Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    Преступления террористической направленности – угроза национальной или федеральной безопасности России?

Преступления террористической направленности – угроза национальной или федеральной безопасности России?

06.11.2015

Преступления террористической направленности – угроза национальной или федеральной безопасности России?

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №9 год - 2012

Паненков А.А.,
старший научный сотрудник отдела проблем прокурорского
надзора и укрепления законности в сфере федеральной
безопасности, межнациональных отношений и противодействия
экстремизму НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ,
почетный работник прокуратуры РФ

Теоретическая основа любого научного исследования предполагает развернутую систему научных понятий, к которым предъявляются требования ясности, определенности, непротиворечивости, адекватного отражения изучаемых реалий.

В криминологических исследованиях основным было и остается понятие «преступность», а в данном случае – преступления террористической направленности. Поэтому в борьбе с преступлениями террористической направленности и их финансированием не последнюю роль играет понятийный аппарат.

Данная проблема (федеральная и (или) национальная безопасность) не является чисто научным исследованием, потому что в настоящее время снова поднимается вопрос о необходимости совершенствования территориального устройства России, изменения конфигурации федеральных округов, созданных в 2000 г.

Термин «федеральный» – имеет два значения: 1) то же, что федеративный, 2) в некоторых федеративных государствах (США, ФРГ) – общегосударственный, например федеральное правительство, федеральный канцлер (1).

Термин «федеративный» – 1) относящийся к федерации, представляющий федерацию, федеративное государство – то же, что федерация (2).

Таким образом, понятие «федеральная безопасность», сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, означает безопасность федеративного государства, безопасность России как Федерации.


(1) Словарь иностранных слов. – М., 1989.– С. 534.
(2) Там же.


В ст. 1 Конституции Российской Федерации записано, что Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны.

Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (ст. 5 Конституции Российской Федерации).

В ч. 1 ст. 65 главы 3 «Федеративное устройство» Конституции Российской Федерации перечислены субъекты Российской Федерации, входящие в ее состав. Принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются в порядке, установленном федеральным конституционным законом (ч. 2 ст. 65 Конституции Российской Федерации).

В период активной фазы контртеррористической операции (КТО) в Чеченской Республике, да и в целом в других республиках СКФО (ЮФО), всех военнослужащих, сотрудников  правоохранительных органов и спецслужб, прибывших из других субъектов России для восстановления конституционной законности и правопорядка, борьбы с участниками организованных преступных формирований (ОПФ) террористической направленности, местные жители называли одним кратким и ясным словом «федералы» (1).

Федералы – лица, отстаивающие на Северном Кавказе интересы России как Федерации (Российской Федерации). Представители СМИ, иностранные корреспонденты в своих статьях, заметках, очерках и передачах о ходе контртеррористической операции также употребляли слово «федералы», вкладывая в него тот же смысл.

Таким образом, «федералы» – это общее понятие, собирательное. Это физические лица,  прибывшие на Северный Кавказ, чтобы сохранить федеративное устройство России, не допустить отторжения Республик Северного Кавказа от России, не допустить создания «Великого арабского халифата» от моря до моря.

По нашему мнению, понятие «федералы» шире и включает всех представителей титульных наций Северного Кавказа, которые боролись, погибали в борьбе с лидерами и активными участниками организованных преступных формирований террористической направленности, продолжают эту борьбу в настоящее время не только с оружием в руках, но и «словом и делом»: честным трудом во всех отраслях хозяйства: на полях, на заводах, фабриках, в школах, институтах, даже в мечетях, проповедуя верующим каноны традиционного ислама, отстаивая именно незыблемость федеративного устройства России.


(1) По нашему мнению, понятие «федеральные войска» – уже понятие «федералы».


В ходе расследования уголовных дел террористической направленности и осуществления надзора за законностью принятых процессуальных решений в то время следователи прокуратуры (в настоящее время следователи Следственного комитета Российской Федерации), СО (следственных отделов) управлений ФСБ России в субъектах СКФО в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительных заключениях по преступлениям террористической  направленности, четко выделяя агрессивные, сепаратистские цели лидеров и эмиссаров международных террористических организаций, наемников на разрушение России именно как Федерации, незаконное отторжение Северокавказских республик, нарушение Конституции Российской Федерации, писали так: «… В период с 1991 по 2011 г. лидеры чеченских организованных преступных формирований Дудаев Д., Масхадов А., Яндарбиев З., Удугов М., Басаев Ш., Гелаев Р., Закаев А., Абдулхаджиев А., Арсанов В., Сайдуллаев М., Умаров Д. и другие, действуя совместно и согласованно с эмиссарами и наемниками международных террористических организаций (Хаттабом, Абу-Валидом, Абу-Якубом, Абу-Даром, Абу-Дзейтом, Абу-Хавсом, Абу-Джафаром, Абу-Халедом, иорданцем Мухаммадом, Моганедом и другими на территории Чеченской Республики, Республики Ингушетия, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Дагестан, КабардиноБалкарской Республики создали под различными  наименованиями многочисленные вооруженные устойчивые организованные группы, регулярные незаконные вооруженные формирования, НВФ, банды («джамааты»), преступные сообщества (преступные организации), экстремистские организации и сообщества, имевшие военную организационно-штатную структуру, носящую иерархо-сетевой характер, участники которых имели высокий уровень военной подготовки, вооруженности, мобильности и конспиративности, постоянную боевую готовность, руководители которых именовались полевыми командирами, командующими фронтами, секторами, командирами особого полка и диверсионно-штурмовых батальонов (ДШБ), разведывательно-диверсионного батальона чеченских шахидов «Риядус-Салихин», начальниками особых управлений и отделов, с целью насильственного отторжения, в первую очередь Чеченской Республики, и других субъектов Северо-Кавказского региона от Российской Федерации, образования на их территории агрессивного «Всемирного исламского халифата» (с 7 октября 2007 г. «Кавказского эмирата» («Имарат Кавказ»), во главе с Д. Умаровым, признанного Верховным судом Российской Федерации 08.02.2010 г. Международной  террористической организацией, сохранившие до настоящего времени в названии военную терминологию: «Командование Ингушского Фронта Вооруженных Сил (ВС) Имарата Кавказ» (ИК), «Обращение Амира ИК Докки Абу-Усмана и командования Восточным Фронтом Вооруженных Сил Имарата Кавказ», «Боевые операции моджахедов Имарата Кавказ». Весна-Осень 1429 г. (2008 год), «Амиры Восточного Фронта ВС ИК об Имарате Кавказ и его противниках», «Предупреждение Амира ИК Докку Абу Усмана в связи с реакцией кафиров на Шахидскую операцию в Домодедово.

Время публикации: 4 марта 2011 г. » и т. д. Таким образом, осуществлялась преступная деятельность, направленная на изменение конституционного строя и нарушения территориальной целостности Российской Федерации, закрепленной в части 1 статьи 65 Конституции Российской Федерации…».

Восстановление конституционного правопорядка в Чеченской Республике потребовало проведения контртеррористической операции, в которой были задействованы не только правоохранительные органы, но и Вооруженные силы Российской Федерации. Президент Российской Федерации Д. А. Медведев 25 января 2011 г. на коллегии ФСБ России сказал: «Терроризм остается главной угрозой безопасности нашего государства, главной угрозой для России, для всех наших граждан» (1).

Несмотря на принятые в 2010–2011 гг. правоохранительными органами и спецслужбами России меры по борьбе с терроризмом и его финансированием, выявить и перекрыть все внутренние и внешние каналы и источники финансирования и избежать резонансных террористических актов не удалось (2). Несмотря на то что преступления террористической направленности составляли в 2011 г. всего три сотые процента в структуре преступности России, они представляли очень большую общественную опасность и вызывали огромный общественный резонанс.

Террористические акты, повлекшие массовую гибель и ранения мирных граждан, сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих произошли в Республике Дагестан (8 преступлений) и Чеченской Республике (4), Ставропольском крае (2), в московском метро 24 января 2011 г.

В России действует международная террористическая организация «Кавказский эмират» под руководством Доку Умарова. Инициаторы организованной террористической деятельности за рубежом и внутри России всеми силами стараются «вбить клин» между народами, населяющими Северный Кавказ и Россию. Именно поэтому с особой тщательностью подбираются и готовятся молодые лица разных национальностей и пола, проживающих в СКФО, ЮФО в качестве «террористов-смертников». Цель этих преступных действий очень проста: разжечь тлеющий огонь вражды между разными нациями и национальностями, проживающими в Российской Федерации. Так, теракты на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» Сокольнической линии Московского метрополитена 29 марта 2010 г. были организованы и совершены по указанию чеченца Доку Умарова (лидера «Кавказского эмирата») жителями Республики Дагестан «террористками-смертницами» Шариповой и Абдуллаевой (3), взрыв в аэропорту


(1) Выступление на расширенном заседании коллегии ФСБ 25 января 2011 г. Москва. URL:kremlin.ru/ (дата обращения: 30.01.2011).
(2) В 2010 г. в России произошел ряд резонансных террористических актов, повлекших массовую гибель и ранения мирных граждан, военнослужащих, сотрудников милиции: 29 марта 2010 г. в Москве произошло два взрыва в метро, через два дня два взрыва прогремели в дагестанском городе Кизляре, 5 апреля двойной теракт произошел возле здания УВД в ингушском г. Карабулаке, 26 мая – террористический акт в г. Ставрополе, 30 июня – самоподрыв «смертника» в г. Грозном (7 человек получили ранения), теракт в Пятигорске, взрыв на Баксанской ГЭС, 29 августа нападение на родовое с. Центорой Р. А. Кадырова, где погибли 5 сотрудников правоохранительных органов, 17 милиционеров и 7 гражданских лиц получили ранения, а из 12 нападавших боевиков семь совершили самоподрыв, 5 сентября 2010 г. совершил самоподрыв «смертник» в палаточном лагере батальона 136-й мотострелковой бригады на полигоне «Дальний» в Республике Дагестан, 19 октября нападение на здание парламента Чеченской Республики в г. Грозном тремя «смертниками».
(3) Главным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации продолжается расследование о совершении 29 марта 2010 г. смертницами террористических актов на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» Сокольнической линии Московского метрополитена. К настоящему моменту следователями Следственного комитета России установлены все непосредственные исполнители и организаторы совершенных терактов. Организатором взрывов на станциях Московского метрополитена являлся Магомедали Вагабов – один из лидеров диверсионно-террористического подполья, действовавшего на территории Республики Дагестан. Вагабов, как и другие соучастники совершенного преступления – Алиев, Щащаев, Магомеднабиев, Рабаданов и Исагаджиев, при задержании оказали вооруженное сопротивление и были уничтожены. Кроме того, установлен и исполнитель терактов – 22-летний уроженец Республики Дагестан Гусен Магомедов. По данным следствия, именно он сопровождал смертниц Шарипову и Абдуллаеву из города Кизляра в Москву, а также руководил их действиями непосредственно в день совершения терактов. Следствием вынесено постановление о предъявлении ему обвинения в совершении террористического акта. В связи с тем что Магомедов скрылся, по ходатайству следователя судом в отношении него заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он объявлен в международный розыск. Всего за истекший год с момента терактов следователями Следственного комитета совместно с опера тивными сотрудниками ФСБ и МВД России проделан большой объем работы: допрошено более 500 свидетелей, проведены 322 различные судебные экспертизы, в том числе взрыво-технические, химические, технические и др. Также проведено более 40 обысков. Объем этого дела к настоящему моменту составляет 110 томов. По делу признаны потерпевшими 168 человек.


Домодедово по указанию того же Д. Умарова – этническим ингушом 20-летним жителем селения Али-Юрт Назрановского района Республики Ингушетия Магомедом Евлоевым (1).

В ходе проведения исследования причинного комплекса организованной террористической деятельности в Республике Ингушетия в мае 2011 г. один из старших офицеров Управления ФСБ России по Республике Ингушетия в ходе интервьюирования обоснованно заявил о том, что «… иностранные службы имеют НИИ и работают против нас, мы только отслеживаем информацию и передаем ее в наш НИЦ ФСБ России… СССР развалили иностранные спецслужбы, акцентируя внимание на ухудшении межнациональных отношений между народами, населяющими СССР, международные организации ведут разведывательную деятельность против России.

Разведывательно-подрывная деятельность международных организаций – является реальной угрозой… Не надо было образовывать СКФО. Следовало создать губернию. Если возник межнациональный конфликт РСО-Алания – Республика Ингушетия – следует эти республики объединить. Но не следует объединять Республику Ингушетия и Чеченскую Республику… Осталась проблема адыгов и черкесов.

Каждый федеральный округ должен иметь свой научный центр для выработки научно-обоснованных рекомендаций для решения возникающих межнациональных проблем… Следует активнее работать с ближним зарубежьем, то есть теми Республиками, которые были в СССР… Нужны на СК «кавказоведы»: политологи, историки… Нельзя назначать на должности руководителей субъектов СКФО военных, а надо – политиков, хозяйственников… Сепаратизм уходит на 2 роль в Республике Ингушетия…». Высказанная позиция сотрудника спецслужб, знающего криминальную ситуацию не понаслышке, заслуживает самого пристального внимания и изучения.

Ни одно государство мира не потерпит существования на своей территории организованных преступных формирований террористической направленности, преследующих сепаратистские цели разрушения ее территориальной целостности.


(1) Доку Умаров и амир Хамзат вошли в число обвиняемых в теракте в Домодедово. Март 29 2011, 11:55. kavkaz-uzel.ru/ 29.03.2011. 13.15. Следственный комитет РФ вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемых по делу о теракте в аэропорту «Домодедово» ряда лидеров боевиков, в том числе Доку Умарова и Аслана Бютукаева, известного как амир Хамзат, сообщил сегодня официальный представитель СК РФ Владимир Маркин. Напомним, теракт 24 января в московском аэропорту «Домодедово», который унес жизни 37 человек, стал самым крупным террористическим актом (по количеству жертв) в аэропортах мира. Его устроил, как установило следствие, смертник – 20-летний житель селения Али-Юрт Назрановского района Ингушетии Магомед Евлоев. По словам Маркина, по уголовному делу следователями СК РФ вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемых в отношении активных членов незаконных вооруженных формирований, в том числе Умарова и Бютукаева. Кроме того, вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемых в отношении Адама Ганижева, Ислама Евлоева и Аслана Цечоева. Аслан Цечоев был убит в селении Верхний Алкун Сунженского района Ингушетии в ходе спецоперации 28 марта 2011 г. Также в ходе спецоперации в Сунженском районе Ингушетии убиты 17 предполагаемых боевиков, задержаны еще двое… Ответственность за организацию теракта взял на себя лидер боевиков Северного Кавказа Докку Умаров. Теракт в «Домодедово» он называет ответом на «преступления России на Кавказе». 8 февраля Магасский суд Ингушетии арестовал брата и сестру Магомеда Евлоева Ахмеда и Фатиму, а также 23-летнего жителя села Али-Юрт, друга Магомеда Евлоева – Умара Аушева. Позже был задержан арестован еще один подозреваемый в организации теракта – житель Ингушетии Башир Хамхоев.


Докку Умаров, лидер международной террористической организации «Кавказский эмират» («Имарат Кавказ»), всей своей деятельностью преследует одну цель: разрушение России как Федерации, и поэтому 4 марта 2011 г. вновь на сайте «Кавказ-центр» разместил свое агрессивное обращение: «… Так пусть Россия знает, что она находится в состоянии войны с Кавказскими Мусульманами, и что мы наносим ответный удар именно по стратегическим объектам и что такие удары будут и впредь наноситься именно по стратегическим объектам! Каждый человек должен знать – война есть война, и у войны есть свои методы, хорошие они или плохие…» (1).

17 мая 2011 г. на том же сайте Д. Умаров вновь откровенно и цинично угрожал территориальной целостности Российской Федерации: «… Другое дело, что из-за потерь мы вынуждены исправлять наши планы, менять тактику на местах. Однако это не значит, что определенное затишье в Ингушетии, к примеру, говорит о подрыве позиций моджахедов… В одном месте активность моджахедов может быть уменьшена по тактическим соображениям, а в другом – усилена. В Нальчике может быть затишье, а во Владивостоке нанесен крупный диверсионный удар. Мы рассматриваем Имарат Кавказ и Россию как единый театр военных действий… Прошли времена, когда мы хотели отделиться и мечтали построить свой маленький чеченский Кувейт на Кавказе… Теперь мы знаем, что должны не отделяться, а должны объединяться со своими братьями по вере. Мы должны отвоевать Астрахань, Идель-Урал, Сибирь исконные мусульманские земли. А после, иншааЛла, разберемся и с московским улусом…» (2). Это не были голословные угрозы совершения террористических актов.

Вечером 3 мая 2012 г. произошел двойной террористический акт, совершенный «смертниками» в Махачкале на трассе Астрахань-Махачкала: 13 погибших более 100 раненых (3).

10 апреля 2012 г. директор ФСБ России Александр Бортников на заседании Национального антитеррористического комитета сообщил о том, что с января по апрель 2012 г. было возбуждено и переквалифицировано из ранее возбужденных 213 уголовных дел по признакам преступлений террористической направленности. Осуждено 46 человек, в том числе к пожизненному лишению свободы Ганиев и Амирханов – бандиты, участвовавшие в вооруженном нападении на Назрань
в июне 2004 г., а также Магомедов и Ахмедов – организаторы и участники теракта у здания отдела полиции в Кизляре в марте 2010 г., где погибли 39 полицейских. Предотвращено 22 преступления террористической направленности на территории России (4).

Решением Никулинского районного суда г. Москвы от 12.09.2011 требования заместителя прокурора Российской Федерации В. Гриня удовлетворены в полном объеме.


(1) Предупреждение Амира ИК Докку Абу Усмана в связи с реакцией кафиров на Шахидскую операцию в Домодедово. Время публикации: 4 марта 2011 г., 21:27.   kavkazcenter.com/russ/content/2011/03/04/79751.shtml. 18.10.2011.
(2) Амир Докку Абу Усман о бин Ладене, Имарате Кавказ и потерях моджахедов. Время публикации: 17 мая 2011 г., 00:01. kavkazcenter.com/russ/content/2011/05/17/81607.shtml. 18.10.2011.
(3) Названы организаторы двойного теракта. Дни.ру 04.05.2012 12:21:52. К крупнейшему теракту возле поста полиции «Аляска-30» в Дагестане, предположительно, причастны боевики так называемой махачкалинской группировки. nak.fsb.ru/nac/media/review/antiterror/detail.htm! id%3D10289669%40cmsArticle%26m%3Dv.html. 12.05.2012.
(4) Спецслужбы предотвратили 22 теракта в России с начала 2012 г. ria.ru/defense_ safety/20120410/622290301.html. 26.04.2012. По данным Директора ФСБ России в результате принятых органами безопасности и правопорядка мер в России выявлено и ликвидировано более 80 схронов и баз с оружием, обезврежено 106 самодельных взрывных устройств. При оказании вооруженного сопротивления уничтожено 90 боевиков, в том числе 13 бандглаварей. Задержано семь бандитов и 119 их пособников.


После вступления решения суда в законную силу его копия будет направлена в Министерство юстиции Российской Федерации для включения сайта и материалов, размещенных на нем, в федеральный список экстремистских материалов (1).

16 января 2012 г. Председатель Правительства России В. В. Путин в своей статье в газете «Известия» написал так: «… Но фактом остается то, что в 1999 году, когда я стал Председателем Правительства, а затем и Президентом – наше государство находилось в состоянии глубокого системного кризиса. И именно та группа единомышленников, которую суждено было сформировать и возглавить автору этих строк, опираясь на поддержку абсолютного большинства граждан, на национальное единение вокруг общих задач – вывела Россию из тупика гражданской войны, переломила хребет терроризму, восстановила территориальную целостность страны (как Федерации. А.П.) 2 и конституционный порядок, возродила экономику и обеспечила на протяжении 10 лет один из самых высоких в мире темпов экономического роста и повышения реальных доходов наших людей…» (3).

Наряду с понятием «федеральная безопасность» есть устоявшееся понятие «национальная безопасность». Понятие «национальная безопасность» – состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства 4. В данном определении понятие «национальная безопасность» является более широким, так как включает устойчивое развитие России как Федерации, т. е. «федеральную безопасность».


(1) По требованию заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Виктора Гриня суд признал экстремистским сайт «Кавказ-Центр». 12.09.2011. genproc.gov.ru/news/news-73213/. 24.04.2012. По указанию заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Виктора Гриня управление по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Генпрокуратуры России направило в суд заявление о признании экстремистскими материалами сайта «Кавказ-Центр» –kavkazcenter.com, его т. н. «зеркал» kavkaz.tv, kavkaznews.com, kavkaz.org.uk, kavkazcenter.com, kavkazcenter.net, kavkazcenter.info, а также статей «Это их цивилизация», «В Беслане вспомнили про письмо Шамиля Басаева Владимиру Путину», «Джамаат «Шариат» обещает атаковать Сочи и синагогу в Шамилькале», «Дагестанский Фронт: Джихад продолжается» и ограничении доступа к ним. В ходе судебного рассмотрения доводы прокурора нашли свое подтверждение. Установлено, что на сайте kavkazcenter.com для доступа неограниченного круга лиц размещены публикации указанных статей, в которых содержатся призывы к осуществлению экстремистской деятельности, угрозы совершения террористических действий и оправдывается осуществление этой деятельности, а также пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по принципу религиозной и расовой принадлежности. Согласно выводам лингвистического исследования специалистов Центра специальной техники Института криминалистики в текстах статей содержатся высказывания, направленные на возбуждение межнациональной и религиозной розни, а также содержатся угрозы совершения террористических действий, оправдывается осуществление террористической деятельности.
(2) Выделено автором статьи.
(3) Статья Председателя Правительства России В. В. Путина в газете «Известия» 16 января 00:01. premier.gov.ru/events/news/17755/. 24.01.2012.
(4) Статья 2444. Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 утверждена Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. Собрание законодательства РФ. – 2009. – № 20.


С учетом положений Стратегии национальной безопасности России до 2020 г. и в качестве меры законодательной поддержки для ее реализации был разработан, внесен Президентом Российской Федерации в Государственную Думу Федерально го Собрания Российской Федерации, принят и 29 декабря 2010 г. вступил в силу (1) Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» (2).

Принятие Федерального закона после утверждения Стратегии позволило увязать содержащиеся в ней современные подходы и взгляды на обеспечение национальной безопасности с нормами закона 3. Видимо, следует признать, что понятие «национальная безопасность» следует раскрывать не строго этимологически, а в широком смысле – с учетом того содержания, которое в него вкладывается принятой в России правовой базой и государственными органами (в том числе Федеральным Собранием Российской Федерации, Президентом России и т. д.). Нужно сказать, что понятие «национальная безопасность» в широком смысле прочно вошло не только в научный, но и в юридический оборот и активно употребляется законодателем (4).

Даваемые учеными определения понятия «национальная безопасность» значительно разнятся. Соединив понятие безопасности, данное в Законе РФ «О безопасности», и понятие национальной безопасности, можно вывести новое синтетическое определение национальной безопасности: «состояние защищенности жизненно важных интересов многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации» (5).

По мнению В. В. Мамонова, целесообразным является «… использование учеными и практиками вместо термина «национальная безопасность» понятия «федеральная безопасность», поскольку, во-первых, Россия является многонациональным федеративным государством, в котором многие субъекты образованы по национальногосударственному (республики) и национально- территориальному (автономная область, автономные округа) принципам, а во-вторых, если рассматривать термин «нация» как синоним понятия «государство», то получается, что национальная безопасность тождественна государственной безопасности…» (6). Из философского справочника усматривается, что на.ция (от лат. natio – племя, народ) – социальноэкономическая, культурно-политическая и духовная общность индустриальной эпохи (7).


(1) Российская газета. – 2010. – № 295.
(2) Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 1. – Ст. 2.
(3) Совершенствование правовой базы обеспечения национальной безопасности в Российской Федерации. Самородов Николай Михайлович, генерал-майор юстиции, почетный работник прокуратуры Российской Федерации. // Конституционное и муниципальное право. – 2011. – № 5.
(4) Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 29 сентября 2004 г. № 295-СФ «О неотложных мерах по противодействию терроризму, законодательных предложениях Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по обеспечению безопасности граждан и укреплению национальной безопасности Российской Федерации»//Собрание законодательства РФ. 2004. № 40. Ст. 3889; постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 сентября 2004 г. № 955-IV ГД «О первоочередных задачах по обеспечению безопасности граждан Российской Федерации, национальной безопасности Российской Федерации в условиях активизации деятельности международного терроризма на территории Российской Федерации»//Собрание законодательства. – 2004. – № 39. – Ст. 3837; постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 17 сентября 1999 г. № 378-СФ «О положении на  Северном Кавказе и о принимаемых федеральными органами государственной власти мерах в связи с возникновением угрозы национальной безопасности Российской Федерации»//Собрание законодательства. –1999. –№ 39. –Ст. 4577; и т. д.
(5) Кирьянов А. Ю. Общая характеристика понятия «безопасность». Подходы к определению и виды. – 2010. juristlib.ru/book_6727.html. 14.04.2012.
(6) Мамонов В. В. Конституционные основы национальной безопасности России. – Саратов: Изд-во Саратовского университета – 2002. – С. 20.
(7) Терешкович П. В. Нация. Философский справочник.filosofiya.su/word/naciia.htm. 23.04.2012.


Существуют два основных подхода к пониманию нации: как политической общности граждан определенного государства и как этнической общности с единым языком и самосознанием. В международном праве является синонимом национального государства (1).

Но не все национальные государства являются федерациями. В Российской юридической энциклопедии указано, что по структуре и в зависимости от степени равноправия составных частей различают федерации симметричные – с однопорядковыми субъектами (Австрия, Германия ОАЕ и др., юридически таковыми были СССР, СФРЮ, ЧСФР) и ассимитричные – с  разностатусными и различными видами субъектов (РФ, Швейцария») (2).

Наша позиция основывается на том, что термины «национальная безопасность» и «федеральная безопасность» не являются синонимами. Термин «федеральная безопасность» обозначает в первую очередь безопасность государства именно как Федерации.

Правовую основу обеспечения федеральной безопасности составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, федеральные конституционные законы, Федеральный закон «О безопасности», другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации.

Содержание деятельности по обеспечению федеральной безопасности включает прогнозирование, выявление, анализ и оценку угроз федеральной безопасности; определение основных направлений государственной политики и стратегическое планирование в области обеспечения федеральной безопасности; правовое регулирование в области обеспечения федеральной безопасности; разработку и применение комплекса оперативных и долговременных мер по выявлению, предупреждению и устранению угроз федеральной безопасности, локализации и нейтрализации последствий их проявления; применение специальных экономических мер в целях обеспечения федеральной безопасности; разработку, производство и внедрение современных видов вооружения, военной и специальной техники, а также техники двойного и гражданского назначения в целях обеспечения федеральной безопасности; организацию научной деятельности в области обеспечения федеральной безопасности; координацию деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления в области обеспечения федеральной безопасности;  финансирование расходов на обеспечение федеральной безопасности, контроль за целевым расходованием выделенных средств; международное сотрудничество в целях обеспечения федеральной безопасности; осуществление других мероприятий в области обеспечения федеральной безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации (3).

В этой связи целесообразно рассмотреть понятие «федеральная служба безопасности» с позиции, используемой разработчиками Федерального закона «О федеральной службе безопасности» в процессе формирования его норм, юридической техники. Прежде всего, можно отметить что, упоминание в наименовании ведомства термина «федеральный» является основным критерием, определяющим его принадлежность к органам государственной власти центрального подчинения, не допускающим создания подобных формирований на уровне как государственных   административно-территориальных образований, так и негосударственных структур и организаций. В юридической литературе в понятие «федеральный» вкладывается указание на осуществление ведомством установленного вида властной деятельности в масштабах Российской Федерации.


(1) ru.wikipedia.org/wiki/Нация. 23.04.2012.
(2) Российская юридическая энциклопедия. – М., 2000. – С. 1030.
(3) Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности».


При этом следует иметь в виду, что во избежание терминологической путаницы, сложившейся в последнее время во многом из-за использования в обороте схожих терминов – «федеральный орган исполнительной власти» и «центральный аппарат», часто воспринимаемых как синонимичные, – термин «федеральный», применяемый в контексте Федерального закона, распространяет свое действие на все органы безопасности в центре и на местах, представляя их в качестве единой централизованной системы (1).

В структуре Генеральной прокуратуры Российской Федерации имеются Главное управление по надзору за исполнением федерального законодательства и Управление по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии   экстремизму и терроризму.

Таким образом, наряду с термином «национальная безопасность» имеет право на существование термин «федеральная безопасность» как состояние защищенности личности в Российской Федерации, России как государства, имеющего федеративное (федеральное) устройство, от внутренних и внешних угроз.

С учетом возможного изменения территорий федеральных округов (СКФО, ЮФО, ПФО) термин «федеральная безопасность» приобретает еще большую актуальность.

По мнению некоторых экспертов (ростовский политолог Виктор Черноус), «… новое районирование должно учитывать реальные экономические связи, которые сложились за последние десятилетия» (2).

Многие эксперты отрицательно оценивали создание СКФО, подчеркивая, что округ в таких границах способствует формированию кавказской «сепаратистской идентичности». Эксперты напоминали, что Северный Кавказ со времен постройки Владикавказской железной дороги в конце XIX в. тяготел к Ростову-на-Дону, и неслучайно Ростов называли «воротами Кавказа» (3).

Существует регионоведение – аналитическая вузовская дисциплина, изучающая внутренние и внешние факторы развития территориальных сообществ (геополитические, географические, экономические, социокультурные, конфессиональные и др.), региональные группировки, страны и их регионы как субъекты международных отношений и глобальной конкуренции. В отличие от географического страноведения оно широко использует системный подход(4).

Если новое районирование федеральных округов проводится с учетом проведенных исследований, на основе научных рекомендаций, с учетом экономического фактора, мнения населения субъектов России и других важных моментов, то это вряд ли вызовет открытые возражения. Главное – не забыть просчитать такую важную составляющую при изменении географии федеральных округов, как «федеральная безопасность», т. е. будут ли способствовать указанные территориальные изменения укреплению федеральной безопасности России как федеративного государства.


(1) Петров М. И. Комментарий к Федеральному закону «О Федеральной службе безопасности» (постатейный) (ст. 1). – М.: «Деловой двор», 2011.
(2) Ремизов Д. Как поделить Россию. На Юге России много шума наделала публикация о планах очередного переформатирования Южного и Северо-Кавказского федеральных округов (ЮФО и СКФО). Эксперты расходятся в оценках достоверности этой информации, однако уверены, что изменения необходимы. rosbalt.ru/federal/2012/04/24/973774.html. 25.04.2012.
(3) Там же.
(4) ru.wikipedia.org/wiki/Регионоведение. 25.04.2012.


Учитывая изложенное, наряду с выражением «преступления террористической направленности (терроризм) – угроза национальной безопасности России» допустимо использование в научной литературе и на практике выражения «преступления террористической направленности (терроризм) – угроза федеральной безопасности России», ибо лидеры и активные участники организованных преступных формирований террористической направленности, включая международную террористическую организацию «Кавказский эмират» («Имарат Кавказ») Д. Умарова и другие террористические организации, признанные таковыми Верховным Судом Российской Федерации(1), преследуют агрессивные цели разрушения федеративной основы России, отторжения субъектов, входящих в Российскую Федерацию, нарушения Конституции Российской Федерации и создания «Великого исламского халифата» от моря до моря. При изменении географии федеральных округов следует руководствоваться не только принципом «не навреди», но и принципом укрепления федеральной безопасности.


(1) Вместе с «Кавказским эмиратом» Д. Умарова всего 19 террористических организаций.


Также по этой теме: