Главная    Интернет-библиотека    Маркетинг    Конкурентоспособность    Международная конкурентоспособность производителей: факторы, определяющие положение на рынках и конкурентные преимущества (на примере США)

Международная конкурентоспособность производителей: факторы, определяющие положение на рынках и конкурентные преимущества (на примере США)

Международная конкурентоспособность производителей: факторы, определяющие положение на рынках и конкурентные преимущества (на примере США)

Опубликовано в журнале "Маркетинг в России и за рубежом" №1 год - 2002

Емельянов С.В.

старший научный сотрудник Института
США и Канады РАН

 

Последнее десятилетие, проходящее под знаком глобализации, еще более обострили проблемы конкурентоспособности экономики. Глобальное лидерство в ХХI веке – задача, которую ставят себе Соединенные Штаты.

Какова картина конкурентоспособности американской экономики начала ХХI века и каковы условия сохранения США глобального экономического лидерства? Для ответа на этот вопрос применим факторную концепцию конкурентоспособности к анализу некоторых важнейших отраслей американской экономики 1. Отметим также, что в анализе принимались в расчет только факторы внешней по отношению к предприятиям рыночной среды: ни политика государства, ни политика самих предприятий не рассматривались.

При том, что экономика США является высокотехнологичной, значительная часть ее конкурентных преимуществ по-прежнему является ресурсной, т.е. связанной с благоприятными природными условиями ведения бизнеса. На это указывает, например, чувствительность многих отраслей американской экономики к таким факторам мирового рынка, как стабильность спроса на импорт в отраслях инвестиционного комплекса стран-импортеров. Именно инвестиционный комплекс, как известно, является потребителем исходно сырья и продукции низкой степени переработки.

В 1998 экономический рост в США составил 3,9%. Тем не менее, результаты деятельности предприятий добывающей промышленности оказались различными. Так, бум в строительстве спровоцировал дальнейший рост добычи индустриальных минералов (камень, глина, гравий, песок). В то же время увеличивающееся мировое производство металлов негативно повлияло на добычу металлов в США. Экономические потрясения, произошедшие в 1998 году в Азии, Латинской Америке и некоторых странах Европы, спровоцировали падение цен на металлы, что привело к закрытию нескольких американских шахт. США были вынуждены сократить экспорт металлов, так как мировые цены, а также сильный доллар сделали его невыгодным. В то же время импорт значительно возрос. Если физические объёмы добычи в 1998 году по сравнению с 1997 не изменились, то в стоимостном выражении добыча сократилась на 19%. Например, в 1998 году доля США в мировой добыче железной руды составила 6%, при этом 17% внутренней потребности в железе было покрыто за счёт импорта.

Таким образом, продукция США оказалась неконкурентоспособной по цене. Надежду на возобновление прироста спроса даёт только восстановление пострадавших экономик.

Химическая индустрия США - один из ведущих экспортёров, занимает 10% американского экспорта и 13% мирового экспорта химической продукции. Однако в последнее время и в ней намечаются тенденции к росту импорта и сокращению экспорта продукции. Торговый баланс отрасли мог упасть до 8 млрд. долл. Одним из факторов ухудшения положения американских компаний является азиатский финансовый кризис, который сократил спрос в этих странах и тем самым увеличил их экспорт, в том числе и в США.

Основным фактором роста импорта текстильных изделий в США в конце 90-х гг. также явился экономический кризис в странах Юго-Восточной Азии и последовавшая за ним девальвация национальных валют азиатских стран. За счет девальвации последние получили дополнительный выигрыш в цене продукции, которая в долларовом выражении стала ниже, что усилило их позиции как конкурентов американских фирм.

Экспорт, в зависимости от конъюнктуры меняющийся на импорт, характерен для поздней стадии жизненного цикла и является следствием использования (прекращения использования) ресурсных преимуществ.

 

Следует отметить, что ресурсные преимущества – отнюдь не “привилегия” отраслей первичного сектора экономики.

Азиатский финансовый кризис негативно повлиял и на микроэлектронику, хотя в данном случае последствия нельзя назвать катастрофическими. Поскольку некоторые азиатские страны, например Таиланд и Южная Корея, довольно быстро справились с кризисом, объём международных продаж в 1999 году достаточно быстро восстановился. С другой стороны Япония, Индонезия и до некоторой степени Китай всё ещё испытывают трудности и поэтому спрос на электронные компоненты всё ещё невелик.

Даже столь высокотехнологичная отрасль как аэрокосмическая подвержена воздействию сходных факторов. Так, спрос на большегрузные транспортные самолеты, на производстве которых специализируются США, предъявляют страны с растущей экономикой. Экономический спад имеет своим последствием снижение спроса. Так как данный сектор является экспортоориентированным, то динамика производства (и, соответственно, реализации) продукции данной подотрасли определяется состоянием экономик стран-экспортеров. Безусловно, зависимость аэрокосмической отрасли от экономической стабильности у импортеров несколько иного свойства, чем у отраслей первичного сектора, однако она есть, и поэтому преимущества данной отрасли не стоит относить к высокотехнологичном в чистом виде – они, вероятнее всего, смешанные.

О доминировании инновационных преимуществ над сохраняющимися ресурсными свидетельствует другой случай. В 1998 и 1999 гг. ухудшилась мировая экономическая конъюнктура для американских производителей контрольно-измерительных приборов. продукции данной отрасли, что, прежде всего, было связано с азиатским экономическим кризисом. При этом на внутреннем рынке она улучшилась, то есть снижение экспорта было компенсировано не ростом импорта, а ростом национального производства. Здесь, судя по всему, наблюдается “удержание” производителей на ранних стадиях жизненного цикла продукта, поскольку, как известно, американский внутренний рынок открывается (расширяется), в первую очередь, именно для таких товаров.

А вот о производстве фотооборудования и материалов этого же сказать нельзя. В 1998 и 1999 гг. отрасль также переживала спад, выраженный в падении объемов продаж. Прежде всего, это стало следствием азиатского экономического кризиса, так как доля азиатских стран и в производстве, и в потреблении продукции данной отрасли велика. Япония, являясь ведущим экспортером продукции данной отрасли, при этом потеснила США на зарубежных рынках, что при сохранении неизменным внутреннего спроса свидетельствует о том, что инновационные преимущества, преимущества первых стадий жизненного цикла у США удачно перехватывает основной конкурент.

Сходство с фотоиндустрией в отраслевых факторах конкурентоспособности демонстрировала угольная промышленность США. Экспорт угля из США носит колебательный характер. Экспорт угля зависит от сокращения экспорта из других стран или от случающегося повышения предложения собственных. Ожидается падение экспорта угля с 77,2 млн. тонн в 1998 году до 63 млн. тонн в 1999 и 62,7 млн. тонн в 2000 году. Это вызвано конкуренцией со стороны более дешёвых поставщиков, а также сокращение спроса на коксующийся уголь в Азии.

Падение экспорта отрасли в угольной промышленности, так же, как в фотоиндустрии, сопровождается не ростом импорта, а вытеснением американских производителей с прежних рынков конкурентами, которое компенсируется изменением страновой структуры американского экспорта.

Как мы видим, ситуация близка к положению в фотоиндустрии, однако есть и отличие: перевод экспорта на другие региональные рынки – специфическая форма реакции, более прогрессивная по сравнению с ростом импорта, хотя и менее прогрессивная по сравнению с замещением экспорта ростом внутреннего спроса.

Поэтому в данном случае речь идет скорее об успешной политике сохранения имеющихся ресурсных преимуществ, чем об их некомпенсированной потере. Или, другими словами, о продлении жизненного цикла продукта за счет смены региона сбыта, альтернативного прекращению его жизненного цикла (сокращению производства).

 

Следует при этом отметить, что сама возможность политики “продления жизни”, безусловно, определяется наличием в стране запасов природных ресурсов и относительной стоимостью их добычи.

В сравнении с другими источниками энергии уголь является самым дешёвым топливом, что обусловливает его успех на ранке. Однако так можно сказать не про все отрасли.

США почти в состоянии обеспечить себя такими металлами как цинк, свинец, железо и медь. По добыче золота США уступают только ЮАР (366 тонн в год). На объёмы добычи того или иного ископаемого влияет не только наличие залежей на территории страны, но и рентабельность разработки месторождения, а также стоимость транспортировки. Так, сталь, производимая на заводах, расположенных вблизи Великих озёр, производится из отечественной руды. В то же время, предприятия, расположенные на восточном побережье и побережье Мексиканского залива, в основном используют импортную руду.

Разные отрасли добывающей промышленности имеют разные сценарии деятельности на внешнем рынке. Так, если метала в основном импортируются, то неметаллические полезные ископаемые идут на экспорт. США являются чистым импортёром в основном цветных металлов.

Сходные признаки определяют продуктовую специализацию США в сельском хозяйстве: страна не производит в значительных объёмах определённые виды продукции (чай, кофе, бананы и т.п.), спрос на которую значительно возрос; стоимость некоторых продуктов, произведённых в других странах мира, намного меньше, в силу региональной специфики либо дешёвой рабочей силы.

В конец 90-х гг. расширился ассортимент продукции, поставляемой на экспорт, в то же время уменьшилась его специализация. Так, доля 10 наименований продукции, возглавляющих список наиболее экспортируемых товаров, снизилась с 70% в начале 80-х до 56% в начале 90-х. Снижение специализации, расширение ассортимента экспорта может служить косвенным признаком использования искусственных инструментов поддержки экспорта, поскольку либерализация международной торговли, как правило, делает специализацию более значительной.

Зависимость соотношения экспорта и импорта только от наличия и стоимости разработки месторождений свидетельствует о наиболее низком уровне ресурсных преимуществ, соответствующем длительному, но не поддающемуся управлению жизненному циклу продукта.

 

Завершая анализ влияния циклических колебаний на американский экспорт, необходимо отметить, что к низким ресурсным преимуществам стоит отнести и те возможности экспорта, которые зависят от возможностей финансирования продовольственного импорта странами-импортерами. Здесь мы должны различить качество зарубежных рынков сбыта. Если это инвестиционный рынок или претенциозный сектор потребительского рынка, это одно, если это рынок товаров первой необходимости – это другое. Здесь сокращение спроса, неэластичного по цене, вызвано не столько традиционным экономическим циклом, сколько, как правило, системным кризисом экономики страны-импортера. То есть роль самих производителей здесь еще менее значима, чем случае с сырьевым экспортом.

О потере ресурсных преимуществ свидетельствует и положение в американской обувной и кожевенной промышленности.

Естественные условия таких стран-конкурентов, как Китай, Индия, Бразилия (преимущество в поголовье крупного рогатого скота) позволяют им добиваться высоких объемов производства кожи, при этом их социальные условия позволяют им минимизировать издержки производства и, таким образом, составляют их основное конкурентное преимущество.

Однако потеря ресурсных преимуществ американцев в данном случае сопровождается приобретением конкурентных преимуществ иного рода.

Так, американское сельское хозяйство при том, что оно объективно зависит от территориального положения и возможности выращивания тех или иных культур (пород скота), имеет и более высокие, чем ресурсные, преимущества.

Немаловажен факт, что происходит рост доли экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. К ним относят такие виды продукции как мясо, овощи и фрукты (свежие и переработанные), корма, табак, орехи. Напротив, доля поставок объёмных товаров значительно снизилась.

Отмеченные процессы особенно проявились с начала 80-х годов. Так, доля пшеницы сократилась с 17% в 1985 году до 8% в конце 90-х, кукурузы с 18 до 11%, сои с 16 до 10 %. С другой стороны, за указанный период доля мяса крупного рогатого скота в сельскохозяйственном экспорте страны выросла в 5 раз, свежих овощей - почти в 3, фруктов в 2 раза, орехов - на 75%.

То есть можно говорить о том, что изменение структуры экспорта в пользу продуктов более высокой степени переработки может служить свидетельством повышения уровня конкурентных преимуществ – технологическом совершенствовании у производителя.

 

Признаки перехода на более высокий уровень конкурентных преимуществ обнаруживаются и в обувной и кожевенной промышленности.

Производство обуви – крайне трудоемкий процесс. Это побудило американских производителей к переносу производственных мощностей в страны с более дешевой рабочей силой. Так как оборудование для производства подобной продукции не требует существенных капиталовложений, то перенос производства из одной страны в другую не является трудной задачей. Другими словами, производство обуви характеризуется высокой мобильностью.

Таким образом, мы имеем здесь пример приобретения преимуществ типа “движение инвестиций”, причем этому способствует не столько высокая капиталоемкость заграничных производств (а именно дефицитность капитала побуждает производителей импортировать его из-за рубежа), сколько мобильность капитала отрасли. Обратим внимание на это явление: в дальнейшем анализе мы еще неоднократно вернемся к роли мобильности производственных ресурсов в процессе реализации международных конкурентных преимуществ американскими фирмами.

 

Впрочем, не стоит преуменьшать и значимость факторов, традиционно определяющих целесообразность экспорта капитала.

Норма рентабельности некоторых видов продукции в американской микроэлектронике столь мала, что только очень большие объёмы продаж позволяют получать прибыль достаточную для ведения бизнеса. Другие товары (оборудование по производству полупроводников) имеют высокую норму прибыли, но при этом они востребованы в гораздо меньших объёмах. В силу вышеуказанных причин компании данной отрасли конкурируют не только за рынки сбыта, но и за рынки труда. Такие страны как Южная Корея, Малайзия, Мексика и Сингапур уже много лет являются полигонами для сборочных и тестовых производств американской промышленности. Кроме того, в поисках дешёвой, но квалифицированной рабочей силы компании вышли на такие страны как Коста-Рика и Таиланд.

Обратим при этом снимание так же на то, что в случае с микроэлектроникой, в отличие от обувной и кожевенной промышленности мы сталкиваемся с весьма коротким жизненным циклом продукта. Мода, безусловно, оказывает свое влияние на потребление обуви и ее жизненный цикл. Однако здесь сохраняются консервативные устойчивые сегменты рынка, отражающие стильное классическое направление. Это “удлинняет” жизненный цикл отрасли. В случае же с микроэлектроникой обновление происходит кардинальное и всеобщее: радиоламповые приемники теперь покупают разве только для коллекций. В микроэлектронике жизненный цикл продукта порой составляет не более 18 месяцев. Краткость жизненного цикла – второй фактор (после мобильности капитала), “подталкивающий” экспорт капитала трудоемких отраслей (производств) из США в страны с дешевой рабочей силой. Таким образом, мы приходим к важному выводу: соотношение “длительность жизненного цикла товара отрасли/мобильность капитала отрасли” – своего рода рукоятка рычага экспорта капитала, плечо которого – соотношение “трудоемкость процесса/ стоимость рабочей силы в разных странах”.

Положение текстильной отрасли США отличается от положения в двух последних рассмотренных отраслях. Здесь и капитал не столь мобильный, как в обувной, и жизненный цикл не так короток, как в микроэлектронике. То есть ситуация, близкая к описанным выше в некоторых сельскохозяйственных производствах и отраслях добывающей промышленности. Низкая стоимость рабочей силы в Китае и в Латинской Америке и, соответственно, низкие издержки фирм-конкурентов, связанные с привлечением дешевой рабочей силы, стимулирует сокращение экспорта американских товаров и рост импорта. Однако следует отметить неоднозначность природы импорта в данной отрасли:

  • Импорт из Мексики и других стран НАФТА, по большому счету, поддерживается самими американцами, так как 2/3 всей произведенной в этих странах одежды сделано из американских компонентов;
  • Импорт из азиатских стран “самодостаточен”, так как при производстве используются местные, “азиатские” компоненты (сырье и материалы).

Таким образом, здесь мы сталкиваемся с еще одним фактором, определяющим возможность вывоза капитала и еще одним уровнем конкурентных преимуществ. Роль начинает играть территориальная и культурная близость стран – потенциальных импортеров капитала. При этом вполне можно проранжировать данные факторы по уровню адекватных им конкурентных преимуществ: мобильность капитала определяет наиболее низкий уровень преимуществ типа “движение инвестиций”. Короткий жизненный цикл связан уже не столько с движением инвестиций, сколько с движением инноваций, поэтому здесь мы имеем дело с преимуществами смешанного типа. Наконец, низкие культурные барьеры на пути движения капитала свидетельствуют, на наш взгляд, о самом высоком уровне конкурентных преимуществ типа “движение инвестиций”, смешанном уже не столько с инновационной составляющей, сколько с движением коллективных человеческих ресурсов.

 

Постоянно меняющееся соотношение факторов “мобильность/жизненный цикл/культурные барьеры”, “трудоемкость/стоимость труда” характерно для производства запасных частей к автомобилям.

Американские производители автозапчастей подвергаются жесткой конкуренции со стороны зарубежных производителей, чьи маркетинговые стратегии ориентированны на глобальную конкуренцию, что автоматически подразумевает конкуренцию с американскими производителями. Конкуренция со стороны зарубежных производителей может быть двух основных видов – либо конкуренция со стороны импортных поставок автозапчастей, произведенных в других странах, либо конкуренция со стороны продукции, произведенной американскими филиалами зарубежных производителей.

Главным конкурентом американских фирм, безусловно, выступают японские компании (канадские и мексиканские компании, хотя и лидируют по внешнеторговому обороту с США не могут считаться конкурентами, так как в основе своей самими же США и контролируются). Здесь нельзя не отметить, что США имеют отрицательный торговый баланс с японскими производителями, причем импорт автозапчастей из Японии более чем в 5 раз (по данным и за 1997, и за 1998 гг.) превысил американский экспорт в Японию.

Кроме того, японские фирмы конкурируют с американскими и на мировых рынках – главным образом, на азиатском, причем на этом стратегически важном рынке позиции японских фирм исторически сильнее, так как становление автомобильной промышленности с странах Юго-Восточной Азии связано с деятельностью японских фирм на их территории.

В данном случае речь идет об отрасли, конкурентная борьба за рынки продукции и капитала которой весьма остра, что означает постоянный передел этих рынков и невозможность однозначной классификации конкурентных преимуществ американских производителей. Движение инвестиций в данном случае тесно переплетается с движением инноваций, поскольку быстрота обновления моделей и модификаций автомобилей становится столь же важным фактором конкурентной борьбы, сколь и географическое размещение производственных переделов по критерию минимизации издержек. А с учетом различий в культурных барьерах (у США в лице Латинской Америки пока нет столь же динамичного партнера по кооперации и рынка сбыта, каким у Японии является Юго-Восточная Азия), на движение инвестиций и движение инноваций здесь явно накладывается и движение коллективных человеческих ресурсов.

 

Сходная ситуация характерна и для производства компьютерного оборудования.

Вялость внешних рынков, особенно Азии, привела к сокращению американского экспорта компьютерной промышленности на 8.5 % ($21.2 миллиарда) в 1998 году. Это было первое фактическое понижение экспорта с 1990 года. Импорт компьютерного оборудования составил $ 44 миллиардов в 1998 году. Произошло снижение на 2.1 % от уровня 1997 года. В США импорт продолжает опережать экспорт, показывая дефицит торговли компьютерным оборудованием, который достиг $ 22.8 млрд. в 1998 году. Это был первый раз, когда общий дефицит был больше экспортного значения в этом году. Последнее свидетельствует, помимо прочего, о том, что США и здесь уступают Японии как страна базирования, поскольку, если рассматривать их вместе с партнерами по НАФТА, а Японию – с дружественными странами Юго-Восточной Азии. Емкость основного рынка сбыта НАФТА (США как страна базирования и Мексика как страна размещения капитала) значительно ниже, чем емкость рынков азиатских производителей компьютерного оборудования (Япония как страна базирования, Тайвань, Гонконг, Сингапур как страны базирования капитала).

В фармацевтике, являющейся, по официальной классификации, высокотехнологичной отраслью, также наблюдается эксплуатация смешанных инвестиционно-инновационных преимуществ. Импорт лекарств в США растёт быстрее экспорта. Это связано с вывозом капитала отрасли в страны с благоприятной средой для ведения НИОКР (обратим внимание – уже не обязательно – дешевой рабочей силой!). “Как известно, из 27 ведущих ТНК, принадлежащих США, 6 занимаются химией и фармацевтикой”

Существуют тенденции, которые позволяют говорить о преобладании в отраслях американской экономики факторов, связанных с движением инноваций в чистом виде. Эти факторы представлены инновационными составляющими спроса на продукцию американских производителей. В первую очередь, к ним стоит отнести все факторы внутреннего спроса американцев. И теория жизненного цикла продукта, и теория международной конкуренции М.Портера не отрицают того факта, что путь нововведения на мировой рынок начинается с освоения рынка внутреннего, поскольку сам факт нововведений изначально привязывается к предощущению фирмами-инноваторами потребностей, которые могут быть реализованы в спросе, именно со стороны внутренних потребителей. Об этом мы уже упоминали выше, анализируя тенденции замещения экспортного спроса внутренним в отрасли производящей контрольно-измерительные приборы и оборудование.

Подобные же тенденции были характерны для текстильной промышленности, спрос в которой сильно зависит от демографических тенденций. Структура и объем внутренней торговли продукцией отрасли изменились в связи со старением населения и повышением платежеспособности подростков. Повысились оптовые и розничные цены, причем динамика оптовых цен (с 1996 по середину 1999 - 3%) выше динамики розничных (2% за тот же период). Таким образом, внутренняя динамика оказывается поддерживающей для американских производителей, и именно она может быть классифицирована как реализация конкурентных преимуществ типа “движение инноваций”, поскольку противодействующие тенденции (азиатский импорт в США) ориентированы на секторы американского рынка, эластичные по ценам в большей степени, чем по качеству и новизне.

Мировая автомобильная промышленность характеризуется двумя основными тенденциями: интенсификацией конкуренции и повышением глобализации. Возросшая внутренняя конкуренция побуждает производителей улучшать качество выпускаемой продукции и совершенствовать технологию, снижать производственные издержки и выходить на мировой рынок. Таким образом, внутренняя конкуренция переносится на международный уровень.

Условия США как нельзя лучше подходят для размещения предприятий данной отрасли вследствие уникальных качественных и количественных характеристик американского рынка автозапчастей. С одной стороны, США - крупнейший автопроизводитель в мире, а, следовательно, и потребитель автозапчастей. С другой стороны, потребительский спрос на автомобили в США очень велик, число автомобилей также велико, что задает большой объем рынка послепродажного обслуживания автомобилей, что в свою очередь также определяет высокий объем спроса на автозапчасти.

Емкий внутренний авторынок США определяется, в первую очередь, высоким уровнем доходов и, соответственно, высокой покупательной способностью граждан США, хотя при этом нельзя не отметить снижение уровня дохода жителей США по отношению к стоимости автомобилей (так, в 1973 г. среднему американцу для покупки автомобиля была необходима сумма, эквивалентная семейному заработку за 17,5 недель, к 1994 г. данный показатель возрос до 25,0 недель, к 1998 г. снизился до 23,6 недели). За высоким уровнем доходов, в свою очередь, стоит высокая квалификация рабочей силы (имеющая своей обратной стороной высокую ее стоимость).

Важно отметить, что за промежуточным внутренним спросом, в дальнейшем перестающем в экспорт, также обязательно должна состоять должна инновационная составляющая.

 

Высокий объем затрат на НИОКР в разных отраслях экономики США формирует спрос на измерительные и аналитические приборы, необходимые для проведения НИОКР. Высокий уровень развития и высокий уровень финансирования фундаментальной науки также способствует предъявлению дополнительного объема спроса на продукцию данной отрасли. Признанное мировое лидерство США в области информационных технологий создает необходимую технологическую базу для развития данной отрасли (на том основании, что важнейшей мировой тенденцией в данной отрасли является интенсификация использования информационных технологий и программного обеспечения в аналитических и измерительных приборах различного назначения).

В новом тысячелетии, компьютерные фирмы, специализирующиеся на оборудовании, ожидает множество трудностей, например, короткие жизненные циклы программ, высокая стоимость разработок, однако эти трудности являются обратной стороной возможного успеха.

Сильный внутренний спрос помог вырасти объему продаж американского компьютерного оборудования почти на 9 % в 1997, по сравнению с 1996 г., и достичь $84.3 млрд. В 1998 году американский рынок компьютерного оборудования вырос еще на 9 % по сравнению с предыдущим годом и был оценен в $ 116 миллиардов. Ожидалось увеличение на 6 % с достижением $ 123 миллиардов к концу 1999 года.

Другими словами, для реализации конкурентных преимуществ типа “движение инноваций”, внутренний рынок должен наполняться продуктами с коротким жизненным циклом.

 

Следует сделать особый акцент на значении внутреннего рынка в случае реализации инновационных конкурентных преимуществ. В принципе, любая внутренняя деловая активность способствует экспорту. Практически все анализируемые отрасли зависят от положения дел в отраслях, сопряженных по технологии, т.е. от состояния дел в т.н. кластере.

Об эксплуатации инновационных конкурентных преимуществ свидетельствует такой процесс, как привлечение из-за рубежа квалифицированной рабочей силы. Поскольку в США по-прежнему высокие объёмы производства высокотехнологичного, высокозатратного, но и высокорентабельного производства электронных компонентов, данная индустрия сталкивается с острой нехваткой специалистов соответствующей квалификации: инженеров-электронщиков, программистов и т.д., что побуждает США снижать миграционные барьеры для иностранных специалистов.

В целом в экономике США ощущается нехватка 200-400 тыс. квалифицированных рабочих и специалистов. По прогнозам Министерства труда, в ближайшем десятилетии эта цифра превысит 1,3 млн. вакансий, в то время как система подготовки квалифицированных рабочих кадров не справляется с возрастающими потребностями промышленного сектора экономики. По оценкам экспертов министерства образования США, в 1992 г. более 40% взрослого американского населения были функционально неграмотными людьми.

Возможность импорта рабочей силы без возмещения затрат на ее воспроизводство активно используется США. Высокое качество воспроизводства рабочей силы за рубежом при гораздо более низком качестве ее эксплуатации, таким образом, является условием развития инновационных конкурентных преимуществ США.

Важнейшим фактором, указывающим на эксплуатацию инновационных конкурентных преимуществ американских производителей, становится зависимость их положения на мировом рынке от инновационной активности конкурентов. С 70 годов японские фирмы переключились с использования закупаемых лицензий на разработку собственных фундаментальных программ. Вскоре Япония начала активно теснить США в области научно-технических достижений и к настоящему времени из технологически отсталой и зависимой страны превратилась в развитое в научно-техническом отношении государство, лидирующее в ряде передовых областей, таких, как биотехнология, волоконная оптика, лазерная техника, интегральные схемы и т.п. Один из методов конкурентной борьбы японских фирм — быстрая смена моделей. Период разработки новой продукции у них короче, чем в США.

Совершенно новый тип конкурентных преимуществ позволяют создать дистанционные информационные технологии, резко снижающие или вообще убирающие информационные барьеры между странами. Так, вынос рабочих мест за пределы компаний – в другие страны – создает дополнительный спрос на информационные интернет-услуги, что не только сообщает инновационную волну роста в отраслях-экспортерах рабочих мест и в отрасли информационных услуг, но и позволяет американским налогоплательщикам сэкономить на социальных расходах на рабочую силу, нанимаемую по такой дистанционной схеме.

Развитие информационных технологий позволяет взвинтить международный обмен производственными ресурсами. прежде всего, нематериальными, поскольку позволяет как увеличить мобильность этих ресурсов, так и снизить жизненный цикл любого продукта, в стоимости которого сколько-нибудь значительную часть составляют эти нематериальные ресурсы.

С одной стороны, снижение информационных барьеров позволяет США повысить иммиграционные барьеры даже для высокопрофессиональных иностранных специалистов. С другой, страна объективно становится заинтересованной в создании приемлемых условий жизни за рубежом, а не только внутри страны.

Конкурентные преимущества типа “движение человеческих ресурсов”, таким образом, можно без особой натяжки назвать глобальными конкурентными преимуществами, тесно связанными с процессами глобализации, в центре которых и стоят Соединенные Штаты.

 

Ожидаемое увеличение количества пользователей интернета- один из главных факторов, который будет влиять на наращивание преимуществ данного типа . В конце 1998 г. было более чем 150 млн. пользователей интернет, а в 1996 г. - только 61 млн. Количество пользователей во всем мире, согласно прогнозам, выросло более чем в два раза и составило 320 млн. чел. на конец 2000 года, а в 2005 году превысит 720 млн. чел. В 1998 году в Соединенных Штатах было около 76.5 млн. пользователей, или около половины общемировой численности пользователей. Это число достигнет более 207 млн. к 2005 году и составит уже только 29 %.

Другой существенный фактор наращивания данных конкурентных преимуществ – упоминавшийся выше растущий интерес к электронной торговле в частных и общественных секторах. Количество пользователей, которые купили или продали товары по интернету, составило 142 млн. в 1998 году. К концу 1999года это число приблизилось, по прогнозам, к 200 млн., а в 2003 г. превзойдет 500 миллионов. Рост дистанционной сферы услуг – еще одно перспективное поле роста международной конкурентоспособности американских производителей.

Наконец, обнаруживались тенденции к использованию американскими фирмами конкурентных преимуществ типа “движение коллективных человеческих ресурсов” и зависимости от эксплуатации этих ресурсов конкурентами. Это проявилось в упоминавшихся уже формировании и преодолении культурных барьеров.

Стоит еще раз вспомнить “раздел” сфер культурного влияния Японии и США (Юго-Восточная Азия и Латинская Америка соответственно) в текстильной отрасли.

Сильна “культурная” конкуренция и производстве запчастей и комплектующих к автомобилям. Несмотря на кризисные события последних лет в финансовой сфере, рынок автозапчастей развивается, главным образом, за счет стран Юго-Восточной Азии и Латинской Амиерики. Данные рынки всегда привлекали внимание, как американских производителей, так и американского правительства. И если рынок стран Латинской Америки был относительно открытым для американцев, то рынок стран Юго-Восточной Азии был менее открыт за счет жесткой внешнеэкономической политики Китая и Южной Кореи, с помощью тарифной политики и иных мер ограничивавших доступ американских производителей на свой рынок (доступ американских производителей на него был осложнен, как в плане экспорта американских автозапчастей, так и в плане возможности размещения филиалов на их территории).

***

Выводы, которые можно сделать из приведенного анализа, таковы.

  1. Круг международных конкурентных преимуществ, эксплуатируемых американскими производителями, весьма разнообразен. Чаще всего при этом невозможно выделить “чистые” типы конкурентных преимуществ.
  2. Традиционные ресурсные преимущества можно классифицировать на несколько групп в зависимости от характера их эксплуатации (потери либо продления разными способами)
  3. Ресурсные преимущества сочетались с инвестиционными, причем варианты этих сочетаний зависят от мобильности капитала отрасли, длительности жизненного цикла ее продукта, высоты информационных и культурных барьеров в частном секторе.
  4. Важную роль в реализации инновационных конкурентных преимуществ играл внутренний рынок.
  5. Наиболее динамичный сектор американской экономики – информационный – создавал возможности для создания и эксплуатации международных конкурентных преимуществ нового типа , связанных с движением человеческих рсеурсов.
  6. Культурные барьеры между странами были и будут в перспективе фактором международной конкуренции, причем значение их будет возрастать вместе с возрастанием степени либерализации мировой торговли.

1. В анализе использованы данные обзоров положения следующих отраслей экономики США: добыча металлов, угля, нефти и газа, химия, сельское хозяйство, микроэлектроника, текстильная промышленность, обувная и кожевенная промышленность, автомобильная промышленность и производство запасных частей к автомобилям, аэрокосмическая промышленность, контрольно-измерительные приборы, фотографические материалы и оборудование, компьютерное оборудование, информационные услуги.

Также по этой теме: