Главная    Интернет-библиотека    Право    Уголовные дела    «Призрак» российского правосудия

«Призрак» российского правосудия

30.09.2016

«Призрак» российского правосудия

Опубликовано в журнале "Советник юриста" №1 год - 2013

Суханов А.А.,
Адвокат

Определением Московского городского суда от 14 мая 2012 г. установлено: Правительство России создало Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий «Л» ФСИН России постановлением № 1331-рс (секретно) от 31 августа 2005 г., переименованное затем в УОДОП. Его задача – подслушивание всех бесед адвокатов с подзащитными в предназначенных для оказания юридической помощи адвокатами кабинетах СИЗО на вмонтированные микрофоны и видеокамеры и фиксация этих бесед в сводках оперативно-технических мероприятий (ОТМ) – «негласная аудиозапись» и «негласное видео-документирование». Его деятельность, как установил суд, к государственной тайне не относится, поскольку нарушает права и свободы человека.

Следовательно, права и свободы человека в России нарушил Председатель Правительства России путем издания обжалуемого постановления.

Например, как следует из копии справки прокуратуры Магаданской обл., сведения о проведении отделом «Л» УФСИН оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) в СИЗО в отношении автора этой статьи (адвоката) хранятся в отделе секретного делопроизводства под грифом «совершенно секретно», что свидетельствует о проведении ОТМ для фиксации бесед адвокатов с подзащитными.

Кроме того, в письме к автору начальник отдела прокуратуры Иркутской обл. Пислегин Р.А. написал: администрация следственного изолятора в целях осуществления надзора может использовать аудио-, видеотехнику, а по заявлению осужденного ему предоставляются свидания с адвокатом наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Следовательно, при отсутствии такого заявления осужденного обстоятельства получения им юридической помощи фиксируются с помощью технических средств прослушивания и становятся известными третьим лицам (сотрудникам УОДОП ФСИН и других оперативно-розыскных подразделений).

Постановление Правительства в средствах массовой информации не публиковалось.

Правительство России нарушило право человека на защиту вследствие издания неопубликованного в СМИ постановления о создании в системе ФСИН подразделения, фиксирующего сведения об обстоятельствах получения арестованным юридической помощи адвоката в нарушение гарантированного права на конфиденциальность получения юридической помощи наедине, вне пределов слышимости третьих лиц, и тем самым обусловливающее возможность неправомерного доступа к сведениям, составляющим охраняемую законом адвокатскую тайну.

Подслушивание УОДОП ФСИН России обстоятельств получения арестованным юридической помощи в кабинетах СИЗО и фиксация полученных сведений в оперативно-служебных документах осуществляются в целях установления причастности его к другим преступлениям, что ставит сторону обвинения и защиты в неравноправное положение и препятствует реализации права на состязательность и равноправие сторон в судопроизводстве.

Теми же действиями попираются положения ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон № 63-ФЗ), установившей отнесение к адвокатской тайне любых сведений, связанных с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Зафиксированные в сводках ОТМ эти конфиденциальные сведения территориальные органы ФСИН направляют в оперативные подразделения ОВД, ФСБ и ФСКН для легализации полученных данных в уголовном судопроизводстве в целях облегчения расследования уголовного дела на основе сообщенных осужденным адвокату данных.

Следствием реализации постановления Правительства является и дискредитация адвокатуры как института гражданского общества, поскольку сообщенные адвокату сведения становятся известными правоохранительным органам, в силу чего утрачено доверие к адвокатуре в целом и к каждому адвокату в частности, поскольку Правительство России создало возможность подслушивания бесед адвоката с подзащитным. Тем самым нарушено гарантированное Конституцией России право каждого человека на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником наедине в условиях конфиденциальности, что гарантировано ч. 1 ст. 48 Конституции России.

Эта норма Основного закона не конкретизирует условий получения юридической помощи. Но эти условия детализированы в нормах национального законодательства и международного права.

Так, п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК РФ установил право осужденного иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально.

Право адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в период его содержания под стражей), регламентировано п. 5 ч. 3 ст. 6 Закона № 63-ФЗ.

Понятие «конфиденциальность» раскрыто в ст. 93 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, согласно которой «свидания заключенного с его юридическим советником должны происходить на глазах, но за пределами слуха сотрудников полицейских или тюремных органов».

Таким образом, норма о конфиденциальности свидания осужденного с адвокатом – это императивный запрет, установленный:
1) на подслушивание обстоятельств оказания адвокатом подзащитному (доверителю)  юридической помощи;
2) на подслушивание обстоятельств получения осужденным юридической помощи защитника.

Изложенное свидетельствует: действующие в официальном качестве власти России не вправе ни при каких обстоятельствах подслушивать и фиксировать в оперативно-служебных документах сведения, сообщенные осужденным защитнику при получении юридической помощи, а также содержание консультации защитника доверителю – такие действия образуют нарушение права на защиту.

Неопубликование вынесенного Правительством России постановления о создании специального технического подразделения, предназначенного для фиксации обстоятельств оказания юридической помощи, обусловило неосведомленность заинтересованных сторон уголовного судопроизводства – обвиняемых и адвокатов – в нарушении их прав и законных интересов и невозможность обжалования этих неправомерных действий в суд.

Тем самым Правительство России нарушило гарантированное ст. 8 Закона № 63-ФЗ право на соблюдение адвокатской тайны, являющейся условием доверия к адвокату. Поскольку из представленных материалов следует, что в следственном изоляторе могут фиксироваться беседы адвоката с подзащитными, это обстоятельство свидетельствует о нарушении права на неприкосновенность сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Решение Правительства, позволяющее тюремным органам произвольно в целях оперативно-розыскной деятельности подслушивать обстоятельства получения осужденным юридической помощи, противоречит вышеприведенным нормам Конституции России, устанавливающим право обвиняемого пользоваться без каких-либо ограничений квалифицированной юридической помощью защитника, поскольку создает возможность бесконтрольного нарушения гарантированного Конституцией России права на защиту в условиях конфиденциальности и на неприкосновенность сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Между тем право на беспрепятственное получение квалифицированной юридической помощи защитника в условиях конфиденциальности за пределами слышимости третьих лиц не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица.

Это право каждого человека, проживающего на территории Российской Федерации, нарушено упомянутым выше постановлением.

Права адвокатов, в том числе и автора публикации, нарушены Правительством России тем обстоятельством, что осуществляющие оперативно-розыскную деятельность органы имеют возможность бесконтрольно нарушать положения п. 5 ст. 6 Закона № 63-ФЗ, декларирующего полномочия адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине в условиях, обеспечивающих конфиденциальность в период содержания его под стражей, вследствие чего эти органы неправомерно получают перечисленные в ст. 8 того же Закона сведения, составляющие адвокатскую тайну, доступ к которым невозможен ни при каких обстоятельствах.

О нарушении права на неприкосновенность к адвокатской тайне свидетельствует и справка из надзорного дела прокуратуры о наличии в материалах секретного делопроизводства справки о результатах проведения в отношении автора публикации в СИЗО оперативно-розыскных мероприятий.

Между тем ни адвокаты, ни их доверители, находящиеся в местах содержания под стражей, не осведомленные о наличии в системе ФСИН России подразделения УОДОП, не имели возможности запросить сведения о подслушивании их конфиденциальных бесед и обжаловать такие действия, что повлекло нарушение их права, гарантированного ст. 45 Конституции России.

В связи с тем, что это постановление не публиковалось, но оно нарушает права человека в России на конфиденциальность оказания адвокатами юридической помощи и на обеспечение неприкосновенности сведений, составляющих адвокатскую тайну, такой нормативный правовой акт подлежит признанию незаконным.

Также по этой теме:





Ранее просмотренные страницы