производственным комплексом, предприятием, бизнесом.

Субъективная сторона этих преступлений характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором лица осознают общественно опасный характер своих действий, желают их совершения, преднамеренно совершают противоправные действия по отношению к объектам посягательства. Однако принципиальное различие заключается в мотиве преступления.


(1) Андреева Л. А. Рейдерство (уголовно-правовой аспект). Актуальні проблеми кримінального права, процесу та криміналістики: Сб.матеріали II-ї міжнародної науково-практичної конференції: В 2-х т. Т. 1. – Одеса: Міжнародний гуманітарний університет, 2010. – С. 25.
( 2) Сычев П. Г. Отобрать и присвоить не проблема. Пробелы в законодательстве развязали рейдерам руки // Закон. – 2007. – Август. – С. 154.


При выявлении признаков преступления, такого как рейдерство, ученые и практики уделяют внимание определению этого деяния как группового преступления. В отечественном уголовном законодательстве термин «групповое преступление» встречается только в ч. 1 ст. 64 УК РФ – активное содействие участника группового преступления его раскрытию. В результате того, что следственная и судебная практика борьбы с групповой преступностью в достаточной мере не подкреплены теоретическими положениями, разработанными с необходимой полнотой и обоснованностью, формируется система, по-разному определяющая как групповую преступность, так и институт «соучастия». В связи с отсутствием квалификации рейдерства как группового преступления организованной группы необходимо обратиться к иным преступным деяниям, совершенным преступной группой. Например, организованная группа – это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Определив рейдерство как опасное преступление, возможно квалифицировать его как совершенное группой, где действия участников будут признаны соисполнительством.

Противоречия в дефинициях рейдерства диктуют необходимость уточнения определения данного понятия с целью четкой фиксации его объема и содержания. Наличие общественной опасности рейдерства представляет собой качественный признак преступления. Данный признак выражает материальную сущность и объясняет, почему деяние признается преступлением. Противоправность свидетельствует о том, что группа лиц, осуществляющих захват, нарушила запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме.

В целом возможно определить перечень основных черт, свойственных деятельности рейдерских организованных преступных формирований, а именно: высокий уровень организации и конспирации преступной деятельности, которая осуществляется членами высокоорганизованного преступного сообщества с иерархичностью его построения, при котором функции исполнительские и организационные не совпадают; наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управления, а также в правоохранительных органах; наличие организованных преступных групп за счет создания структур, обеспечивающих внешнюю и внутреннюю безопасность преступного сообщества; масштабный, межрегиональный и международный характер преступной деятельности, в том числе проникновение в отрасли экономико-хозяйственной и банковско-кредитной деятельности; концентрация бюджета преступного сообщества в форме общественных организаций, в том числе «псевдоантирейдерского» характера.

Разграничение двух составов рейдерства может быть определено по основному объекту преступления. При рейдерском захвате – это безопасность экономических отношений в широком смысле, при завладении бизнесом – экономическая безопасность отдельного производственного комплекса.

Следовательно, общественная опасность рейдерства является основным свойством и главным признаком преступления. По мнению автора, необходимо законодательно закрепить сущность общественно опасного деяния (рейдерства) в целях отграничения от смежных форм общественно опасного поведения, а также отражения уровня выраженности общественной опасности в содержании данного преступления.

Таким образом, уголовно-правовая политика в борьбе с рейдерством заключается в определении квалифицирующих признаков, «способствующих рейдерскому захвату», внесении изменений в действующий УК РФ, возможно, с параллельной разработкой федерального закона «О рейдерстве», а затем принятие антирейдерских норм, включив две отдельные статьи в гл. 22 УК РФ. По мнению автора, необходимо законодательно закрепить сущность общественно опасного деяния (рейдерства) в целях отграничения от смежных форм общественно опасного поведения, а также отражения уровня выраженности общественной опасности в содержании данного преступления.

В целом совершенствование правовой системы и законодательства в области противодействия рейдерству требует комплексного планирования законотворческих работ, внесения изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский, Арбитражно-процессуальный кодексы РФ, а также совершенствование системы правоохранительных органов, органов государственного управления и мер по борьбе с коррупцией.

Также по этой теме: